Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Главная > Основы тибетского буддизма > Уровень 4. Углубляем понимание пути > Природа будды как основа для развития ума > Занятие второе: Основное сознание и умственные факторы

Природа будды как основа для развития ума

Александр Берзин
Москва, Россия, июнь 2010
русский перевод: Евгений Бузятов

Занятие второе: Основное сознание и умственные факторы

расшифровка аудио
Слушать аудиоверсию этой страницы (1:38)

Ум как умственная деятельность

Yesterday we started our discussion of how to develop our mind and all our various aspects of ourselves on the basis of Buddha-nature.

Итак, вчера мы начали обсуждать, каким образом мы можем развивать различные аспекты нашего ума, благодаря тому что у нас есть природа будды.

We saw that Buddha-nature is referring to the various – what’s known as the family traits, the traits or features of everybody who belongs to the family of those who can become a Buddha.

И мы обнаружили такой термин, как семейные особенности, когда мы говорим о природе будды. Здесь под этими семейными особенностями имеются в виду характерные черты, которые есть у тех, кто может достичь состояния будды, то есть у тех, кто относится к семейству будды.

And so that refers to everybody. We all have these aspects of Buddha-nature. We all can become Buddhas.

И это относится к каждому существу, поскольку у каждого есть эти аспекты природы будды, то есть каждое существо может стать буддой.

When we refer to everybody, that means all limited beings (sems-can) – that’s usually called all “sentient” beings –

Когда мы здесь говорим о всех существах, мы имеем в виду всех ограниченных существ – термин, который обычно переводят как «чувствующие существа» или «живые существа».

and that’s referring to those who have limited minds and limited bodies, so not referring to Buddhas.

И под ограниченными существами понимаем мы тех, у которых ограничены ум и тело, то есть те, кто ещё не достигли состояния будды.

When we spoke about mind, we’re talking about mental activity,

Когда мы говорим об уме, мы имеем в виду умственную деятельность.

which entails rational thought and sense perception, emotions, etc.

Сюда включают рациональное мышление, и чувственное восприятие, и чувства, и так далее.

And its main characteristic is subjective experience of things,

И главная характеристика умственной деятельности – это субъективное переживание явлений.

with some sort of feeling of happy or unhappy about what one experiences,

Ему сопутствует определённое чувство счастья или несчастья в отношении того, что мы переживаем,

and acting under the influence of intentions.

и действие под влиянием намерения.

The actual activity itself is described from two points of view: it’s the arising of some mental hologram and a cognitive engagement. So a hologram of some object, and knowing, in some way, the object – that’s just two sides of one activity –

Умственная деятельность описывается с двух точек зрения: или как появление умственных голограмм объектов, или как познавательная вовлечённость в эти голограммы. И эти два аспекта есть не что иное, как два способа описания одного и того же явления – умственной деятельности.

without some separate “me,” separate from this whole thing, watching it, or controlling it, or making it happen.

И при этом нет никакого отдельного «я», отдельного от этой умственной деятельности «я», которое наблюдало бы за ней, которое бы контролировало её, или благодаря которому эта деятельность бы происходила.

There’s also an energy side, physical side, to this mental activity.

Также есть энергетическая, физическая сторона этой умственной деятельности.

And that energy goes out, communicates,

И эта энергия исходит вовне, она взаимодействует с другими.

and it manifests in various appearances – either the physical body that’s the basis for this, or appearances like sights and sounds of various things that we perceive: the appearances of the mental holograms.

И она выражается как различные видимости, видимости умственных голограмм, как нашего тела, так и всевозможные внешние видимости, которые мы воспринимаем, – звуки, запахи и так далее.

All of this, this mental activity and all these aspects of it, are limited (for us) in the sense that they’re not functioning at their fullest level,

Умственная деятельность и все её аспекты для нас сейчас ограничены – в том смысле, что они не действуют в полной степени.

and this is because they are – the term is “tainted” (zag-bcas; contaminated). So, mixed or stained with – the most fundamental thing is unawareness of reality or confusion about it (ignorance).

И это происходит из-за того, что они «испорчены», или загрязнены, – неведением, или заблуждением, в отношении реальности.

Not only is it confused about reality but, even more fundamentally, it makes appearances of things, these holograms, that don’t quite correspond to how things exist.

И не только имеет место неосознавание реальности, но ещё проблема в том, что эти умственные голограммы появляются несоответственно с тем, как вещи существуют на самом деле.

Like everything changes from moment to moment, but it makes an appearance that things don’t change, that they’re permanent, for example.

Например, все явления изменяются от момента к моменту, но у нас появляются видимости этих явлений, как будто они неизменны.

Like imagining that we can be eternally young.

Например, мы представляем, что мы можем быть вечно молодыми.

And there’s confusion about that because the mind makes it appear like that to us, but we’re confused and we believe that it’s true.

И это заблуждение, потому что у нас в уме появляется видимость, как будто бы это действительно так, и мы верим в то, что это верно.

And therefore we have disturbing emotions (emotional afflictions). On the basis of that, we act in all sorts of impulsive ways that builds up karma that just causes more and more problems.

И у нас из-за этого появляются беспокоящие эмоции, и мы действуем всевозможными разрушительными способами, таким образом создавая больше и больше кармы.

But, nevertheless, although we are limited in that way, and our bodies are limited in that way, our minds are limited in that way – nevertheless, all these obscurations, these stains, are “fleeting” (is the term). Which means that they can be removed; they’re not part of the essential nature of that mental activity.

И несмотря на то, что сейчас мы ограничены, ограничены наши тело и ум, тем не менее, поскольку эти преходящие загрязнения (это особый термин – «преходящие загрязнения») не являются природой нашего ума, они могут быть очищены.

This is because they’re not present in every single moment and it’s possible to actually get rid of them.

Они не присутствуют в каждый момент времени, и поэтому от них можно окончательно избавиться.

When we talk about these Buddha-nature factors, what we’re talking about are the factors which are part of the actual essential nature of this mental continuum, not part of these fleeting stains.

И когда мы говорим об этих факторах природы будды, речь идёт о факторах, которые являются частью сущностной природы нашего ума: они не относятся к этим приходящим загрязнениям.

So we need to recognize that we have these basic factors,

И нам нужно узнать, что в нас есть эти основополагающие факторы,

despite the fact that they – in our present state – they’re not purified yet, of these limitations.

несмотря на то что в настоящий момент времени они пока ещё не очищены от этих ограничений.

But it is possible, through various methods, to be able to first partially purify them and then fully purify them, so that we achieve what’s called a true stopping, true cessation, of all of these stains and limitations.

Но, тем не менее, благодаря применению различных методов, мы можем сначала частично, а потом и полностью очистить эти факторы, так что в конце произойдёт полное прекращение этих нечистых загрязнений.

And if we get a true stopping of believing that these deceptive appearances refer to reality – we stop believing that – we’ll get a true stopping of the disturbing emotions and of karma as well.

Если мы поймём, что обманчивые видимости на самом деле не имеют никакого отношения к реальности, то у нас перестанут возникать и беспокоящие эмоции, и, соответственно, карма.

And with that state, we are a liberated being. We’re liberated from samsara, uncontrollably recurring rebirth,

И таким образом мы достигнем состояния освобождения, то есть освобождения от сансары – неконтролируемо повторяющегося перерождения.

and we’re known as an arhat, a liberated being.

Тогда мы будем архатом – освобождённым существом.

And if we can achieve a true stopping of this deceptive appearance-making, our mental activity producing these deceptive appearances – we [already] don’t believe that they refer to reality – but if we can get that mental activity to stop doing that, which is possible, then we are an enlightened Buddha.

А если мы не только перестанем верить в эти появляющиеся обманчивые видимости, но и полностью прекратим их появление в нашем уме, то тогда мы достигнем состояния просветления, состояния будды.

The deceptive appearance, on one level, is that everything exists isolated from everything else, as if it was encapsulated in plastic or with a solid line around it,

Когда мы говорим об этих обманчивых видимостях, на одном уровне мы имеем в виду то, что нам кажется, что все явления существуют независимо друг от друга, изолировано, то есть как будто бы они находятся в каких-то пластиковых упаковках или как будто бы они обведены вокруг сплошной чертой,

just establishing itself right there where it seems to be sitting in front of our eyes, unrelated to causes, conditions, etc.

как будто они действительно доказанным образом существуют так, каким образом они предстают перед нами, независимо ни от каких других явлений.

And when we stop believing that and when our minds, our mental activity, no longer projects this deceptive appearance, then we perceive, as a Buddha, the interconnection and interrelatedness of absolutely everything.

И сначала мы прекращаем верить в эти обманчивые видимости, потом наш ум полностью перестаёт их создавать. И тогда, когда это случается, мы видим взаимосвязанность всех вещей – это состояние будды.

This is what it means to be omniscient, to have an omniscient mind. We see everything interconnected, so we know what all the causes are for somebody’s condition or what will be the effects of anything that we teach them, etc.

И в этот момент мы видим взаимосвязанность, взаимозависимость всех явлений – это как раз то, что называют всеведением. Мы знаем, для того чтобы произвести тот или иной результат, какие причины и условия нам нужны и, если мы научим других существ тем или иным учениям, что будет в итоге.

So we saw that there are some – in terms of these factors, these Buddha-nature factors – there are some that are naturally abiding. In other words, they’re always there and they never change.

Итак, среди этих факторов природы будды некоторые пребывают всё время. Это постоянно присутствующие умственные факторы, они никогда не изменяются.

There’s the fact that this mental activity doesn’t exist in impossible ways, it’s always the case. That’s its voidness.

Например, тот факт, что поток нашего ума не существует невозможными способами и никогда не существовал, – всегда имеет место быть. И это как раз то, что мы называем пустотностью.

And the actual mental activity itself – giving rise to holograms, cognitively engaging – this mental activity, that also goes on forever. Of course it has a different object in each moment, but it’s something which is naturally abiding.

