Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Главная > Основы тибетского буддизма > Уровень 3. Лоджонг (система тренировки ума) > Работа с эмоциями: как справляться с гневом

Работа с эмоциями: как справляться с гневом

Александр Берзин
Пинанг, Малайзия, июль 1987 г.
Беседа с китайской аудиторией

Проблемы в нашей жизни

Сегодня вечером предмет нашего обсуждения – «Работа с эмоциями: как справляться с гневом». Я полагаю, мы собрались обсудить эту тему потому, что каждый чувствует, что в жизни есть проблемы. Мы хотим быть счастливыми. Мы не хотим проблем, но вынуждены постоянно сталкиваться со множеством разных неприятностей. Иногда мы унываем; сталкиваемся с затруднениями на работе и расстраиваемся; нас не устраивает наше общественное положение, условия жизни или семейные обстоятельства. У нас возникают проблемы потому, что мы не получаем желаемого. Мы хотим быть успешными, хотим, чтобы с нашей семьёй и бизнесом всё было хорошо, но это не всегда так. И когда у нас появляются проблемы, мы расстраиваемся. Иногда с нами случается то, чего мы не хотим, например, мы болеем, стареем и слабеем, теряем слух или зрение. Безусловно, никто не хочет, чтобы это случалось.

У нас возникают проблемы на работе. Иногда дела идут плохо, наш бизнес не ладится или разваливается. Это, определённо, не то, чего мы хотим, но это всё равно происходит. Иногда мы получаем травмы, попадаем в несчастные случаи, болеем. Все эти проблемы продолжают возникать.

Кроме того, мы сталкиваемся с многочисленными психологическими и эмоциональными проблемами. Может быть, мы не хотим обсуждать или доверять другим свои переживания, но внутри мы обнаруживаем беспокойство по разным поводам. К примеру, наши надежды по поводу детей, заботы, тревоги причиняют нам много сложностей. Это то, что мы называем «обстоятельства, или проблемы, которые повторяются помимо нашей воли» (санскр. самсара).

Сансара – бесконтрольно повторяющиеся проблемы

Я получил образование переводчика и путешествовал по многим странам мира, где переводил и читал лекции о буддизме. Я обнаружил много неверных представлений о нём. Судя по всему, неправильное понимание буддизма по большей части связано с выбором английских слов для перевода исходных терминов и понятий. Многие слова были выбраны в прошлом веке (прим. пер.: XIX век) викторианскими миссионерами и несут достаточно сильный подтекст, не имеющий отношения к значению первоначальных терминов в азиатских языках. Например, мы обсуждали проблемы. Часто этот термин переводится как «страдание». Если мы говорим о страдании, многие люди начинают думать, что буддизм – это очень пессимистичная религия, потому что в ней говорится, что жизнь полна страданий. Возникает впечатление, будто в буддизме считается, что у нас нет права на счастье. Если мы говорим тому, кто чувствует себя уютно, обладает хорошим положением и достатком: «Твоя жизнь полна страданий», – человек начинает яростно обороняться. Он может ответить: «О чём ты говоришь? У меня есть видеомагнитофон, хороший автомобиль и чудесная семья. Я не страдаю».

Их реакция оправдана, ведь мы используем очень мрачное слово «страдание». Если же мы переведём ту же буддийскую концепцию словом «проблемы» и скажем кому-нибудь: «Не важно, кто ты, насколько ты состоятелен, сколько у тебя детей, у всех в жизни есть проблемы», – с этим согласится каждый. Поэтому я буду говорить об этих буддийских учениях тибетской традиции, используя термины, немного отличающиеся от общепринятых.

Проблемы, которые бесконтрольно повторяются, – это сансара. Это неподвластные нам ситуации, которые снова и снова возникают, например постоянные разочарования, беспокойства и тревоги. Каковы их «истинные причины»? Будда говорил не только об «истинных проблемах», с которыми мы сталкиваемся, но и об их истинных причинах, а также о возможности их прекратить. Их можно прекратить, достичь «истинного прекращения», если следовать «истинному пути», то есть развить «истинные состояния ума» – виды понимания, которые устраняют причины проблем (прим. пер.: их также называют «истинным путём», потому что это состояния ума, которые подобны пути, так как приближают нас к конечной цели). Мы покончим с проблемами, как только избавимся от их причин.

Корень проблем – это цепляние за прочную личность

Истинная причина проблем, которые помимо нашего желания повторяются в нашей жизни, состоит в том, что мы не понимаем реальность. Мы не осознаём, кем мы в действительности являемся сами и кем являются другие, какова цель жизни и что на самом деле происходит в нашем мире. Я использую слово «неосознавание» вместо «неведения». «Неведение» звучит так, будто мы глупые и ничего не понимаем. Cкорее, мы просто не осознаём, и из-за этого на психологическом уровне чувствуем себя беззащитными. Из-за этой беззащитности мы склонны цепляться за прочную личность, некое «я»: «Я не знаю, кто я или как я существую, и поэтому хватаюсь за правду или фантазию о себе и говорю, что это я – вот кто я на самом деле».

Например, мы можем цепляться за отождествление себя с отцом: «Я отец – вот кто я, моя семья должна меня уважать. Мои дети должны уважать меня и быть покорны». Очевидно, если наше положение в жизни сводится к роли отца, это может причинять нам проблемы. Если наши дети не уважают нас – это проблема. Когда мы на работе, люди не воспринимают нас как «отца» или того, кто достоин подобного уважения. Это тоже может нас сильно расстраивать. Что случается, если я глава семьи, но, когда я иду на работу, другие люди смотрят на меня свысока, обращаются со мной как с подчинённым и я должен оказывать им уважение? Если мы слишком сильно цепляемся за отождествление с ролью отца, который требует уважения, то мы можем быть очень несчастны на работе, когда другие люди воспринимают нас не так.

Мы можем отождествлять себя с успешным бизнесменом: «Я успешный бизнесмен – вот кто я. Вот каким я должен быть». Однако если наше дело разваливается или идёт намного хуже, мы совершенно подавлены. Некоторые люди даже могут покончить с собой или совершить ужасные поступки, если их бизнес терпит крах, потому что они не в силах представить жизнь без этого сильного отождествления, за которое они цепляются.

