Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Главная > Основы тибетского буддизма > Уровень 4. Углубляем понимание пути > Природа будды как основа для развития ума > Занятие четвёртое: Работа с факторами природы будды

Природа будды как основа для развития ума

Александр Берзин
Москва, Россия, июнь 2010
русский перевод: Евгений Бузятов

Занятие четвёртое: Работа с факторами природы будды

расшифровка аудио
Слушать аудиоверсию этой страницы (1:33)
Today we have our fourth session. We’ve been speaking about Buddha-nature and how, on the basis of this, we can develop ourselves, develop our minds.

Сегодня у нас четвёртое занятие. До этого мы обсудили, каким образом мы можем развивать нашу природу будды – для того чтобы работать над собой и чтобы наш ум развивался.

And although we could develop our minds and our abilities to just improve our ordinary samsaric life – in this lifetime, in future lifetimes –

И хотя мы можем развивать свой ум только для того, чтобы улучшить нашу жизнь в сансаре – эту жизнь или следующие жизни в сансаре, –

and we could improve to the point where we gain liberation,

или мы можем совершенствовать свой ум до того момента, когда мы достигнем освобождения,

but here we’re emphasizing how we can improve ourselves in order to achieve the enlightened state of a Buddha.

тем не менее, здесь мы делаем упор на том, как улучшить себя, или как стать лучше, для того чтобы достичь состояния будды.

And we spoke about the actual Buddha-nature factors, and we saw that there are many of these. They’re called the family-traits or the features – of everybody, since everybody belongs to the family of those who could become a Buddha.

И мы говорили о факторах природы будды, а именно о семейных особенностях, то есть о чертах всех существ, которые принадлежат к семейству будды, другими словами, всех, кто может достичь состояния будды, – здесь речь идёт обо всех существах.

And, among those factors, we saw that we can include the nature of the mind itself. Remember, we’ve been talking about mental activity.

И когда мы говорим об этих факторах, мы сюда можем включить природу самого ума. И когда мы говорим об уме, мы имеем в виду умственную деятельность.

And we speak in terms of the conventional nature of mental activity, that it’s giving rise to various mental holograms of objects, and that is what it means to cognize them. It’s a cognitive engagement without some separate “me” doing it or watching it.

Обусловленная природа ума – это, как мы говорили, появление видимостей (умственных голограмм) и познание этих видимостей, познавательная вовлечённость. И причём этот процесс происходит без «я», которое было бы отдельно от него.

And we also looked at the deepest nature of this mental activity, which is its voidness, its lack of existing in any sort of impossible way.

И мы говорили о глубочайшей природе ума, а именно о его пустотности – о том, что он не существует никакими невозможными способами.

So this mental activity doesn’t just exist isolated by itself,

Умственная деятельность не существует изолированно от всего остального, сама по себе,

frozen in some sort of situation of being inadequate,

как будто мы заморожены в какой-то ситуации и непременно будем неадекватны.

but as it goes on from moment to moment to moment, then it can be involved with many, many different things – give rise to many different types of mental holograms and be cognitively engaged with them in many, many different ways.

Вместо этого наша умственная деятельность меняется от момента к моменту и она состоит из множества-множества вещей. У нас появляются умственные голограммы разнообразных объектов, эти объекты в каждый момент времени могут быть разными.

This mental activity has with it many features.

У этой умственной деятельности есть множество черт, особенностей, свойств.

It has primary consciousness, we saw, and many mental factors that go together with it.

Как мы видели, оно состоит из первичного сознания и умственных факторов, которые сопровождают его.

And among these mental factors there are some which are just part of the mechanism, in a sense, of how we engage with objects:

И среди этих умственных факторов некоторые являются частью того механизма, с помощью которого мы взаимодействуем с объектами.

Urges; so we could have urges toward something constructive. And intention; we could have intention to be of some benefit.

Например, побуждение: у нас может возникать побуждение сделать что-либо созидательное; или намерение: у нас может быть намерение помочь другим.

Attention; we could pay very strict attention. We could be mindful and hold onto these constructive things. Wecould have mental stability with them.

У нас может быть внимание: мы можем обращать внимание, больше или меньше, на объект. У нас может быть памятование, с помощью которого мы удерживаем объект и не даём ему исчезнуть; и сосредоточенность, благодаря которой мы пребываем на объекте.

We can distinguish between what something is and what it isn’t; and with discriminating awareness we can gain more certainty about that,

С помощью такого фактора, как различение, мы можем отличать одно явление от другого, а распознающее осознавание прибавляет уверенность – у нас появляется уверенность, правильно мы различили или нет.

which leads us to understanding things.

И этот механизм ведёт нас к пониманию явлений.

These are part of the mechanism that we all have with our mental activity.

Всё это части того механизма, который у нас есть, то есть умственной деятельности.

So we can use this;

И мы можем им пользоваться.

we need to use these tools. Remember, this discriminating awareness in other systems is referred to as our intelligence.

Нам важно пользоваться этими факторами. Например, в других системах распознающее осознавание также называют интеллектом.

In fact, that’s one of the – the most important factor of having a precious human rebirth, or a human rebirth in general, is that we have intelligence, more intelligence than animals. We can use it; it’s important to use it.

Отличительная особенность нас, людей, которые родились с драгоценным человеческим телом или просто в обычной человеческой жизни, – в обоих случаях нам очень важен интеллект, поскольку именно он отличает нас от животных. Поэтомуважноимпользоваться.

And we saw that there are all sorts of constructive mental factors that we all have, a sort of innate feature of this mental activity.

И есть разнообразные созидательные умственные факторы, которые являются характеристикой, чертой этой умственной деятельности.

So these are part of the good qualities, we would say, of our mental activity. It’s also an aspect of these family-traits, these Buddha factors – Buddha-nature.

Это положительные качества, достоинства нашей умственной деятельности, которые мы также относим к факторам природы будды, то есть к этим семейным особенностям.

So: perseverance, and equilibrium, and patience, etc. There’s a huge list, besides just the standard eleven that we find in Asanga’s presentation –

В объяснении Асанги их одиннадцать, но мы можем добавить туда и значительно больше факторов, таких как терпение, усердие или умиротворённость (умственное равновесие),

love, compassion, etc.

любовь, сострадание и так далее.

So, on the basis of working with these more mechanical features and the constructive features of our mental activity,

И на основе работы с этими чертами, качествами нашей умственной деятельности – или этих более механических, или созидательных, конструктивных –

then we can engage in constructive activity.

мы можем совершать созидательные действия.

Because, together with this mental activity, we have energy. That energy goes out. We have, associated with that energy, grosser levels, like our body and the actual physical things that we do.

У нас вместе с умственной деятельностью есть также и энергия, которая исходит вовне, и [она связана] с нашим физическим телом и физическими действиями – это на грубом уровне.

So we can find a qualified spiritual teacher.

Мы можем встретить подготовленного, квалифицированного духовного учителя.

We still live in an age where there are such beings. It might not be very easy to find, but we need to exert great effort to find one that suits us, that we have some connection with:

Мы живём в эпоху, когда такие существа есть. Но важно найти подлинного учителя и учителя, который нам подходит, с которым у нас есть какая-то связь.

someone who inspires us and who has the proper motivation and the proper skill to be able to lead us.

Этот учитель должен вдохновлять нас, и он должен обладать достаточной квалификацией, чтобы он мог вести нас по пути.

This is very important because these features that we have can be uplifted – in the sense that what can give us more and more strength to be able to work on the spiritual path – and that inspiration from the Buddhas and their teachings comes to us through the teachers.

Это очень важно, поскольку эти внутренние факторы могут быть стимулированы к росту благодаря как раз просветляющему влиянию будд, бодхисаттв, которое мы получаем благодаря нашим духовным учителям.

So, relying on the spiritual teacher, we can listen to the teachings, receive them, learn them,

Мы полагаемся на духовного учителя, мы слушаем учения, получаем их, мы их изучаем.

and then think about them in order to understand them, and to become convinced that they are valid and there are things that we can actually apply to ourselves,

После этого мы размышляем над учениями, мы убеждаемся в том, что эти учения верны и мы действительно можем применять их в свой жизни.

and we can then engage in meditating on them.