И умственная деятельность, а именно создание умственных голограмм и их познание, также происходит всё время, постоянно, в каждый момент времени.

It’s on that basis – that there’s always this giving rise to holograms and engagement with it, and this not existing in impossible ways – that it’s possible to purify away the junk, the obscurations that are there. They’re obscuring it, limiting it.

Просто она всё время меняет свой объект. И так как у нас есть этот процесс появления умственных голограмм и познания и этот процесс при этом свободен по своей природе от этих приходящих загрязнений, его можно полностью очистить, так что в конце концов мы устраним эти ограничения.

This limiting – what type of holograms, the extent of the holograms that can arise, and it’s limiting what those holograms look like. These obscurations are limiting that,

У нас есть препятствия, омрачения, которые ограничивают вид этой умственной голограммы – каким образом она перед нами появляется.

so it’s making deceptive appearances

И из-за этого появляются ложные, обманчивые видимости.

and it’s limiting our cognitive engagement with it – in other words, our understanding.

И у нас ограничена из-за этих омрачений познавательная способность.

Nevertheless, we have the basic activity of giving rise to holograms and some sort of knowing of it, even if it’s knowing something with confusion.

Но, тем не менее, эта умственная деятельность постоянно происходит: эти голограммы появляются и мы познаём их, даже если это познание связано с заблуждением.

And we spoke about other factors that accompany this mental activity.

И мы говорили о других факторах, которые сопровождают эту умственную деятельность.

So we have these networks we spoke about: positive force and deep awareness.

У нас есть системы глубокого осознавания и положительной силы, о которых мы говорили.

The indication that we have some positive force is that we experience happiness sometimes.

Как доказать, что у нас есть эта положительная сила? На основании того, что мы иногда чувствуем счастье.

If we experience any happiness, even if it’s happiness that doesn’t last and never satisfies – nevertheless, that’s an indication that it has come from some positive force that we have.

Какое бы счастье мы ни испытали, даже если оно не длится долго и если оно не удовлетворяет нас полностью, тем не менее, если мы его испытываем – это результат того, что у нас была накоплена определённая положительная сила.

So no matter how miserable we are and how difficult our lives are, surely everybody has experienced at least a few moments of relative happiness in their entire lives.

И как бы ужасна ни была наша жизнь, сколько страданий бы мы ни испытывали, тем не менее, в жизни каждого человека есть какие-то моменты, когда мы испытываем это относительное счастье.

And here we’re talking about the human realm

Сейчас мы говорим о мире людей

and the animal realm.

и о мире животных.

And if we have some understanding of something – even though it might not be actually this deep awareness that comes from thinking about Dharma things – but if we have some sort of understanding, it gives some sort of hint that we have some deep awareness, this network of deep awareness.

И если у нас есть хотя бы какое-то понимание – необязательно возникшее на основании слушания, размышления и медитации, – хотя бы какое-то понимание, то у нас есть уже определённый намёк, что такое система глубокого осознавания.

So these are the things that we need to distinguish in ourselves in order to become convinced of these Buddha-nature factors.

Вот явления, которые нам нужно различать, которые нам нужно обнаружить в себе, для того чтобы убедиться в том, что у нас действительно есть факторы природы будды.

We try to recognize, distinguish: I do have some happiness sometimes.

Мы пытаемся различить, пытаемся обнаружить, что, да, периодически я испытываю счастье;

I am capable of understanding things,

я способен понимать,

even if it’s just how to tie my shoes.

даже если речь идёт просто о завязывании шнурков;

And I have physical energy that manifests in doing things.

и у меня есть физическая энергия, которая проявляется, которая что-то делает;

The appearance of myself, the appearance of how things are.

есть видимость проявления меня самого и видимости проявления других вещей;

This energy goes out and I am able to communicate;

и эта энергия исходит вовне, и я могу взаимодействовать с другими явлениями;

I’m able to influence others,

я могу влиять на других;

engage in activity.

то есть я произвожу какую-то деятельность;

I have some positive good qualities: kindness – sometimes we’re kind, for example.

у нас есть определённые хорошие качества, достоинства, например доброта и так далее – иногда я бываю добр;

And I know from my experience that all of these things can be uplifted, inspired, by some inspiring figure, whether it’s a Buddha, spiritual teachers, anybody. We are capable of being inspired, uplifted.

и на своём опыте я знаю, что эти факторы могут быть стимулированы к росту – мы можем получить вдохновение от будд, от учителей, от каких-то вдохновляющих фигур.

You recognize… For instance, some people are inspired by music. Some people are inspired by a beautiful sunset. It makes you happier, it gives you more energy. It’s an indication that we can be inspired, that all these various factors of our mental activity can be uplifted. That’s also part of Buddha-nature.

Мы можем испытывать вдохновение – мы знаем это. Иногда люди испытывают вдохновение от музыки или при созерцании восхода или заката, и это показывает, что у нас есть эти факторы природы будды, которые могут быть каким-то образом приподняты, стимулированы к росту.

So let’s take a few minutes to just try to recognize these things in ourselves

Давайте несколько минут подумаем о том, как мы можем обнаружить эти факторы в нас.

and try to appreciate that we have all the working materials within ourselves – we don’t have to get them from somewhere else –

И нам важно ценить то, что у нас уже есть эти факторы как рабочий материал, который нам не нужно получать откуда-то извне:

some positive force, understanding, energy, etc.

положительную силу, энергию, понимание и так далее.

And realize that even though they’re limited now,

И мы осознаём, что, несмотря на то что они ограничены сейчас,

it is possible for them to be uplifted through some sort of inspiration.

их можно усилить благодаря тому или иному вдохновению.

So that it is possible for them to be uplifted, and developed, and evolved to the fullest extent in which they’re not limited at all.

Они могут быть таким образом стимулированы к росту, и постепенно они будут расти и расширяться, до тех пор пока они не станут безграничными.

And this is because none of these exist – these limitations, etc., or the mental activity itself – none of them exist in some impossible way, like fixed, solid, and they can never be changed. So “I’m just a terrible person, and I’m stupid, and nothing can affect that” – that’s impossible.

Это связано как раз с отсутствием невозможных способов существования нас и этих факторов. Например, мы не существуем как очень глупый человек, который никогда не изменится.

So let’s take a few minutes to reaffirm that in ourselves. It’s a very good practice to do to overcome times when we feel depressed and feel sorry for ourselves.

Давайте некоторое время поразмышляем об этом. Это поможет нам взбодриться, поможет нам почувствовать вдохновение. И это особенно полезно для тех моментов, когда мы чувствуем уныние, когда мы кажемся себе недостаточно хорошими.

[пауза]

Okay. So this is a little bit of a taste of some of the basic meditations that we can do concerning these Buddha-nature factors, these family traits.

Вот мы попробовали одну из медитаций, которую можно делать, когда мы говорим о природе будды, то есть об этих семейных особенностях.

And when we come across the term that these are the sources of being a Buddha, or the womb giving rise to a Buddha, we shouldn’t think that some Buddha is sitting inside it and is going to pop out.

И когда мы встречаем такие термины, как «источник будды» или «чрево, из которого родится будда», нам не следует думать, что внутри нас сидит некий будда, который в какой-то момент родится, или появится.

It’s just indicating that from which becoming a Buddha will be born, in a sense.

Эти термины обозначают то, из чего в конечном счёте появится будда – в некотором смысле.

In other words, what will give rise to our being a Buddha and the various Buddha bodies – we discussed that yesterday – the various aspects of a Buddha.

Другими словами, из чего произойдёт состояние будды и те различные тела будды, о которых мы говорили в прошлый раз.

So today I’d like to go further, this morning, in our discussion, by looking at some of the features of this mental activity

И сегодня утром я бы хотел продолжить наш разговор с описания некоторых характеристик умственной деятельности,

which are involved primarily with the side of cognitive engagement with things.

в первую очередь, когда мы говорим об аспекте познавательного вовлечения ума в объект.

Remember, mental activity is a twofold process, which is talking about the same activity just from two points of view:

Итак, умственная деятельность – это двухступенчатый процесс, то есть, есть два аспекта умственной деятельности, две точки зрения на неё,

giving rise to a mental hologram of something, and a cognitive engagement with something.

а именно появление умственной голограммы объекта и умственная вовлечённость в этот объект.

So we can understand that this is one process, with the example of thinking:

И мы можем понять, что речь идёт об одном и том же процессе, если, например, мы обратимся к мышлению.

The arising of a thought and the thinking of a thought are the same thing. It’s not that first there’s an arising of the thought and then you think it.

Появление мысли и само мышление – это одно и то же. Дело не обстоит так, что сначала появляется мысль, а потом мы её думаем.

It can’t be the arising of a sight and then you see it, because how would you ever see it if the seeing comes after?

Если бы у нас сначала появлялся какой-то зрительный образ, а потом бы мы его видели, как было бы вообще возможно это видение, если оно следует за самим появлением образа?

So the arising of a sight is the seeing of a sight.

Появление образа – это и есть его видение.

Okay? Now we can start to analyze actually what’s going on with this mental activity, the cognitive side of it,

Итак, давайте исследуем, что происходит с этой умственной деятельностью, в частности с её познающим аспектом.

because this will give us further indications of what we can work with in terms of – specifically, it will be good qualities.

Потому что благодаря этому мы сможем лучше понять, с чем же нам, собственно, предстоит работать, и в частности речь будет идти о достоинствах, о положительных качествах.

Because as a Buddha we’ll also have mental activity;

Потому что, когда мы станем буддами, у нас также будет умственная деятельность.

the only difference is that it’s not limited

Разница только в том, что она не будет ограничена

in any way –

никаким образом, никаким способом,

no obscurations.

не будет никаких препятствий, омрачений.

Первичное сознание

Now when we cognitively engage with something… “Cognitively engage” (‘jug-pa) means to see, hear, smell, taste, feel a physical sensation,

Когда мы познаём что-либо, когда присутствует этот аспект познавательной вовлечённости, например, когда мы видим, слышим, обоняем, чувствуем вкус,

to know something, to be confused about it – that’s a cognitive engagement –

мы можем знать что-то, мы можем заблуждаться в отношении чего-то – всё это тоже является познавательной вовлечённостью, –

to think something, to feel some emotion.