Или мы можем выстраивать личность на своей мужской привлекательности: «Я мужественный, привлекательный, красивый мужчина; вот кто я». Но, начав стареть, мы теряем привлекательность, и это может сводить нас с ума. Некоторые люди могут быть совершенно разбиты, если это их самоотождествление. Они не желают признавать, что в жизни всё меняется и личность непостоянна.

Также мы можем считать себя представителями той или иной традиции и хотеть, чтобы всё происходило в соответсвии с ней. Когда общество меняется и молодёжь больше не следует традициям, на которых мы выстраиваем свою личность, мы можем сильно злиться, расстраиваться и обижаться. Мы не представляем себе, как возможно жить в мире, который не следует китайским обычаям, в которых мы выросли.

С другой стороны, если мы молоды, то можем выстраивать свою личность, отождествляясь с современным человеком: «Я современный человек в современном мире, мне не нужны эти традиционные ценности». Если мы крепко цепляемся за эту мысль, а наши родители начинают настаивать на том, чтобы мы следовали традиционными ценностям и относились к своим родителям как это принято, то мы можем сильно раздражаться и гневаться. Возможно, мы не показываем этого, но чувствстуем внутри, потому что отождествляемся с современным человеком, которому не нужно навещать родителей на китайский Новый год и совершать все эти традиционные ритуалы. И опять у нас много проблем.

Также мы можем отождествляться со своей профессией. Тогда, если наше дело терпит неудачу, мы думаем о себе только в контексте одной профессии, нам не хватает гибкости. Когда мы не можем выполнять ту работу, которую делали раньше, мы чувствуем, что миру пришёл конец. Мы не видим, что можно овладеть другой профессией и вовсе не обязательно всегда заниматься лишь одним делом.

Мы цепляемся за разные виды отождествления для того, чтобы чувствовать себя в безопасности. Мы придерживаемся определённых понятий о том, кто мы, каким правилам следуем и чего хотим от жизни. Мы склонны думать, что это постоянный, определённый, настоящий «я». Получается, что из-за этой концепции, этого образа себя мы испытываем всевозможные беспокоящие эмоции, которые возникают, чтобы поддержать наше отождествление. Это происходит потому, что мы продолжаем чувствовать неуверенность относительно этого отождествления и нам кажется, что его нужно утвердить и отстоять.

Например, если мы чувствуем: «Я отец в семье», – нам недостаточно одного лишь чувства, мы ещё должны отстоять свой авторитет. Мы обязаны отстоять нашу власть в семье и убедиться, что все нам низко кланяются, так как мы должны доказать всем, что мы всё ещё отец. Нам недостаточно просто это знать. Если мы чувствуем, что этому отождествлению угрожает опасность, то можем начать яростно защищаться, обижаться и проявлять агрессию, пытаясь что-то доказать. «Я должен самоутвердиться. Я должен доказать, что я всё ещё мужественный и привлекательный», – и вот мы ищем другую жену или заводим роман с молодой девушкой, чтобы подтвердить, что мы именно такие.

Беспокоящие эмоции и состояния

Влечение и страстное желание

Беспокоящие эмоции и состояния ума возникают, когда мы пытаемся самоутвердиться или защитить свою прочную личность. Есть нескольких их видов, например влечение и страстное желание. Страстное желание возникает, когда мы, пытаясь обезопасить свою личность, хотим заполучить что-либо. Например, если я отождествляю себя с отцом, или главой семейства, я могу думать: «Меня нужно уважать, дети обязаны приехать на Новый год и слушаться меня». Почему-то я чувствую, что, если получу достаточно уважения, это поможет мне чувствовать себя очень защищённым. Очевидно, что когда я не получаю этого уважения, то обижаюсь и могу не на шутку разозлиться.

Также я могу отождествлять себя со счастливчиком: «Мне должна сопутствовать удача и успех, я обязан всегда выигрывать в маджонг». Тогда мне кажется, что, если я всегда выигрываю в маджонг или в другие азартные игры, то я в безопасности. Или я постоянно хожу к гадалке или кидать гадательные палочки в китайском буддийском храме, получая подходящие ответы, которые подтверждают, что я успешен и со мной всё в порядке. Я слишком неуверен в своих деловых способностях и не чувствую, что всё пройдёт удачно. Я всегда должен получать больше знаков от богов или от кого угодно, чтобы чувствовать себя защищённым, так что я упорно продолжаю это делать.

Или я могу чувствовать: «Я авторитет в своей сфере. Мне нравится власть, она позволит мне чувствовать себя в безопасности». У этого могут быть разные психологические причины. В основе может быть или чувство того, что я сильный, или чувство, что я не очень сильный, но мне нужна власть – она бы меня поддержала. Тогда я чувствую: «Если на работе я смогу заставить всех мне подчиняться, делать всё так, как я хочу, это меня защитит». Если у меня есть прислуга, мне может казаться, что они должны делать всё так, как хочется мне, – потому что я пытаюсь доказать, что я в доме хозяин. Я даже могу приказывать им делать что-нибудь бесполезное, лишь чтобы доказать им, кто тут главный.

Также мы можем страстно хотеть внимания. Если мы молоды, то можем чувствовать: «Я современный молодой модник, если я всегда буду в курсе последних веяний моды, видео, музыки и буду знать новости всех модных журналов, это защитит мою личность».

Мы можем устремляться ко множеству вещей, чувствуя, что защитим себя, получив всё, что нам хочется, – накопив достаточно денег, имущества, власти, внимания или любви. Конечно, это не так. На самом деле, если бы это сработало, однажды нам стало бы достаточно и мы были бы соврешенно удовлетворены. Но нам всегда мало, мы постоянно хотим больше и злимся, когда этого не получаем. Гнев проявляется по-разному.

