Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Двенадцать звеньев взаимозависимого возникновения

Александр Берзин
Морелия, Мексика, 2 – 4 июня 2000 г.

День первый: Неосознавание

Введение

Двенадцать звеньев взаимозависимого возникновения (rten-‘brel yan-lag bcu-gnyis) описывают механизм перерождения. Перерождение основано на непрерывности потока ума. Когда мы в буддизме говорим об уме, то имеем в виду не вещь в нашей голове, а, скорее, деятельность, которая происходит всё время. В отличие от западного образа мышления, мы не проводим различий между умом и сердцем или рациональным (интеллектуальным) аспектом с одной стороны и эмоциональным (интуитивным) – с другой. Скорее, речь идёт о деятельности, которая включает в себя обе составляющие: рациональную и эмоциональную, мысли и чувства. И кроме того, это восприятие – когда мы видим, слышим, чувствуем запахи, вкус и испытываем физические ощущения. То есть на самом деле мы говорим об умственной деятельности познания. И это всегда умственная деятельность познания чего-либо: у неё всегда есть содержание. Более того, это личное, субъективное познание, которое продолжается непрерывно, в каждый момент. Мы познаём, когда мы бодрствуем, спим, видим сны и даже когда умираем. И кроме того, этому нет начала и конца.

Сейчас наше личное, субъективное познание смешано с заблуждением, или «испорчено» им. Заблуждение также сопровождает наше познание с безначальных времён. Но заблуждение не является неотъемлемой частью нашего познания, его можно удалить или отделить. И не только на время, но так, что оно никогда больше не вернётся, потому что заблуждение можно заменить пониманием, а понимание может взять верх над заблуждением, так что последнее никогда не возникнет снова. Потому что чем больше мы проверяем понимание, тем более подтверждается его обоснованность, а чем больше исследуем заблуждение, тем больше оно оказывается несостоятельным.

Поскольку у потока личного, субъективного познания нет конца и начала, он продолжается из одной жизни в другую. Перерождение может произойти двумя способами. В одном случае познание, переходящее из одной жизни в другую, содержит заблуждение. Тогда его сопровождают всевозможные проблемы. По сути, в буддизме говорится, что если мы внимательно посмотрим, то увидим, что, когда наше познание смешано с заблуждением, каждый момент жизни наполнен различными проблемами. Это называется сансарой. Я предпочитаю переводить этот термин как «подневольный круговорот рождений». Другими словами, рождения повторяются вновь и вновь, они наполнены проблемами, и у нас нет над ними власти. В этом смысле они сами себя увековечивают.

Может показаться необоснованным, если мы скажем, что всё вокруг – страдание. Немного легче принять высказывание, что во всём, что мы переживаем или делаем в жизни, есть проблемы. Поэтому я предпочитаю говорить «проблемы», а не «страдание». Даже в переживании счастья заложена проблема: оно недолговечно и мы даже не знаем, что будет потом. Наше настроение изменится, и никогда неизвестно, когда это случится и какое настроение будет следующим. В этом проблема.

Поскольку заблуждение можно отделить от познания и устранить, перерождение может продолжаться без заблуждения. Формально это уже не перерождение, хотя это по-прежнему поток нашего личного, субъективного познания. Это состояние «освобождения» или «нирваны», когда мы свободны от сансары.

Процесс избавления от сансары и достижения не только освобождения, но и в конечном итоге просветления будды, сложен и включает различные стадии. Поток личного, субъективного познания продолжается на всём пути очищения: от стадии, когда познание полностью смешано с заблуждением, до состояния свободы от заблуждения и далее до полного раскрытия всех наших способностей.

Чтобы мы смогли освободиться от подневольного круговорота рождений со всеми присущими ему проблемами и заблуждением, важно понять, как он возникает и развивается. Это описывается с помощью так называемых «двенадцати звеньев взаимозависимого возникновения». Как часто бывает в буддизме, это описание не является ни простым, ни линейным. За эти выходные мы попытаемся разобраться, как работают эти двенадцать звеньев. Другими словами, как мы продолжаем переживать череду непроизвольных рождений с заблуждением и проблемами. Мы также рассмотрим, как правильное понимание пустотности, или реальности, способно остановить этот подневольный круговорот, чтобы мы смогли в конце концов достичь освобождения и просветления.

