Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Главная > Основы тибетского буддизма > Уровень 3. Лоджонг (тренировка ума) > Буддийские методы тренировки ума в повседневной жизни: Ничего особенного > Занятие второе: Зависимость от социальных сетей и СМС-сообщений

Буддийские методы тренировки ума в повседневной жизни: Ничего особенного

Александр Берзин
Киев, Украина, ноябрь 2012 г.
русский перевод: Юрий Милютин

Занятие второе: Зависимость от социальных сетей и СМС-сообщений

расшифровка аудио
Слушать аудиоверсию этой страницы (0:54)

Повторение

We’re continuing our discussion of how to train and improve our attitudes in daily life.

Мы продолжаем обсуждение того, как мы можем тренироваться в нашем отношении к тому, что происходит в жизни.

This is a tradition that is very widespread in Tibet, Tibetan Buddhism,

Это традиция, которая широко распространена в тибетском буддизме,

and there are many texts that deal with the topic in great detail,

и есть множество текстов, которые поясняют эту тему.

and you can find quite a bit about that, lectures and translations and stuff, on my website.

И вы можете познакомиться с этим ближе на моём веб-сайте.

So in our seminar this weekend, I’m not really going into great detail about any of these particular texts – you can read about them (in Russian as well) –

И на этом семинаре я не пытаюсь погрузиться во все детали касательно этой темы, потому что вы можете прочитать это на веб-сайте, в том числе и на русском языке.

but rather it was suggested that I speak about how we apply this in our daily life.

Но я бы хотел больше сосредоточиться на том, как мы можем применять это в повседневной жизни.

Last night we began the discussion just in general about what we’re really dealing with here. And what we’re dealing with is our experience of everyday life.

И вчера мы лишь в общем коснулись того, каким образом мы относимся или справляемся с нашими ситуациями в повседневной жизни.

We’re living our lives, so we experience it, each moment; nobody else is experiencing it. Even if we broadcast everything that we do on Facebook and Twitter, still we’re the ones who are experiencing it, not anybody else.

И мы живём нашу жизнь, и именно мы переживаем её: это не делает кто-то другой. И даже в случае, если каждое наше действие мы пытаемся обозначить в социальных сетях, всё равно это наш собственный опыт.

Actually that’s a very interesting point, that nowadays so many people are almost – I think you would have to use the word addicted to text messaging (SMS) and posting on Facebook and Twitter everything that they are feeling and doing during the day.

И это достаточно интересно, что сейчас многие люди совершенно не могут жить без того, чтобы печатать сообщения или рассказывать всем о том, чем они заняты, в интернете.

And so then we ask, “Well, what’s the difference between reading about this in terms of somebody else’s daily life and our own daily life?”

И мы можем тогда задаться вопросом, в чём разница между тем, чтобы читать о том, как кто-то занимается чем-то, и как мы проживаем нашу собственную жизнь.

And there’s a bit of a distance, isn’t there in terms of regarding somebody else’s life, what they are experiencing,

И есть определённая дистанция между тем, чтобы воспринимать чужую жизнь,

especially when it is put into a very small amount of words,

особенно когда кто-то пытается засунуть свою жизнь в очень ограниченное количество слов.

and our own experience of our own life.

Речь идёт о разнице между подобным отношением и нашим переживанием собственной жизни.

Although we could empathize with somebody else and what’s going on in their life, it’s not quite the same as the happiness or unhappiness or neutral feelings that we have in terms of what we are experiencing ourselves.

И хотя мы можем симпатизировать тому, что происходит с другими людьми, это всё равно не имеет прямого отношения к счастью, несчастью, которое мы переживаем.

And this is what we have to deal with in daily life, the most fundamental level.

И нам приходится каким-то образом справляться с этим в нашей повседневной жизни на таком фундаментальном, базовом уровне.

Sometimes we feel well, sometimes we don’t feel so well. Sometimes we feel happy, sometimes we don’t feel so happy. Sometimes it seems as though we’re not feeling terribly much of anything, just neutral.

Иногда мы хорошо себя чувствуем, иногда не очень, иногда мы счастливы, иногда нет, иногда мы чувствуем просто нейтральное чувство.

And although we want to be happy, our moods are going up and down all the time,

И хотя мы хотим быть счастливы, наше настроение становится лучше или хуже, меняясь постоянно.

and it doesn’t seem to be synchronous or in accord with what we’re doing. Even while we’re doing one thing, our mood goes up and down,

И порой это не соотносится с тем, чем мы занимаемся, потому что, вне зависимости от наших занятий, наше настроение всё равно или хорошее, или плохое.

and we don’t seem to have very much control over that, do we?

И кажется, мы не особо это контролируем, не так ли?

So when we talk about attitude training, we’re talking about how to make the best out of that situation

И когда мы говорим о тренировке в отношении, то мы имеем в виду каким образом получить наилучший результат из всей этой ситуации,

as we go through each moment of our life and experience what is happening and what we’re doing.

когда мы просто переживаем определённые обстоятельства в нашей жизни и каким-то образом к ним относимся.

And we discussed two main points that are very important in terms of how we can deal with our life.