Отвращение и враждебность

Другой способ защитить личность, которая кажется прочной, – это отвращение, враждебность и гнев: «Если я смогу избавиться от того, что мне не нравится и угрожает моей личности, это меня обезопасит». Тогда я выстраиваю свою личность на политических взглядах, принадлежности к своей расе или культуре: «Если бы я только смог избавиться от людей с другой точкой зрения, другим цветом кожи или другой религией, это бы защитило меня». Или если наша прислуга или сослуживцы на работе делают что-нибудь немного не так, как нам хочется, мы чувствуем: «Если бы я только мог исправить то, что они сделали, это бы обезопасило меня». Мне нравится, как расположены бумаги на столе, но другой сотрудник раскладывает их иначе. Почему-то мы чувствуем в этом угрозу: «Если бы я только смог заставить их делать по-моему, это бы меня обезопасило». Какая разница? Таким образом мы враждуем с другими, пытаясь избавиться от всего, что нам угрожает.

Когда мы отождествляемся с тем, что мы всегда правы, а нас не одобряют или критикуют, мы начинаем защищаться, враждовать и злиться. Вместо того чтобы с благодарностью принять чужую критику, которая поможет нам развиваться и совершенствовать себя, – или даже, если критика несправедлива, использовать её как возможность проверить себя и убедиться, что мы не рассеяны и не ошибаемся, – мы дерзко и грубо упрекаем собеседника или выражаем враждебность пассивно, игнорируя его и не разговаривая с ним. Мы ведём себя так, потому что чувствуем беззащитность и угрозу. Мы думаем, что человек отрицает «меня» – того, кто всегда прав, и, чтобы защитить это прочное «я», мы отвергаем собеседника.

Закоснелая наивность

Другой механизм – это закоснелая наивность, которая по сути выстраивает вокруг нас стены: «Если что-либо угрожает мне или моей личности, я просто притворюсь, что этого не существует». У нас возникают сложности в семье или на работе, а мы приходим домой с каменным лицом, как будто нас ничто не беспокоит. Мы не хотим об этом говорить и просто включаем телевизор, притворяясь, что проблемы не существует. Это закоснелая позиция. Наши дети хотят обсудить с нами свои проблемы, а мы просто их прогоняем. «Я отождествляюсь с тем, что у нашей семьи нет проблем; наша семья совершенна; мы следуем всем традиционным ценностям. Как ты смеешь намекать на то, что у нас есть проблемы, и нарушать равновесие и гармонию?» Мы чувствуем, что единственный способ разобраться с проблемой, – это притвориться, что её не существует. Такая позиция называется закоснелой наивностью.

Побуждения, которые приходят нам на ум, – это проявления кармы

После того как у нас появились различные беспокоящие эмоции, на ум приходят всевозможные побуждения. Это называется карма. «Карма» – это не судьба или рок. К сожалению, многие люди склонны понимать этот термин именно так. Если чей-нибудь бизнес разваливается или кого-нибудь сбивает машина, мы можем сказать: «Что ж, его постигла неудача, это его карма». Это почти то же, как сказать: «На то воля Господа».

Говоря о карме, мы не имеем в виду волю Господа или судьбу. Речь идёт о различных побуждениях к действию, которые возникают в уме. Например, нам на ум пришло побуждение принять деловое решение, которое впоследствии оказалось неудачным. Или побуждение потребовать от детей уважения. Или побуждение покричать на своих сотрудников, потому что они должны делать всё так, как хочется нам, а не им. Другое побуждение, которое может прийти нам на ум, – это сделать каменное выражение лица, включить телевизор и никого не слушать. Такие побуждения, или карма, возникают у нас в уме и заставляют нас действовать, и это порождает проблемы, которые повторяются помимо нашей воли. Таков механизм.

Нашей проблемой может быть постоянное ощущение беспокойства по поводу своей должности или сложностей в семье. Цепляясь за прочное отождествление: «Я должен быть успешным и угодить родителям или обществу», – мы стараемся защитить эту идентичность тем, что отрицаем тревогу. Мы становимся закоснелыми умом и сердцем. Все продолжают сохранять приятное выражение лица, даже если на работе или дома происходят многочисленные неприятности. Тем не менее, внутри мы испытываем тревогу и напряжение, которое позже может вспыхнуть побуждением к насилию, зачастую направленному на члена нашей семьи или коллегу на работе, которые даже не имеют к этому отношения. И это ведёт к огромным проблемам.

Таковы различные механизмы, которые приводят к проблемам, снова и снова возникающим помимо нашей воли. Мы видим, что речь идёт о наших эмоциях, и, естественно, возникает вопрос – все ли эмоции причиняют проблемы?

Созидательные эмоции

Важно различать положительные, созидательные эмоции, такие как любовь, сердечность, близость, терпимость, терпение и доброта; и отрицательные, или разрушительные, эмоции, такие как страстное желание, враждебность, ограниченность, гордыня, высокомерие, зависть и так далее. В санскрите, пали и тибетском нет слова «эмоции». Мы можем говорить о положительных и отрицательных эмоциях, но, в отличие от английского, в этих языках нет слова, которое обобщало бы и те, и другие.

Когда какая-нибудь эмоция или состояние ума заставляет нас чувствовать себя неуютно и скованно, мы называем её беспокоящей эмоцией или беспокоящим состоянием ума. Например, мы можем испытывать страстное увлечение или одержимость каким-либо предметом или человеком и переживать из-за этого. Нас может сильно беспокоить получение уважения, или мы можем цепляться за любовь, внимание или одобрение со стороны того, к кому привязаны, ведь это даёт нам чувство собственного достоинства и безопасности. Все эти сложности появляются из-за беспокоящей эмоции – страстного желания. Всякий раз, когда мы враждебны, мы чувствуем сильное беспокойство. Закоснелость – тоже неприятное чувство. Все эти состояния ума создают проблемы. Поэтому мы должны отличать отрицательные эмоции от положительных, таких как любовь.