мы можем чувствовать что-то, какую-то эмоцию, мы можем думать о чём-то.

All of these are mental activity.

Всё это виды умственной деятельности.

And in each moment there are many parts to what we are actually experiencing.

И в каждый момент времени есть многочисленные факторы, что именно мы переживаем.

So we have what’s known as primary consciousness (rnam-shes) and mental factors (sems-byung; subsidiary awarenesses).

Есть то, что называется первичным сознанием (rnam-shes) и умственными факторами (sems-byung) или ментальными факторами.

Primary consciousness is what is aware of the essential nature (ngo-bo) of the object.

Первичное сознание – это то, что воспринимает сущностную природу (ngo-bo) объекта.

It’s that part of the mental activity that’s actually generating the hologram,

Это именно та часть умственной деятельности, которая, собственно, создаёт умственную голограмму,

and it is affecting what type of hologram it’s going to be.

и от неё зависит, какая именно это будет умственная голограмма.

Is it a hologram of a sight? Is it a hologram of a sound? Is it a hologram of a smell? Of a taste? Of a physical sensation? Of a thought?

Будет ли это голограмма зрительного образа, или звука, или запаха, или вкуса, или физического ощущения, или мысли.

So that’s the essential nature of the hologram. The essential nature is: what type of information is it?

Это сущностная природа этой голограммы. Сущностная природа означает, какого вида эта информация.

If you think in terms of the analogy of a computer:

Если провести здесь аналогию с компьютером,

A computer processes all sorts of information. It’s in digital form, electric impulses,

компьютер обрабатывает многочисленную информацию в виде электрических импульсов, в виде числовых данных,

but some information is visual, some information is audio.

и некоторая информация визуальная, некоторая аудиальная.

So the primary consciousness is what is aware of: is it visual information, or audio information, or smell information, etc.?

Первичное сознание – это то, что определяет, является ли это визуальной, аудиальной информацией или это информация о вкусе или о запахе.

That is there in every moment, because in each moment we’re going to be having mental activity dealing with one sense or another sense, or the mental sphere.

Это происходит в каждый момент времени, поскольку наша умственная деятельность постоянно присутствует или в одном органе чувств, или в другом, или в сфере ума.

Actually there are different opinions, but in each moment we can either have many of these things going on – we see and hear at the same time – or another description is that they alternate in nanoseconds, very, very tiny periods.

И есть разные точки зрения на то, возможно ли присутствие таким образом познания в разных органах, в сферах разных чувств. Например, можем ли мы видеть и слышать одновременно или это происходит поочерёдно, просто сознание переходит за наносекунды, быстро от одного к другому.

That’s just talking about what type of hologram is going to be arising, this primary consciousness,

Итак, первичное сознание определяет, какого типа умственная голограмма возникнет,

and it’s aware of it in terms of what kind of hologram or information it is: sight, sound, etc.

и оно осознаёт, какого вида эта информация к нам поступает – является ли это звуковой или визуальной информацией и так далее.

Виды сопутствующего осознавания

Then there’s a whole cluster of mental factors that accompany this primary consciousness,

Далее, есть целый пакет ментальных, умственных факторов, которые сопровождают это первичное сознание.

and these mental factors are given in various lists by the different Indian schools of Buddhism.

В разных школах буддизма есть разные списки этих умственных факторов, это в индийской традиции ещё.

So, for instance, the Theravada tradition lists fifty-two.

Например, в традиции тхеравады перечисляется пятьдесят два.

The Abhidharmakosha (that’s from the Vaibhashika school) has forty-six.

В «Абхидхармакоше» школы вайбхашики их сорок [шесть].

Asanga, representing the Chittamatra school in Mahayana, has a list of fifty-one.

Асанга – представитель школы читтаматра, махаянской школы, – даёт список из пятидесяти одного.

The Bon tradition – it’s not exactly Buddhist, but very similar – has also a list of fifty-one, but they’re a different set of fifty-one.

Бонская традиция, которая непосредственно не относится к буддизму, но очень похожа на него, также приводит список из пятидесяти одного, но это другие пятьдесят один ментальный фактор.

So each of the Buddhist traditions in India, in their abhidharma teachings, has a different list with a different number – a different way of classifying them. Welcome to the world of Buddhism!

Таким образом, различные индийские традиции и комментарии на абхидхарму дают разные списки и разные способы, как можно классифицировать эти умственные факторы. Добро пожаловать в мир буддизма!

In the list by Asanga, the list of fifty-one that the Tibetans primarily follow,

И в списке Асанги из пятидесяти одного фактора, которому, как правило, следуют тибетцы,

there are many mental factors that are not included in the fifty-one.

есть также и умственные факторы, которые не включены в список из этих пятидесяти одного.

For example: generosity,

Например, щедрость,

ethical discipline,

этическая дисциплина,

patience,

терпение,

love,

любовь,

compassion.

сострадание.

None of these are on the list of fifty-one.

Все они не включены в этот список из пятидесяти одного.

So what does that mean?

Что это означает?

That means that these fifty-one are just representative of an enormous number of mental factors

Это означает, что число пятьдесят один в данном случае означает, что этих умственных факторов на самом деле невероятно много.

and there are many, many more than just what we find in these lists.

И их на самом деле намного-намного больше, чем мы можем найти в этих списках.

So, fine. No problem.

Хорошо, никаких проблем с этим.

And when we see and look how do these mental factors that accompany each moment of the primary consciousness – how do they fit together with the primary consciousness –

И если мы посмотрим, каким образом эти сопровождающие первичное сознание умственные факторы соотносятся с этим первичным сознанием,

then the cluster of mental factors in the primary consciousness share five things in common.

то этот набор из ментальных факторов и первичное сознание разделяют пять общих признаков.

I call them the five congruent features (mtshungs-ldan lnga). That’s a big word. It just means the things that they share in common.

Я называю их пятью соответствующими чертами (mtshungs-ldan lnga). Это довольно большой термин, но что здесь имеется в виду – что у них есть пять общих свойств.

If we look at the five things – again, in different texts and different traditions there will be a slightly different listing of five,

И если мы посмотрим на список из этих пяти, то в разных традициях, в разных текстах мы найдём разные списки.

but they’re not really contradictory, they’re just looking at more aspects or organizing them differently.

Но они не противоречат друг другу, просто они включают в себя больше или меньше аспектов и по-разному их разделяют.

If we look at the list in Vasubandhu’s text – Abhidharmakosha (Treasure-House of Special Topics of Knowledge) –

Если мы посмотрим на текст Васубанху «Абхидхармакоша», то есть «Сокровищница особых тем знания»,

then these factors of primary consciousness share the same reliance (rten). They both rely on, for instance, the cognitive sensors (dbang-po) of the eyes – so the rods and cones of the eye – or the sound sensitive cells of the ear.

то первым из них, из этих факторов, будет общая опора (rten), то есть они полагаются на одно и то же. А именно, например, сознание глаза полагается на палочки и колбочки, которые у нас есть в глазе, то есть на чувствительные элементы этого органа чувств, то же самое и в отношении слуха – там тоже есть чувствительные к аудиоинформации клетки.

They’re all focused at the same focal object (dmigs-yul).

Далее, они сосредоточены на одном и том же фокальном объекте (dmigs-yul).

They are all also involved with the same mental hologram (rnam-pa) of what it’s aimed at, of the focal object.

Они вовлечены в одну и ту же умственную голограмму (rnam-pa), то есть на что они направлены – это один и тот же объект.

They are all occurring simultaneously, at the same time (dus).

Все они возникают одновременно, в одно и то же время (dus).

They all have the same natal source (rdzas), it’s said,

У всех их есть один и тот же натальный источник (rdzas).

which means that they come from… Natal source is referring to some sort of – literally the word is a “seed” (sa-bon, Skt. bija) in the mental continuum, some sort of tendency to have a certain type of experience.

Под «натальным источником» имеется в виду определённая склонность в потоке ума испытывать то или иное переживание, или тот или иной опыт. И его также ещё называют семенем (sa-bon, санскр. биджа).

According to Vasubandhu, although the various features and factors might come from different seeds or tendencies – like a tendency to be angry, a tendency to be happy, etc. – nevertheless, they fit together harmoniously.

И Васубандху говорит, что, несмотря на то что все эти переживания появляются из разных семян, тем не менее, мы испытываем их одновременно, они присутствуют в нас гармонично.

And Asanga, in another version, another variant of this, says they all come from one seed but, again, they all fit together harmoniously.

И Асанга в другом объяснении этой темы говорит, что они происходят из одного натального источника, из одного семени, но, тем не менее, они также в результате взаимодействуют друг с другом гармонично.

So we have a nice package of various factors and a primary consciousness involved in each moment of our mental activity. They fit together nicely.

У нас есть набор, пакет этих ментальных, умственных факторов, которые присутствуют в каждый момент деятельности нашего ума, и они сочетаются друг с другом гармонично.

Пять постоянно действующих сопутствующих осознаваний

Now what are these mental factors? What are the most important ones here?

Что это за умственные факторы, какие из них наиболее важны?

If we follow Asanga’s version, which the Tibetans tend to favor, in terms of what are the fifty-one – what are these mental factors? –

Если мы будем следовать объяснению Асанги, как это обычно делают тибетцы, – в том смысле, что это за пятьдесят один умственный фактор, –

we have five that are ever functioning (kun-’gro). They’re functioning all the time.

есть пять факторов, которые действуют непрерывно (kun-’gro), всё время.

This is relevant to our discussion of the Buddha-nature factors

И это очень важно для нашего обсуждения факторов природы будды,

because these are features, mental factors, features of our mental activity that we have now in a limited form, but we will continue to have this in a purified form as a Buddha.

