Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Главная > Основы тибетского буддизма > Уровень 2. Ламрим (поэтапный путь) > Введение в пустотность и умственное обозначение

Введение в пустотность и умственное обозначение

Александр Берзин
Берлин, Германия, 14 февраля 2000 г.

Неосознавание

Будда учил с точки зрения четырёх благородных истин. Любое существо с высоким постижением, или арья, познало, что эти четыре факта истинны. Перечислим их:

  1. мы все сталкиваемся в жизни с проблемами;
  2. у этих проблем есть причины;
  3. возможно полностью прекратить проблемы, чтобы они больше не возникали;
  4. прекращение достигается с помощью понимания, которое устраняет причины проблем.

Если говорить о глубочайшей причине проблем, она сводится к тому, что обычно переводят как «неведение». В английском языке слово «неосознавание» подходит гораздо лучше. Неведение подразумевает, что мы глупые, так что это неподходящее слово: речь не идёт о том, что мы глупы.

Есть два разных вида неосознавания. Один – когда мы не осознаём причины и следствия собственного поведения: что если мы действуем разрушительно, это приведёт к проблемам. На более глубоком уровне мы говорим о неосознавании реальности. Мы привыкли познавать объект, наделяя его так называемым «неотъемлемым существованием» (собственное существование, присущее существование, существование по своей природе). Иначе говоря, мы цеплямся за неотъемлемое существование. Из-за этой привычки в каждый момент автоматически возникают видимости объектов. Вместе с ними появляется видимость того, что объекты по своей природе существуют так, как они перед нами предстают. Нам кажется, что они существуют именно так. Постичь это непросто. Такова вкратце суть проблемы.

В качестве примера приведём следующую ситуацию. Мы ведём автомобиль, и водитель в соседнем ряду сигналит и пытается нас обогнать. Каким нам представляется этот человек? Он кажется нам дураком, который пытается нас обогнать. Создаётся видимость, этот человек по своей природе дурак, он производит впечатление настоящего идиота. С ним определённо что-то не так, что-то делает его настоящим дураком, который пытается нас обогнать и сигналит. Мы слышим гудок, видим человека и сразу думаем: «Дурак!» Человек выглядит именно так, и мы верим, что эта видимость соответствует реальности: он действительно дурак.

Что отрицает пустотность

Когда мы познаём этого человека таким образом, что будет объектом концептуализации (zhen-yul, подразумеваемый объект)? Объектом концептуализации в этом случае будет человек, который действительно является дураком. В автомобиле на самом деле едет дурак. Вот что имеется в виду, когда говорят о видимости и её познании определённым способом. Например, если я думаю, что в другой комнате есть человек, он и будет объектом концептуализации, или объектом нашей мысли. «Объект концептуализации» – очень важный технический термин при изучении мадхьямаки.

В любом акте познания участвует множество объектов. Слово «zhen» в «zhen-yul» часто употребляется как глагол. Обычно его переводят «цепляние», что в большинстве случаев мало помогает. Мы делаем вывод или предполагаем, что видимость соответствует реальности. «Цепляние» – немного грубое слово. Создаётся видимость, что он дурак, и мы полагаем, что это действительно так, мы в это верим. Объект концептуализации этого акта познания и видимости – настоящий дурак в автомобиле на дороге.

Пустотность – это отсутствие: что-то отсутствует. Отсутствует объект концептуализации. Точнее, не существует того, что подразумевается объектом концептуализации. В автомобиле нет дурака, обладающего неотъемлемым существованием. Это основная мысль. Мы уточним её, потому что она недостаточно ясна.

Более простой пример: когда ребёнок думает, что под кроватью есть чудовище, объектом концептуализации будет настоящее чудовище под кроватью. Страх ребёнка не относится ни к чему настоящему. Это упрощённый и менее точный пример, но важно понять основую мысль: полное отсутствие чего-то вполне определённого. Это отсутствие того, чего вообще не существует, что совершенно невозможно. Однако говоря о пустотности, мы не имеем в виду отсутствие невозможного объекта, например чудовища. Речь идёт о невозможном способе существования. Давайте ещё раз рассмотрим пример с дураком.