В буддийской традиции любовь – это положительная эмоция, когда мы желаем другим счастья и причин счастья. Такое определение происходит из размышления о том, что все мы равны и одинаково хотим быть счастливыми и не хотим проблем. Все обладают равным правом на счастье. Любовь – это когда мы заботимся о других так же, как о себе. Это неравнодушие к тому, чтобы другие были счастливы, независимо от их действий. Это похоже на любовь матери, которая любит младенца несмотря на то, что тот срыгнул на её одежду. Это не имеет значения: мать не прекратит любить ребёнка лишь потому, что он заболел и срыгнул. Она всё так же заботится о том, чтобы чадо было счастливо. Однако мы часто называем любовью выражение зависимости или потребности. «Я тебя люблю» значит: «Ты мне нужен, никогда не покидай меня, я не могу без тебя жить; и тебе лучше делать то или это, быть хорошей женой или хорошим мужем, всегда приносить мне цветы на День святого Валентина и делать только то, что мне нравится. Если это не так, тогда я тебя ненавижу, потому что ты не сделал того, что я хотела, и тебя не было рядом, когда я в тебе нуждалась».

Подобное состояние сознания – это беспокоящая эмоция, и это не буддийское представление о любви. Любовь – это забота, которая не зависит от того, присылают нам цветы или нет, слушают нас или нет, добры и учтивы люди по отношению к нам или ведут себя ужасно и даже отвергают нас. Это обеспокоенность тем, чтобы они были счастливы. Нам следует понимать, что, когда мы говорим о любви или подобных эмоциях, они могут быть как положительными, так и беспокойными.

Гнев – это всегда беспокоящая эмоция

Наконец-то мы подошли к обсуждению гнева. Что происходит, когда мы гневаемся? Гнев всегда беспокоит нас. Никто не стал счастливее, испытывая гнев. От гнева наше самочувствие не улучшается и еда не становится вкуснее. Когда мы злимся и расстраиваемся, нам неуютно и мы не можем заснуть. Даже если мы не устраиваем сцен и не кричим, если внутри мы сильно злимся на то, что происходит на работе или в семье, это может пагубно сказаться на нашем пищеварении и вызывать язву или лишить нас ночного сна. Пытаясь сдерживать гнев, мы испытываем много сложностей, а если мы всё-таки его выражаем – принимаем враждебный вид и излучаем враждебные вибрации на окружающих, то даже кошки и собаки не хотят быть с нами рядом. Они будут медленно удаляться, потому что им неприятно наше присутствие и наш гнев.

У гнева вообще нет преимуществ. Если мы расстраиваемся, испытываем сильный гнев, а потом выпускаем пар, срываемся, проклинаем других или насылаем на них порчу, чувствуем ли мы себя потом лучше? Улучшается ли наше настроение, когда мы видим, что другому человеку больно и он расстроен? Или мы настолько разгневаны, что хотим ударить кулаком о стену. Станем ли мы от этого лучше себя чувствовать? Конечно, нет, ведь это больно. Действительно, гнев никак нам не помогает. Если мы застряли в пробке и так разозлились, что начали сигналить, кричать и проклинать всех вокруг, что в этом хорошего? Мы стали благодаря этому себя чувствовать лучше? Или машины стали ехать быстрее? Нет, мы лишь теряем лицо в глазах окружающих, которые скажут: «Что за дурак сигналит?» Это точно не поможет изменить ситуацию.

Обязаны ли мы гневаться?

Беспокоящие эмоции, такие как гнев, вызывают импульсивное поведение, например крики, враждебную замкнутость или отвержение другого человека, и становятся причиной наших проблем. Обязаны ли мы постоянно жить с ними? Нет, не обязаны, потому что беспокоящие эмоции – это не часть природы ума. Если бы они были её частью, наш ум был бы всегда беспокоен. Даже если наш ум находится в самом болезненном состоянии, бывают мгновения, когда гнев нас не тревожит. Например, когда нам наконец-то удаётся заснуть, мы не испытываем гнев.

Таким образом, есть моменты, когда беспокоящие эмоции, такие как гнев враждебность или негодование, не присутствуют. Это доказывает, что подобные эмоции непостоянны, они не часть природы нашего ума, и потому от них можно избавиться. Если мы покончим с глубинными, а не с поверхностными причинами нашего гнева, тогда у нас точно появится возможность преодолеть негодование и обрести покой ума.

Это не значит, что мы должны избавиться от всех эмоций и чувств и стать похожими на д-ра Спока из «Звёздного пути», на робота или на компьютер, вообще без эмоций. Скорее, мы хотим избавиться от беспокоящих эмоций и состояний ума, возникающих из-за заблуждения и недостатка осознавания того, кто мы. В буддийских учениях очень много методов для достижения этого.

Преодоление гнева: изменение качества нашей жизни

Во-первых, в качестве основы нам нужна мотивация, которая побудит нас работать над собой и избавиться от гнева и всех беспокоящих эмоций и состояний. Если у нас нет причины, зачем нам этим заниматься? Поэтому мотивация очень важна.

Мы можем начать развивать мотивацию, размышляя: «Я хочу быть счастливым и не иметь никаких проблем. Я хочу изменить качество своей жизни. У меня не очень приятная жизнь, потому что я постоянно чувствую обиду и враждебность. Я часто злюсь. Может быть, я этого не показываю, но это так, и потому я постоянно чувствую себя несчастным. Моя жизнь не слишком хороша. К тому же это приводит к нарушению пищеварения и я плохо себя чувствую. Я даже не могу наслаждаться едой, которая мне нравится».

В конечном счёте, качество нашей жизни в наших руках. Одно из величайших посланий Будды состоит в том, что мы в силах изменить качество своей жизни. Мы не обречены на вечное несчастье. Мы можем что-то предпринять.

Потому мы думаем: «Я хочу улучшить качество жизни не только сейчас, в краткосрочной перспективе, но и в долгосрочной». Я не хочу, чтобы ситуация стала ещё хуже. Ведь, например, если я не избавлюсь от враждебности и обиды сейчас, а затаю их внутри себя, всё станет ещё хуже и у меня может развиться язва. Я могу вспылить и совершить что-нибудь ужасное, например проклясть другого человека и попробовать причинить ему много вреда. Это может привести к тому, что он в ответ проклянёт меня и мою семью. И вот неожиданно у нас появился отличный сценарий для нового фильма».