потому что сейчас эти черты умственной деятельности есть у нас, но они ограничены, но, когда мы достигнем состояния будды, они будут те же самые, просто они будут неограниченными.

So we recognize that we have this mechanism of these mental factors that we can work with, even though they might be limited now. But the fact that we have them, that the mental activity works this way, is very, very significant.

Мы обнаруживаем, что у нас уже есть эти факторы, пусть даже сейчас они и ограничены, но для нас важно, что они у нас есть и что они уже работают.

I’ll give it in a slightly different order from the way that it appears in the text, so that perhaps it’s a little bit more easy to understand.

Я перечислю их в другом порядке, нежели они появляются в тексте, потому что, возможно, таким образом будет проще понять.

So we have, these are the five:
First of all, an urge (sems-pa, Skt. cetana).

Итак, из этих пяти первое – это побуждение (sems-pa, санскр. четана).

An urge causes the mental activity to face in the direction of an object, a focal object, or go in its direction.

Побуждение способствует тому, что умственная деятельность обращается в сторону того или иного объекта или направляется к нему.

Obviously, we have that in every moment. That brings the mental activity in the direction of – and obviously the body as well, if you’re going to turn and look at something else – it brings it in the direction, and our mental activity goes out in that direction toward an object.

Определённо, это мы испытываем в каждый момент времени, когда мы направляем внимание на разные объекты. Например, если мы видим другого человека, мы смотрим на него, мы поворачиваемся к нему – и это как раз будет вот этим направлением внимания – и потом у нас энергия исходит по направлению к этому человеку.

Then there is distinguishing (’du-shes, Skt. samjna).

Далее, различение (’du-shes, санскр. самджня),

And so it takes a special feature of the object,

благодаря которому происходит восприятие особой черты этого объекта, особенности,

of the appearing object – so, the hologram –

то есть появляющегося объекта – этой голограммы.

and it gives some significance to it, some conventional significance to it.

И различение приписывает этому объекту определённую значимость на обусловленном уровне.

In other words, within a sense field it distinguishes between, for instance, light and dark.

Например, в сфере нашего восприятия различение различает свет и тьму, светлое и тёмное.

I mean, we’re seeing a huge amount of information, and in order to deal with it we need to distinguish one little piece from everything else. That’s distinguishing. (It’s usually called “recognition,” but recognition is a misleading translation. Recognition implies comparing it to what we knew before and knowing what it is; this doesn’t necessarily mean knowing what it is.)

Когда мы видим, то в поле нашего восприятия появляется очень много объектов, и мы направляем своё внимание только на один, и для этого нам нужно различать, отличать его от всех остальных. И часто этот термин переводят как «узнавание», но это довольно неточный, сбивающий с толку перевод, потому что узнавание – это значительно более сложный процесс, который подразумевает, что мы видели этот объект до этого. Более того, различение не предполагает, что мы знаем, что это за объект, а узнавание предполагает.

This works both conceptually and nonconceptually, and this afternoon we’ll discuss that and explain that more fully.

Это работает на концептуальном и неконцептуальном уровне. В дневной сессии я остановлюсь на этом более подробно.

Then there is paying attention (yid-la byed-pa, Skt. manasi),

Далее, обращение внимания (yid-la byed-pa, санскр. манаси),

which also can be translated as “taking to mind.”

а также мы можем это перевести как принимание какого-то объекта в ум, то есть мы помещаем объект в ум.

It engages the mental activity with an object in a certain way.

Этот фактор вовлекается в познавательную деятельность объекта определённым способом.

So it can engage it in – like in terms of how much attention you pay to it: does it pay a lot of attention or not so much attention?

Мы можем вовлекаться в познание объекта по-разному: мы можем обращать на него много внимания или мало внимания.

And also it deals with how you take it to mind. Do you take it to mind – in other words, you consider it – in a way that accords with reality or which doesn’t?

И также от этого фактора зависит, каким образом мы удерживаем этот объект в уме: понимаем ли мы его соответствующим реальности образом или не соответствующим реальности.

I pay attention to this cup of water.

Например, я обращаю внимание на этот стакан воды.

When I’m looking at you, this cup of water is in my field of vision. I’m not really clearly distinguishing it because I’m paying attention to you.

Когда я смотрю на вас, то этот объект, стакан, находится в поле моего восприятия, но я не [различаю его ясно], потому что в этот момент моё внимание направлено на вас.

But now, with an urge to look more closely at the cup of water, I distinguish that and I pay attention to it.

Но если у меня появляется побуждение посмотреть на этот стакан с водой, то я отличаю его от всех остальных объектов и после этого обращаю на него внимание.

And I can consider it mine or I consider it yours. If it’s mine, that’s correct. If I consider it yours, then that’s incorrect. So, how we consider it.

И я могу по-разному к нему относиться, считать его тем или иным. Я могу считать, что это мой стакан, и тогда это будет верно, или я могу считать, что это ваш стакан, и тогда это будет неверно.

Then there’s contacting awareness (reg-pa, Skt. sparsha).

Далее, есть контактирующее, соприкасающееся осознавание (reg-pa, санскр. спарша).

I mean, all of these are an awareness, a way of knowing something.

Всё это различные виды познания объекта, различные виды осознавания.

And with this, we differentiate the object as being pleasant, unpleasant, or neutral.

Благодаря этому фактору мы воспринимаем объект или как приятный, или как неприятный, или как нейтральный.

So the way that the type of awareness that is contacting this object, that this mental factor is pleasant.

В данном случае какой это будет вид соприкасающегося осознавания? Оно будет считать этот объект приятным.

Contacting this – the awareness that I have, that is how I’m contacting, how I’m connecting with this object; it’s as something pleasant. If I think in terms of the pain in my back, the contacting awareness of that is an unpleasant contacting awareness.

То есть этот вид осознавания определяет, когда мы входим в контакт с этим объектом, приятное мы испытываем переживание или нет. Например, когда я смотрю на этот стакан, когда моё осознавание соприкасается с ним, то я чувствую приятное ощущение. Если я направляю внимание, или познание, на боль в спине, то я испытываю неприятное ощущение.

So, everything that we engage with, we experience it, in a sense (“contacting” is the word, but it’s a difficult word to find another word for), but we’re coming in contact with it in a pleasant way, or an unpleasant way, or a neutral way. It’s going on all the time.

Все объекты, которые мы познаём, – и это происходит всё время – с помощью этого контактирующего, или соприкасающегося, осознавания (довольно трудно подобрать здесь подходящее слово) мы или вступаем в соприкосновение которое приятно, или которое неприятно, или которое нейтрально.

What does pleasant mean? We have to look at the Tibetan word,

Что здесь имеется в виду под «приятным»? И нам важно посмотреть на тибетское слово.

which I’m translating as “pleasant” because I can’t find a better word.

Я перевожу его как «приятное», потому что я не знаю, как перевести это лучше.

The word literally means it “comes to mind” (yid-du’ong-ba, Skt. manapa). So it comes to your mind easily. It’s comfortable. “Unpleasant” is it doesn’t come to your mind (yid-du ma-’ong-ba, Skt. amanapa). So it doesn’t come to your mind easily. It’s unpleasant.

Тибетское слово для «приятного» означает, что этот объект легко входит в наш ум (yid-du’ong-ba, санскр. манапа), нам комфортно, удобно с ним. В то время как слово «неприятное» означает, что этот объект не входит в наш ум легко (yid-du ma-’ong-ba, санскр. аманапа), нам неудобно с этим объектом.

My teacher, Serkong Rinpoche, always emphasized you really need to look very, very closely at the words. He used the image of a cow. You can milk from the words a lot of meaning.

Мой учитель Серконг Ринпоче говорил, что важно очень внимательно обращаться к исходному слову. Он сравнивал это с коровой: если мы обратимся к тибетскому или индийскому исходному слову, то мы сможем «надоить» очень много «молока» из него, то есть надоить смысла.

So that’s what it means, that the contacting of it, it comes easily to mind. It comes to your mind easily. Or it doesn’t come easily to your mind: you sort of don’t really want it, you don’t want to perceive that – like the pain in my back.

Итак, вот что здесь имеется в виду: или этот объект входит в наш ум легко, свободно, или, наоборот, он не входит в наш ум легко, мы не хотим воспринимать его, например, как в случае с болью в спине.

And the type of contacting awareness that we have is going to be the basis for the fifth of these ever-functioning mental factors, which is feeling (tshor-ba, Skt. vedana) some level of happiness.

Соприкасающееся осознавание с этим чувством – приятный/неприятный/нейтральный – является основой для пятого из этих умственных факторов, а именно чувства счастья или несчастья (tshor-ba, санскр. ведана).

When we hear the word “feeling” in a Buddhist context, it’s only referring to this: feeling some level of happy or unhappy, somewhere on the spectrum.

Когда мы в буддизме слышим слово «чувство», то под ним понимается определённое чувство счастья или несчастья на всём этом спектре от абсолютного счастья до абсолютного несчастья.

So, on the basis of pleasant contacting awareness – it comes easily to mind – we feel happy. Happiness is: we would like it to continue.

Наше осознавание соприкасается с объектом, у нас появляется приятное чувство, и в этот момент мы счастливы. Что значит счастливы? Мы хотим продолжать соприкасаться с этим объектом.

And, on the basis of unpleasant contacting awareness – it doesn’t come easily to the mind, we basically want to get rid of it – we feel unhappiness. “Unhappiness” is the same word as “suffering” (mi-bde-ba, Skt. duhkha). Unhappiness is: I don’t want to continue this; I want to be parted from this.

Если соприкасающееся осознавание даёт нам неприятное чувство, то мы чувствуем несчастье (mi-bde-ba, санскр. дукха) на основе этого и хотим отделиться от этого объекта.

And neutral contacting awareness. We feel neutral about it – neither want to continue it nor to discontinue it. We feel neutral looking at the wall.