И мы обсудили уже две важные составляющие, каким образом мы можем справляться с ситуациями в нашей жизни.

One is this attitude of exaggerating the importance of what we’re feeling.

Первая касается того, что мы преувеличиваем важность того, что происходит, того, что мы чувствуем.

We make such a big thing, a big deal, out of feeling unhappy that we just make it worse.

И когда мы чувствуем себя несчастными, то мы раздуваем это чувство, придаём ему слишком много значения и это всего лишь ухудшает.

And because we feel so insecure about feeling happy, we destroy it.

А когда мы счастливы, то мы чувствуем некоторую беззащитность в отношении этого чувства и как раз это разрушает счастье.

And when we’re feeling neutral, we freak out at that, imagining that we’re actually feeling nothing, and so then we get a bit worried, and so that also brings us to an unhappy state.

Когда же мы переживаем нейтральное чувство, то нам кажется, что мы вообще ничего не чувствуем, и опять же это делает нас несчастными в некотором роде.

We’re not satisfied with just feeling very calm and at ease;

Мы не удовлетворены тем, чтобы ощущать покой и не волноваться.

something has to be going on all the time – this type of feeling that leads us to want constant entertainment, constant music, and so on.

Нам кажется, что постоянно должно что-то происходить, мы пытаемся постоянно развлекать себя, смотреть фильмы, слушать музыку.

Or these people who turn the television on the moment that they wake up and have the television on in the background all day long because they’re afraid of silence. They need some sort of stimulation. It gives them some sense of life, in a sense.

И некоторые люди, как только просыпаются, сразу же включают телевизор, и целый день телевизор всегда работает на фоне. И это происходит потому, что они боятся тишины и, включая телевизор, у них появляется ощущение того, что они живы.

I have an aunt who sleeps with the television on. She has the television on twenty-four hours a day. And she likes to have the television on while she’s sleeping because if she rolls over or her sleep gets a little bit light, or something like that, during the night, she still has the television on. So she’s totally frightened of quiet. It’s really strange, isn’t it,

И у меня есть тётя, она держит включённым телевизор двадцать четыре часа в сутки. Она даже спит с включённым телевизором, потому что, когда, например, она просыпается и ворочается с боку на бок и, предположим, просыпается на несколько минут, она всё равно слышит, что телевизор работает, и таким образом успокаивается.

and it’s not just strange – it’s sad.

И это не столько странно, сколько грустно, не так ли?

Нет ничего особенного в том, что я чувствую

So the first principle to deal with our attitude and try to improve our attitude about this up and down of life is to not make anything special about it: “There’s nothing special about sometimes I don’t feel very happy. I have other times where I feel okay. Sometimes it’s just calm and quiet. There’s nothing special about that.”

И первый принцип, который мы рассмотрели, – это не воспринимать наши чувства как нечто особенное. Когда мы чувствуем себя нормально, мы счастливы или несчастны, нет в этом совершенно ничего особенного, не нужно преувеличивать значимость.

It’s like the waves on the ocean. Sometimes the wave is high, sometimes you’re in the trough in between waves, sometimes the ocean is calm – no big deal about that. That’s the nature of the ocean, isn’t it?

Это подобно волнам в океане. Иногда волна находится высоко, иногда низко, иногда где-то посередине, и в этом нет совершенно ничего особенного, просто такова природа.

Sometimes there’s a storm, of course, and there’s big, big waves, and it’s very turbulent, but if we think in terms of the whole ocean, from its depths to the surface, it’s not really disturbed in the depths, is it?

Конечно, иногда бывает шторм, и тогда волны очень высокие, и обваливаются очень сильно. Но нам надо не забывать, что на дне, в глубине океан всегда спокоен.

It’s just something that’s happening on the surface as a result of many causes and circumstances with the weather and all factors that affect the weather, and so on. It’s no big deal. It’s not a surprise, is it?

Волны находятся всего лишь на поверхности, и происходит это в силу разных обстоятельств, в том числе погоды. Это совершенно нормально и естественно, но внутри океан спокоен.

So our minds are like this ocean,

И наш ум подобен такому океану.

and that’s a very helpful attitude to have,

И это очень полезное отношение.

that on the surface we might have the up-and-down waves of happy, unhappy, this emotion, that emotion, but in the depths we’re not disturbed by that.

На поверхности у нас могут быть волны, мы может чувствовать счастье, несчастье, быть обеспокоены или нет, но на дне мы совершенно спокойны.

Now, that doesn’t mean that we don’t try to have a more calm and happier state of mind. It certainly is preferable to the storm, isn’t it?

И это вовсе не значит, что мы не пытаемся обрести спокойное состояние: оно, конечно, гораздо лучше, чем шторм.

But when the storm happens of extreme emotions and extreme feeling, and so on, we don’t make it into some sort of monster. We just deal with it in terms of what it actually is.

Но когда начинается шторм, то мы не превращаем это явление в какое-то чудовище. Мы просто пытаемся справиться с этим и принять его таким, какой он есть.