И после этого мы уже можем заниматься практикой медитации на эти учения.

Meditation means to build up these various preventive measures – that’s what the word “dharma” means – these aspects that will help us to avoid suffering, avoid limitations.

Мы с помощью медитации создаём себе привычку к определённым состояниям ума, которые в своей жизни мы можем использовать как предохраняющие меры, или превентивные меры, – слово «дхарма» дословно означает именно такие предохраняющие средства, благодаря которым мы избегаем разрушительного поведения.

So we enhance these innate good qualities that we have, these Buddha-nature factors, by engaging ourselves in these Dharma practices over and over and over again so that the insight, the understanding, the transformation actually takes place, becomes integrated, part of us.

И мы снова и снова развиваем эти качества, постоянно занимаясь их практикой, так что в конечном счёте они становятся частью нас, мы их интегрируем в свою жизнь. Этопонимание, прозрение.

So that, for example, our patience grows, and the limitations or obstacles that are preventing us from being patient get less and less and are eventually are eliminated. So it’s a two-fold process.

Например, наше терпение постоянно растёт, а те факторы, которые, наоборот, препятствуют терпению, уменьшаются. То есть это двухступенчатый процесс.

Same thing with love, compassion, all these good qualities.

И то же самое происходит с любовью, состраданием и всеми другими нашими достоинствами.

And it’s possible to eliminate forever these limitations because of the basic purity of the mind. It’s not in its nature stained by these limitations,

И эти ограничения можно преодолеть, поскольку они несвойственны нашей изначально чистой природе ума, и поэтому их можно очистить.

and these good qualities can be developed to the fullest point. That’s the whole idea of Buddha-nature factors.

И каждое из этих качеств можно развить до абсолютного максимума. В этом и заключается идея этих умственных факторов природы будды.

And on the basis of working with these positive qualities, these good qualities – love, compassion, etc. – we can act in constructive ways,

Мы работаем с этими положительными факторами, такими как любовь, сострадание и другие, и на основе этого мы можем действовать созидательно.

which means act in a way that is motivated by these positive, constructive qualities, rather than motivated by disturbing emotions.

Под этим созидательным, или конструктивным, поведением мы имеем в виду те действия, когда нами движут именно эти положительные качества, а не беспокоящие эмоции.

When we act in these constructive ways, it builds up some positive force:

Когда мы действуем созидательно, это создаёт определённую положительную силу.

it starts with the action, and continues afterwards as part of our mental continuum.

Эта сила зарождается тогда, когда мы начинаем действие, и длится и после его окончания, становясь частью нашего потока ума.

And if we engage in these constructive types of activity with an intention, the motivation that: “May this positive force that comes from it contribute to my enlightenment” – and the enlightenment of everybody, actually –

И если мы поступаем конструктивно, или созидательно, и при этом направляем положительную силу, которая накапливается в результате этого, на просветление – наше, а в конечном счёте – и просветление всеобщее,

and at the conclusion of whatever action, that constructive action we’re doing, we dedicate that positive force yet again toward our enlightenment and everyone’s enlightenment,

то мы сначала направляем эту силу, а потом в конце мы посвящаем её тому, чтобы она, опять же, внесла вклад в достижение нами и другими просветления.

then we build up a network of positive force which is going to build up toward enlightenment.

Тогда мы создаём систему положительной силы, которая в конечном счёте и приносит нам просветление.

And it builds up not just to our own enlightenment but, through our ability to help others achieve enlightenment, it builds up to everybody’s enlightenment, contributes to it.

И поскольку она создаёт наше просветление, а мы, достигнув его, будем помогать другим достичь просветления, то, таким образом, можно сказать, что эта положительная сила, эта система вносит вклад и в просветление других существ.

And through listening, and thinking about, and meditating on the teachings concerning the four noble truths and all the various deep points of the Dharma,

И мы посредством получения учений, размышления над ними, медитации в соответствии с этими учениями, развиваем понимание четырёх благородных истин и других глубоких аспектов Дхармы.

and using our discriminating awareness to become more and more clear and convinced of the teachings and understand them more deeply and deeply,

И с помощью распознающего осознавания наше понимание становится всё более ясным и мы понимаем все явления всё более и более глубоко,

it is going to enhance our deep awareness,

и это усиливает наше глубокое осознавание,

which is also a certain aspect of Buddha-nature factors.

которое также является одним из факторов природы будды.

And as a result of enhancing this deep awareness, we build up again a network

По мере того как мы развиваем глубокое осознавание, мы также создаём из него систему,

of, in a sense, tendencies of this deep awareness. It’s not that we’re always conscious of it, but it builds up a – it’s almost like a force of this deep awareness, also on the mental continuum. So it’s cumulative, and it interacts and grows like a network.

и она представляет собой определённые склонности, тенденции. Мы не удерживаем её в уме постоянно, просто это склонности, это тенденции в потоке нашего ума, которые образуют систему, которые взаимодействуют друг с другом и которые могут расти.

And this mental continuum goes on moment to moment to moment to moment – mental activity one moment after another –

И эта система присутствует в потоке нашего ума, который продолжается от момента к моменту.

and the terminology here is that we can impute on it a network of positive force and a network of deep awareness.

Если пользоваться здесь особенной терминологией, мы можем «приписать» на основе нашего потока ума эти две системы: глубокого осознавания и положительной силы.

It’s not something that you can actually find – having some sort of form or something like that – in each moment.

То есть мы не можем найти их как какие-то формы, какие-то явления в потоке нашего ума,

But it’s something which can be – it’s very difficult to understand – to be labeled onto this, and has it, in a sense.

но – очень трудно объяснить это – [в некотором смысле] мы просто приписываем это обозначение потоку нашего ума, говоря о том, что в потоке нашего ума есть эти системы.

Let me give an analogy, so that perhaps we can understand it more easily, of what it means to have something imputed on a mental continuum.

Чтобы лучше понять, что мы имеем в виду, когда говорим об обозначении на поток нашего ума, давайте я приведу пример.

We have the mental continuum of this lifetime – from when I was born, until now – and it will continue until my death.

Итак, если мы рассмотрим нашу эту жизнь, то поток нашего ума длится с момента нашего рождения и до настоящего времени. Потомонтакжебудетдлитьсядосмерти.

And in each moment of that mental continuum, throughout my life, I can impute on it age, my age.

И на этот поток ума в разные моменты жизни мы можем приписать наш возраст.

And in each moment that age is changing; I’m getting older.

В каждый момент времени возраст меняется, мы становимся всё старше и старше.

Butwhatisage?

Но что такое возраст?

Can you find age somewhere in that moment-to-moment mental continuum? Does it have a shape? I mean, what is it?

У нас есть поток ума, и если мы его исследуем, найдём ли мы там этот возраст? Есть у этого возраста форма? Что вообще собой он представляет?

But it does have an age. So we can impute onto it, we can label onto it, we can – It’s hard to find another word for this. And it’s not just made up by somebody; it does have an age.

И этот возраст – как бы лучше сказать – приписан, обозначен на основе этого потока ума. Очень трудно подобрать, как это правильно лучше описать. И, тем не менее, этот возраст есть, и он не создан кем-то, он действительно есть.

So that’s something, obviously, we have to think about until we understand that – what it means to have something imputed on a continuum. But I think age is probably one of the easiest examples to work with.

Не так просто понять, что означает это приписывание, это обозначение или этот ярлык, который мы наклеиваем на этот поток нашего ума. Ивотэтотпримерсвозрастом, возможно, самыйпростой.

So these networks of positive force and deep awareness are like that – that type of phenomenon, something imputed on a continuum.

И эти системы глубокого осознавания и положительной силы имеют точно такую же природу: мы приписываем их потоку нашего ума.

So we have these networks that we’re building up. And the one of positive force we’ve had with no beginning, because it’s what produces ordinary happiness and we’ve always had some type of happiness.

Из этих двух систем система положительной силы присутствует у нас с безначальных времён, поскольку мы чувствуем обычное счастье – то или иное, но мы его чувствуем.