В случае с нейтральным соприкасающимся осознаванием мы не хотим ни продолжать, ни прекращать взаимодействовать с этим объектом, то есть, например, мы смотрим в стену – наше чувство совершенно нейтрально.

Although eventually, after we’ve been looking at the wall long enough, we will want to turn our minds away. So there is an urge to turn the mind away to look at something because the contacting awareness of looking at the wall is no longer pleasant. We feel a little bit unhappy about it, so we’re dissatisfied, so you turn your head and you look at something else.

А в какой-то момент, если мы будем долго смотреть на стену, у нас появится побуждение перевести взгляд на что-то другое. Почему? Потому что у нас уже появится некий небольшой уровень несчастья: этот объект, стена, нам начнёт казаться неприятным – и мы переведём взгляд.

So, as a Buddha, we’re still going to have these five all the time.

И в состоянии будды у нас также будут работать эти пять факторов.

The urges will be there to engage with everything. Buddha engages with everybody simultaneously

У будды есть побуждение, поскольку он вовлекается, он взаимодействует со всеми [существами], и он взаимодействует с ними одновременно.

and distinguishes everybody individually – is able to pay attention to everybody equally.

И он различает каждое существо отдельно, для того чтобы он мог уделять равное внимание всем.

And the contacting awareness is always super pleasant, and the feeling of happiness is super happiness.

И его соприкасающееся осознавание всегда в высшей степени приятно. Соответственно, уровень счастья всегда – это наивысший уровень счастья.

So the fact that we have these ever-functioning mental factors is going us to enable us, when we’ve purified all the limitations, to have these function in the fully pure way as a Buddha.

И так как у нас есть эти умственные факторы, когда мы их полностью очистим, то они будут действовать в полной степени – так, как они действуют у будды.

Пять сопутствующих осознаваний уверенности

Then we have another five, which are called the five ascertaining factors (yul-nges lnga). They ascertain in the sense that they help us to become more certain about an object.

Далее, есть пять факторов уверенности (yul-nges lnga). Их называют факторами уверенности, поскольку благодаря им мы обретаем уверенность в отношении объектов.

So we have intention (’dun-pa, Skt. chanda).

У нас есть намерение (’dun-pa, санскр. чханда),

The intention is the wish to obtain an object, or to achieve a goal, or to do something with it.

а именно намерение завладеть объектом, или достичь цели, или сделать что-то с объектом.

It can be to meet with what we’ve previously met with, not to be parted with what we’re presently being aware of,

Например, это может быть намерение встретить объект, с которым мы встречались в прошлом; или не отделяться от объекта, который мы осознаём в настоящее время;

or it can be keen interest to engage with something in the future.

это может быть живой интерес воспринять, встретиться с чем-то в будущем.

So Buddha has the intention to benefit everybody.

Намерение будды – это принести пользу всем существам.

I mean, we have intention all the time. I’m looking at this cup of water, paying attention to it, etc., and there’s the intention: What am I going to do with it? I’m going to pick it up and drink it.

И у нас есть намерение в каждый момент времени. Например, когда я смотрю на стакан с водой, я уделяю ему внимание и у меня есть намерение взять его и выпить воду.

So, obviously, because we have intention we would like to make it pure and have a pure intention to benefit everybody – no matter what we’re doing, may it be of benefit to everyone.

И поскольку у нас уже есть это намерение, мы можем сделать его чистым – что бы мы ни делали, мы можем направлять это на принесение пользы всем существам.

The next one is called firm conviction (mos-pa, Skt. adhimukti).

Следующий – это твёрдая убеждённость (mos-pa, санскр. адхимукти).

And this is focusing on some sort of fact – that we have validly become certain that it’s this and not that –

И это сосредоточение на том или ином факте, в отношении которого мы совершенно уверены, что это то, а не это.

and it makes our belief firm so that it won’t be swayed.

И благодаря этому умственному фактору наша уверенность сильна, так что она не колеблется.

So it can either be the firm conviction, or we can describe this in terms of the spectrum of how convinced are you of something.

Мы можем говорить о твёрдой уверенности или мы можем говорить о спектре, о разных уровнях уверенности в чём-либо.

So, as a Buddha, when we have understood reality, we have to be firmly convinced of that. Nothing is going to sway us.

Например, как у будды у нас будет полная убеждённость, или уверенность, по поводу того, каким образом существует реальность, – такая, что нас ничто не сможет поколебать в этой убеждённости.

We have to be firmly convinced when we are helping somebody, teaching them something, showing them something, that this is the best thing to teach them, this is the most appropriate one. Now sometimes we’re convinced of things, sometimes we’re not.

В состоянии будды у нас будет полная уверенность в том, что учение, которое мы даём другим, или помощь, которую мы им оказываем, – это действительно самый лучший способ помочь этим существам, в то время как сейчас у нас нет этой убеждённости – иногда она больше, иногда она меньше.

Next one is mindfulness (dran-pa, Skt. smrti).

Далее, памятование (dran-pa, санскр. смрити).

This is a difficult word to translate.

Это очень сложное слово для перевода.

It is the mental factor of holding onto an object

Это умственный фактор, благодаря которому происходит удерживание объекта,

and not lose it, not let go, not forget it.

так что наш ум не теряет его, не забывает о нём.

This is a factor that we work with a great deal in concentration meditation.

Именно с этим фактором мы работаем в первую очередь, когда занимаемся медитацией сосредоточенности.

Hold onto the object of focus and not let go. That is the main activity in any sort of concentration meditation.

В любой медитации сосредоточенности наша основная цель – это удерживать объект, не давать нашему вниманию уходить от объекта.

It’s like a mental glue. And obviously it could be strong or weak.

А памятование похоже на «умственный клей», и он может быть более или менее сильным.

And it is the same word that is translated as “to remember.” When you remember you’re holding onto something similar to what we experienced in the past.

И это то же самое слово, которое используется для того, чтобы обозначать воспоминание. Потому что, когда мы вспоминаем о чём-то, мы удерживаем в уме то, что с нами произошло в прошлом.

So when we talk about memory in Buddhism, we’re not talking about the activity of “I remember it” – so you store the information in some sort of box, or bringing it back out of the box and recollecting it. We’re not talking about that activity. We’re talking about when you’re actually actively holding onto it and remembering it.

То есть здесь не имеется в виду наше понимание воспоминаний как некого ящика, где хранятся все наши воспоминания, из которого мы вытаскиваем какое-то из них. Здесь речь идёт о умственной деятельности, когда она удерживает воспоминание, не даёт ему уйти.

I don’t know if it works in Russian, but in English when you think in terms of remembering something: “This happened, now I’m going to remember it.” – so you put it in a box in your mind, in your memory box. “And now I remember it.” – so it comes back out of the box and now I’m actively remembering it, so I’m holding onto it.

И я не знаю, как это работает в русском, но мы можем так сказать в английском, что мы думаем о воспоминаниях как о процессе, когда мы сначала что-то положили в ящик, мы запомнили это, потом мы из ящика достаём, то есть вспоминаем, а потом уже мы удерживаем это воспоминание в уме.

But, from the Buddhist analysis, there isn’t some box called “memory” sitting in our head that we throw things in then take it back out.

С буддийской точки зрения нет какого-то ящика с воспоминаниями, куда мы кладём эти воспоминания, а потом вытаскиваем из него.

But we’re just talking about that active thing of: when you hold onto something similar to the past, that’s remembering. So here “mindfulness” is the same word. It’s just to hold on and not let go.

И здесь поэтому мы говорим о памятовании как об удерживании этого явления, которое похоже на явление из прошлого. Мы удерживаем его и не даём ему уйти.

So a Buddha remains mindful and holds on absolutely fully to the needs of everybody and when it’s going to be appropriate to help them, and so on. So always one hundred percent mindful of everything.

И будда в полной степени памятует о потребностях, о нуждах абсолютно всех существ и о том, когда им лучше всего помочь, то есть он на сто процентов удерживает в уме абсолютно всё.

Then the next one is mentally fixating (ting-nge-’dzin, Skt. samadhi). That’s sometimes translated as “concentration.”

Далее, следующий фактор – умственная фиксация (ting-nge-’dzin, санскр. самадхи), которую также переводят как сосредоточение.

When we’re talking about mindfulness, we’re talking about holding onto the object and not letting go.

Когда мы говорим о памятовании, мы имеем в виду удерживание объекта, когда мы не даём ему уйти.

From another point of view, this mentally fixating (or concentrating) is just staying on the object. This is keeping you staying on the object, and mindfulness is holding on and not letting go. These are just two aspects of what’s going on.

С другой стороны, умственная фиксация – это когда внимание направлено на этот объект и остаётся на нём, то есть это одно и то же с двух разных точек зрения.

So a Buddha, of course, has perfect concentration – mentally fixating, always abides, the attention stays there, mindfulness – it doesn’t leave the situation of everybody and how to help them and what’s appropriate and what’s not appropriate.

То есть будда всегда удерживает в уме, он всегда умственно сосредоточен на нуждах всех существ и каким образом помочь другим – что уместно, а что неуместно.

And then we have discriminating awareness (shes-rab, Skt. prajna). Sometimes translated as “wisdom,” but that really is an inadequate way of translating it.

И далее, следующий фактор – это распознающее осознавание (shes-rab, санскр. праджня), которое часто переводят как мудрость, но это на самом деле неадекватный перевод.

So it discriminates. It focuses on an object of analysis and it differentiates the strong points from the weak points – the good qualities from the faults.

Это фактор, с помощью которого мы, когда мы сосредоточились на объекте, распознаём его положительные, отрицательные качества, недостатки, достоинства.

Differentiates what’s appropriate, what’s inappropriate. Is it correct? Is it incorrect?

Мы различаем, что уместно, что неуместно, что верно, что неверно.

This is obviously something which can be either with faults – so we’re discriminating incorrectly – or it could be absolutely correct. The Buddha, absolutely correct, and is able to discriminate everything correctly, all the different aspects of things.

И оно может быть правильным или неправильным. У будды оно на сто процентов правильное, то есть он правильно распознаёт все аспекты всех явлений.