Установление достоверности обозначения

На условном (обусловленном, относительном) уровне этот человек на самом деле может управлять автомобилем как дурак и мы действительно можем достоверно обозначить его словом «дурак». На основании чего мы можем верно назвать этого человека дураком? Индийский мастер Чандракирти установил три критерия достоверного обозначения.

Во-первых, должно быть установленное и принятое соглашение, которое соответствует обозначению. В Германии есть этикет вождения и считается недопустимым вести автомобиль, держа руку на гудке и постоянно пытаясь всех обогнать. Того, кто так себя ведёт, сочтут дураком. Но это относительно: в Индии все так водят. Однажды я приехал в Европу вместе с индийским другом, который был на Западе впервые. Больше всего его поразило, что люди водят автомобили, не сигналя! Потому что на Западе у нас есть договорённость, что человек, который так водит, дурак: с этой точки зрения логично назвать человека дураком.

Во-вторых, обозначение не должно вызывать противоречий со стороны ума, который достоверно познаёт поверхностную, или условную, истину. Говоря объективно, действительно ли человек ведёт автомобиль как дурак? Правильно ли я надел очки? Работает ли мой слуховой аппарат? Правильно ли я вижу и слышу? Окружающие тоже видят, что человек пытается всех обогнать и сигналит, так что это не противоречит достоверному восприятию того же самого обусловленного аспекта.

В-третьих, обозначение не вызывает противоречий со стороны ума, который достоверно понимает глубочайшую истину. Речь идёт об уме, который достоверно понимает, как этот человек существует в качестве дурака. Как получается, что он дурак? Он дурак на относительном уровне, в зависимости от того, где и как он ведёт автомобиль, или мы создаём образ человека, который является дураком по своей природе? Если мы думаем, что человек действительно дурак по своей сути, то это противоречит уму, который познаёт истинный способ существования всего. На относительном уровне этот человек ведёт автомобиль как дурак. Это правильная условность, верное обозначение и достоверная поверхностная истина. Но мы преувеличиваем, думая, что он существует как дурак. Он существует как дурак исключительно в зависимости от множества факторов, особенно от умственного обозначения, которое мы далее вкратце обсудим.

Мы раздуваем поверхностную видимость и проецируем на неё то, чего нет: способ существования, которого не бывает. Мы делаем это бессознательно. Это случается автоматически, из-за нашей привычки воспринимать всё подобным образом. Преувеличение состоит в том, что человек дурак по своей сути. Этот способ неотъемлемого существования в качестве дурака не относится ни к чему настоящему. Повторюсь, мы говорим об отсутствии невозможного способа существования, а не невозможного объекта.

Разница между врождённым и неотъемлемым

Давайте поближе рассмотрим, что мы имеем в виду, когда говорим о неотъемлемом существовании и умственном обозначении. Нам необходимо понять разницу между врождённым и неотъемлемым.

У нас есть много врождённых качеств. Например, наш поток ума изначально обладает телом, речью и умом, умением понимать, эмоциями и всеми остальными качествами чувствующего существа. Мы обладаем природой будды и всеми её аспектами. Этот технический термин (lhan-skyes; санскр. сахаджа) иногда переводят как «одновременно возникающие» (совозникающие). Это значит, что всё это – части одного комплекта, и они возникают одновременно с каждым моментом потока ума. Неважно, спим мы или бодрствуем, – у нас в каждое мгновение есть тело, речь и ум. Может, мы и не разговариваем во сне, но возможность взаимодействовать у нас остаётся. Например, другие люди могут посмотреть на нас и понять, что мы спим. Даже если мы не храпим, наше дыхание размеренно и замедленно, что говорит о том, что мы спим. Это пример того, как мы постоянно взаимодействуем. Хотя это качество обычно переводят словом «речь», оно не ограничено лишь словесным общением. Это были врождённые качества.