A lot of people are trying to improve themselves with Buddhist methods, and they work with them for many years,

Множество людей пытаются исправить себя, пользуясь буддийскими методами, и они работают так много лет,

and they seem to be making some progress in terms of not getting angry so much, not getting jealous or mean to others,

и порой у них можно увидеть какой-то прогресс: они уже не так раздражительны, не завистливые, и они не цепляются за людей.

and then after so many years of trying to build up these more beneficial habits, they have an episode of getting very angry again or they fall in love with somebody and then are all clinging and attached and go through emotional turmoil once more.

И через много лет подобных тренировок, когда они пытаются выработать эти благие привычки, вдруг неожиданно они начинают раздражаться в какой-то из эпизодов, или влюбляться, или цепляться за других людей и попадают вот в эту турбулентность эмоций.

And the problem here is that they get discouraged. And what is the source of that discouragement is that they forget this whole approach of “nothing special.”

И порой они отчаиваются в подобных ситуациях. И происходит это потому, что они забывают этот способ, когда мы не относимся ни к чему как к чему-то особенному.

Our tendencies and habits are very, very deep, very engrained,

Наши тенденции в поведении и наши привычки находятся очень глубоко, они хорошо укоренены,

and it really takes an enormous amount of time and effort to overcome them.

и требуется огромное количество времени, чтобы преодолеть их.

And we may provisionally take care of it, but unless we really get down to the root of why we get angry and so on, from time to time it will recur.

И на временном уровне мы можем с ними справляться, но глубоко внутри всё равно сохраняются корни подобных переживаний и время от времени они могут возникать вновь.

But when it does recur, the principle is to not make a big deal out of it:

И когда они возникают, важно не придавать им чрезмерного значения.

“It’s nothing special. I’m not a liberated being yet, I’m not a Buddha yet, so of course sometimes the anger and attachment are going to come up again.

Нужно понимать, что мы всё ещё не освобождённые от сансары существа, мы не будды, и до тех пор, пока мы ими не стали, всё равно будут возникать те или иные негативные переживания.

And sometimes I’m not going to feel happy, and sometimes I’m not going to be in a good mood, sometimes I’m not going to want to do any work or go out and help people.” Sure, that’s natural. It’s no big deal, nothing special.

«Я не всегда буду в хорошем настроении, я не всегда буду счастлив, иногда это будет меняться. Я не смогу всегда помогать другим людям». Ну, такова жизнь. В этом нет ничего особенного, так случается.

When we exaggerate its importance and make it into something really special and horrible, then we get stuck, don’t we?

Но когда мы преувеличиваем значение и превращаем это в нечто ужасное, тогда мы попадаем в тупик, не так ли?

So the idea here is that when we understand and are really convinced that there’s nothing special about what I’m experiencing or what I’m feeling, even if it’s an extraordinary insight or something like that, then we just deal with it.

И дело в том, что когда мы просто не преувеличиваем, не раздуваем значимость того, что происходит, или того, что мы чувствуем, тогда у нас появляется возможность просто справиться с этим.

It’s like let’s say you bang your toe against the table

Например, вы ударились пальцем об стол,

when you walk into the room or something like that and it’s dark,

когда вы пытались войти в комнату и там было темно.

and it hurts.

И, конечно, мы испытываем боль.

Well, what do we expect? Of course it’s going to hurt when you bang your toe.

Ну, и что же мы ожидали? Конечно же, мы будем испытывать боль, если мы ударились пальцем о стол.

So sure, we need to check to see we didn’t break a bone or something like that. So you check,

И конечно, нам следует проверить, нет ли у нас перелома.

but then you just go on. It’s no big deal. Don’t make a big deal out of it – jump up and down and expect our mommy to come and kiss it and make it all better.

Но когда мы проверили, нужно просто продолжать делать то, что мы собирались. Нет смысла в том, чтобы прыгать и ждать, когда мамочка придёт и поцелует нас в пальчик.

So this is how we try to lead our lives in a way that’s more comfortable, not so turbulent.

И таким способом мы пытаемся жить свою жизнь. Мы пытаемся избежать вот этих взлётов, падений, этой турбуленции. Это более спокойный способ жить.

It allows us to be more calm no matter what happens

И это даёт нам возможность сохранять покой вне зависимости от того, что происходит,

and no matter what we feel.

и вне зависимости от того, что мы чувствуем.

Нет ничего особенного во мне

Besides overemphasizing and making into something special the feeling of happy or unhappy that we’re experiencing, the other side of that is exaggerating the importance of me,

И другая сторона этого отношения, когда мы относимся к чему-то чрезмерно серьёзно или как к чему-то особенному, – это когда мы преувеличиваем свою собственную значимость.

and that actually is the main topic of the attitude-training teachings.

И это на самом деле и есть главная тема учений о тренировки в отношении.

The main emphasis in it is that our problems, our difficulties in life, come from what I mentioned yesterday: self-cherishing.

И основная идея заключается в том, что большинство наших проблем и переживаний связаны с тем, что мы преувеличиваем свою значимость, и называется это себялюбием.

That means that we are obsessed with and always focusing on just me,

Это значит, что мы просто одурманены постоянным размышлением о себе,

and we are the only ones that we are concerned about.

мы беспокоимся и озабочены только собой.