And it helps us to overcome indecisiveness: Would this be good to do or not good to do? Should I do this, should I do that?

И этот фактор позволяет нам преодолеть нерешительность, когда мы не можем решить, следует ли сделать это или это, это правильно сделать или это.

In other versions of this, this is referred to as “intelligence.”

В других видах объяснения этот термин также называют интеллектом.

Intelligence means the ability to discriminate or differentiate between what’s correct, what’s incorrect, what’s appropriate to do, what’s inappropriate to do.

Итак, интеллект, то есть наша способность распознавать, что правильно, что неправильно, что уместно делать в этой ситуации, что неуместно.

To put it into simple words, we can figure out what to do in a situation and what’s correct. That’s intelligence. This is discriminating awareness.

Другими словами, этот интеллект, или распознающее осознавание, – это наша способность понять в той или иной ситуации, что нам делать, что уместно.

So we have all of these features in our mental activity.

У нас есть все эти свойства умственной деятельности.

According to Vasubandhu, in his version, all ten of these are there all the time.

И в соответствии с версией Васубандху, десять из них присутствуют всё время.

According to Asanga – another Indian text, the one that we’ve been following, this classification scheme – these ascertaining ones (this last five) are just there with constructive states of mind; so he defines them a little bit more specifically.

В другом тексте, Асанги, как раз которому мы следовали, когда говорили о пяти последних факторах убеждённости, – они не присутствуют всё время, они присутствуют только тогда, когда объект нашего познания конструктивен.

So, again, we can do certain types of meditation

И мы также здесь можем позаниматься медитацией,

in which we try to distinguish these various mental factors, these ten.

мы попробуем обнаружить эти десять умственных факторов у себя.

Here perhaps we can use the Western word to “recognize” them,

Мы можем здесь использовать наше западное слово «узнать» эти факторы,

because “recognize” implies comparing it to something that we have heard about or experienced before – now we have heard about these things, so we can recognize them, perhaps.

так как слово «узнавание» предполагает, что мы сравниваем с тем, что мы знаем в прошлом. И так как мы уже слышали об этих факторах, теперь мы можем попробовать узнать их.

And again, as we did with the basic Buddha-nature factors, to appreciate that we have these things; they’re there every moment; and although they might be limited, it’s possible to get rid of these limitations so that they’ll function fully as a Buddha, as a Buddha-mind.

И точно так же как мы это делали с факторами природы будды, нам важно признать, оценить, порадоваться тому факту, что у нас есть эти факторы. И хотя они ещё не развиты в полной степени, они действуют с ограничениями, мы можем стремиться к состоянию будды и убрать эти ограничения, так что эти факторы будут функционировать полноценно.

And also realize that it’s possible to change the levels of these things.

И также нам важно осознать, что мы можем действительно изменять уровень этих факторов.

When we speak about these mental factors, they cover a whole spectrum – like from not paying any attention at all to paying complete attention.

Каждый из этих факторов существует в спектре. Например, когда мы обращаем внимание, это спектр – полное невнимание до обращения внимания на сто процентов.

Or feeling completely unhappy, all the way to feeling completely happy. Well, usually it’s somewhere not so strong.

И у нас есть чувство счастья или несчастья – от абсолютного несчастья до абсолютного, совершенного счастья. И в нашей повседневной жизни, как правило, мы испытываем что-то посередине, то есть наше чувство счастья или несчастья не столь сильно.

Or intention. Intention has a lot to do with interest. So how much interest, or what do you intend to do with something. I’m interested, I intend to do something. Or I’m not interested and I don’t intend to do anything. So the level of interest that we have in things – the level of intention of what we’re going to do with it – covers a huge spectrum.

И намерение, которое зависит от интереса: мы можем иметь намерение сделать что-либо, и это зависит от того, заинтересованы ли мы в этом или нет, или у нас может не быть никакого намерения и никакого интереса. Опять же, у нас есть полный спектр.

It’s very interesting because all of these network together and come together. They fit harmoniously.

И очень интересно то, что все эти факторы связаны в единую сеть, в единую систему гармонично.

I’m distinguishing the pain in my back.

Я различаю боль у меня в спине.

There is an urge to be aware of this pain. And I’m distinguishing it. And it’s an unpleasant contacting awareness.

Появляется побуждение обратить внимание на эту боль, я различаю её, после этого появляется неприятное ощущение от её переживания.

And the more that I pay attention to it, the more unpleasant I am experiencing it,

И чем больше я внимания уделяю этой боли, тем неприятнее она становится.

right? This is with the consciousness of a physical sensation. The physical sensation is one of pain.

Здесь задействовано сознание физических ощущений, и оно воспринимает эту боль.

So it’s accompanied by all these factors: it’s an unpleasant contacting awareness, I’m paying a lot of attention to it, and I experience it with unhappiness,

И его сопровождают все эти факторы: я уделяю какое-то внимание этой боли и я испытываю несчастье.

and so I really would like to be rid of it. And so I have the intention to somehow get a medical treatment, acupuncture, or change my posture, or sit with a certain type of seat that will relieve it.

И так как я несчастлив, я хочу избавиться от этой боли, я хочу что-то предпринять, например обратиться к врачу, пройти курс акупунктуры, или просто сменить позу, или выбрать более удобное кресло.

Am I firmly convinced that this treatment is going to help and get rid of it? Well, not really, but there’s some level of conviction, otherwise I wouldn’t do it.

Полностью ли я убеждён в том, что курс лечения избавит меня от этой боли? Нет, не полностью, но у меня есть какой-то уровень убеждённости – в обратном случае я бы и не пошёл на это лечение.

And because the pain is intense, I’m mindful of it, I’m holding onto it – stupid me – I’m holding onto it

И поскольку боль интенсивна, то я удерживаю своё внимание на этом, такой глупый я.

and my attention stays fixed on it, so it’s abiding,

И моё внимание остаётся сфокусированным, зафиксированным на этом объекте, то есть оно пребывает на нём.

and I’m discriminating it as something which is really not good to continue. I really have to do something about it.

И я распознаю это явление как то, с чем я не хочу больше иметь дело, я хочу избавиться от этого.

Or distinguishing that there really is a problem here, discriminating that.

Или я распознаю, что да, действительно, у меня есть проблема с этим.

So, you see, all of these factors are fitting harmoniously together in one moment of mental activity.

Итак, все эти факторы гармонично присутствуют вместе в один момент умственной деятельности.

And what’s quite interesting is that this doesn’t exist in some impossible way – remember, voidness –

И, что очень интересно, они не существуют невозможным способом – помните о пустотности, –

as some solid thing, fixed, and it’s going to last forever,

что они существуют на каком-то уровне, который невозможно изменить, зафиксированном уровне, и именно такими они будут всегда.

because each of these factors is changing at a different rate. The combination is constantly changing each moment.

Поскольку каждый из этих факторов постоянно изменяется, уровень каждого из этих факторов, получается, что и всё сочетание, вся комбинация этих факторов тоже постоянно меняется.

So it’s still unpleasant, I still would like to get rid of it, but I’m paying less attention to it because I’m teaching now.

Сейчас это переживание боли в спине по-прежнему неприятно, я по-прежнему хотел бы от него избавиться, но я уже уделяю ему меньше внимания, потому что я сейчас даю учение.

So the intention is not to do something with it now, but to do something about it in the future. All these factors are changing all the time and at a different rate. There’s nothing solid about any moment of mental activity at all.

У меня есть намерение – пусть не сделать что-то с этой болью сейчас, но намерение сделать что-то с ней в будущем. Таким образом, все эти факторы не являются прочными: они существуют на разных уровнях, постоянно изменяющихся.

So it’s very important when we are in a mood – a negative mood, a bad mood – to be able to analyze all the different parts of it and see that all of these are changing and it’s possible to change it.

И когда мы находимся в плохом настроении, то мы можем увидеть, исследовать, что это настроение состоит из многих-многих факторов и эти факторы можно изменить.

I don’t have to pay attention to the pain in my back. I can pay attention to something else, even if it’s just watching television or listening to music. We are capable of controlling these various factors. That’s another mental factor which is, in a sense, willpower, discipline.

Мы можем уделять внимание не этой боли, а перевести наше внимание даже просто на такие вещи, как телевизор или музыка. И таким образом, получается, что мы можем, в некотором смысле, управлять тем, как эти факторы работают. И эта способность управлять – это ещё один фактор, который мы можем, например, назвать силой воли или дисциплиной.

And there’s no “me” separate from this, sitting in my head somewhere, saying, “Okay, now I’m going to change what I pay attention to,“ and then pressing a button.

И при этом не существует какого-то «я», которое было бы отдельно от всех этих факторов и которое думает: «Так, вот теперь мне нужно обратить внимание на что-то другое», – потом оно нажимает на кнопку.

These things are changing just on the basis of habit – what we’ve built up through meditation or what we’ve built up through habit in our life,

Все эти факторы меняются на основании привычек – или привычек, которые мы выработали в медитации, или привычек, которые у нас есть в нашей повседневной жизни;

applying willpower or applying different intention, etc.

привычка применять силу воли или применять намерение и так далее.

If we ask, who’s doing this? Well, of course, me. Who’s experiencing this? Me. It’s not somebody else.

Мы можем задаться вопросом: «Кто же делает всё это?» – «Я». – «Кто это всё переживает?» – «Конечно, это я, а не кто-то другой».

But that “me” is not some solid little person sitting behind the control board in our head, either watching what’s going on or pressing the buttons that are controlling it,

Но это «я» – это не какое-то отдельное «я», которое сидит за панелью управления в нашей голове и либо наблюдает за тем, что происходит, либо нажимает на кнопки, управляя тем, что происходит;

and living inside there like living in a house, and then when I die it’s going to move into another body and mind – into another house.

такое «я», которое живёт у меня в теле, в голове, и потом, когда я умру, оно переместится из этого тела в какое-то другое, в другой дом.