Неотъемлемое (rang-bzhin) – это нечто совершенно иное. Неотъемлемое, если бы оно существовало, было бы врождённым, но помимо этого оно само по себе позволяло бы объекту существовать и быть именно тем, чем он кажется. Иногда об этом говорят как о характерном или определяющем качестве внутри самого объекта, которое делает объект тем, чем он является. В случае с водителем это будет действительно существующее качество, которое можно отыскать у него внутри, которое присутствует там постоянно и само по себе делает его дураком. Часто мы думаем: «Этот ужасный сосед, который постоянно включает музыку... – или: Этот замечательный человек, которого я только встретил...». Как будто внутри человека всегда есть какое-то неотъемлемое качество, которое позволяет ему или ей существовать таким образом. Я использую примеры с эмоциональной окраской, но это относится ко всему. Кажется, что есть какое-то неотъемлемое качество, которое само по себе делает вас человеком.

Что-то внутри водителя само по себе, независимо от всего остального, делает его самосущим дураком. Кажется, что если мы проверим, то обнаружим это качество и сможем на него указать. Разумеется, проанализировав, мы не найдём ничего на стороне самого объекта, что делает его тем, чем он является. Если вы начнёте анализировать этого человека, сидящего в автомобиле, то обнаружите много атомов и энергетических полей и не найдёте ничего плотного, на что можно было бы указать и что делало бы его дураком. Если мы исследуем действия человека и разложим его движения на микросекунды, то увидим, что он двинул пальцем на миллиметр в одну или другую сторону, но какое из этих движений сделало его дураком? Вы не сможете указать на определённую микросекунду поведения, которая делает его дураком, правда? Таким образом, мы не можем ничего отыскать на стороне объекта, что находится там и само по себе делает человека дураком – пусть даже нам кажется, что он дурак.

Условно говоря, он ведёт себя как дурак. Нам нужно быть осторожными и не отрицать достоверности поверхностной видимости и правильности его поведения с условной точки зрения. Он ведёт себя как дурак, это верно. Проблема в том, каким образом нам представляется его способ существования. Он ведёт себя как дурак в зависимости от разных факторов, отличных от него самого. Его дурацкое поведение не обусловлено чем-то находящимся у него внутри. Он ведёт себя как дурак в зависимости от частей (его рука двигается определённым образом и так далее) и в зависимости от причин (он стоит в пробке и торопится). Если бы он был самосущим дураком, то оставался бы им и тогда, когда он не за рулём, даже во время сна. Он ведёт себя как дурак в зависимости от обстоятельств. Также может быть множество культурных, психологических и личных факторов, которые заставляют его вести себя по-дурацки. То, что человек ведёт автомобиль как дурак, зависит от всех перечисленных причин.

Умственное обозначение

Также на ещё более основополагающем уровне мы можем сказать, что познание человека в качестве дурака, который ведёт автомобиль, зависит от концепции «дурак». Если бы такой концепции не было, мы бы не смогли сказать, что он водит как дурак, не так ли? Это подводит нас к теме умственного обозначения.

Умственное обозначение может сбить с толку. Когда мы называем человека дураком, это ведь не делает его дураком, не правда ли? Мы не говорим о маленьких детях, которые кричат друг на друга: «Ты дурак!» Названия и обозначения не обладают силой превращать объекты в то, как мы их называем. Многие люди думают, будто умственное обозначение предполагает, что мы создаём явления с помощью слов. Это точно не относится к значению термина «умственное обозначение» в буддизме.

Как вы думаете, зависит ли то, что человек водит по-дурацки, от того, видит ли его кто-либо, обозначает его словом «дурак» или думает, что он дурак? Как вы думаете?

Участник: Если он один на дороге, тогда никто не называет его дураком. Значит, он не будет дураком.

Но он всё равно водит по-дурацки.

Участник: Это зависит от того, есть у группы людей концепция «дурак» или нет.

Так водит ли он как дурак?

Участник: Это зависит от обстоятельств.