So it has an aspect of egoism or egotism, whatever the difference is between those two, and selfishness and self-preoccupation. There are many, many different ways to describe this attitude and things that come along with it.

И подобное отношение можно описать разными терминами. Это может быть эгоизм, просто размышление только о себе, эгоцентризм и прочее.

So the thing is that when we make ourselves into something special and someone special, then this is really the source of our problems.

И происходит это потому, что мы воспринимаем себя как кого-то особенного, и это становится источником проблем.

We think, “I’m so important. Therefore it’s really important what I feel.”

Мы думаем, что мы невероятно важные персоны, и поэтому невероятно важно то, что мы чувствуем.

So if we are so concerned about “me, me, me,” then of course we’re worried about: “Now I’m feeling unhappy,” “Now I’m feeling happy, but I’m insecure about it,” “Now I’m feeling calm and neutral.” That’s because of that obsession with ourselves.

Из-за того что мы озабочены собой, мы также озабочены тем, что мы чувствуем. И тогда мы переживаем, когда мы чувствуем несчастье, счастье или нейтральное чувство: мы чувствуем беззащитность, когда мы чувствуем счастье, и боимся состояния покоя.

Почему мы делимся своими чувствами в социальных сетях?

You know, in Buddhism we always talk about avoiding two extremes, to have a middle way.

В буддизме мы говорим о том, что мы пытаемся избежать двух крайностей. Мы пытаемся найти средний путь.

So one extreme is making a big deal out of everything – “me, me, me,” and so on, and what I feel, and I have to broadcast it to the world because everybody really cares. Actually nobody cares what I had for breakfast this morning or that I liked it or I didn’t like it. Somehow we think that it’s really important. You press the “I like it” button on Facebook and so on. It’s really very artificial, isn’t it?

И первая крайность – это когда мы постоянно думаем о том, насколько мы важные, и мы пытаемся придавать чрезмерную важность нашим действиям. И предположим, мы пытаемся всем рассказать о том, чем мы заняты, в интернете. Или нам очень важно нажать на кнопку, что нам что-то нравится, в фейсбуке или в «Контакте», и нам кажется, что это для всех должно быть очень важно. На самом деле всем без разницы.

Actually it’s a very interesting thing to analyze. Why do I press the “I like it” button?

На самом деле очень полезно исследовать, почему, находясь в соцсетях, мы нажимаем кнопку «мне нравится».

And why do I care how many people like what I had for breakfast this morning?

И почему мне так важно, сколько людей нажмёт на кнопку «мне нравится» под моим сообщением о том, что я сегодня съел на завтрак?

And what does it prove?

И что же это доказывает?

That’s an interesting thing to think about. Why don’t you think about it for a moment?

Давайте попробуем поразмышлять об этом.

Участник: [Некоторым не хватает общения, люди чувствуют себя очень одинокими, им хочется чем-нибудь поделиться с другими.]

Participant: I think it’s maybe because people have a lack of conversations, and so maybe they just want to share with others.
Alex: Well, it’s a sense of loneliness, I suppose, that they want to share with others. But in many ways it isolates you from others because rather than actually having a personal interaction, you do it in what you think is a more protected environment of the internet or the cell phone.

Алекс: Я думаю, это происходит потому, что люди чувствуют себя одинокими и они пытаются взаимодействовать с другими людьми с помощью этого посредника. Им кажется, что это более защищенный способ общения. Но на самом деле они становятся ещё более одинокими, потому что у них нет личного взаимодействия с людьми.

But what I’m suggesting that we look into is: why do we feel that we have to share how we feel?

Но я предлагаю как раз подумать о том, почему нам важно поделиться тем, что мы чувствуем.

On the one hand, it’s thinking that everybody really cares and it’s important that other people know what I had for breakfast and that I liked it or didn’t like it – I’m using a silly example, of course –

С одной стороны, мы хотим, чтобы другие знали, что мы съели на завтрак или что нам нравится или не нравится. Конечно, я стараюсь использовать дурацкие примеры.

and if not enough people like it, then I feel very unhappy.

Если недостаточно людей нажали на кнопку «мне нравится», тогда я чувствую себя несчастным.

So it’s making it overly important, isn’t it, me and what I’m feeling, and also making it overly important what other people think of what I feel,

И мы преувеличиваем значимость себя, того, что мы чувствуем, и, соответственно, других людей,

ather than just feeling self-confident – “Okay, I’m feeling this. So what?” –

вместо того чтобы чувствовать уверенность в себе и просто осознавать, что «вот мы чувствуем что-то, ну и ничего особенного в этом нет».

and getting on with life rather than having to SMS it to all our friends,

Просто продолжайте жить, не обязательно рассылать всем об этом SMS.

thinking that we’re so important that they really will drop everything to read our SMS and to look on Facebook about what we had for breakfast. Isn’t that an overexaggeration of our importance?

Нам кажется, что мы настолько важны и настолько важно то, что мы чувствуем, что все должны быстро бросить все свои дела и скорее начать читать наши СМС. Разве это не показывает, что мы преувеличиваем свою собственную значимость?

And it’s insecurity,

Это, конечно, чувство беззащитности,

so that’s not a very peaceful state of mind, is it?