Now when we talk about these networks –

Когда мы говорим об этих системах –

these two networks: positive force and deep awareness –

двух системах, то есть положительной силы и глубокого осознавания, –

they can get stronger and stronger and stronger. Here we’re talking specifically about the ones that, because of the intention and the dedication, are acting, building up toward enlightenment.

они становятся всё сильнее и сильнее. И сейчас мы имеем в виду именно те системы, которые, благодаря первоначальному намерению и посвящению положительной силы в конце, ведут нас к просветлению.

So what does that mean?

Ичтоэтоозначает?

A seed will grow and develop and eventually become a sprout, a plant.

Семя постепенно развивается, растёт и в конечном счёте становится ростком и растением.

So there is an aspect, and we don’t here mean a physical aspect, but some aspect of this seed upon which we can impute that sprout which is not yet happened.

И у этого ростка есть определённый аспект, причём он не материальный, не физический, – на основе которого мы можем приписать этот росток.

There can be a sprout that will come, that will result from this seed, when the seed develops to a certain point.

Мы можем сказать, что есть росток, есть растение, которое появится, когда это семя разовьётся до этой степени.

So, unless you burn the seed, or something like that, there is a sprout. It doesn’t exist now. It’s not happening now is more precise. Thatsproutwhichcanhappenisnothappeningnow.

И если это семя не будет уничтожено или не произойдёт что-нибудь с ним ещё другое, оно станет ростком. И сейчас этого ростка ещё не существует, но этот росток может появиться в будущем.

But we can think of – and one can say that there is – a sprout that’s not yet happened, that can happen on the basis of this seed, when the seed develops far enough.

И на основании этого семени, глядя на это семя, мы можем сказать, что из него появится росток, просто пока ещё он не появился.

So that sprout which is not yet happened is imputed on the aspect of the seed that will give rise to it.

Итак, этот росток, который пока ещё не существует, приписан на основании определённого аспекта, который есть у семени.

So we have these networks: positive force and deep awareness.

У нас есть эти две системы: положительной силы и глубокого осознавания.

They’re like seeds.

И они подобны семенам.

And they grow and grow and grow and grow. And the inspiration from the spiritual teacher is like the sunshine that helps it to grow.

Они всё больше и больше растут, а вдохновение, которое мы получаем от духовных учителей, подобно лучам солнца.

And the more we work with our good qualities, and the more we work with our discriminating awareness, and our ability to act, and to meditate, to help others, etc., these networks get stronger and stronger and stronger. They build up more and more. They reinforce each other.

По мере того как мы развиваем положительные качества нашего ума, с одной стороны, и, с другой стороны, по мере того как мы развиваем распознающее осознавание, эти сети, системы растут. То есть мы совершаем какие-то действия, мы медитируем, мы совершенствуем наше понимание, и эти сети становятся всё сильнее и сильнее, причём они друг друга ещё усиливают.

And just as the seed will eventually give rise to the sprout,

И точно так же как из семени в конечном счёте появится росток

and when it gives rise to the sprout the seed will no longer exist,

и, когда появится росток, семя уже перестанет существовать,

and the whole physical form will change into that of a sprout rather than a seed –

вся физическая форма этого явления изменится – это будет уже росток, а не семя,

similarly,

точнотакже

these networks can give rise to our enlightenment, our enlightened stage.

из этих двух систем, или сетей, может появиться просветление.

And that is not yet happening, though, just like the sprout is not yet happening at the time of the seed,

Но пока оно ещё не произошло, точно так же как и тот росток ещё не появился, когда у нас есть только семя.

but it can happen if more and more positive force, more and more deep awareness, more and more inspiration from the guru is fed into the system.

Но оно может произойти – это просветление, – если больше положительной силы, и больше глубокого осознавания, и больше просветляющего вдохновения от учителей войдут в эту систему.

And when that enlightenment will actually be happening –

И когда это просветление действительно начнёт происходить, –

when we’ve attained that enlightenment, we would say –

можно сказать, когда мы достигнем этого просветления, –

then just as the physical basis of the sprout has changed completely from the physical basis of the seed,

точно так же как и физическая основа, а именно семя, очень сильно отличается от физической основы цветка,

similarly our bodies will change completely. They will give rise to a body of light, in a sense.

точно так же и наше тело коренным образом изменится – из него появится тело света.

And connected with that mental continuum will no longer be this type of body that we have which is subject to sickness and limitations and so on.

И наш поток ума более не будет связан с этим видом тела, которое у нас есть сейчас, которое стареет, болеет и так далее.

So it’s not so easy to understand what we mean here by the result arising from the cause. It’s not sort of a gradual transformation. It’s complex. I don’t think there’s really time to go into it. But it is something that we need to quite understand. It’s like a full change.
Translator: Instant?
Alex: Well, in a sense.

И важно понимать, что это изменение – когда у нас сначала есть причина, а потом из неё появляется результат, – в данном случае это не происходит постепенно, это не будет какая-то трансформация, например нашего тела в какое-то особенное тело. То есть это изменение произойдёт особым образом. И это понять, действительно, довольно важно, но у нас, к сожалению, нет возможности сейчас углубиться в это.

In other words, what I’m saying here is that it’s not that there is an enlightened being sitting inside these networks, like a sprout sitting inside of the seed, just waiting to pop out. It’s not like that. So we have to understand the whole process of how Buddhahood actually arises. So it’s a little bit complex.

Другими словами – и это немного сложно – нам не следует думать, что у наших этих систем есть внутри будда, который в какой-то момент появится на свет. Или, например, что, когда семя вырастает в росток, этот росток сидит где-то внутри этого семени и потом в какой-то момент он вылупляется.

I point this out because when you read texts concerning Buddha-nature – like there’s one text called Uttaratantra, which is the Furthest Everlasting Continuum, by Asanga

И я отмечаю этот момент особенно, потому что есть текст «Уттаратантра» («Наивысший бесконечный поток»), который написал Асанга.

(you might hear it referred to by its Tibetan name, Gyu-lama (rGyud bla-ma),

Возможно, вы слышали этот текст под название «Гью лама» (rGyudbla-ma):

a very important text, and it’s taught very, very frequently –

это очень важный текст, ему очень часто учат.

we hear analogies of these Buddha-nature features of being like a treasure in a vase, or a treasure buried under the earth, and so on.

И там есть различные аналогии с природой будды, которая уподобляется сокровищу, которое хранится в вазе, или сокровищу, которое зарыто под землёй.

We have to be careful not to misunderstand this by thinking that there’s actually a Buddha sitting inside me, although it might sound like that literally.

Нам важно правильно понимать, что там не имеется в виду, что внутри нас где-то сидит будда, то есть не понимать это буквально.

There are two ways of describing this.

Итак, есть два вида описания этого.

One is that we have all these potentials; these Buddha-nature factors are potentials that we have.

Первое – это то, что все эти потенциалы, то есть все эти факторы природы будды у нас есть.

And so the emphasis is on working on these potentials to get them greater and greater.

И наша цель – работать с этими факторами, для того чтобы взращивать их всё больше и больше. На этом делается упор.

Of course, you have to purify away the limitations at the same time, but that’s not the emphasis.

Да, там также говорится, что нужно и устранять препятствия в то же самое время, но на этом не делается упора.

On the other hand, you can talk about this enlightened state which is not yet happened, which can be imputed on the potentials.

Другой способ объяснения – мы можем говорить об этом просветлении, которое пока ещё не случилось, но которое мы можем обозначить на основе этих потенциалов.

So that’s a full enlightenment that can be imputed there. But the important point, which is sometimes not always clear in the texts, is that it’s not yet happening.

То есть это полное просветление, которое мы можем обозначить на основе этих факторов. Но что очень важно здесь разъяснить – и об этом не всегда говориться – что всё-таки оно пока ещё не произошло.

So in this presentation, this style of presentation, the main emphasis is on purifying away the limitations, so that the not-yet-happening enlightenment will no longer be the case and there will be a presently-happening enlightenment.

И в этом объяснении упор делается на очищении препятствий и ограничений. И когда мы их все очистим, то тогда это пока ещё не случившееся просветление станет реально случившимся.

So, of course, you have to build up the good qualities as well, but the emphasis is more on the purification – this is in one presentation. Or the other presentation is the emphasis is on building up the qualities.