Обсуждать механизм сансары с точки зрения двенадцати звеньев можно на разных уровнях сложности. На этих выходных я предложу не самое сложное, но и не самое простое объяснение. Если объяснение покажется вам слишком простым или слишком сложным, пожалуйста, будьте терпеливы. К тому же некоторые изложения описывают двенадцать звеньев с точки зрения каждого момента или одной жизни. Мы обсудим их с точки зрения процесса перерождений. Именно таким образом их рассматривают чаще всего.

Несимметричные «звенья»

Слово «звено» используется здесь потому, что процесс описан как цепь. Я уже предупредил вас, что это не линейная цепь, то есть двенадцать звеньев не следуют в линейной последовательности одно за другим.

В Древней Греции «правильное» было приравнено к «хорошему», а «хорошее» – к «красивому». То есть, с точки зрения древних греков, красота симметрична; отсюда «золотая середина». Всё идёт гладко, приятно, чётко. Такой должна быть правда, тогда это хорошо. На подсознательном уровне мы унаследовали образ мышления древних греков. Если всё приятно, чётко и симметрично, мы спокойны и удовлетворены. Если нет – чувствуем себя неловко, не так ли?

Как говорил один из моих тибетских учителей, для симметрии во вселенной или для слаженности всего происходящего нет оснований. Подумайте с научной точки зрения: если бы вселенная была симметричной, то, когда она зародилась во время Большого взрыва, все звёзды должны были бы выстроиться симметрично. Но это не так, не правда ли? Это показывает, что вселенная не является по своей природе симметричной. Или, как замечательно выразился другой мой учитель: «Симметрия – это глупо». Давайте не будем считать двенадцать звеньев симметричными, приятными и ясными, потому что они не такие. Давайте попытаемся расширить понятие красоты за пределы симметрии.

Первое звено: Неосознавание

Первое из двенадцати звеньев называется «неосознавание» (ma-rig-pa). Хотя обычно этот термин переводят как «неведение», я считаю такой перевод неудовлетворительным, потому что он подразумевает, что мы глупы. Дословно он означает отсутствие осознавания или, другими словами, неосознавание. И когда я говорил о заблуждении, с которым смешано наше восприятие, то имел в виду неосознавание. Давайте обратимся к определению.

Индийские мастера Васубандху и Асанга объясняли неосознавание как «темноту» или «тяжесть» незнания. Согласно другим описаниям, например Дхармакирти, неосознавание может включать в себя «темноту» или «тяжесть» неверного понимания или понимания с точностью до наоборот. Это либо незнание, либо неверное понимание.

Мы можем либо не знать, либо знать неправильно многое. Например, я не знаю имён всех присутствующих в этой комнате. Но говоря сейчас про неосознавание, мы имеем в виду не это, а только две определённые разновидности неосознавания. Первое, что мы не осознаём, – это поведенческие причины и следствия. Речь не о физических причинах и следствиях, как когда мы ударили по мячу с определённой силой и знаем, как далеко он полетит. Мы говорим о причинах и следствиях в поведении. Другими словами, причина – это наше поведение: как мы поступаем, говорим и думаем, а следствие – то, что мы переживаем. Поведенческие причины и следствия описывают связь между нашим поведением и тем, что мы в результате испытываем.

Если мы не осознаём поведенческие причины и следствия, то совершаем разрушительные поступки, потому что не знаем, каким будет результат. И как следствие, мы переживаем перерождение в худших состояниях. Мы поступаем разрушительно и в итоге рождаемся в состояниях, которые не способствуют духовному развитию.

Второе, что мы не осознаём, – это природа реальности, другими словами, как всё существует. Неосознавание реальности – это причина перерождений в сансаре в целом, будь то в благоприятных или неблагоприятных обстоятельствах для духовной практики. У всех нас есть эти два вида неосознавания.

Как действует неосознавание? Как оно влияет на нас? Асанга говорил, что, во-первых, оно сбивает нас с толку, или вводит в заблуждение, или, другими словами, приводит в замешательство. Мы не знаем, что делать, не знаем, что происходит. И поскольку мы действительно не понимаем, мы сбиты с толку. Во-вторых, неосознавание делает нас нерешительными: мы не уверены в себе. Мы не знаем, как вести себя или как строить отношения с другими людьми, хотя полны всевозможных догадок. Обычно мы занимаем неверную точку зрения, и поэтому – это третье воздействия неосознавания – становимся упрямыми, настаивая на каком-нибудь странном и причудливом понимании явлений.