и, конечно, это не умиротворённое состояние ума, не так ли?

And then we’re constantly checking: “Well, I don’t want to miss something. What am I missing?”

И тогда мы постоянно проверяем: «А не пропустил ли я что-нибудь»? А что же мы боимся пропустить?

So it’s a very interesting phenomenon and one that has its positive points but also brings about quite a few problems.

И это очень интересное явление, и, конечно, у него есть положительные и отрицательные стороны, но вот некоторые проблемы, которые с ним возникают.

But that wasn’t the point that I started to make. The point was avoiding the two extremes.

Но это вовсе не то, о чём я, в общем-то, хотел говорить. Я начал говорить о двух крайностях.

So one extreme is that I make too big a deal out of me and what I’m feeling,

Одна крайность – это когда мы преувеличиваем значимость себя и того, что мы чувствуем.

that then everybody has to know, whether they care or not, because we think they should care because I’m so important.

И тогда все должны знать, что я чувствую, потому что я настолько важен.

And the other extreme is totally ignoring what we feel: “I’m a nothing.”

И вторая крайность – это полностью игнорировать то, что мы чувствуем, думая, что мы ничто.

There are situations in which it is important to communicate to others what we’re feeling,

Конечно, бывают ситуации, когда важно пообщаться с кем-то о том, что мы чувствуем.

like when we’re in a relationship with somebody and we’re unhappy in it. And so it’s necessary to say that and to not just keep it inside

Например, мы состоим в отношениях с кем-то и они нам не нравятся, мы несчастны по этому поводу. И конечно, важно обсудить это, не нужно держать это внутри себя.

in an interpersonal relationship when there is a certain need for the other person, if they’re not very sensitive, to know how we’re feeling: “What you said really hurt me,” and so on.

Но очень важно сохранять межличностное общение. И если, например, другой человек, наш партнёр, недостаточно чувствителен, необходимо показать ему, что, возможно, он сказал что-то, что нас ранило, или поступил как-то неправильно.

But do that in a balanced way in which again we’re not overexaggerating it, but we’re not denying it either.

Но очень важно отнестись к этому сбалансировано: не преувеличивать случившееся и не отрицать его.

And we try to understand in that type of situation, particularly I’m talking about an interpersonal relationship, that we’re not the only person in the relationship – there’s also the other person –

И очень важно осознавать, что в отношениях есть два человека, что это не просто «я», состоящее в отношениях, что есть ещё и наш партнёр.

and so it’s just as important (and just not such a big deal as well) what the other person is feeling.

И надо понимать, что важно (но не чрезмерно важно) то, что чувствует другой человек.

So when we talk about attitude training, one aspect of that is it’s not just my attitude – it’s everybody’s attitude that is involved in the situation.

И когда мы тренируемся в отношении, важно сознавать, что дело не только в нашем отношении, но и в отношении других людей, которые вовлечены в такую ситуацию.

In other words, my point of view isn’t the only point of view, is it?

То есть моя точка зрения не единственная, не так ли?

That’s one of the main principles used in family therapy.

Это основной принцип, который используется в семейной терапии.

You get a family together, and each person in the family relates what they’re experiencing in the situation at home.

Семья собирается вместе, и каждый высказывается по поводу того, как он переживает происходящее дома.

So if the parents are fighting with each other, they learn from the child how it’s affecting the child and how the child is experiencing this. Otherwise they might not be aware of that. So their own point of view is not the only thing that is happening in this configuration within the family.

К примеру, если мать и отец постоянно ругаются, то тогда на подобной сессии терапии ребёнок высказывается по поводу того, как он ощущает, как он переживает подобное. И тогда появляется возможность для родителей осознать, что их точка зрения не единственная.

Методы преодоления себялюбия

So the main emphasis in the traditional attitude training presentations is to try to overcome this self-cherishing, this self-preoccupation, and to open ourselves up to thinking of others.

И основной акцент, который делается в традиционном подходе к тренировке в своём отношении, связан с тем, чтобы не зацикливаться на размышлениях исключительно о себе и на себялюбии; чтобы открыться и осознать, что есть другие люди.

I was suggesting yesterday some ways in which we can start to do that.

И вчера я говорил о том, что есть различные способы реализовать это.

And one way is to imagine the situation with us on one side, everybody else on the other side, and think, “Well, is this one person more important than everybody else?”

И один из способов – это представить, что мы находимся с одной стороны, а все остальные живые существа находятся с другой стороны. И мы как сторонний наблюдатель пытаемся оценить, что важнее – мы или все остальные?

And we used the example of being stuck in traffic. “Am I more important than everybody else stuck in the traffic that I have to get to where I’m going and I don’t care about the other people?”

И мы использовали пример пробки: когда мы стоим в пробке, кажется ли нам, что мы самые важные, что нам нужно скорее куда-то попасть, неважно, куда хотят попасть остальные, – или же мы учитываем их интересы тоже.

And the important thing here is that when we open up to thinking about everybody stuck in the traffic, that’s based on the reality. The reality is that everybody is stuck in the traffic. The reality is not that I’m the only one stuck, is it?