И во втором объяснении также говорится, что нужно развивать и положительные качества, но упор делается на очищении. То есть эти два вида объяснения отличаются тем, на чём ставится акцент: или на развитии этих положительных качеств, или на очищении.

So the two ways of working with these Buddha-nature factors are, on the one hand, building up, on the other hand, purifying. But don’t be misled into thinking that that not-yet-happening enlightenment is like the treasure inside the vase and it’s actually happening now. Don’t fool yourself into thinking, “Oh I’m enlightened. I just have to realize it.”

Таким образом, когда мы работаем над достижением этой цели, мы, с одной стороны, очищаем омрачения, с другой стороны, мы развиваем эти положительные качества, и мы можем делать акцент на том или на другом. И самое важно здесь – понимать, что, хотя у нас проводится аналогия с этим сосудом с драгоценностями, которые внутри нас, не имеется в виду, что мы уже достигли этого результата – просветления. Мы пока ещё его не достигли, и дело не в том, что мы его достигли, просто пока об этом ещё не знаем.

Now why am I mentioning all of this?

Далее, почему я обо всём этом говорю?

I’m mentioning this because when we understand Buddha-nature and these Buddha-nature factors, and we understand them in terms of these networks and qualities and features that we all have – that mental activity has –

Когда мы понимаем, что у нас есть эти факторы, эти факторы природы будды, эти качества, которые присутствуют в нашем потоке ума,

and we understand that on the basis of these networks which are imputed on the mental continuum,

и когда понимаем, что на основе этого потока ума мы можем обозначить две системы,

there is an aspect of this potential that will – “ripen” is the technical term – that will ripen into an enlightenment. But what we can impute on it now is a not-yet-happening enlightenment.

что на основании этого в будущем может созреть – это технический термин «созревание», – может созреть наше просветление, и поэтому мы сейчас можем обозначить эти две сети как «просветление», но пока ещё не случившееся просветление;

And it’s my individual enlightenment. It’s not your enlightenment. It’s my enlightenment, not Buddha Shakyamuni’s enlightenment.

и это моё личное просветление – это не ваше просветление и не просветление Будды Шакьямуни;

Right? Because it’s part of my mental continuum and I can also label “me” on that continuum.

поскольку это часть моего потока ума, и я на этот поток ума точно так же могу приписать обозначение «я», или ярлык «я», –

So when we understand all of this

когда мы всё это понимаем

and are convinced that this is in fact true – this is fact –

и когда мы приходим к убеждению в том, что это действительно так,

then we have the perfect basis for bodhichitta.

вот тогда у нас появляется совершенная основа для развития бодхичитты.

Because what is bodhichitta focused on?

Потомучтободхичиттасосредоточена

It’s our own individual enlightenment which is not yet happening,

именно на нашем собственном, индивидуальном просветлении, которое пока ещё не произошло,

but which can happen on the basis of these Buddha-nature factors, specifically these networks, these two networks: positive force and deep awareness.

но которое может произойти благодаря наличию у нас этих факторов природы будды, в частности этих двух систем.

And moved by love and compassion, which are good basic qualities that the mental continuum has.

И, движимые любовью и состраданием, которые относятся к тем достоинствам, к тем положительным качествам, которые есть в потоке нашего ума,

And then using another part of the mechanism that we have, which is intention,

и используя другую часть этого механизма, которым мы обладаем, а именно намерение,

then the intention is to achieve that not-yet-happening enlightenment – in other words, to bring about a presently-happening enlightenment.

мы можем зародить намерение достичь этого пока ещё не случившегося просветления, другими словами, сделать его уже случившимся.

And my intention is to help others as much as possible now – because that builds up more and more positive force – out of loving compassion,

И у нас появляется намерение приносить как можно больше другим уже сейчас, потому что это усиливает нашу положительную силу, поскольку мы действуем, исходя из любви и сострадания.

so that my intention is when I achieve that presently-happening enlightenment, I will benefit others and help others as fully as possible, because at that point I won’t have any limitations.

И по достижении просветления наше намерение в том, чтобы помогать другим наилучшим способом, потому что в тот момент у нас уже не будет никаких ограничений.

In other words, the mental activity won’t have any limitations because it is basically pure, fundamentally.

Другими словами, наша умственная деятельность не будет иметь никаких ограничений, потому что она способна стать без ограничений – это её фундаментальная природа.

It’s not that originally it was pure and then there was a fall, like Adam and Eve leaving paradise. It’s not like that.

Дело не в том, что она изначально была чиста, а в какой-то момент она была низвергнута, стала ошибочной, подобно низвержению из рая.

So we can develop this bodhichitta, and that becomes another Buddha-nature factor. But it’s something which can be attained for the first time; it’s not that we had it with no beginning.

И тогда мы можем зародить бодхичитту, причём это также фактор природы будды, но он относится к факторам, которые появляются у нас в какой-то определённый момент: она не присутствует в потоке нашего ума с безначальных времён.

Understanding Buddha-nature, and understanding all these factors, and all the aspects of the mind – these mental factors – and all these things, this is an enormous topic.

Понимание природы ума и всех этих умственных факторов природы будды, всего, что с этим связано, – это на самом деле очень и очень обширная тема.

Well, I’ve taken up more than half of the morning with this more general explanation, but what we’ll discuss later this morning and probably this afternoon as well: these different ways of knowing things.

И что мы сегодня будем изучать во второй половине утреннего занятия и, вероятно, также во время дневной сессии, хотя я уже значительную часть отвёл для более общего объяснения, –

These are topics that, in the monasteries, the monks and nuns study for many, many years. They’re very full topics.

это темы, которые в монастырях монахи и монахини изучают много-много лет, это очень-очень обширные темы.

So here, of course, we are condensing these topics into just a few hours, which is not very easy to deliver and not very easy to receive.

Здесь я пытаюсь объяснить эти темы за очень короткий промежуток времени, всего за несколько часов, что сделать довольно трудно и также довольно трудно это воспринять.

So it is unreasonable to expect that we can cover all the material or that you can digest all this material.

И поэтому было бы безосновательно ожидать, что я смогу весь материал охватить или что вы сможете его полностью усвоить.

But, as an introduction, you get an idea of what’s involved here in the process of working toward enlightenment, and that’s what Buddhism is about. And overcoming suffering.

Но это может быть введением к основной буддийской теме – как достичь просветления и как освободиться от страданий.

And even if we can’t retain the details, we know – or hopefully at the end of this we know – that, well, yes, it’s possible. And if I really studied a lot, I would understand it more deeply, with all the details, because, in fact, there are a lot of details. It’s not just some thing very superficial.

И мы можем понять, что достичь просветления возможно, и, хотя пока ещё мы не изучили все детали, тем не менее, изучить их можно. И это действительно важно сделать, поскольку важно не оставлять своё понимание на поверхностном уровне.

We also discussed, yesterday,

Также мы вчера обсудили

the difference between conceptual and nonconceptual cognition.

различия между концептуальным и неконцептуальным познанием.

This is important to understand

Пониматьэтутемуоченьважно,

because – as part of the process of building up specifically this network of deep awareness, of the four noble truths, of voidness, etc. –

потому что это часть этого процесса развитие системы глубокого осознавания, которое связано с пониманием четырёх благородных истин, пустотности и других тем.

the process is one of first having a conceptual cognition and then eventually a nonconceptual cognition. So we have to work through conceptual because, as we saw, that’s the way that our mental activity works.

Сначала у нас концептуальное познание, потом мы переходим к неконцептуальному познанию, но сейчас нам нужно работать именно с концептуальным познанием, потому что, как мы видели, наш ум сейчас работает именно так.

So even though we are aiming for, in Buddhahood, the state in which we have just nonconceptual cognition with – as I mentioned briefly yesterday – the subtlest level of mental activity,

И хотя мы стремимся к состоянию будды, в котором познание неконцептуально, и, как я вчера вкратце упомянул, это связано с наитончайшим уровнем нашей умственной деятельности,

we’re not there yet.

пока мы к этому состоянию ещё не пришли.

And in our present situation, our mental activity works with these – I’m a little bit hesitant to use the word “concepts” but, anyway, it works conceptually.