Если посмотреть на состояние ума или эмоций, которое мы описываем: сбитые с толку, нерешительные, упрямые, настаивающие на том, в чём на самом деле не уверены, каким словом можно описать это состояние? Узнаёте? Это незащищённость, мы все с ней знакомы. И хотя в языках, на которых были написаны исходные буддийские тексты, нет слова «незащищённость», я думаю, мы можем понять, о чём идёт речь. Функция неосознавания – делать нас незащищёнными, неуверенными.

Первое звено взаимозависимого возникновения – это неосознавание реальности, а не поведенческих причин и следствий. Мы пока говорили об этом в общих чертах. Теперь нужно понять это более чётко.

Неосознавание реальности

Как часть нашего личного, субъективного познания, нам представляется, что явления существуют с прочной идентичностью. Кажется, что они существуют прочно или определённо. Здесь очень сложная терминология. Нам приходится использовать общие понятия, чтобы прийти к пониманию на общем уровне и потом обсуждать этот вопрос более глубоко. «Прочность» – самое простое уместное здесь слово, которое мне приходит в голову.

Например, нам может казаться, что в нашей жизни действительно есть проблемы: прочные, реальные. Возможно, от нас ушёл партнёр. И всё, что сейчас происходит, – мы смотрим в окно и грустим. Но нам кажется, что у нас огромная проблема – реальная, прочная, тяжёлая. Такое происходит с нами всё время. Так мы познаём, или воспринимаем, явления.

И хотя у нас на самом деле может быть проблема, «огромная» проблема не соответствует действительности. В нашей комнате нет ничего большого и тяжёлого. Было бы реалистичнее подумать, что человек ушёл, это нелегко и мы грустим, но такова жизнь. Чего мы ожидаем от сансары? Мы пытаемся справиться и найти решение. А то, как происходящее представляется нам, – в виде огромной проблемы, – не отражает реальность. К сожалению, нам не только кажется, что проблема существует таким образом – что она большая и ужасная, но мы ещё и чувствуем это.

Когда мы воспринимаем проблему как огромную, то либо не осознаём, что это не соответствует действительности, либо наше осознавание неправильное: мы ошибочно полагаем, что это действительность. Таковы два определения неосознавания. В любом случае это страдание.

Разница между неосознаванием и цеплянием за истинное существование

В контексте махаяны многие ошибочно полагают, что неосознавание действительности – это то же самое, что цепляние за истинное существование (bden-‘dzin) или цепляние за прочное существование, но следует быть аккуратными. Технически цепляние за истинное существование может быть либо первичным сознанием, либо умственным фактором. Первичное сознание (rnam-shes) познаёт лишь то, к какой категории относится явление, в этом случае – истинно существующее явление. Умственный фактор, или сопутствующее осознавание (sems-byung), сопровождает другие формы первичного сознания, такие как способность видеть, слышать или мыслить, и изменяет способ познания объекта. Неосознавание реальности – это умственный фактор, и поэтому оно равнозначно только такому цеплянию за истинное существование, которое также является умственным фактором. Кроме того, неосознавание поведенческих причин и следствий – не то же самое, что цепляние за истинное существование.

Поэтому различные виды неосознавания образуют тетралемму (mu-bzhi) с различными видами цепляния за истинное существование. Другими словами, есть четыре варианта их логического пересечения, как показано в этой таблице:

ВариантСоставляющие

Неосознавание без цепляния за истинное существование

  • Неосознавание поведенческих причин и следствий

Цепляние за истинное существование без неосознавания

  • Цепляние за истинное существование как первичное сознание

Неосознавание и цепляние за истинное существование

  • Неосознавание реальности
  • Цепляние за истинное существование как умственный фактор

Отсутствие неосознавания и цепляния за истинное существование

  • Неконцептуальная полная поглощённость пустотностью истинного существования

Кроме того, у слова «цепляние» слишком сильный подтекст. Речь не о том, что мы активно и отчаянно цепляемся: просто объект представляется нам прочным, мы так его воспринимаем. Так мы чувствуем – и верим, что это истинно. В самом широком смысле «истинное» (bden) означает истинно существующее так, как это нам представляется. Нас может привести в замешательство термин «истинное существование», потому что на самом деле он подразумевает ложное существование, которого нет и никогда не было.