И когда мы пробуем обратить внимание на переживания других людей, то на самом деле мы видим реальность, мы воспринимаем реальность, потому что действительно все помимо нас тоже стоят в пробке, не я один стою в пробке.

So when we talk about improving our attitude, we’re talking about improving it based on reality – seeing what is reality and having our attitude be in accord with that.

И когда мы пытаемся исправить своё отношение, то мы основываемся на реальном положении вещей. Мы смотрим на то, что происходит на самом деле, и пытаемся реагировать соответственно этому.

It’s very interesting that one of my friends, a Buddhist teacher, said that you could sum up the Buddhist approach with one word, and that word is realism.

Один мой друг, буддийский учитель, попытался все учения выразить с помощью одного слова, и это одно слово было «реализм».

Because of the way that some people present Buddhism, some people think that it’s all involved with fantastic visualizations and ritual, and these sorts of things, in which basically it’s like going to a Buddhist Disneyland.

И у некоторых людей создаётся впечатление, что буддизм связан с какими-то невероятными визуализациями, загадочными ритуалами. И по сути, создаётся впечатление, что буддизм превращается в такой буддийский Диснейленд.

But that’s not the main thrust of Buddhism at all.

Но это вовсе не основная идея буддизма.

Those are there – it’s not that one is denying that those are a part of the Buddhist training –

Конечно же, подобные элементы присутствуют, это часть буддийской тренировки,

but they are a method for trying to be more in accord with realism.

но все они направлены на то, чтобы действовать и переживать в соответствии с реальностью.

In using these types of methods, one understands what the difference is between reality and fantasy,

Используя подобные методы, человек осознаёт, в чём разница между нашими фантазиями и реальностью.

and one starts to understand the power of the imagination.

И тогда тренирующийся начинает осознавать мощность, силу нашего воображения.

We’re human beings.

Мы люди.

So what distinguishes us from animals?

Что же отличает нас от животных?

Well, there are many things that we can point to, but what is really significant is that we have the power of intelligence and we have the power of imagination.

Конечно, мы можем выделить много разных качеств, но, по сути, нас отличает сила нашего разума и наше воображение.

We can use both of them if we learn how, if we appreciate the value of it and then learn how to use them.

И мы можем использовать оба инструмента, если мы понимаем, как это делать, если мы осознаём их ценность.

Just a simple example: For instance, we have a great deal of attachment and sexual desire for somebody.

Достаточно простой пример – это когда мы испытываем сильную привязанность и сексуальное влечение к кому-нибудь.

There are many ways of dealing with that, because that can be very, very disturbing.

Конечно, есть много разных способов справиться с этим, потому что подобное чувство может быть очень беспокоящим.

So our attitude here is what we can change, and we can change it using both intelligence and imagination.

Мы можем изменить наше отношение, и мы можем это сделать и с помощью интеллекта, и с помощью воображения.

So when we think of using the imagination, don’t just imagine that we’re dealing here with: “I am some sort of Buddhist deity with all these arms and faces and legs, and so is the other person.” That’s only one way of looking at the deeper level of others.

И конечно, если мы используем воображение, мы можем воспринять себя как божество с множеством рук и другого человека – как какой-то вид божества с множеством рук. Но это всего один из способов, как мы можем использовать наше воображение.

All the faces and arms and legs, and so on, represent different aspects of the mind and potentials that people have. You’re not just literally thinking in terms of these fantastic figures.

И когда речь идёт о подобных образах, то все бесчисленные лица и руки воплощают, представляют собой определённые качества ума, которыми мы все обладаем. Речь не идёт о каких-то фантастических существах.

But on another level, we can use our intelligence and imagination.

Но мы можем использовать наше воображение, наш разум на другом уровне.

One great Indian Buddhist master, Aryadeva, put it very nicely.

Один великий буддийский мастер индийский, Арьядева, очень хорошо это определил.

He said, “If a pig finds its sexual partner so attractive, what makes ours so special?”

«Если свинья находит своего сексуального партнёра настолько привлекательным, что же нашего партнёра делает привлекательным»?

In other words, the quality of being sexually attractive is totally coming from the minds of the individual – it’s not something which is inherent in the object of the attraction – because otherwise a pig should find our partner really beautiful and attractive, and we should find the pig’s partner attractive.

Другими словами, качество сексуальной привлекательности вовсе не находится в объекте, это порождение нашего собственного ума. Потому что если бы эта сексуальная притягательность была качеством объекта, мы бы испытывали влечение к свиньям, а свиньи испытывали влечение к нашим партнёрам.

So intellectually that’s correct. And with our imagination, we imagine the pig and so on, and that also makes sense. So there’s nothing special about somebody that we find attractive. I find this type of person attractive, and this person finds that type of person attractive. It’s like at the restaurant: some person wants this from the menu, some person wants that from the menu. So what? Nothing special.

Это верно и с позиции нашего воображения, когда мы можем представить себе или вообразить свинью. И это также правильно и с позиции нашего разума, потому что мы начинаем осознавать, что это всего лишь предпочтения разных людей: кому-то нравится один тип людей, кому-то нравится другой. Это похоже на ситуацию, когда мы сидим в ресторане и пытаемся выбрать из меню: в этом нет совершенно ничего особенного.