Сейчас, в том положении, в котором мы оказались, наше сознание работает концептуально. Янемногоздеськолебалсяпередтем, каксказать «концептуально»,

But “concepts,” at least in English, doesn’t quite have the meaning that we’re talking about here. That’s why I tried to explain it a little bit more yesterday.

поскольку, во всяком случае в английском, слово «концепция» не совсем подходит под то, что мы здесь имеем в виду. И поэтому вчера я постарался объяснить это более подробно.

A concept sounds like an idea that you just sort of made up. That might not be accurate.

Слово «концепция» звучит так, как будто мы говорим о какой-то идее, которую мы сами придумали, но здесь мы говорим о другом.

We’re not talking about that.

Мы не говорим здесь об этом.

What we’re talking about is categories.

Мы имеем в виду категории.

And we think we understand things through categories. And categories can be categories of – audio categories, I call them.

И мы, когда воспринимаем явления, мы воспринимаем их с помощью категорий – лучше вместо «концепции» говорить «категория». В том числе это могут быть так называемые аудиокатегории, я их так называю.

So, audio category. So that no matter who pronounces a word, in whatever accent, and whatever volume, we understand it in the category of a particular word with a particular meaning. Otherwise, it’s impossible.

Что имеется в виду под аудиокатегорией? Когда какой-то человек произносит слово, как бы громко или тихо, с какой бы интонацией он его ни произносил, мы воспринимаем, что значит это слово, в обратном случае было бы невозможно.

Whether a man’s voice, a woman’s voice, a child’s voice, computer generated voice, we understand it through a category, an audio category.

Какой бы голос мы ни слышали: мужской, женский, голос ребёнка или голос, который был создан компьютером, мы в любом случае относим его к определённой аудиокатегории.

And the same thing with a meaning category.

То же самое и с категориями значения.

Meaning category – the word is also “object category.” It has two meanings to it, the same word. The word that I’m translating here can be translated in two different ways according to the context. It’s both a meaning category and an object category.

Слово, которое я здесь перевожу как «категория смысла», также может быть переведено и как «категория объекта», потому что на самом деле это слово подразумевает и то и другое.

We see various animals and we understand them in terms of the category “dog.” Well, we’re not just thinking here now of an audio category. We’re thinking in terms of the meaning of the word “dog” and the object dog – it’s a dog.

Мы видим различных животных, и мы обозначаем их категорией «собака». И мы здесь говорим не только об аудиокатегории, не только о слове «собака», но мы имеем в виду ещё и смысл того, что такое собака. И определённо мы считаем этих животных собаками, то есть, есть сама собака.

Because words have meanings and they refer to things. Usually.

Потому что у слов есть значение, которое относится обычно к тому или иному явлению.

At least many words do. The word “in” doesn’t refer to a thing.

Во всяком случае, большинство слов относится к каким-то явлениям: например, слово «в» к явлениям не относится.

Anyway, let’s not get into language theory here; that also is a very complex topic.

Давайте не будем уходить в теорию языка, это также очень сложная тема.

So the point is that we hear about voidness, the absence of impossible ways of existing. They don’t refer to anything real.

Итак, основной смысл здесь в том, что, когда мы слышим о пустотности, имеется в виду отсутствие невозможных способов существования, то есть эти невозможные способы не относятся ни к чему реальному.

So we can have an audio category, the word “voidness.” No matter who says it, we understand that they’re talking about voidness.

У нас есть аудиокатегория – слово «пустотность», и неважно, кто будет говорить это слово, мы поймём, что речь идёт сейчас о пустотности.

And, of course, we could have no idea of what it means.

У нас может не быть ни малейшего представления о том, что имеется в виду,

So either we associate zero meaning categories with it, or we could associate with it an incorrect meaning category.

и мы можем ассоциировать с этим словом полное отсутствие какого-либо смысла [отсутствие смысловых категорий] или мы можем ассоциировать с этим словом неправильное понимание смысла [неправильную смысловую категорию].

So when we hear the word, we could associate with it a wrong meaning category. Or, slowly, we can replace that wrong meaning category with the correct meaning category.

Когда мы слышим слово, мы можем сначала связывать его с неправильной смысловой категорией. Но постепенно мы можем получить правильное понимание смысловой категории, а потом постепенно улучшать его, делать более точным.

What I’m leading to are the different ways of knowing things.

И к чему я это веду? К тому, что есть различные уровни познания явлений.

Eventually, we get thinking about it and working with inference and logic, and so on, and through our experience we can have a correct meaning category of voidness. Accurate. Eventually, through a great deal of, again, building up more and more deep awareness, a network of deep awareness – we’ve been thinking about it, working on it – and positive force. Remember, the deep awareness isn’t going to work by itself; you need positive force as well. So, as a result of this, we can replace our inaccurate meaning category with a more accurate one and, eventually, we’ll get hundred percent accurate meaning category.

Работая над развитием системы глубокого осознавания, то есть над развитием нашего понимания, – и точно так же мы работаем над развитием системы положительной силы, которая способствует этому, – мы можем приобретать всё более и более правильное понимание этой смысловой категории пустотности, так что в конечном счёте мы обретём совершенно, на сто процентов правильное её понимание.

So now we’re meditating on voidness conceptually,

И в этом случае речь идёт о концептуальной медитации на пустотность,

accurately,

но о правильном.

but it’s through the filter of the category “voidness.” And we’re not just talking about the audio category; we’re talking about the meaning category and the object category – voidness as a thing.

И мы воспринимаем её – эту пустотность – с помощью фильтра, с помощью категории, и мы имеем в виду не только аудиокатегорию, но мы имеем в виду и смысловую категорию, объектную категорию, то есть саму эту вещь.

And of course, as we saw, when you meditate or think through a category, like “dog,” there’s some mental representation of a dog. Likewise, there’s a mental representation of a total absence, which would be just blank – empty space.

И точно так же у нас есть определённое представление. Например, если мы думаем о собаке, о категории собаки, у нас есть представление об этой собаке, какая-то картинка. Точно так же, когда мы говорим о пустотности, мы её определённым образом представляем. Например, поскольку это отсутствие невозможных способов существования, это может быть просто ничто, просто пустое пространство.

So we’re sidetracked here into worrying about the mental representation,

Здесь может быть побочный эффект – мы можем слишком много волноваться начать об этом представлении,

right? The main point here is not that we have to get rid of a mental representation. The main point is the category. That’s what’s causing the obscuration, the deception.

но мы не пытаемся избавиться от этого умственного представления: мы пытаемся избавиться от категории, потому что она вызывает этот обман, обманчивую видимость.

So what’s happening? I’m meditating over and over again on voidness, this absence.

Итак, что происходит? Я снова и снова медитирую на пустотность, на это отсутствие,

Meditation: it means I work myself up to an understanding. So I generate the understanding, and then I just focus on it, and try to discern it, and then let it settle.

то есть я приобретаю определённое понимание, а потом я на нём сосредотачиваюсь, я его различаю, я его улавливаю, а потом я даю своему уму на этом успокоиться, как бы осесть.

Eventually, I don’t have to work through a line of reasoning to be able to just instantly generate that understanding. That takes an awful lot of time before we can get to that stage.

И сначала мы опираемся на цепочки размышлений и рассуждений. Потом, в конце концов мы приходим к тому, что нам они не нужны: мы можем создать это состояние ума моментально, но это уже ближе к концу пути.

Every time that I focus on voidness

Каждый раз, когда я сосредотачиваюсь на пустотности,

is slightly different,

это происходит немного по-разному,

in terms of my experience.

то есть я переживаю разное.

Even if we say, “Well it’s the same thing: voidness is voidness.”

Мы можем сказать, что это, вообще-то, одно и то же: пустотность – она и есть пустотность.

But there’s the voidness of my body, and my body is changing all the time.

Но, тем не менее, когда мы говорим, например, о пустотности нашего тела, тело в каждый момент времени изменяется.

That’s why, in more advanced practice, we meditate on the voidness of one of these meditational figures, these yidams, because they don’t change and grow old like our physical body does, so you have a more stable object, a more stable basis for voidness.