И поскольку тяжело работать с термином «истинное существование», давайте использовать «прочное существование». Можно также сказать «невозможное существование». Тогда становится совершенно понятно, что мы говорим о невозможном. Мы воспринимаем явления так, как будто они существуют невозможным образом. Нам кажется, что они существуют невозможным образом, и мы это чувствуем, но на самом деле это не так. И мы либо не знаем этого, либо наши знания ошибочны и мы полагаем, что явления существуют таким образом.

Два вида неосознавания реальности

Неосознавание того, как существуют явления, может относиться к (1) личностям, или индивидуумам (gang-zag), включая тараканов, и (2) предметам и явлениям, как, например, стол или проблема. Используя слово «индивидуум», мы должны ограничиться живыми существами, а понятие «личность» нужно расширить за пределы мира людей. Давайте будем говорить «личность», поскольку это общепринятый перевод, но не будем забывать, что это понятие включает тараканов, духов и другие виды существ.

Звено неосознавания – это именно неосознавание того, как существуют личности, включая и нас самих, и других. Оно не включает неосознавание того, как существуют все явления. Мы в замешательстве по поводу того, как существуют личности. Кажется, что они существуют прочно, реально – и так это ощущается. «Мой друг такой замечательный!», «Мой друг не позвонил мне», – мы превращаем эту личность, нашего друга во что-то конкретное, прочное, тяжёлое. Так нам кажется, так мы чувствуем, и мы верим в это. Мы не знаем, что он или она не существует таким образом. Люди непрерывно меняются. Нет большой прочной массы где-то там, называемой «мой друг».

Два уровня неосознавания того, как существуют личности

Есть два уровня неосознавания того, как существуют личности: доктринальное (kun-brtags) и самопроизвольно возникающее (lhan-skyes). Первый уровень иногда переводят как «неосознавание, основанное на мышлении». Раньше я использовал перевод «неосознавание, основанное на идеологии» или «неосознавание, основанное на пропаганде», но теперь предпочитаю «доктринальное неосознавание».

Доктринальное неосознавание основано на одной из небуддийских индийских философских систем в отношении «я» (bdag, санскр. атман), которые мы принимаем за истинные. Согласно взглядам этих систем, «эго» личности, или «я», существует как неизменная и неделимая монада (постоянный монолит), независимая от совокупных факторов тела и ума.

Большинство людей на Западе никогда не изучали небуддийские индийские философские системы и поэтому не обладают настоящим доктринальным неосознаванием, основанном на изучении и принятии взглядов, ими разделяемых, – что мы существуем как «я» со всеми тремя определяющими характеристиками. Однако я полагаю, что мы можем предложить схожий вид доктринального неосознавания, в основе которого лежат идеи, заимствованные из других источников, где утверждается одна или две из этих характеристик. Технически это неосознавание может возникнуть от неправильного рассмотрения (tshul-min-gyi yid-byed), как когда мы принимаем нечто изменчивое за неизменное. Оно может появляться из-за наших представлений о том, как мы существуем, которые могли развиться под влиянием семьи, общества, телевидения, религии, политики, рекламы и тому подобного. Возможно, мы не принимали эти идеи осознанно и умышленно: часто мы впитываем их неосознанно.

Затем второй уровень – самопроизвольно возникающее неосознавание, которое есть даже у животных. Но не следует думать, что у животных нет подобия доктринального неосознавания. У них есть свои понятия, хоть и невербальные. Как и человек, собака, например, может крайне невротично относиться к себе, если её постоянно бить и говорить, что она плохая.

Нам не нужно учиться самопроизвольно возникающему неосознаванию. С самого рождения мы заблуждаемся о том, как мы существуем. Хотя сознательно мы можем не чувствовать и не верить, что как личность обладаем всеми тремя характеристиками, которые постулируются небуддийскими индийскими философскими системами, но можем непроизвольно почувствовать, что обладаем тем или другим из этих свойств.

Когда мы говорим о первом звене – неосознавании того, как существуют люди, – мы говорим об обоих видах неосознавания, и о доктринальном, и о самопроизвольно возникающем. Давайте исследуем эти два вида заблуждения. Я думаю, важно распознать их в самом себе, поэтому давайте, говоря о неосознавании, рассмотрим, как существуем мы сами.