Если мы заранее подумаем о том, чтобы этого не случилось, мы станем работать, пытаясь избавиться от гнева и не обострять проблемы. Позже мы можем захотеть не только уменьшить проблемы, но и полностью от них избавиться, ведь даже лёгкое чувство враждебности и негодования неприятно: «Я должен развить сильную решимость освободиться от всех этих проблем».

Решимость освободиться

Обычно то, что я называю «решимостью освободиться», переводят как «отречение», а это может вводить в заблуждение. Такой перевод производит впечатление, будто мы обязаны от всего отказаться и уйти жить в пещеру. В данном случае имеется в виду не это. Речь идёт о том, чтобы честно и храбро посмотреть на свои проблемы, увидеть, насколько нелепо продолжать с ними жить и решить: «Я не хочу это продолжать, с меня хватит. Они мне надоели, я сыт по горло. Мне нужно выбираться».

Состояние ума, которое мы развиваем, – это решимость освободиться и, соответственно, желание оставить наши старые беспокоящие модели мышления, речи и поведения. Это самое важное. До тех пор пока мы твёрдо не приняли решение, мы не приложим к этому все свои силы. Пока мы не приложим к этому все силы, наши попытки освободиться будут несмелыми и мы никуда не сдвинемся. Мы хотим обрести счастье, но не желаем ни от чего отказываться, например от наших отрицательных привычек и эмоций. Так не бывает. Поэтому очень важна твёрдая решимость прекратить все проблемы и готовность отказаться от них и их причин.
На следующем, более высоком уровне, нам следует думать: «Я должен избавиться от гнева не только для того, чтобы самому стать счастливым, но и ради всех окружающих. Я должен избавиться от гнева ради моей семьи, друзей, коллег и всего общества. Я должен преодолеть его ради других. Я не хочу создавать им трудности и делать их несчастными. Если я буду выражать гнев, это не только выставит меня в плохом свете, но и опозорит всю мою семью и всех, кто со мной связан. Поэтому, из заботы о них, я должен научиться справляться со вспыльчивостью и избавиться от неё».

Ещё более сильная мотивация происходит из размышления: «Я должен избавиться от гнева, потому что он мешает мне помогать другим. Если другие, например мои дети, коллеги или родители, нуждаются в моей помощи, а я сильно расстроен, взбудоражен гневом или враждебностью, как я смогу им помочь?» Это главное препятствие, и поэтому очень важно работать над собой, чтобы искренне развить эти уровни мотивации.

Неважно, насколько изыскан метод, которым мы пользуемся, чтобы работать с гневом, если у нас нет сильной мотивации применять его, мы не будем этого делать. А если мы не применяем методы, которым научились, тогда какой в этом смысл? Поэтому первый шаг – это думать о мотивации.

Методы преодоления гнева

Какие методы помогут нам преодолеть гнев? Гнев – это возбуждённое состояние ума, когда мы хотим навредить кому-либо или чему-либо. Гнев – это когда мы сосредоточиваемся на человеке, животном, ситуации или объекте, которые нам не нравятся, и пытаемся насильственно что-либо изменить, выражая возмущение. Итак, гнев – это состояние нетерпимости, отсутствия терпения в сочетании с желанием причинить вред тому, что мы не можем выносить. Противоположное состояние, с одной стороны, – это терпение, которое обратно нетерпимости, и, с другой стороны, – любовь. Так как любовь – это желание другому счастья, она противоположна желанию нанести вред.

Часто мы злимся, когда с нами случается то, чего нам не хочется. Люди не ведут себя как мы хотим. Например, они не оказывают нам уважения, не следуют нашим указаниям на работе или они обещали помочь с нашими делами и не помогли. Так как они не делают того, что мы ожидаем, мы сильно злимся на них. Другой пример – это когда человек наступает нам на ногу и мы на него злимся, потому что мы не хотели, чтобы это случилось. Но есть различные методы, с помощью которых мы можем справляться с такими обстоятельствами, не испытывая гнев.

Совет Шантидевы о развитии терпения

Великий буддийский учитель Шантидева, живший в VIII веке, оставил много полезных и мудрых мыслей. Позволю себе перефразировать одну из них: «Если мы испытываем сложности и в силах что-то изменить, то незачем волноваться и злится – нужно просто это сделать. Если сделать ничего нельзя, тогда зачем волноваться и злится? В этом случае гнев не поможет».

Например, мы хотим улететь отсюда, из Пинанга, в Сингапур, но, когда мы приезжаем в аэропорт, выясняется, что билетов уже нет. Нет смысла злиться: гнев не поможет нам попасть на самолёт. Тем не менее, мы можем сделать кое-что, чтобы изменить ситуацию – взять билеты на следующий рейс. Зачем злиться? Забронируйте билет на следующий рейс, позвоните друзьям в Сингапуре и скажите им, что прилетите позже; вот и всё. Вот что мы можем сделать, чтобы разобраться с проблемой. Если не работает телевизор, зачем злиться, пинать и проклинать его? Просто почините телевизор. Это же так очевидно. Если мы можем что-либо изменить, тогда незачем злиться, нужно просто это сделать.

Когда мы не в силах ничего сделать, например, если мы застряли в пробке в час пик, мы должны это просто принять. У нас нет на капоте лазерного луча, который уничтожит все машины впереди, и мы не можем пролететь над ними, как в японских мультфильмах. Но мы можем красиво выйти из положения, думая: «Итак, я застрял в пробке, я могу включить радио или плеер, чтобы послушать буддийские учения или приятную музыку». Чаще всего мы знаем, что в час пик застрянем в пробке, и поэтому можем подготовиться и взять с собой аудиозапись. Если мы знаем, что нам предстоит ехать в пробке, то можем использовать это время наилучшим образом. Можно обдумать проблемы на работе, в семье или что-нибудь ещё и постараться найти лучшее решение.