И поэтому на более поздних стадиях мы медитируем не на постоянно изменяющемся теле, которое стареет, а на неизменном теле – на йидаме так называемом, на медитативном образе, – для того чтобы наша медитация на пустотность была более устойчивой.

The voidness stays the same; the basis of the voidness is more stable with these Buddha-figures, these yidams.

И пустотность в данном случае будет действительно той же самой, но основа для пустотности разная, потому что она более устойчива, когда мы медитируем на этот медитативный образ будды, йидама.

Nevertheless, every experience or session that we have, focusing on voidness, is going to be slightly different because the mind is going to be slightly different. It’s another moment.

Тем не менее, в каждый момент времени, когда мы сосредотачиваемся на пустотности, наше понимание будет немного разным, потому что наш ум постоянно меняется, он меняется от момента к моменту.

Remember, we had this mechanism, so there will be a little bit more attention, a little bit less attention; a little bit more abiding, a little bit less abiding. It’s going to be slightly different. The mental activity, remember, is this composite, this network of so many different factors.

Давайте вспомним о том, что наша умственная деятельность состоит из множества факторов, и поэтому в каждый момент времени у нас будет то чуть больше внимания, то чуть меньше внимания, наше пребывание ума на объекте будет то сильнее, то слабее, поскольку умственная деятельность состоит из множества различных факторов.

Now, through the filter of the category, the meaning category “voidness,” each experience is experienced through the mental activities working through the filter of the meaning category, which is voidness, the category of voidness.

И в каждый момент времени наша умственная деятельность работает с помощью этого фильтра, с помощью этой категории – категории «пустотность».

So, we don’t have to say the mental word “voidness” each time that we’re meditating on voidness.

Когда мы медитируем на пустотности, нам необязательно каждый раз произносить про себя слово «пустотность».

And from our Western point of view we’re not even so necessarily conscious of the category – it’s the meaning category.

И с нашей западной точки зрения мы даже необязательно будем осознавать, необязательно будем сознательны к этой пустотности, к смысловой категории.

However, we understand that I’m meditating on voidness – each time I’m meditating on voidness – that’s a category. There’s a meaning category, like every time I see these different animals, I’m seeing a dog. So every meditation experience focusing on voidness, I’m focusing on voidness.

Но, тем не менее, каждый раз, когда мы будем сосредотачиваться на пустотности, медитировать на пустотность, мы будем иметь дело с этой категорией «пустотность». То есть точно так же каждый раз, когда мы встречаем собаку, мы встречаем собаку.

Here’s the deception. Here’s the confusion.

И как раз именно здесь-то и кроется заблуждение, обман.

Because we are confusing the category, the static category of voidness, with each slightly different experience.

Мы путаем эту категорию – неизменную категорию «пустотность» – с каждый раз немного разным переживанием и опытом.

So this is the limitation of the conceptual cognition. It’s accurate, but there’s something slightly deceptive there.

Таково ограничение этого концептуального познания – оно верно, но есть какие-то такие небольшие несоответствия, есть такой небольшой обман здесь.

I’m meditating on voidness. This category of voidness is – it’s a category, so it’s always the same. It’s static.

Я медитирую на пустотности, и эта пустотность всё время одна и та же, она неизменна.

Of course it’s complicated because voidness itself is static; it’s just a fact about something.

Каждый раз, когда я медитирую на пустотность, я воспринимаю категорию «пустотность», которая неизменна. И здесь сложность как раз в том, что сама пустотность как явление также неизменна.

But this analysis works as well in terms of meditating on impermanence or meditating on anything.

И мы можем то же самое сказать и о медитации на непостоянство или о любой другой медитации.

And of course we understand it: today I’m going to meditate on voidness, and every day I’m going to meditate on voidness. It’s a category.

И конечно, мы понимаем, что «сегодня я медитирую на пустотности» и я «каждый день медитирую на пустотности». У нас есть эта категория – пустотность.

So, nonconceptual cognition of voidness – what’s that like?

А неконцептуальное познание пустотности – на что оно похоже?

One just is meditating, focusing, on the voidness of some particular basis. Whether it’s the meditational deity, whether it’s me, whether it’s the mandala, whether it’s an apple in front of me, it doesn’t matter.

Мы медитируем на пустотность какого-либо определённого объекта: это может быть йидам, это может быть наше «я», это может быть яблоко, это может быть мандала – по большому счёту, это не важно.

Of course we understand voidness. There’s the deep awareness, there’s understanding there – don’t think that there’s no understanding –

Конечно, при этом мы понимаем пустотность. Важно осознавать, что понимание пустотности присутствует,

but it is without a category. So what does that mean?

но категории при этом нет. Чтоэтоозначает?

Now we’re not talking on such a gross level of thinking self-consciously, “Now I’m meditating on voidness.” That’s a very superficial level of what we’re talking about.

Дело не просто в том, что мы не размышляем: «Сейчас я медитирую на пустотности». Это грубый уровень.

It’s just that one doesn’t have to label – one doesn’t have to understand this – in terms of a general category, the voidness.

[Нам необязательно обозначать её словами и понимать с помощью общей категории «пустотность».]

One just perceives voidness and understands it. Perceives it, and doesn’t understand it in terms of, well, the category of voidness – one just perceives it and knows it.

Но можно знать пустотность и без категории, то есть мы воспринимаем пустотность и мы понимаем её. Мы знаем эту пустотность, но категории нет.

That can only come from tremendous familiarity with the category of voidness.

Но это происходит только после невероятно высокой степени знакомства с категорией пустотности.

Now, meditating further and further conceptually, you would think that that would just reinforce the habit of meditating conceptually.

Мы можем думать, что если мы снова и снова медитируем концептуально, то это будет только усиливать нашу склонность медитировать концептуально.

That’s why it says that you have to have, as a simultaneously acting condition, this positive force, this network of positive force.

И вот почему говорится о том, что нам также важно и одновременно действующее условие, а именно система положительной силы.

Because it’s the effect of this network of positive force which is also imputable on the mental activity that’s meditating on voidness. From the force of that, if you build up enough force – the first zillion eons of positive force, in the sutra explanation – then that focus on voidness will, in a sense, cease being conceptual, and you’ll have nonconceptual.

Благодаря тому что эта система положительной силы также присутствует в нашем уме – она точно так же может быть обозначена на основе нашего ума, который занят медитацией на пустотность, – эта положительная сила в какой-то момент времени приводит к тому, что, если её накоплено достаточно много, в какой-то момент это приводит к тому, что наша медитация на пустотность становится неконцептуальной. С точки зрения сутры это происходит после одной неисчислимо долгой эпохи.

In our meditation, in our life, we see objects, we see – in English, the word “see” here means understand – we see, we understand voidness of it, without it being through the filter of, “Well, yes, that’s voidness. Andyes, that’s appearance.”

И тогда у нас появится понимание этой пустотности уже без какого-либо фильтра, без фильтра: «Да, вот это пустотность, и вот это – видимость».

So we just know it by itself. We know that it could be in a category, but that’s beside the point.

Мы будем знать её просто такой, какая она есть. И при этом мы будем также знать, что она может быть ещё и в категории, но это уже другое дело.

We know that voidness is established by mental labeling. There’s nothing on the side of voidness that makes it voidness, that establishes it as voidness.

Мы знаем, что пустотность, её существование точно так же доказано со стороны умственного обозначения. То есть в самой пустотности нет ничего, что бы делало её пустотностью.

But at that time of nonconceptual cognition, we do not have to impute onto it a name or even a meaning;

Но в этот момент неконцептуального познания нам не нужно обозначать эту пустотность ни названием, ни смыслом.

so we just perceive it, we cognize it, without any filter – “straightforwardly” is the term.

Мы будем просто воспринимать, познавать её без какого бы то ни было фильтра. И технический термин здесь – «непосредственно», «воспринимать непосредственно».

Okay? So why don’t we take a few moments to digest that?

Давайте потратим несколько минут на то, чтобы это всё усвоить.

[пауза]

Let me give an example, since this whole thing is not so easy to digest.

И так как усвоить это, вероятно, не слишком просто, позвольте привести пример.

Category “dog.”

У нас есть категория «собака».

We see a dog.

Мы видим собаку.