Это зависит от обстоятельств! В этом суть. Мы можем сказать, что, согласно определённой договорённости, человек водит как дурак. Но это не является его абсолютным, самосущим способом вождения. Это зависит от законов и обычаев, независимо от того, смотрят на него другие или нет. Если мы скажем, что это совершенно не зависит ни от чего другого, кроме самого объекта, то это невозможно. Вы понимаете? В этих аспектах многие люди путаются, когда речь заходит об умственном обозначении.

Участник: Мы можем объективно сказать, как он водит?

Отличный вопрос. Спасибо. В этом и состоит проблема: это цепляние за то, что происходит на самом деле. Он «на самом деле» водит как дурак или нет? Когда мы касаемся этого вопроса – того, что «в действительности» происходит, то попадаем в сферу неотъемлемого существования. Этот человек водит как дурак в зависимости от концепции «дурак», западных обычаев и так далее. Сказать, что он на самом деле дурак, было бы преувеличением. Это неотъемлемое существование, оно невозможно.

Я думаю, этот вопрос показывает, как глубоко укоренилось заблуждение, ведь мы хотим знать, как всё обстоит «на самом деле», мы думаем, что существует подлинный способ существования, не так ли? Мы говорим: «Это по-настоящему замечательный дом. – или: Этот вечер действительно прошёл чудесно», – как будто есть какое-то неотъемлемое качество, которое все должны воспринимать одинаково. Из-за того что мы сильно привыкли к этому, всё автоматически видится нам подобным образом и мы думаем, что так оно и есть. Это называется «создание обманчивых видимостей», а иногда – «видимости двойственности». «Двойственность» здесь означает несоответствие тому, что есть на самом деле. То, что нам кажется, не соответствует тому, как всё существует на самом деле. Вот что значит термин «двойственная видимость» в прасангике гелуг.

Участник: Значит, иметь личное мнение неправильно?

Дело в том, что человек действительно ведёт автомобиль как дурак. С условной точки зрения это верно. У нас может быть бредовое мнение, с которыми никто не согласится, или убеждение, которое разделят остальные. В нашем случае другие люди согласятся, что этот человек водит как дурак, но это не превращает его в настоящего дурака. Мы можем думать, что автомобиль ведёт собака, но никто с нами не согласится. Есть необоснованные и достоверные заключения.

Суть в том, что есть достоверные способы познания, которые позволяют узнать, как всё обстоит с обыденной точки зрения. Это очень важно. В разных школах тибетского буддизма свои уникальные способы описать эту разницу. В гелуг говорится о безошибочной и ошибочной относительной истине. Ошибочная относительная истина не соответствует тому, как явление существует на обусловленном уровне. Есть большая разница между тем, чем является объект с условной точки зрения, и тем, как он существует.

Достоверное обозначение в обсуждении сватантрики и прасангики с точки зрения гелуг

Участник: Как мы узнаем, что мнение достоверно?

Для достоверного обозначения мы используем три критерия Чандракирти. Есть разница между школами мадхьямаки-сватантрики и мадхьямаки-прасангики как их объясняет гелуг. В кагью обе школы объясняют несколько иначе. Основная идея мадхьямаки в том, что всё существует в зависимости от умственного обозначения. Это не значит, что умственное обозначение создаёт объекты. Изложение умственного обозначения в мадхьямаке – это усовершенствованное объяснение того, как соотносятся ум и объекты, которое можно встретить в менее сложных философских системах, таких как читтаматра. Одна из главных идей изучения филоcофских школ по порядку – понять всё более и более сложные уровни взаимодействия ума и объектов.