Если мы не в силах изменить сложную ситуацию, тогда мы просто стараемся использовать её наилучшим образом. Зачем прыгать, кричать и ругаться, если мы ударились ногой в темноте? Разве это поможет нам чувствовать себя лучше? На американском слэнге мы называем это «танец раненого». Вы так ушиблись, что прыгаете и пританцовываете, но это не поможет вам чувствовать себя лучше. Мы мало что можем поделать. Мы можем разве что продолжать то, что делали. Боль непостоянна, она пройдёт. Она не будет длиться вечно, и мы не станем чувствовать себя лучше, прыгая, пританцовывая и ругаясь. Чего мы хотим? Чтобы все подошли и сказали: «Бедняжка, ты ушиб пальчик»? Если ребёнок поранился, мама целует ранку и помогает успокоиться. Неужели мы ожидаем, что люди будут вести себя с нами как с ребёнком?

Если мы стоим в очереди или ждём автобус и думаем о непостоянстве: «Я не буду всегда тридцать вторым или девятым в очереди, рано или поздно моя очередь придёт», – это поможет нам выдержать ситуацию и мы используем это время иначе. В Индии есть поговорка: «В ожидании есть своя прелесть». Это правда, потому что если мы вынуждены ждать своей очереди или ждать автобус, то можем использовать это время, чтобы обратить внимание на людей в очереди или на остановке, поинтересоваться их проблемами на работе или что-нибудь в этом роде. Это поможет нам развить сострадание и заботу о других. Если уж так получилось, лучше использовать время с пользой, чем тратить полчаса на проклятия.

Другой совет Шантидевы: «Если нас бьют палкой, то на кого нам злиться – на палку или на человека?» Если рассуждать логически, нужно злиться на палку, потому что она причиняет нам боль! Но это глупо. Никто не злится на палку, мы злимся на человека. Почему мы злимся на человека? Потому что он управляет палкой. Если мы продолжим рассуждать, то окажется, что человеком управляли беспокоящие эмоции. Так что если мы собираемся выйти из себя, то лучше злиться на беспокоящие эмоции этого человека, которые заставили его бить нас палкой.

Потом мы думаем: «Откуда взялась эта беспокоящая эмоция? Она не появилась из ниоткуда. Я, должно быть, спровоцировал её – сделал то, что заставило человека разозлиться и ударить меня палкой. Или, например, я попросил кого-нибудь оказать мне услугу, а он отказался, и я разозлился. Меня это задело. То есть, если поразмышлять над этим, я сам виноват, потому что был слишком ленив и не сделал это сам. Я попросил другого человека оказать мне услугу, и, когда он отказал, я разозлился. Если бы я сам не был так ленив, я не стал бы обращаться к нему и проблема бы не возникла. Если я всё же хочу разозлиться, я должен злиться на себя за то, что я так глуп и ленив, и попросил его сделать мне одолжение».

Даже если это была наша вина лишь отчасти, нам следует обратить внимание, свободны ли мы сами от той беспокоящей эмоции, которая управляет другим человеком, например от себялюбия: «Он отказался сделать мне одолжение. А всегда ли я сам любезен? Всегда ли я немедленно соглашаюсь помочь? Если нет, то почему я жду этого от остальных?» Это другой способ справляться с гневом.

Ранее я упомянул, что гнев не всегда выражается криком, руганью или рукоприкладством. Гнев – это беспокоящая эмоция, которая по определению заставляет нас чувствовать себя неуютно. Даже если мы скрываем её, она будет причинять нам вред изнутри и сильно нас расстраивать. Позже она выльется во что-нибудь весьма разрушительное. Нам нужно применять те методы, которые я только что объяснил, чтобы уметь справляться с невыраженным, затаённым гневом. Мы должны изменять наше состояние и развивать терпение.

Различные виды терпения

Терпение, подобное мишени

Есть много разных видов терпения. Первый – это терпение, подобное мишени. Смысл в том, что, если цель не установлена, никто не будет по ней стрелять. В Америке у детей есть такая игра: они прикрепляют бумажку на мягкое место своего друга. На бумажке написано «пни меня», это называется «знак пенальти». Любой, кто увидит этот знак на заднице ребёнка, пнёт его. Точно так же, применяя этот вид терпения, мы думаем о том, что в прошлом действовали отрицательно и разрушительно и сами прикрепили знак пенальти на свою попу, а теперь это приносит нам всевозможные проблемы.

Предположим, нас ограбили на улице. Мы думаем: «Если бы я не создал мишень, действуя негативно и разрушительно в прошлом или в предыдущих жизнях, тогда у меня не возникло бы побуждение пойти в это время по той тёмной улице, где стоял грабитель, поджидающий, кого бы избить и ограбить. Обычно я не хожу там, но этой ночью я решил пойти по тёмной улице. Обычно я иду домой гораздо раньше, но в этот раз у меня возникло побуждение побыть ещё немного с друзьями. К тому же я шёл по улице именно тогда, когда грабитель ждал свою жертву. Почему это побуждение пришло мне в голову? Должно быть, в прошлом я навредил этому человеку и теперь это созрело в силу причинно-следственной связи».

Побуждения приходят нам на ум как выражение кармы. Поэтому мы можем думать: «Я истощаю свою прошлую отрицательную карму. Мне следует радоваться тому, что я так легко отделался, ведь всё могло сложиться гораздо печальнее. Этот человек всего лишь ограбил меня, а мог и застрелить. Потому мне следует чувствовать облегчение, ведь эта отрицательная карма созрела так просто и её больше нет. В конце концов, это было не так уж и плохо, и как чудесно от неё избавиться, словно камень с плеч. У меня больше нет этого кармического долга».

Мыслить таким образом очень полезно. Я помню, как однажды на выходных отправился с другом на пляж. Мы ехали в машине несколько часов. Это была долгая поездка за город. Проехав полтора часа, машина начала издавать странный звук. По пути мы заехали в автомастерскую. Механик осмотрел машину и сказал, что треснула ось и мы не можем ехать дальше. Нам пришлось вызывать эвакуатор и возвращаться в город. Мой друг и я могли сильно разозлиться и расстроиться, потому что мы хотели попасть на этот чудесный пляж и провести там выходные. Но мы взглянули на ситуацию иначе: «Ура, как это чудесно! Прекрасно, что это случилось, ведь, если бы мы продолжили поездку, ось могла сломаться в самый неподходящий момент. Мы могли попасть в ужасную аварию и умереть. Как прекрасно, что карма созрела таким образом; мы очень легко отделались». Итак, мы спокойно дождались эвакуатора, вернулись в город, арендовали другую машину и поехали в другое место.