That becomes very interesting, actually, as you extend this way of thinking. Why should everybody like to do things the way that I like to do them?

И очень интересно дальше развивать подобный способ мышления. Например, почему все должны выполнять какое-то действие точно так же, как его выполняю я?

And it’s this self-preoccupation and self-cherishing which is behind this feeling that: “The way that I do it is the correct way, and it’s right” and then we get annoyed with somebody who organizes their desk or their computer folders, or things like that, in a different way: “That’s wrong. It’s terrible.”

И на самом деле это озабоченность собой, это из-за того, что мы преувеличиваем свою собственную значимость. И именно тогда мы начинаем раздражаться по поводу действий других людей, например, по поводу того, как они раскладывают что-то на столе или организуют свои файлы на компьютере.

So then we become a control freak – we have to control how everybody does things, and it has to be done our way – and that makes us very, very insecure, doesn’t it? We’re always tense: “Oh, you’re doing it wrong!”

И тогда мы становимся фанатиками контроля: мы постоянно напряжены и постоянно пытаемся заметить, что другие люди делают не так.

That doesn’t mean that we allow absolute chaos if somebody is working for us and so on, but you acknowledge that there are many different ways in which things can be done, just as there are many different objects of sexual attraction. It doesn’t mean that ours is the only one.

И конечно, это не значит, что мы позволяем кому-то, например, кто на нас работает, превращать наше рабочее место в хаос, но мы просто осознаём, что есть различные подходы. И это правильно и в отношении нашего сексуального влечения: тогда мы осознаём, что человек, который нам нравится, – это не единственный человек, что это всего лишь наша точка зрения.

When we read about or hear about this attitude training in which the main emphasis is to stop having self-cherishing and to always cherish others, I don’t think that we have to take this to the full extent of: “Now I am working for the benefit of every being in the universe.”

И порой в традиционных текстах мы встречаем такую формулировку, что теперь, с этого момента я начну заботиться о всех живых существах. Но на самом деле, возможно, нам не следует воспринимать это с позиции того, что мы будем заботиться обо всех живых существах вселенной.

Of course we can take it to that extent,

Конечно, мы можем попробовать это сделать, и это наша основная мотивация.

as in the example I was using yesterday: “I’m one of seven billion humans on this planet and countless animals and insects. Everybody is feeling either happy or unhappy or neutral, so there’s nothing special about me.” So we think of what we’re feeling within the context of everybody, and then our mind is much more open, not this closed “me, me, me.”

Вчера я использовал пример того, что мы являемся лишь одним человеком из семи миллиардов людей и бесчисленного количества насекомых и животных, и все они при этом чувствуют что-то. Не только я что-то чувствую.

So for instance with global warming, we’re considering how it’s going to affect everybody; it’s not just going to affect me. So our scope is much wider, and there’s more energy actually involved with that, if we’re thinking in terms of everybody now and in the future.

Например, когда мы задумываемся о глобальном потеплении, это будет касаться не только нас, но это будет касаться всех. И на самом деле, когда мы начинаем размышлять обо всех, у нас сразу же появляется больше энергии.

But as I said, we don’t have to think on that full level in order to execute a change, a beneficial change, from self-cherishing to cherishing others.

Но как я и говорил, мы не пытаемся чрезмерно преувеличить эту перемену в отношении, но мы пытаемся избавиться от себялюбия.

We can do this on a more modest scale in terms of what I was explaining, that our attitude toward things, how we’re experiencing it – “I’m not the only one in a relationship. I’m not the only one in a family,” and so on. And be concerned with a larger group. Maybe not everybody in the universe, but start on a larger scale,

Итак, мы можем быть чуть скромнее, чем эти высказывания из традиционных текстов, и вначале попробовать сосредоточиться на других людях, например на членах нашей семьи. Не на всех существах во вселенной, как об этом говорится традиционно, но хотя бы на тех, кто находится с нами рядом.

not on the superficial level of Facebook “I like its”

Но опять же, не на поверхностном уровне того, что мы просто нажимаем на кнопки в социальных сетях «мне нравится»

or a few characters in an SMS,

или в виде нескольких слов в СМС.

but actual encounters with others personally.

Но речь идёт именно о взаимодействии с другими людьми в личностном плане.

Now, of course this is limited. We can reach so many more people on a social network than we do in our daily life, that’s true.

Конечно, этот подход в чём-то ограничен: мы не можем общаться с таким количеством людей как в социальных сетях – это, конечно, верно.

But the problem comes when the virtual social network replaces any sort of personal – interpersonal I should say – contact and relations, and then you’re with somebody, but you’re not really with then because you’re constantly texting somebody else. It’s a very common phenomenon now,

Но проблема возникает, когда мы заменяем наши межличностные отношения на отношения виртуальные в социальных сетях. И всё чаще мы можем увидеть случаи, когда мы не можем общаться с человеком, потому что он постоянно набирает сообщения в своём телефоне.

and it’s not just affecting young people or teenagers,

И это касается не только тинэйджеров.

but now it’s being recorded that children feel very, very neglected because their parents are constantly texting

И теперь есть уже много статистики, которая говорит о том, что дети чувствуют себя отверженными, потому что их родители постоянно общаются со своим телефоном

and not paying attention to them.