Пример, который используется в текстах, – это обозначение кого-либо словом «царь». Этот человек существует в качестве царя в зависимости от обозначения и концепции «царь». Если бы не существовало социального института царя, очевидно, никто бы им не был. Что же делает обозначение достоверным? Сватантрика говорит, что у объектов есть обнаружимая неотъемлемая определяющая характеристика, находящаяся в них самих, которая позволяет нам верно обозначать объекты соответственно тому, чем они являются. Должно быть что-то внутри царя, что делает его царской особой, чтобы мы могли достоверно обозначить его словом «царь». Если это не так, мы могли бы обозначить собаку или швабру словом «царь», и это превратило бы их в царей. Мы можем увидеть тут определённый политический мотив. Это вовсе не шутка. Подобное объяснение появилось в Индии, где очень сильна идея каст, так что должно быть какое-то неотъемлемое качество в человеке, которое позволяет ему принадлежать к царской касте. Это свантантрика.

В прасангике говорится, что обнаружить в самом человеке нечто, что делало бы его царём, нельзя. Конечно, в условном смысле, есть определяющие характеристики. Тот, кто управляет страной с монархической системой, и есть царь. Существуют определяющие характеристики царя. Если бы не было определений, ничто не могло бы функционировать. Но это только условные определения. Определяющие характеристики на самом деле не существуют таким образом, что их можно отыскать внутри объектов. К примеру, нет ничего, что само по себе делало бы кого-либо человеком голубых кровей.

Как мы узнаем, что обозначение достоверно? Оно достоверно относительно трёх критериев. Во-первых, есть установленная условность, по поводу которой есть договорённость. Давайте используем другой пример, который я анализирую в своей книге «Развитие сбалансированной чувствительности». Мы приходим домой и видим свою супругу (для простоты обсуждения давайте договоримся, что это женщина). На её лице определённое выражение: брови сведены, уголки рта направлены вниз, и нам кажется, что она расстроена или разгневана. Должна быть устоявшаяся условность. Это первый критерий. Есть традиция, что люди, особенно в западной культуре, морщат лоб и опускают уголки рта, когда они расстроены. Собаки воют, но люди выражают расстройство именно так. Наша супруга следует договорённости о том, что делает человек, когда он зол. Это один из способов проверить достоверность видимости. Также мы можем сравнить этот случай с предыдущими подобными ситуациями, когда она была расстроена, и проверить, соответствует ли её нынешнее выражение лица обычному шаблону.

Второй критерий заключается в том, не вызывает ли эта видимость противоречий со стороны ума, достоверно воспринимающего поверхностные истины. Мы надеваем очки, включаем свет и проверяем, правильно ли мы рассмотрели выражение её лица. Мы убеждаемся, что увидели это выражение лица не из-за того, что было темно, мы плохо видим или забыли надеть очки. Этот критерий очень практичный и разумный.

Хотя об этом и не говорится в текстах напрямую, мы можем проверить другие критерии, связанные со вторым пунктом, например способность явлений производить эффект. Например, когда мы сказали «привет», она нам не ответила. Это ещё одно свидетельство того, что видимость достоверна и женщина расстроена. Её поведение подтверждает, что она расстроена, потому что обычно она не здоровается, когда огорчена или злится. Другими словами, гнев произвёл свой обычный эффект. Если мы хотим проверить ещё раз, то можем спросить, расстроена ли она.

Если мы остановимся на этом выводе и просто скажем: «Что ж, она расстроена и разгневана, наверно потому, что сегодня случилось что-то нехорошее. Это зависит от многих факторов», – тогда наше понимание совершенно достоверно. Это не вызовет противоречий со стороны ума, который достоверно видит глубочайший уровень – то, каким образом всё существует, как получается так, что наша супруга «существует как разгневанная».

Если нам кажется, что наша жена злится без причин, и мы думаем: «О Господи, она опять разозлилась. Она злой человек, всегда расстраивается по любому поводу. Я так больше не могу!» – это противоречит уму, который достоверно видит глубочайшую истину. Никто не существует подобным самосущим образом.

Так мы проверяем правильность обозначения человека злым или расстроенным, и это не подразумевает, что в нашей жене есть что-либо неотъемлемое, что делало бы её злой. Говоря о пустотности, мы обсуждаем то, что нам кажется, будто она ужасный человек. Пустотность – это полное отсутствие такого способа существования: полное отсутствие чего-либо действительно неправильного в нашей супруге, того, что делает её невыносимым для совместной жизни человеком. Когда мы верим, что она действительно существует таким образом, то реагируем беспокойно. Она нас расстраивает, и мы теряем терпение.