Although it feels like that, unfortunately, because there’s this voice going on in our head, so we think this little me is sitting in there talking.

Но, к сожалению, нам кажется, что это так, потому что у нас есть этот тихий голос в нашей голове, из-за которого нам кажется, что у нас внутри есть такое «я», которое там сидит и разговаривает.

So that’s what’s deceptive.

Вот это как раз и есть то, что обманчиво.

That’s what we have to stop believing, even though it feels like that, it seems like that.

Именно в это нам необходимо перестать верить, даже несмотря на то, что складывается ощущение, как будто это именно так.

In this discussion of all these various factors that we can work with to become a Buddha, you always have to remember that none of them exist in impossible ways. We have to remember the voidness of all of them.

И когда мы говорим о всех этих факторах, которые относятся к природе будды, то важно понимать, что они не существуют невозможным образом.

And because there isn’t some solid “me” separate from all of this, and “me” is just what we say is labeled onto all of it – that I’m doing it and nobody else is doing it –

И мы говорим о том, что «я» не отдельно от всего этого, «я» – это то, как мы обозначаем всё это. И когда мы говорим, что «я это делаю», – конечно, это делаю я, а не кто-то другой.

then because of that,

Далее, поэтому,

if we can purify completely all the different aspects of this mental activity, get rid of all of its limitations,

если мы сможем очистить все эти аспекты умственной деятельности, избавить её от всех ограничений,

so it’s functioning at its optimal, perfect level,

так что она будет действовать на совершенном, оптимальном уровне,

then we can still label “me” on top of that – for the reason it’s me,

мы можем по-прежнему обозначать это как «я»: «Кто это?» – «Это я».

and that means I am a Buddha.

И это как раз и будет означать, что «я будда».

It’s not that this little separate “me” sitting in my head now has a crown on it and is a Buddha,

Дело не в том, что у меня в голове сидит маленькое «я», маленький человечек, и теперь у него на голове появилась корона, и он теперь стал буддой.

or it was sitting there and it was a Buddha all along but it never knew it. This is a myth. This is totally not referring to reality.

Или что этот человечек сидит там в короне всё время: он был с самого начала, но мы просто не знали о том, что он там сидит как будда. Это в полной степени миф, это не имеет ничего общего с реальностью.

So, very important to understand the reality of everything that is involved here. That is very crucial.

И здесь жизненно важно понимать, каким образом существует всё, какова реальность того, о чём мы здесь говорим.

Одиннадцать созидательных эмоций

Now for some of these other mental factors, just very briefly.

Что касается всех остальных умственных факторов, то очень вкратце...

In this list from Asanga, this list of fifty-one mental factors,

В списке Асанги из пятидесяти одного умственного фактора

we have a list of eleven constructive mental factors (dge ba’i sems-byung bcu-gcig).

есть одиннадцать созидательных, или конструктивных, умственных факторов (dge ba’i sems-byung bcu-gcig).

And they don’t include love, and compassion, and patience, etc., as I said; so there are many more constructive ones than just these eleven.

Причём, как я уже сказал, сюда, в пятьдесят один не включаются такие, как щедрость, терпение, любовь и сострадание, то есть они ещё существуют отдельно.

When we talk about good qualities as an aspect of these Buddha-nature factors – that we have good qualities that can be enhanced – we’re referring primarily to these, these constructive mental factors.

Но когда мы говорим о достоинствах, которые мы развиваем на пути к состоянию будды, которые мы можем всё больше и больше развивать, то здесь имеются в виду именно эти одиннадцать созидательных умственных факторов.

So Buddha has these too.

И у будды есть и то и другое.

I’ll just give a few of them, not the whole list.

Я приведу только некоторые из них, не буду приводить весь список.

One is believing a fact to be true (dad-pa, Skt. shraddha).

Первое – это вера в истину (dad-pa, санскр. шраддха).

We have moral self-dignity (ngo-tsha, Skt. hri), that you care about yourself. With this you wouldn’t act destructively or stupidly. Have more regard for myself: so, self-dignity.

У нас есть чувство собственного достоинства (ngo-tsha, санскр. хри). Если оно у нас есть, то мы не будем действовать глупо, то есть у нас есть достоинство.

Care for how our actions reflect on others (khrel-yod, Skt. apatrapya). If I act really horribly, what is everybody going to think of my family? If I’m a woman, what are they going to think of women? If I’m Russian, what are they going to think of Russians? Etc.

Далее, это забота о том, как наши поступки скажутся на других людях (khrel-yod, санскр. апатрапья). Например, если я действовал глупо, то что другие люди подумают о моей семье; к примеру, если я женщина – что другие люди подумают о женщинах; или если я россиянин – что другие люди подумают о россиянах.

These two, moral self-dignity and care for how our actions reflect on others, are some of the most significant defining features of a constructive state of mind.

И вот эти два фактора, а именно чувство нравственного собственного достоинства и забота о том, как наши действия отразятся на других, – это два очень важных фактора, когда мы говорим о конструктивном, созидательном уме.

We also have a certain level of a mental factor which is absence of attachment. We call that detachment (ma-chags-pa, Skt. alobha).

Также есть такие умственные факторы, как, например, непривязанность (ma-chags-pa, санскр. алобха), то есть это отсутствие такого умственного фактора, как привязанность, которую мы называем словом непривязанность.

Detachment doesn’t mean that we’re not connected to anybody; it’s just that attachment – this is mine and I don’t want to let go.

И когда мы говорим о непривязанности, мы не имеем в виду, что мы не связаны с другими. Мы просто имеем в виду отсутствие ощущения, когда мы думаем: «Это моё, и я не хочу, чтобы это от меня уходило».

And lack of anger; we call that imperturbability (zhe-sdang med-pa, Skt. advesha). There’s nothing that can disturb me, some mental factor of that – nothing will make me angry. So is that really strong or is that weak? But this is a constructive factor.

И также мы можем говорить об отсутствии гнева, которое мы называем невозмутимостью (zhe-sdang med-pa, санскр. адвеша) – что бы ни произошло, я не разозлюсь. И опять же, этот фактор может быть очень сильным или может быть слабым.

And joyful perseverance (brtson-’grus, Skt. virya):

Далее, радостное усердие (brtson-’grus, санскр. вирья) –

to persevere, to continue working to help others.

мы с усердием продолжаем работать ради пользы других.

So, like this, there’s many, many of these factors.

Итак, есть множество подобных факторов.

So these are the ones, the good qualities that we want to increase.

И это положительные качества, которые мы хотим развивать.

Caring concern (bag-yod, Skt. apramada): we care about the effect of our actions on others; we’re careful, etc.

Например, заботливость (bag-yod, санскр. апрамада) – мы заботимся о том, как наши действия скажутся на других, мы заботимся о других.

Шесть коренных беспокоящих эмоций и состояний ума

Then we have the disturbing emotions (nyon-mongs, Skt. klesha). This is talking about the things that we want to get rid of.

Далее, беспокоящие эмоции (nyon-mongs, санскр. клеша) – это как раз то, от чего мы хотим избавиться.

We have certain ones which are known as the root disturbing emotions.

Среди них есть те, которые называются коренными беспокоящими эмоциями.

We have longing desire (’dod-chags, Skt. raga).

Например, страстное желание (’dod-chags, санскр. рага),

You overestimate the good qualities of something, and longing desire: if you don’t have it, I’ve got to get it!

когда мы переоцениваем положительные качества того или иного объекта. И страстное желание означает, что если у нас этого объекта нет, то мне обязательно нужно его достать, раздобыть, заполучить.

Attachment: I have it and I don’t want to let go.

Привязанность – когда у нас есть этот объект, но мы не хотим с ним расставаться.

And greed: no matter how much I have, I want more.

И жадность – сколько бы у меня ни было, я хочу больше.

Then we have anger (khong-khro, Skt. pratigha) or hostility (zhe-sdang, Skt. dvesha)

Далее, гнев (khong-khro, санскр. пратигха) или враждебность (zhe-sdang, санскр. двеша):

of either something that we don’t have – I don’t want to have it – or angry with it, or we have it and want to get rid of it.

у нас нет какого-то объекта и мы не хотим, чтобы он у нас был, мы испытываем гнев в отношении его. Или, если у нас этот объект есть, если мы с ним уже соприкасаемся, то мы хотим от него избавиться.

And arrogance (nga-rgyal, Skt. mana):

Далее, высокомерие (nga-rgyal, санскр. мана) –

I’m so wonderful.

я так чудесен.

Unawareness (ma-rig-pa, Skt. avidya): I’m just unaware of cause and effect, or unaware of reality.

Неосознавание (ma-rig-pa, санскр. авидья) – или неосознавание причин и следствий, или неосознавание реальности.

When it’s associated with some destructive state of mind, that’s called naivety (gti-mug).

Если этому неосознаванию сопутствует ещё какое-либо разрушительное состояние ума, то мы называем это наивностью (gti-mug).

We have indecisive wavering (the-tshoms, Skt. vicikitsa): can’t decide; that really cripples us from being able to do anything, so it’s a disturbing emotion.

Также нерешительное колебание (the-tshoms, санскр. вичикитса), когда мы не можем принять решение, что нам делать, мы колеблемся и это удерживает нас от любых действий, мы не можем ничего добиться.

In addition to these five, we have what’s known as – a sixth one – deluded outlooks (lta-ba nyon-mongs-can, Skt. drishti). And there’s a whole list of five of those.

И кроме этого есть ещё список из искажённых взглядов (lta-ba nyon-mongs-can, санскр. дришти), или воззрений.

These are sort of attitudes we have about ourselves and about life. I won’t go into the list.

Это список из пяти – я не буду их все перечислять, – из-за которых мы воспринимаем жизнь искажённым способом.

Двадцать вторичных беспокоящих эмоций

Then we have twenty auxiliary disturbing emotions (nye-nyon, Skt. upaklesha).