Это неосознавание затрагивает обусловленное (общепринятое) «я» и то, как оно существует. Нам кажется, будто «я» существует как прочная сущность, на которую ничто не влияет, всегда одна и та же, отдельная от нашего познания, или опыта. На более глубоком уровне кажется, будто «я» – это управляющий всем начальник, который сидит у нас в голове, получает информацию через монитор и динамики, нажимает на кнопки и использует тело и ум как механизм. Давайте разберём примеры с каждой из этих характеристик, чтобы понять, о чём идёт речь.

(1) Во-первых, посмотрим на них с точки зрения неосознавания того, как мы существуем, подобного доктринальному. Семья, общество, реклама говорят нам, что мы женщина или мужчина. «Чтобы ни случилось, не дай себя изменить. Будь мужчиной (женщиной), будь собой. Что бы ни происходило, сохраняй спокойствие». Давайте немного подумаем об этом и постараемся распознать это в себе. Проверьте, чувствуете ли вы, что есть прочное «я», всегда невозмутимое, на которое не влияет то, что мы делаем или что происходит. Мы не избавимся от него, полагая, что думать подобным образом глупо.

(2) Кроме того, кажется, что мы особенные и всегда одни и те же. «Будь кем-то в этом мире. Найди себя. Будь собой. Всегда будь верен себе». Так говорит наше общество и семья. Это укоренилось в нашей культуре. Что стоит за этим? Чувство, что мы всегда одно и то же «я», истинное, уникальное «я». Если мы ещё не нашли себя, то должны найти и всегда быть верным себе. Это странно. Подумайте об этом. Это представление, основанное на доктрине, и оно глубоко укоренилось в психике. А кроме того, не забывайте, что все эти мысли обычно неосознанные.

(3) Третья характеристика – то, что якобы прочное «я» кажется отдельным от нашего познания. «Ты должен всегда оставаться молодым и хорошо выглядеть». Подразумевается, что может быть «я», отдельное от плохого самочувствия и старения, которое может всегда оставаться молодым и чувствовать себя хорошо. Когда мы просыпаемся утром, полусонные, на голове беспорядок, смотрим в зеркало и думаем: «Это не я». Получается, что есть «я», отдельное от этого, которое выглядит по-другому. Веря в это, мы придаём куску плоти с торчащими волосами вид настоящего «я». Затем мы думаем: «Вот, теперь это я! Только что это был не я». Мы действуем так, обусловленные обстоятельствами – семьёй, обществом и так далее. Мы говорим: «Я сегодня сам не свой». Тогда кто же мы? Или мы говорим: «Я себя не узнаю». Мы действительно это чувствуем. Жаль, что мы не осознаём, что на самом деле не существуем подобным образом. Мы думаем, что мы на самом деле такие.

(4) Нам также постоянно говорят, что нужно владеть ситуацией. По Фрейду есть сверх-я – странная идея, что внутри есть «я», управляющее другим «я», которым необходимо управлять. Таким образом получаются два «я». Например, когда мы говорим: «Последнее время я не позволял себе развлекаться, но сейчас я даю себе на это добро». Если задуматься над этим – ведь это действительно странно. Одно «я» собирается разрешить другому «я» повеселиться. Это психологически глубоко укореняется и влечёт множество проблем. Таковы различные стороны доктринального неосознавания того, как мы существуем.

Затем у нас есть самопроизвольно возникающее неосознавание того, как мы существуем. Оно появляется, так как нам естественным образом кажется, что мы существуем невозможным образом. Это часть нашего личного, субъективного восприятия. Посмотрим на характеристики прочного «я» как объекта самопроизвольно возникающего неосознавания. Мы можем понять их на примерах.

(1) Кажется, будто есть «я», на которое ничто не влияет, неизменное «я». «Я поранился, но со мной ничего не случилось». Так мы чувствуем. Или мы подсознательно думаем: «Я могу съесть это печенье, и мне ничего от этого не будет», – потому что мы не наберём вес сразу же.

(2) «Я» всегда одно и то же. Не кажется ли нам, что «я», которое отправилось спать вчера ночью, – то же самое «я», что проснулось сегодня утром? Я лёг спать, а теперь я проснулся. Вот он снова я. То же самое «я». Так нам кажется непроизвольно.

(3) Кажется, что есть «я», отдельное от познания или от совокупностей. «Я поранил мою руку». Задумайтесь, не кажется ли, что есть «я», отдельное от руки? Кажется, что «я», которое поранило руку, существует на самом деле отдельно от руки, так же как «я», которое съело пирог, существует на самом деле отдельно от пирога. Мы представляем это таким образом непроизвольно. «Я чувствую себя ужасно». Кажется, что есть «я», отдельное от переживания «ужасно». Мы непроизвольно чувствуем, что есть обособленное «я».