Как видите, есть много способов воспринимать подобные ситуации. Гнев и огорчение никак бы нам не помогли. Если мы можем посмотреть на это таким образом: «Это истощается моя прошлая отрицательная карма. Этот кармический долг уже созрел. Прекрасно, что его больше нет. Всё могло бы быть гораздо хуже», – это будет мудрее.

Терпение из любви и сострадания

Также есть вид терпения, который называется «терпение из любви и сострадания». В этом случае мы относимся к тому, кто злится, кричит и ругается на нас, как к сумасшедшему, умственно неустойчивому человеку. Этот вид терпения также можно применять, когда мы злимся на тех, кто ставит нас в неудобное положение или критикует в присутствии других, пятная нашу репутацию. Например, если в присутствии других людей нас будет обзывать попугай, мы не потеряем лицо, не так ли? Нет причин злиться на птицу, это глупо. Так же, если на нас начнёт кричать и ругаться сумасшедший, это не повлияет на нашу репутацию. Все знают, что приступы гнева иногда бывают у детей. Психиатр тоже не сердится на пациента, когда тот злиться. Наоборот, он чувствует сострадание.

Так же и мы пробуем почувствовать сострадание к тому, кто нас расстраивает, злится на нас или ставит в неловкое положение. Нам нужно понять, что это они ударяют лицом в грязь, не так ли? Это не мы позоримся. Все видят, что человек выставляет себя на посмешище. Нам следует чувствовать сострадание вместо гнева.

Это не значит, что мы не пытаемся остановить того, кто хочет нас ударить. Если кричит наш ребёнок, мы пытаемся его успокоить. Мы хотим прекратить страдания, которые он причиняет нам, другим и себе. Главное – не делать этого из злости. Если наш ребёнок плохо себя ведёт, мы воспитываем его не из гнева, а ради его же пользы. Мы хотим помочь ему не потерять лицо и не даём людям повода плохо о нём думать. Мы мотивируем воспитание заботой, а не гневом.

Терпение ученика к гуру

Также есть «терпение ученика к гуру». Оно основано на том, что ученик не может учиться без помощи учителя и, если нас никто не испытывает, мы не сможем развить терпение. В X веке в Тибет пригласили великого индийского учителя Атишу, чтобы он помог возродить буддизм. Мастер взял с собой индийского повара. Повар делал всё неправильно, вёл себя неуважительно, неприятно и надоедливо. Тибетцы очень уважали Атишу и потому спросили: «Учитель, зачем ты привёл из Индии этого отвратительного повара? Почему бы тебе не отправить его обратно? Мы сами можем прекрасно тебе готовить». Атиша ответил: «Он не просто мой повар. Я привёл его с собой, потому что он учит меня терпению».

Так же, если у нас на работе есть надоедливый человек, который всегда говорит то, что нас раздражает, мы можем взглянуть на этого человека как на учителя терпения. Бывают люди с раздражающими привычками, например, некоторые постоянно барабанят пальцами. Если никто не испытывает нас, как мы сможем развиваться? Если мы столкнулись со сложной ситуацией, к примеру, наш авиарейс отложили или автобус задержался, мы можем использовать её как великолепную возможность практиковать терпение: «Ага! Я тренировался в развитии терпения, и теперь у меня появилась возможность проверить себя». Или если нам нужны какие-нибудь документы и у нас возникают трудности с бюрократической волокитой, мы принимаем это как вызов. «Это как тренироваться в боевых искусствах и наконец получить шанс использовать полученный навык. Как это замечательно!» Точно так же, если мы тренировали терпение, мы взглянем с огромной радостью на подобную неприятную ситуацию: «Ага! Я получил вызов. Ну-ка, посмотрим, смогу ли я не выйти из себя, не разозлиться и даже не почувствовать себя чуточку хуже».

Не терять терпение – это намного больший вызов, чем схватка в боевом искусстве. Ведь эта битва происходит на уровне нашего ума и чувств, а не только тела, и здесь недостаточно владеть мускулатурой. Если другие нас критикуют, лучше взглянуть на это как на возможность узнать, на каком уровне развития мы находимся, вместо того чтобы злиться. «Возможно, человек, который меня критикует, указывает на мои недостатки и это может стать мне уроком». Таким образом, мы должны стараться терпеть критику и учиться справляться с ней, изменяя своё отношение. Если мы сильно расстраиваемся, это может навредить нашей репутации больше, чем ругань и критика сумасшедшего.

Терпение в отношении природы явлений

Другой способ справляться с гневом и развивать терпение – это «терпение в отношении природы явлений». Вести себя плохо и жестоко – это природа незрелых людей. Природа огня горячая и обжигающая. Если мы сунули руку в огонь и обожглись, чего ещё мы ожидали? Огонь горячий, поэтому он обжигает. Если мы едем по городу в обеденное время, чего мы ожидаем? В обеденное время будут пробки, такова природа вещей. Мы попросили маленького ребёнка принести полную кружку горячего чая, а он его пролил. Чего же мы ожидали? Это ребёнок, и мы не можем надеяться, что он ничего не прольёт. Так же, если мы просим другого человека сделать нам одолжение или помочь на работе, договариваемся, а потом он нас подводит, чего мы ожидали? Люди незрелы, мы не можем полагаться на других. Великий индийский учитель Шантидева сказал: «Если вы хотите сделать что-либо положительное и созидательное, сделайте это сами. Ни на кого не полагайтесь. Ведь если вы полагаетесь на другого, нет уверенности, что этот человек вас не поведёт и не разочарует». Вот как мы можем рассматривать подобные ситуации: «Чего же я ожидал? Если природа человека подводить других, то нет причин злиться».