Now we could see this animal through the filter of a category, “dog.”

Мы можем видеть это животное с помощью категории «собака».

I understand it, the meaning of the word “dog.” So it’s the meaning of the word “dog” and an object: dog.

Итак, у нас есть также смысл категории «собака» и объект – «собака».

So it’s a dog. And I could have all sorts of associations of dog – dogs bite – all sorts of associations.

Итак, это собака. И у нас могут возникать всевозможные ассоциации с этой собакой – что собаки кусаются и так далее, и так далее – всевозможные ассоциации.

I’m mixing this dog, this individual beast in front of me – animal – with the whole category “dog,”

И я обозначаю этого определённого зверя, эту собаку, которая сидит напротив меня, этой категорией «собака».

and I understand it in terms of this category. So I’m mixing the characteristics of this whole category with this particular individual.

И когда я это делаю, у меня происходит смешение: характеристики всей этой группы, всех собак смешиваются с характеристиками вот этой определённой собаки.

Now, of course, this animal fits into the category of dog, so it has the characteristics of a dog as is defined by some convention that people decided upon.

Да, конечно, эта собака действительно относится к этой категории собак. У неё есть характеристики, благодаря которым она относится к этой категории, которые в свою очередь были в какой-то момент установлены: люди договорились каким-то образом по поводу этих характеристик, условились.

But we’re mixing being aware of both this individual and the whole category,

Но мы смешиваем вот эту конкретную собаку и всю категорию.

and all the different things that go with dog, and then this poor, individual thing sitting there, wagging its tail.

Мы приписываем этой определённой собаке, которая сидит перед нами и машет хвостом, характеристики всей этой группы. Всё, чтосэтойгруппойсвязано, мыприписываемей.

Now if we no longer cognize this dog conceptually – if it was just nonconceptual – would it still be a dog?

Если мы перестанем воспринимать эту собаку концептуально, если наше понимание собаки будет неконцептуально, останется ли она собакой?

Yes, it’s still a dog.

Да, это по-прежнему будет собака.

Whether we label it as “dog” or not, it could be labeled as a dog, correctly,

Будем ли мы лично обозначать эту собаку как «собака» или нет, тем не менее, её можно правильно обозначить собакой.

because there’s a convention that we’ve all decided upon that it fits in the category of dog.

Потому что есть условность, договорённость, что вот это животное можно отнести к категории собаки, которая когда-то была установлена.

And when I saw it nonconceptually, would I know that it was a dog?

И когда я смотрю на эту собаку неконцептуально, я знаю, что это собака.

Yes.

Да.

I would know it’s an individual dog, but I don’t have to think in terms of the whole category of dog.

Я думаю о ней как об отдельно взятой собаке, но я не думаю при этом о ней как обо всей группе собак.

This is maybe an approximation, at least, of what I understand now. I’m sure that in a few years I’ll understand it differently. But that’s my understanding now of what it actually means to have a nonconceptual understanding of something.

И таково, если брать в целом, моё понимание неконцептуального познания. Во всяком случае, то, которое у меня есть сейчас, – потому что, я уверен, через несколько лет у меня уже будет другое понимание этого вопроса. Но, вовсякомслучае, таково моё понимание сейчас.

And it’s described in meditation texts as being – that perception, at that time when it’s nonconceptual, is more vivid.

И в текстах описано, что, когда мы воспринимаем явления неконцептуально, наше восприятие более живо, более ярко.

Вопрос: А когда мы воспринимаем неконцептуально, мы всё-таки считаем это существо собакой, мы считаем его собакой, наклеиваем ярлык «собака» – для удобства коммуникации или это всё-таки часть неконцептуального восприятия?

Переводчик: Когда мы, например, смотря на собаку, воспринимаем её неконцептуально и знаем, что это собака, и мы наклеиваем не неё ярлык «собака», делаем ли мы это для того, чтобы просто было удобнее взаимодействовать с другими или это часть неконцептуальной работы ума?

Question: When we perceive a dog nonconceptually, and we understand that it’s a dog, and we label it as a dog, do we label it as a dog in a conceptual way?
Alex: Mental labeling is a conceptual process. It’s applying a category: either an audio category or a meaning or object category.

Алекс: Итак, если мы каким-то образом обозначаем эту собаку, этот объект, то это уже концептуальное познание. То есть если мы обозначаем объект с помощью аудиокатегории (словом) или с помощью категории смысла, категории значения, что здесь имеется в виду, – если мы это делаем, то это познание концептуально.

Вопрос: Делаем мы это для удобства коммуникации или…? Не совсем понятно всё-таки неконцептуальное познание…

Переводчик: В неконцептуальном познании этого нет, в концептуальном познании это есть. Ваш вопрос про неконцептуальное или концептуальное познание?

Участник: Про неконцептуальное познание.

Переводчик:Там этого нет.

Question: The question is: when we, with nonconceptual cognition, we perceive this dog, we understand that this is a dog, don’t we?
Alex: We can understand. We don’t necessarily understand.

Алекс: Мы можем понимать, необязательно мы понимаем.

Вопрос: Но пользуемся ли мы при этом этим ярлыком «собака»?

Question: But does it mean that we label this dog with the label “dog”?
Alex: If we could understand it to be a dog nonconceptually? No, we wouldn’t be labeling it.

Алекс: Если мы при этом познаём собаку неконцептуально, то нет, мы её ярлыком, обозначением не обозначаем.

Now of course what’s very difficult, and I can’t pretend to understand it or explain it,

Да, конечно, очень трудно объяснить это и понять это.

is how a Buddha communicates and uses words without that being conceptual.

А именно то, как же всё-таки будда общается, как будда использует слова, при этом оставаясь в неконцептуальном познании.

And the only way that I can begin to understand that

И единственный способ, как я вот только начинаю понимать это,

is to look at the qualities of enlightening speech, a Buddha’s speech.

связан с качествами просветляющей речи будды.

When a Buddha speaks, everybody understands it in their own language.

Когда будда говорит, все понимают его на своём собственном языке.

Regardless of how far away they are, or how close, they can all hear it with appropriate volume.

И они слышат его достаточно громко, независимо от того, как далеко они находятся.

So then the question is: what actual sound is the Buddha making?

И вопрос здесь: «Какой же всё-таки звук издаёт будда»?

Think about that.

Подумайте об этом.

Think about that. Don’t ask the question.

Не задавайте вопрос, подумайте об этом.

[пауза]

On which side is the language, and on which side is the volume? Is it on the side of the listener or on the side of Buddha speaking?

Язык и громкость речи: они существуют у будды, когда он говорит, или они существуют у того, кто их случает?

It’s on the side of the listener.

На стороне того, кто слушает.

So the listener is hearing it through a category.

И слушатель слышит это с помощью категории.

Buddha is not speaking it through a category, whatever that means.

Но будда при этом не говорит с помощью категорий.

It’s very interesting.

Очень интересно.

We always hear and read that Buddha’s speech, Buddha’s mind, Buddha’s body – all these things are beyond words, beyond concepts. So what Buddha speaks, it’s not with concepts and it’s not saying a specific word in a specific language. So when you say beyond words, beyond speech, that doesn’t mean just, “Well, shut up and don’t ask: it’s something transcendent and you couldn’t possibly understand it.” It actually has a meaning.

Когда мы читаем в текстах или слышим, что у будды есть тело, речь и ум, которые неконцептуальны и запредельны описаниям, например, что речь будды неконцептуальна и, соответственно, это не какие-то слова, в нашем понимании, – это не означает, что речь идёт о некоем трансцендентальном переживании и что ответом на все вопросы будет просто: «Замолчи и оставайся за пределами какого бы то ни было смысла», – потому что на самом деле смысл-то здесь всё-таки есть.

Вопрос: Есть такое высказывание, что стакан воды существам в божественном мире кажется нектаром, людям – водой, голодным духам – гноем, и раскалённым металлом – адским существам. Это концептуальное, как я понимаю, скорее всего, мышление. А будда, например, или тот, кто владеет неконцептуальным мышлением, как он видит стакан воды? Что такое вода с точки зрения неконцептуального мышления?