Далее, есть двадцать дополнительных беспокоящих эмоций (nye-nyon, санскр. упаклеша),

These are subdivisions of these six root ones:

которые представляют собой подразделения шести коренных,

things like hatred (khro-ba, Skt. krodha),

например ненависть (khro-ba, санскр. кродха),

resentment (kun-tu’dzin-pa, Skt. upanaha),

негодование (kun-tu’dzin-pa, санскр. упанаха),

jealousy (phrag-dog, Skt. irshya),

ревность (phrag-dog, санскр. иршья),

miserliness (ser-sna, Skt. matsarya),

жадность (ser-sna, сансткр. матсарья) – не хочу делиться с другими,

laziness (le-lo, Skt. kausidya),

лень (le-lo, санскр. каусидья)

etc. There’s a whole list of twenty of them, and I’m sure there are many, many more than twenty.

и так далее. Есть список из двадцати. Я уверен, что на самом деле их больше, намного больше, чем двадцать.

These are the things that we want to get rid of that are not going to be there as a Buddha. They’re not part of the basic mechanism of mental activity.

Итак, все эти тревожащие, беспокоящие эмоции – это то, от чего мы хотим избавиться, когда достигнем состояния будды. Они не являются частью этого механизма становления буддой.

So it’s very important when we are following the Buddhist spiritual path to be able to analyze: what is going on now in my mental activity? This is the main Dharma activity. It says this in the Thirty-seven Bodhisattva Practices. Always examine the state of my mind. What’s going on?

И когда мы следуем буддийскому пути, очень важно постоянно проверять, что происходит у нас в уме. Это одна из самых важных практик, и об этом, например, говорится в тексте «Тридцать семь практик бодхисаттвы». Там есть одна из них: постоянно проверяйте, что происходит в вашем уме.

With mindfulness, hold onto understanding what’s going on, discriminating what’s going on. And alertness, being able to correct anything that’s out of order.

У нас есть памятование, благодаря которому мы можем удерживать своё внимание на том, что происходит; у нас есть распознающее осознавание, когда мы понимаем, что происходит; и бдительность, с помощью которой мы можем принимать какие-то меры, если видим, что происходит не то, что нужно.

Know what disturbing emotions are present, and there’s usually quite a cluster of different ones in any moment. And each of the disturbing emotions or disturbing attitudes has various opponents that we can apply to overcome them. That’s what we learn in the Dharma.

И мы наблюдаем, какие у нас в каждый момент времени появляются беспокоящие эмоции, – причём, как правило, они ещё появляются группами, – и у нас есть различные противоядия, противодействующие силы, которые мы можем применять против них. Как раз в учениях Дхармы эти противодействующие силы и описаны.

And so if we really are aware of all of this, then we apply: “Well, now I’m feeling anger and laziness. So I’m lazy to change anything there. So I have to apply the opponent for anger, and I have to apply the opponent for laziness that is preventing me from actually applying the opponent.” So you analyze what’s going on, and you apply all the different opponents that you need, because everything can be changed.

Мы осознаём, что, например, в настоящий момент времени у нас есть гнев, есть лень. И нам нужно применить противоядие против обоих: поскольку из-за того, что мы ленимся, мы не можем применить противоядие против гнева. Поэтому мы применяем противоядие и против лени, и против гнева. И таким образом, мы можем всегда видеть, что с нами происходит и какие противоядия нам нужно применить, для того чтобы избавиться от тех или иных беспокоящих эмоций.

The opponent for anger is – that “I really don’t like this one, and I want to get rid of them, and even wish bad things for them” – is love, the wish for them to be happy. And patience, so you endure the difficult situation without freaking out.

И, например, противоядие против гнева: если мы видим какого-то человека, который нам не нравится и мы хотели бы от него избавиться, то мы вызываем любовь – противоядие против гнева. И также другое противоядие – это терпение, то есть мы терпим, мы сносим то, что этот человек нам не нравится, что мы чувствуем себя неприятно.

So these are the positive qualities. And we have methods for increasing each of them. You’ve got to learn the Dharma. How to increase love. And you just apply that.

Итак, есть положительные качества, которые мы применяем, и мы можем развивать их. Именно для этого мы изучаем Дхарму: для того чтобы мы знали, каким образом применять её, чтобы развивать эти качества.

And do all of this without it being a dualistic type of thing of imagining that there’s a separate “me” from all of this that is controlling and doing all of this – you just do it.

И мы делаем это без двойственного восприятия, когда нам кажется, что есть некий отдельный «я», который контролирует, который управляет всем этим. Мы просто делаем это.

This is the actual practice of Dharma, not sitting and doing some ritual that you don’t understand – just going: “Blah blah blah” and ringing a bell.

Вот это и есть настоящая практика Дхармы, а не чтение каких-то ритуалов, которые мы не понимаем, что они означают, и звенение в колокольчик.

When we’re doing this as our actual practice – both in meditation and all the time during the day – then, on that basis, the ritual will help us to integrate all of these, to be able to do it simultaneously.

Вот когда мы учимся этой настоящей практике и делаем её день ото дня всё время, тогда уже нам могут помочь ритуалы – для того чтобы мы научились делать всё это одновременно.

But without this foundation of the basic Dharmic practice of working on ourselves, the ritual has hardly any effect at all.

Но без этой основы практики Дхармы, без фундамента, а именно без работы над собой, мы не сможем применять ритуалы, они будут совершенно неэффективны.

Четыре изменяющихся сопутствующих осознавания

Just for the sake of completeness, we also have four changeable types of mental factors (gzhan-’gyur bzhi),

И для того чтобы закончить с этой темой, также у нас есть четыре изменяющихся умственных фактора (gzhan-’gyur bzhi),

which can be used for positive things or negative things – be constructive or destructive – depending on how you apply it, motivation, etc.

которые мы можем использовать или для созидательного, или для разрушительного, в зависимости от того, как мы применяем их, то есть от мотивации и так далее.

Sleep (gnyid, Skt. middha): either because we’re lazy and we don’t want to deal with things, or to refresh ourselves so that we can be of more help.

Например, сон (gnyid, санскр. миддха): мы спим потому, что мы ленимся и не хотим ничего делать, или мы спим для того, чтобы освежиться, отдохнуть и потом иметь возможность таким образом приносить больше пользы.

Regret (’gyod-pa, Skt. kaukrtya): we can regret negative things that we did, or we could regret positive things we did.

Сожаление (’gyod-pa, санскр. каукритья) – мы можем сожалеть об отрицательных поступках, которые мы совершили, или о положительных.

Then there’s gross detection (rtog-pa, Skt. vitarka) of the gross features of something, and subtle discernment (dpyod-pa, Skt. vicara) of the subtle features, the fine features of something,

Далее, грубое обнаружение (rtog-pa, санскр. витарка) и тонкая проницательность (dpyod-pa, санскр. вичара). В первом случае мы в целом воспринимаем объект, во втором случае мы воспринимаем его маленькие аспекты.

like proofreading a book. Gross detection: are all the pages there? Subtle discernment: are there any mistakes in the spelling of all the words?

Например, мы читаем книгу. Грубое обнаружение – когда мы видим: вот книга, она состоит из таких-то страниц. Тонкая проницательность – когда мы проверяем, правильно ли написаны все слова в этой книге.

And that can be used for positive purposes or negative things.

И это также можно использовать как во вред, так и во благо.

So this is the basic presentation of the primary consciousness and mental factors.

Таково общее объяснение первичного сознания и умственных факторов.

We can see that working with them is actually a way to help us in terms of working with the Buddha-nature factors. It’s not contradictory. It’s part of the whole picture.

И мы видим, что работа с ними – это и есть способ работы с факторами природы будды. Они не противоречат друг другу, это часть одной картины.

Primary consciousness – you’re going to have that as a Buddha; it works slightly differently, but let’s not get into the details,

Первичное осознавание будет у нас и в состоянии будды. Оно будет работать немного иначе, но мы не будем вдаваться в подробности,

but a Buddha can see, and hear, etc.

то есть будда может видеть, слышать и так далее.

And these ever-functioning factors and the ascertaining factors, as a Buddha we’re going to have them. The constructive factors, as a Buddha we’re going to have them.

Постоянно функционирующие факторы, факторы уверенности, созидательные факторы – все они будут у нас, когда мы достигнем состояния будды.

And the disturbing factors, the destructive factors – the root ones and the auxiliary ones – as a Buddha we will get rid of them.

Препятствующие факторы, беспокоящие факторы, например коренные и дополнительные беспокоящие эмоции – от них мы, наоборот, избавимся.

So, you remember what we said yesterday: to work with our Buddha-nature factors, to become a Buddha, we have to enhance the positive features – so the ones that we’ve mentioned here – and purify and get rid of the shortcomings, the negative features. So the discussion of these mental factors gives us an idea of what it is that actually we want to increase and what it is that we want to get rid of.

И помните, как мы вчера говорили, что мы развиваем одни факторы и мы очищаемся от других. Здесь как раз мы благодаря этой теме можем понять, что это за факторы, которые мы стремимся развивать, и от каких недостатков мы избавляемся.

That completes this lecture.

На этом давайте завершим эту лекцию.

Then this afternoon we’ll speak about conceptual and nonconceptual mental activity.

И днём мы поговорим о концептуальной и неконцептуальной умственной деятельности.

As a Buddha we’ll only have nonconceptual mental activity, but we need to understand what that actually means. It’s not so simple.

В состоянии будды у нас будет только неконцептуальная умственная деятельность, но нам важно правильно понимать, что здесь имеется в виду. Это не так-то просто.

We end with a short dedication.

Давайте закончим коротким посвящение положительной силы.

Whatever positive force, whatever understanding has come from this, may it go deeper and deeper and act as a cause for everyone to achieve the enlightenment of a Buddha, to realize their Buddha-natures and become fully enlightened beings for the benefit of all.

Пусть та положительная сила и глубокое осознавание, понимание, которые мы развили таким образом, пусть они становятся всё глубже и глубже и действуют в качестве причины достижения нами просветления на благо всех существ.