и не обращают внимания на своих детей.

Различные способы тренировки в отношении

So there are many levels on which we can practice this attitude training.

Итак, есть множество уровней, на которых мы можем тренироваться в своём отношении.

And it doesn’t need to involve a very exotic type of practice,

Это вовсе не значит, что мы должны использовать какие-то экзотические способы тренировки.

but we use our intelligence in terms of what is realistic. And what is realistic is that we are not the only person in this universe,

Мы пытаемся отнестись ко всему реалистично, и реальность такова, что мы не единственные люди во вселенной

and we’re not the most important one in the universe,

и мы далеко не самые важные люди во вселенной.

but we are one of the many people and many beings in the universe (it’s not that we’re nothing).

Но мы, тем не менее, один человек из множества существ во вселенной. Это, опять же, говорит о том, что мы не являемся ничем.

And we use our imagination in terms of empathy. How do you understand other people’s situations? How do you understand how other people are experiencing things? It’s using the imagination, isn’t it?

И мы стараемся использовать своё воображение, представляя, как себя чувствуют другие люди, как они будут себя ощущать в той или иной ситуации. Это же воображение, не так ли?

And so these two aspects, the intelligence and imagination, are great tools that we have that we can train.

И эти два невероятных инструмента – наш разум и наше воображение – мы можем использовать во время своих тренировок.

We train our intelligence with logic,

Мы тренируем наш разум с помощью логики,

and we train our imagination with things like visualization.

и мы тренируем своё воображение с помощью визуализации.

And you need both of those, both sides, and you need to understand what is the aim of training both of them.

И нам необходимо использовать оба инструмента и осознавать, какова же цель в том, чтобы их тренировать.

The aim is not to make ourselves into a computer in terms of the intelligence side, and on the other side it’s not that we’re aiming to get the Olympic gold medal in being able to visualize all sorts of fantastic little details.

И мы вовсе не хотим стать компьютером, который обладает невероятной логикой. И мы вовсе не хотим заработать олимпийскую медаль в визуализации, когда мы можем представить себе все невероятные мельчайшие детали какой-то картины.

But from the Buddhist point of view, we want to train these things, on one level, to overcome difficulties and problems in our own life and, on a wider scope, to be able to help others to do the same.

Но мы можем использовать эти инструменты для того, чтобы исправлять наше отношение к другим людям и просто помогать другим существам.

And for that we need to have a very, very wide, wide scope of our minds

И для этого нам необходимо иметь очень открытый ум.

with which we can understand and empathize with everybody in terms of everything that has happened to them and is presently happening to them and could potentially happen in the future.

Тогда мы способны понять или представить, что ощущают другие, что они испытывали раньше или что они будут испытывать в будущем. У нас появляется определённая симпатия к ним, эмпатия.

So that involves both intelligence and imagination, doesn’t it?

Это требует как разума, так и воображения, не так ли?

So attitude training has many, many different levels, and it can be brought into our daily life in many different ways.

Тренировка в отношении имеет много уровней, и мы можем использовать это в повседневной жизни разными способами.

And the simplest level, at least the way that I understand it, is this level of “nothing special.”

Самый базовый уровень, во всяком случае, то, как я его понимаю, – это уровень, который называется «ничего особенного».

There’s nothing special about what’s happening.

Нет ничего особенного в том, что происходит.

Every time throughout history, people complain, “This is the worst of times, and the younger generation is completely horrible and corrupt.” If you look at literature over time, everybody has said this. So nothing special about our time.

В каждом времени находились те, кто говорил о том, что это наихудшее время, которое когда-либо было, что грядущее поколение совершенно никчёмно. И если мы посмотрим на историю, то мы увидим, что это было совершенно всегда, поэтому нет ничего особенного в нашем времени.

(I had a literature course at university that focused on tracing in the history of literature this theme of “This is the worst of times, and the younger generation is completely degenerate or horrible.”

В университете у меня был курс литературы, который был как раз посвящён этой теме, где исследовались все эти примеры из каждого поколения, когда кто-то считал, что это наихудшее из всех времён и грядущее поколение – последнее.

From the ancient Greeks all the way up, everybody has said that.)

Начиная с древних греков и далее все об этом говорили.

And there’s nothing special about what’s happening, nothing special about me, and nothing special about what I’m feeling.

И нет ничего особенного в том, что происходит, и совершенно ничего особенного в том, что я чувствую.

It’s just flowing on and on and on, driven by innumerable causes and conditions interacting with each other.

Это постоянно изменяющийся поток, на который действует бесчисленное количество причин и условий, которые взаимодействуют друг с другом.

We just need to deal with it in as beneficial a way as we can, using our intelligence and our imagination, imagination to empathize with others.

И нам необходимо научиться справляться с этим, используя наш разум и наше воображение.

So why don’t we take a short break, and then we’ll continue.

Давайте сделаем сейчас короткий перерыв и после этого продолжим.