(4) Также непроизвольно мы чувствуем, что есть «я»-начальник. Почему? Из-за голоса в нашей голове, который говорит: «Что мне сейчас сделать?»

Это первое звено взаимозависимого возникновения, главный катализатор всей сансары. Это неосознавание того, как мы существуем, два его вида – доктринальное и самопроизвольно возникающее. Оно есть у каждого из нас. Не следует думать, что оно есть лишь у глупцов: оно есть у нас! Однако оно не означает, что мы глупые. Заблуждение естественно, это часть познания: мы что-то чувствуем, но это не соответствует действительности. Если мы не понимаем этого, то попадаемся на удочку и верим этому заблуждению.

На сегодня мы закончим, а завтра рассмотрим, как неосознавание того, как существуем мы и другие, увековечивает сансару. Важная мысль сегодняшнего вечера – что первое звено говорит не о чём-то теоретическом и абстрактном, а о существенном для каждого из нас; о том, что есть у каждого; о том, что сопровождает наше познание, осознаём мы это или нет.

Вопросы о том, как существует «я»

Вопрос: Не могли бы вы подробнее рассказать о характеристиках неосознавания того, как существует «я»?

Ответ: Когда мы говорим: «Я поранил руку», – то кажется, будто есть «я», отдельное от чего-то другого, чем оно обладает, и «я» поранило это. Мы говорим: «Я пойду на рынок», – как будто мы берём «я», отдельное от всего, и направляем его в переживание похода на рынок.

Действительно важно с этим работать. Эти характеристики – неподверженность воздействию, постоянство и обособленность – относятся к одному и тому же – к «я», которое кажется прочным. Другой пример: человек подвергся насилию и побоям, он думает: «Вы можете причинить боль моему телу, но не можете достать меня». Или так же может думать проститутка: «Вы можете овладеть моим телом, но не мной». Красивый человек может думать: «Я хочу, чтобы полюбили меня, а не просто моё тело». И по-настоящему вводит в заблуждение именно то, что так мы чувствуем: мы чувствуем, что существуем как прочный объект.

Вопрос: Как можно сказать, что нас побили, не подразумевая отделённости?

Ответ: Есть просто переживание «быть избитым». Например, несколько минут назад было переживание «смотреть телевизор». Теперь происходит переживание «видеть отца, входящего в комнату», «слышать, как он орёт», «он бьёт меня», «говорит мне перестать смотреть телевизор и найти работу». Затем переживание «видеть отца выходящим из комнаты» и «смотреть телевизор, чувствуя боль». Это всё, что происходит.

Если бы мы захотели объединить все эти переживания вместе и сказать о переживании в целом, мы бы сказали, что оно относится ко «мне». Это личное, субъективное переживание цепочки связанных событий. Что происходит, когда мы думаем: «Он бьёт моё тело, но меня он не заденет. Я не позволю себе испытывать боль и гнев. Я буду мужчиной»? Мы думаем эти мысли – вот и всё, что происходит.

Но если мы думаем, это не означает, что наши мысли отражают реальность. Также наши чувства не обязательно имеют отношение к действительности. Мы чувствуем, думаем, переживаем – и это всё, что происходит. Важно не придавать этому большого значения. Это случилось в результате причин и обстоятельств, связанных со мной и с моим отцом. Всё, что можно изменить, мы меняем. Мы добавляем дополнительные составляющие в кармический суп, который влияет на происходящее. И если мы чувствуем себя прочной жертвой, что ж, это может так ощущаться, но не соответствует действительности.

Вопрос: Когда у меня болит голова, это общий итог всех предыдущих моментов? Но в то же самое время, каждый момент – новый. Как это соотнести?