Участник: Разве наше мудрое и спокойное отношение к такой ситуации не зависит также от знания причины гнева нашей супруги?

Даже если мы не понимаем, почему она злиться, мы стараемся понять, что это обязательно зависит от причин и следствий: она не является всегда злой по своей природе. Это позволяет нам понять, что ситуацию, вероятно, можно изменить. Тем не менее, будет верным сказать: «Моя супруга расстроена и зла». Это очень важно. Если мы не признаем, что она расстроена с обусловленной точки зрения, то на чём будет основано наше сострадание и помощь? Исчезнет любое основание для положительного поступка в её сторону, и мы впадём в крайность нигилизма.

Этот акцент на распознании верной относительной истины позволяет увидеть связь между пониманием пустотности и состраданием. Без этого мы не будем принимать других всерьёз, и это расшатывает нашу решимость участвовать в чужих проблемах и решать их. На мой взгляд, это довольно тонкий, но важный момент.

Взаимозависимое возникновение и карма

Участник: Если вы понимаете взаимозависимое возникновение, то не станете отрицать того, что одни действия положительные, а другие – отрицательные.

Совершенно верно. Когда мы говорим об относительности, мы не сводим всё к доводу, что любой объект может являться чем угодно. Убийство – это разрушительное действие независимо от мотивации. Даже если мы убиваем из сильного сострадания, как в случае с Буддой, когда он убил гребца, который собирался расправиться с четырьмястами девяносто девятью купцами, плывущими на корабле, это всё равно разрушительный поступок. Он созрел в переживание страдания: в ногу Будды вонзилась заноза. Благодаря сильной мотивации сострадания отрицательные последствия, то есть страдания, были очень незначительными, но всё же это действие было разрушительным и закон кармы продолжал действовать: разрушительные поступки приводят к страданиям. Сила разрушительного действия относительна, но не совершенно относительна: оно не может превратиться в созидательное. Буддизм соглашается с тем, что во вселенной есть порядок.

Участник: Убийца не является самосущим убийцей. Убить можно в силу разных причин.

Дело в том, что с обусловленной точки зрения убийство – это разрушительное действие. Если, пользуясь нашим западным языком, мы скажем, что убийство в абсолютном смысле не разрушительно, у нас будут большие трудности. Мы об этом уже говорили: якобы любой объект может стать чем угодно. Но мы можем сказать: в самом убийстве невозможно отыскать то, что само по себе делает действие разрушительным. Это зависит от наличия того, кто убивает, кого убивают, и потока ума, на который это повлияло и который испытает страдание как результат. Отрицательная кармическая сила этого действия продолжается как часть потока ума преступника, поэтому убийца испытает результат – страдания. Мы не можем сказать, что нечто разрушительно независимо от причины и следствия. Нет ничего разрушительного взятого с потолка. Разрушительным будет то действие, которое созревает в переживание страдания злоумышленником.

Участник: Что же тогда далет действие разрушительным?

Разрушительность действия зависит от факторов вне его самого. В данном случае – от кармического результата убийства. Действие не является неотъемлемо разрушительным само по себе – нет ничего обнаружимого внутри него, что делало бы его таковым.

Давайте используем другой пример, возвращающий нас к ежедневным ситуациям. Наша собака нагадила в кухне на пол, а мы разозлились и накричали на неё так, будто это действие плохое само по себе, независимо от всего остального: «Плохая собака! Ты нагадила на пол! Это плохо!»

Участник: Каковы последствия?

В данном примере проще думать о «результате, созданном человеком», чем о кармическом следствии, которое в будущем испытает собака. Пожалуйста, возьмите на заметку, что есть разница между кармическим следствием и результатом, созданным человеком. Результат, созданный человеком, или в данном случае собакой, – это куча на полу, которую нам придётся убрать. Опираясь на это, можно сказать, что собака не сделала ничего хорошего.