Терпение сферы реальности

Последний метод, который можно использовать против гнева, называется «терпение сферы реальности». Это видение того, что происходит на самом деле. Мы привыкли приписывать себе, другим и всем объектам прочную идентичность. Мы как будто обводим в воображении какое-либо своё качество и проецируем на него свою прочную личность: «Вот кто я такой. Вот каким я должен быть всегда». Например: «Я дар Бога этому миру. – или: – я неудачник». Или мы обводим жирной линией другого человека и говорим: «Он отвратительный и нехороший. Он источник моих проблем». Однако если это истинная, прочная личность этого человека, он должен быть таким всегда. Он должен был быть таким в детстве. Он также вёл бы себя отвратительно со всеми: с женой, с собакой, с котом, с родителями, потому что он по-настоящему отвратительный человек.

Если мы видим, что люди не обведены жирной линией, которая бы показывала их истинную личность, или природу, это, опять же, позволит нам быть спокойнее и меньше злиться на них. Мы видим, что неприятное поведение человека было всего лишь преходящим событием – даже если такое случается часто – и это не состояние, в котором он непременно будет находиться всегда.

Развитие полезных привычек

В сложных ситуациях применять эти методы может быть нелегко. Все эти разнообразные способы рассуждений называются «предохранительными мерами». Так я перевожу слово «Дхарма». Дхарма – это мера, которую мы принимаем, чтобы предотвратить проблемы. Мы хотим защитить себя от появления злости в нашем уме, пытаясь развить полезные привычки к определённым видам терпения. Это и есть «медитация». Тибетское слово, обозначающее медитацию, буквально означает «делать что-либо привычкой», приучать себя к тому, что полезно.

Во-первых, нам нужно слушать учения о различных видах терпения. Потом нам нужно размышлять о них, чтобы понять их и проверить, есть ли в них смысл. Если они имеют смысл, и мы их понимаем, и у нас есть мотивация их применять, мы стараемся развить соответствующие привычки, репетируя их и применяя.

Вначале мы пересматриваем эти пункты. После этого мы пробуем смотреть и чувствовать описанным способом. Используя воображение, мы представляем разные ситуации. Мы можем вообразить ситуацию, в которой обычно злимся или расстраиваемся. Например, наш сослуживец делает что-нибудь не так, как нам хочется. Во-первых, постарайтесь увидеть его таким, какой он есть: это человек, который хочет быть счастливым и не хочет быть несчастным. Хотя он старается изо всех сил, он похож на ребёнка, который не знает, что делает. Если мы пробуем смотреть на ситуацию, чувствовать её таким образом и проигрываем это в уме, сидя дома в тишине, тогда, чем больше мы это делаем, тем проще нам будет положительно реагировать на этого человека на работе, когда он начинает вести себя неприятно. Вместо побуждения разозлиться на него, нам на ум приходит новое побуждение – быть более терпеливым и выносливым.

Попрактиковав некоторое время этот метод, когда мы видим человека подобным ребёнку, чтобы развить терпение к его поведению, мы можем пойти дальше. Мы можем увидеть, что когда он себя неприятно ведёт, то теряет лицо. Поэтому мы развиваем к нему сострадание. С помощью медитации мы можем развить привычку видеть и чувствовать таким образом. Когда терпеливое видение и чувствование превратится в полезную привычку, это всё больше и больше будет становиться частью нас. Когда мы сталкиваемся со сложными ситуациями, такая реакция становится естественной. Когда возникает побуждение разозлиться, в уме также появляется пространство. Мы не будем сразу же действовать исходя из этого побуждения, и у нас возникнет больше положительных побуждений к полезным действиям.

На буддийских лекциях перед началом каждой беседы мы обычно сосредоточиваемся на ощущении дыхания и считаем вдохи и выдохи до двадцати одного. Эта практика также очень полезна, если мы вдруг замечаем, что начинаем злиться. Это создаёт пространство, в котором мы не действуем мгновенно, руководствуясь силой отрицательного побуждения, например, побуждения сказать что-нибудь жестокое, а ещё раз обдумываем, стоит ли нам злиться или расстраиваться. Мы думаем: «Хочу ли я устраивать сцену? Или есть лучший способ разобраться с ситуацией?» Благодаря медитации и развитию большего количества положительных привычек, мы начинаем смотреть на происходящее с большим терпением и стойкостью. У нас в голове возникает больше положительных альтернатив, и мы естественным образом выбираем именно их, ведь мы хотим быть счастливыми и знаем, что эти альтернативы нам в этом помогут.

Для этого нам нужно сосредоточение. Поэтому в буддизме так много разных методов медитации для его развития. Мы изучаем эти методы не просто как абстрактные упражнения: мы собираемся использовать их на практике. Когда нам их применять? В сложных ситуациях, когда мы имеем дело с неприятными людьми или условиями. Эти методы помогают нам сосредоточиваться на сохранении терпеливого состояния ума.

Однако, сдерживая себя от отрицательного и разрушительного поведения, мы используем не только самоконтроль и дисциплину, ведь тогда гнев будет оставаться у нас внутри. Внешне мы можем стараться сохранять невозмутимость, а внутри нас полыхает гнев, что приводит к развитию язвы. Но если мы будем правильно использовать эти методы, гнев даже не появится. Дело не в том, чтобы контролировать гнев и держать его внутри: смысл в том, чтобы заменить побуждения, которые приходят нам в голову. Тогда вместо отрицательных импульсов, с которыми нам придётся иметь дело, пытаясь не выпускать их наружу, появятся положительные побуждения.

Когда мы сможем это делать, в зависимости от нашей мотивации, мы сможем по меньшей мере избавиться от наших нынешних проблем и не ухудшить своё положение в будущем. Или у нас совсем не будет проблем; или, действуя согласно самой сильной и продвинутой мотивации, мы перестанем создавать проблемы своим семьям, друзьям и людям вокруг и будем способны помогать другим наилучшим образом. Мы станем способны на это, потому что избавимся от ограничений со стороны наших беспокоящих эмоций и проблем. Таким образом мы сможем полностью раскрыть свой потенциал. Спасибо.