Question: It is said that the glass of water – different beings in different realms cognize it differently. To the beings in the god realm it is like nectar, and to the beings in the human realm it is like water. For beings in the preta realm it is like pus, and for beings in the hells it is like hot metal. When Buddha perceives a glass of water, how does he perceive it, when we are speaking about nonconceptual perception of this glass of water – what it actually is?
Alex: Okay. A very important question.

Алекс: Очень важный вопрос.

I’m sure that there are many different types of answers. I’ll just give the explanation that you get in Tsongkhapa’s texts, the Gelugpa version.

Есть много разных видов объяснения, и я сейчас объясню это так, как объясняет это Цонкапа, соответственно, с точки зрения гелуг.

Okay. You can’t even say that there is an object in front of us that is like a blank cassette, and each of these beings are labeling onto it “water,” “pus,” etc. – “nectar” –

Нельзя сказать, что объект перед нами – это какой-то абсолютно пустой объект, такая болванка, на которую разные существа проецируют своё восприятие: гноя, или нектара, или воды и так далее, –

with a solid sort of plastic coating around it, separating it from everything.

что она как-то изолирована от всего остального.

Nevertheless, conventionally there’s an object

Но, тем не менее, на общепринятом, на обусловленном уровне этот объект существует

and it has defining characteristics

и у него есть определяющие характеристики,

on its own side.

у него самого, с его стороны.

So it has the defining characteristics of water, defining characteristics of – I mean first, it has defining characteristics of being a knowable object, not just part of an undifferentiated soup.

Во-первых, у этого объекта есть определяющая характеристика того, что это объект,

A validly knowable object.

что он объект, который мы можем достоверно познать. Это не часть большого неразличимого, нераздельного супа.

And it has defining characteristics of water, and of pus, and of nectar.

И у него есть определяющие характеристики воды, и гноя, и нектара.

It does not have the defining characteristics of a dog.

У него нет определяющих характеристик собаки.

Now there is a big difference (and this is not always so obvious), there is a big difference between [1] having defining characteristics – so, the defining characteristics exist –

И есть очень большая разница, которая не всегда очевидна, – между тем, [1] что эти определяющие характеристики есть, что они существуют,

and [2] its being established as water, or as nectar, or pus, or as a validly knowable phenomenon, object: it’s being established by the power of those defining characteristics on its own side.

но это не значит, [2] что эти определяющие характеристики доказывают существование этого объекта как воды, или как гноя, или как достоверно познаваемого объекта с его собственной стороны.

This is the confusion that comes in translation, because “exist” and “established as” – very often what should be translated as “established as” is translated as “exist,” and that’s confusing.

Здесь вводит в заблуждение перевод, поскольку очень часто слово «establish» переводят как «существует», но на самом деле это разные вещи. Этот объект – мы говорим не просто о его существовании, но и о том, что он установлен, что он доказан как тот или иной.

What establishes it as water?

Что доказывает, что это вода? Что устанавливает, что этот объект – вода?

Well, there’s a convention that if something has such-and-such defining characteristics, there’s a convention that it’s water. And we will decide what those defining characteristics are – the minds that make this convention – and we will consider that an object.

Мы на основе условности считаем, что этот объект существует как вода, поскольку у него есть вот эти определяющие характеристики. То есть, есть договорённость со стороны людей, то есть со стороны разных умов, которые таким образом решили считать этот объект водой.

So it is established as water purely by the power of the mental label, this convention that people have decided we’re going to call this “water.” And it actually functions like that for that group of people.

Он считается, он установлен – этот объект – как вода, поскольку так его определили эти люди, эта группа людей. И для них он именно так и работает – как вода.

And another group of beings are going to focus more on the defining characteristics of pus –

Другая группа существ по большей степени сосредоточились на определяющих характеристиках гноя

on the side of the object.

со стороны объекта.

But they have a connection. What establishes it as pus is that we’re going to take these defining characteristics and we’re going to choose them – it’s a mental operation – and we’re going to make, out of that category, pus, and an object: pus. And, in fact, it does function like that for them. It would function like that for them even if they didn’t mentally label it.

Эта группа определила этот объект как гной, потому что обнаружила в нём какие-то определяющие характеристики, и теперь эта группа считает этот объект гноем. В какой-то момент они произвели эту умственную операцию выделения этих характеристик, и они теперь считают его гноем, он работает для них как гной, он для них является гноем, причём он является таковым для них независимо от того, называют они его словом «гной» или нет.

So when we talk about not being able to find anything on the side of the object,

Когда мы говорим о том, что мы ничего не можем найти в самом объекте, на стороне этого объекта,

that doesn’t mean that we can’t find the object – that you can never find your keys.

это не означает, что мы не можем найти этот объект, подобно тому как мы не можем найти потерянные ключи.

So what is it talking about? From the deepest point of view, we can’t find an existence established by the power of the defining characteristics on the side of the object. That you can’t find, because there is no such thing. That’s its voidness.

Если мы посмотрим с глубочайшей точки зрения, то мы не обнаружим в этом объекте доказанного существования на основе только лишь его этих определяющих характеристик в нём самом.

But not only can you not find existence established by defining characteristics on its own side, but even on the conventional – in terms of conventional truth –

Но мы не только не сможем найти этого существования, которое доказано на основе этих определяющих характеристик со стороны этого объекта, в этом объекте, но и с относительной точки зрения, с обусловленной точки зрения

you can’t find an object, an appearance of an object, that is established by the power of the defining characteristics,

мы не сможем найти объект, то есть видимость объекта, которая существует доказанным образом на основе этих определяющих характеристик,

despite the fact that on its side it has defining characteristics.

несмотря на то что на стороне этого объекта действительно есть определяющие характеристики.

Those defining characteristics cannot by their own power establish either the deepest truth – the existence of the thing – or its conventional truth: how it appears, what it appears to be.

У этих характеристик нет возможностей, они не могут, у них нет силы доказать, установить это существование – ни на уровне обусловленной, общепринятой, относительной истины, ни на уровне глубочайшей, или абсолютной, истины.

So, of course, on a less deep level you could say, well, if you look for it, where are the defining characteristics? Is it in the genes? Well if you go deeper in the genes – I mean, if we’re talking about an animal – or the atoms, then you know, well, there are the sub-particles and the sub-sub-particles, and you can’t find anything. That is a gross level of not being able to find something. There are much deeper levels, like what I was just indicating.

И мы можем говорить об этом с точки зрения, например, исследования мельчайших частиц. Когда мы говорим об определяющих характеристиках, например, животного, мы можем подумать, что это, к примеру, его гены. И мы можем углубляться вглубь этого генотипа или можем раскладывать это животное на мельчайшие частицы – мы увидим, что эти мельчайшие частицы раскладываются на ещё более мельчайшие частицы, и в конце концов мы приходим к тому, что мы ничего не обнаруживаем. Это довольно грубый уровень понимания, и есть ещё более тонкие уровни, о которых я сейчас как раз говорил.

http://www.berzinarchives.com/web/en/archives/advanced/kalachakra/external_internal_alternative_kalachakras/brief_discussion_kalachakra_present.html

So let’s end here for the morning.

Давайте закончим на этом утреннее занятие.

And although we haven’t really spoken about these seven ways of knowing – we’ll deal with that this afternoon – but everything that I’ve explained is necessary for understanding these seven ways.

Хотя мы не затронули нашу тему, а именно семь способов познания, мы сделаем это во время дневной сессии. Дело в том, что всё, что я объяснял, необходимо для понимания этих семи способов познания.

And actually we have mostly covered the topic for the afternoon, which is how to work with the Buddha-nature factors.

И в свою очередь, мы сейчас покрыли большую часть дневной темы, а именно как развивать наши факторы природы будды.

Whatever positive force, whatever deep awareness has come from all of this, may it get stronger and stronger, go deeper and deeper, act as a cause to reach enlightenment for the benefit of all. And now I think maybe we can understand a little bit what that means.

И теперь пусть та положительная сила и глубокое осознавание, которые появились в результате этого, пусть они становятся всё сильнее и всё глубже и пусть они играют роль причины для достижения нами просветления ради всеобщего блага. И теперь, возможно, мы уже лучше понимаем, что здесь имеется в виду.