Взаимозависимое возникновение и совершение выбора

Участник: Что вы можете посоветовать для принятия правильных решений в контексте обсуждения достоверного обозначения и мнения?

В принятие любого решения вовлечено множество разных факторов. Дело не только в верном обозначении того или другого варианта: это не решение дилеммы. Например, чтобы определить, какое решение будет с обусловленной точки зрения наилучшим, нам нужно учесть наибольшее возможное количество факторов, которые повлияют на исход. Что бы ни случилось, у этого всегда не одна причина. Важно не преувеличивать наши действия и важность наших решений. Например, если мы что-то сказали и человек расстроился, важно понимать, что это также произошло из-за многих других факторов, помимо наших слов.

Просто сказать: «Пока у нас благие намерения, что бы мы ни решили – это нормально», – но есть выражение: «Благими намерениями выложена дорога в ад». Кроме того, за каждым вариантом действия стоит не одно, а много намерений и мотиваций. Так что это очень сложно.

Некоторые говорят: «Действуй спонтанно», – но «спонтанно» часто значит невротично. Если наш ребёнок плачет и первое, что приходит на ум – это его ударить, не стоит говорить, что это лучшее решение, лишь потому, что оно спонтанно. Чтобы принять решение, нам нужно попытаться учесть настолько много факторов, насколько это возможно.

В моей книге «Развитие сбалансированной чувствительности» есть двадцать два упражнения, последнее и самое сложное из которых посвящено тому, как сбалансированно принимать решения. Например, стоит ли прекращать отношения или менять работу. В упражнении мы подробно анализируем, что нам неосознанно хочется сделать, что мы осознанно хотим сделать, что нам необходимо сделать и что говорит наша интуиция. Эти четыре варианта могут отличаться.

Например, мне нужно сесть на диету, я хочу придерживаться диеты, но меня тянет съесть кусочек торта. Моя интуиция говорит, что я буду испытывать после этого вину. Нам нужно проанализировать эти четыре аспекта решения и их причины. Может быть, нам хочется поесть торт из-за жадности. Почему мы хотим сбросить вес? Ради здоровья, из тщеславия или чтобы стать привлекательнее и найти партнёра? Также нам следует оценить последствия действий, учесть все различные факторы и посмотреть, какие достоверны, а какие нет. Например: «Сейчас я не хочу есть, я не чувствую побуждения поесть, но я не смогу поесть позже в течение дня. Поэтому лучше поесть сейчас».

Таким образом мы принимаем решения, стараясь быть настолько чувствительными к разным факторам, насколько это возможно. Это особенно важно в принятии сложных решений. Если мы решаем, какую рубашку одеть сегодня – чёрную или синюю, или что выбрать из меню в ресторане, то нужно просто выбрать что-нибудь: это не так уж важно. Мы не хотим слишком много анализировать. Принимать решения непросто.

Любопытно, что одна из шести коренных беспокоящих эмоций и состояний ума – это нерешительное колебание, когда мы не можем принять решение. Чтобы побороть это истощающее состояние ума, мы можем обратиться к изложенному в учении Дхармы подробному анализу факторов, которые заставляют нас чувствовать желание или побуждение что-либо сделать. Учения о карме и работе ума могут объяснить возникновение этих факторов со всеми непростыми нюансами. С их помощью мы сможем проанализировать, какие факторы разные школы тибетского буддизма признают достоверными и недостоверными.

Участник: Что если мы так устали, что не можем встать?

Часто нам нужно делать то, что мы не хотим делать на сознательном уровне или к чему мы не чувствуем побуждения. И это нормально. Я не хочу вставать, я бы остался в постели, но нужно подниматься, ведь надо идти на работу.

Участник: Может быть, я плохо себя чувствую и мне нужно остаться в постели, чтобы состояние не ухудшилось.

Тогда следует выяснить, правда это или самообман. Может, это оправдание? Используя критерий Чандракирти, согласится ли другой человек, взглянув на вас объективно?