Ответ: Процесс созревания кармы чрезвычайно сложный. Мы немного обсудим его завтра. В сущности, все различные поступки, которые мы совершаем хотя бы с минимальной мотивацией, положительной или отрицательной, создают потенциал для определённого переживания, в частности для переживания счастья или несчастья. Существует бесчисленное множество потенциалов. Вопрос в том, какие из них придут в действие в тот или другой момент, чтобы возникло то или иное переживание или настроение. То, что мы делаем сейчас, может создать обстоятельства, в которых задействуется потенциал для приятных или неприятных переживаний. Если мы начинаем считать себя несчастной жертвой, то наверняка активируется потенциал к тому, чтобы чувствовать себя несчастным, не так ли? Если же мы думаем, что ситуация, когда нас побили, – это результат, вызванный различными факторами, то, пусть мы и не задействуем потенциал чувствовать себя замечательно, наше восприятие того, что нас побили, изменится. Понимание ситуации и терпение создают потенциал к тому, что в будущем мы снова проявим эти качества с ещё большей силой.

Вопрос: У движения нью-эйдж есть идея найти «настоящего себя». Она способствует заблуждению, не так ли?

Ответ: Однажды друг прислал мне открытку с картинкой, на которой молодой мужчина путешествует по горам в туристической одежде и ботинках. По дороге он встречает человека, который выглядит точно так же, но одет в костюм-тройку, а в руке у него дипломат. Мой друг изменил заголовок так: «Путешествуя по Гималаям, Алекс нашёл настоящего себя».

Идея, что мы должны найти настоящего себя, встречается не только в движении нью- эйдж. Величайший западный психолог Эрик Эриксон говорил о кризисе идентичности в конце подросткового возраста. По сути, именно ему принадлежит термин «кризис идентичности». Людям приходится формировать идентичность, отдельную от родителей и семьи, и это может быть большим стрессом. Для психологического здоровья крайне важно разрешить этот кризис.

В любом случае мы должны отличать то, что в буддизме называется обусловленным «я», от ложного «я». Обусловленное «я» существует. Необходимо иметь чувство обусловленного «я», которое способно функционировать в обществе. Важно быть интроспективными и изучить себя, узнать свои таланты, сильные и слабые стороны, потребности, ограничения и так далее, чтобы мы смогли быть здоровой частью общества. Это не то же самое, что найти настоящего себя – прочное «я», которое уникально, никогда не изменяется и тому подобное. Важно понимать это различие, когда мы переживаем кризис идентичности – не обязательно в конце подросткового возраста, он может случиться в любое время.

Кроме того, есть различие между озабоченностью собой и знанием себя. Озабоченность собой испытывают подростки, когда у них появляются прыщи на лице и им кажется, что все на них смотрят. На самом деле, скорее всего, на них никто не смотрит, потому что никому нет дела. Это трудно признать. Все остальные заняты собственными проблемами, им нет дела до наших. Озабоченность собой вращается вокруг ложного «я», которое кажется прочным.

Знание себя означает знать, что нами движет, знать свои чувства, поддерживать памятование о том, что происходит внутри нас каждое мгновение. Это знание сосредоточивается на обусловленном «я» и на том, что в действительности происходит. Если найти себя или узнать себя означает самосознание, когда мы знаем, что нами движет, осознаём, когда мы испытываем беспокоящие эмоции, – то это очень полезно. Но мы должны быть осторожными, чтобы знание себя не превратилось в поглощённость собой и нарциссизм, когда это единственное, на что мы обращаем внимание, и никто другой нас не интересует. С другой стороны, если найти себя значит попытаться найти объект озабоченности собой, как будто есть настоящее «я», тогда это совсем не полезно.

Мы можем не знать, что нами движет, или думать неправильно. Но, говоря о первом звене взаимозависимого возникновения, мы имеем в виду не это неосознавание. Скорее, мы говорим о неосознавании того, как мы существуем, – как если бы мы существовали отдельно, это было бы одно и то же, особенное «я», на которое ничто не влияет, «я»-начальник.

Когда наше познание смешано с заблуждением, что бы мы ни переживали, мы испытываем при этом проблемы. Например, встречу с вами, зрительное восприятие вас я бы переживал как проблему. Почему? Потому что внутри меня ощущается прочное «я» и я думаю, что на это прочное «я» все должны обращать внимание и все его должны любить. Поэтому, встречаясь с вами, я поглощён мыслями: «А обратит ли она на меня внимание? Нравлюсь ли я ей по-настоящему?» Общение наполняется проблемами и неосознаванием. И всё это вращается вокруг веры в прочное «я». Так мы чувствуем, и поэтому верим в это. А всё, что на самом деле происходит, – я вижу вас, разговариваю и взаимодействую с вами. Понять первое звено действительно необходимо. Это ключ, который позволит остановить процесс сансары, когда мы создаём проблемы самим себе.