Учаcтник: Третий критерий Чандракирти сложно применить на практике.

Да, мы можем быть совершенно уверены, что нам действительно необходимо восемь часов сна каждую ночь. Однако мы осознаём, что это может быть самообман, поэтому добавляем этот коэффицент в уравнение. Может быть, я ищу оправдание, потому что мне очень хочется остаться в кровати, хотя мне и нужно вставать?

Участник: Как нам узнать, что мы приняли правильное решение?

Это есть в последнем упражнении, и оно самое сложное. До тех пор пока мы не будды, мы не можем узнать, правильное ли решение мы приняли. Нам неизвестны последствия наших действий. Также нам важно учитывать то, что ситуация может измениться, особенно когда мы принимаем решения о завершении отношений. Это очень трудно. Взвесив все возможные факторы, нам нужно обсудить это с нашим партнёром и посмотреть, что из этого получится.

В этом контексте пустотность будет означать отсутствие чего бы то ни было самосущего в этой ситуации, что само по себе делало бы решение правильным. Ситуация не существует таким образом: это зависит от множества других факторов. Одно наше решение или высказывание не в силах само по себе повлиять на то, что случится. Последствия зависят от миллиона разных причин, не только от того, что мы делаем.

Может показаться, что если наши действия испортили что-либо, то мы виноваты, как будто наше действие самосуще и само по себе может всё испортить. Нам так кажется, мы верим в это и чувствуем вину. С обусловленной точки зрения мы могли внести свой вклад в неприятную ситуацию, но несомненно наше действие само по себе, независимо от всего остального, не создало проблему. Было множество других причин. Как сказал Будда, ведро не наполняется первой или последней каплей, а всеми каплями вместе. Есть тысячи и тысячи факторов, влияющих на то, что случается.

Ответственность и чувство вины

Участник: Назовите несколько факторов.

Например, я пролил стакан воды на пол. Лужа появилась не только из-за того, что я опрокинул стакан, но и по вине человека, который поставил стакан на край стола, из-за того, кто сделал стол, из-за высоты стола, из-за освещения, которое помешало мне увидеть стакан – в этом участвовали миллионы факторов.

Участник: Но определённо человек, который построил стол, или тот, кто поставил стакан на край стола, не несёт ответственность за случившееся.

Это правда, ответственность несём мы. Тем не менее, мы не виноваты. Я пролил воду, но это не делает меня самосущим неуклюжим придурком, которого нельзя никуда пускать, потому что он будет всё разбрасывать. Люди принимают подобное как свою сущность: «я неуклюжий» или «я не могу сменить лампочку, не разбив её, так что помогите мне». Это очень распространено, многие так думают. Мы не говорим о сложных философских тонкостях, речь о повседневной жизни.

Участник: Что значит «вина»?

«Вина» значит, что есть нечто неотъемлемое у нас внутри, что делает нас плохим человеком, а наши действия – самосуще плохими. Мы совершаем действие, определяем его как плохое само по себе и нас самих – как самосущего плохого человека, и потом держимся за это отождествление и не отпускаем его.

Участник: Если вы украли у человека из кармана бумажник, разве вы не виновны?

Будьте осторожны, когда используете слово «виновны». Если вы используете его в юридическом контексте, то, действительно, вы виновны. Однако если использовать его в контексте эмоционального переживания, дело обстоит иначе.

Посвящение положительной силы

Давайте закончим посвящением. Какое бы понимание пустотности мы ни обрели, пусть оно становится яснее. Тогда, даже если нам покажется, что тот, кто едет перед нами, – дурак, мы не будем верить, что это реальность. Пусть мы начнём постепенно видеть, как явления возникают тем или иным образом в зависимости от многих факторов, и тогда мы сможем работать с этими факторами и получать полезные результаты. Пусть эти результаты не способствует лишь улучшению нашего сансарного существования, а станут причинами обретения просветления для всеобщего блага.

Большое вам спасибо.