Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Главная > Основы тибетского буддизма > Уровень 2. Ламрим (поэтапный путь) > Препятствия в развитии сосредоточения ума, например во время чтения тантрических текстов

Препятствия в развитии сосредоточения ума, например во время чтения тантрических текстов

Геше Сонам Ринчен
Дхарамсала, Индия, декабрь 1988 г.
Перевод и компоновка текста: Александр Берзин

Введение

Для того чтобы достигнуть спокойного и устойчивого состояния ума (zhi-gnas, санскр. шаматха), объект концентрации должен оставаться неизменным: в руководящих наставлениях ясно указано, что выбранный объект сосредоточения не должен меняться. Это означает не только то, что мы не меняем один объект, избранный для развития шаматхи, на другой, например дыхание на образ будды. Это также означает, что объект концентрации должен оставаться неизменным в то время, когда мы удерживаем на нём внимание. То есть будда, которого мы представляем, не должен двигаться, становиться больше или меньше, одним словом, как-либо меняться во время медитационной сессии. Вот почему, даже достигнув высокого уровня поглощённого сосредоточения (ting-nge-’dzin, санскр. самадхи) на чтении текста тантрической практики, мы не можем использовать ни чтение, ни меняющиеся по ходу практики визуализации для того, чтобы достигнуть спокойного и устойчивого состояния ума, то есть шаматхи. Но поскольку поглощённое сосредоточение – это ступень к достижению спокойного и устойчивого сосредоточения (шаматхи), очень важно обсудить ошибки, связанные с грубой и тонкой подвижностью ума, а также умственной вялостью, которые могут сопровождать сосредоточение на чтении тантрического текста. Мы должны прилагать усилия, чтобы избавиться от этих препятствий к сосредоточению, независимо от того, какую медитацию выполняем.

Ошибки при умственном удерживании объекта сосредоточения

Блуждание и подвижность ума

Отвлечение (’phro-ba) – это общее понятие, которое включает в себя как подвижность (rgod-pa, умственное возбуждение), так и блуждание(rnam-g.yeng) ума. Разница между блужданием ума и грубой подвижностью ума (rgod-pa rags-pa) в первую очередь не в том, что при блуждании ум следует от одного объекта к другому, а в случае грубой подвижности он покидает объект сосредоточения. Точнее будет определить их различие через умственный фактор, под влиянием которого ум оставляет объект концентрации. Если это происходит из-за страстного желания или привязанности (chags-pa) в отношении другого объекта, это называют «подвижностью ума». Если же причиной становятся другие факторы – это «блуждание ума». Эти понятия различают, поскольку страстное желание и привязанность – наиболее частая причина отвлечений для начинающих практиков.

Умственное блуждание может возникать под воздействием одной из коренных или вторичных беспокоящих эмоций, таких как гнев, гордыня или зависть; либо без беспокоящих эмоций, например, мы можем отвлечься на сострадательные мысли по отношению к кому-либо, сосредоточиваясь на отсутствии его существования невозможными способами.

Уровни блуждания и грубой подвижности ума

Как блуждание, так и грубая подвижность ума имеют много уровней. На самом грубом уровне ум оставляет объект сосредоточения (dmigs-pa shor, потеря объекта сосредоточения) и постоянно переходит от одного постороннего объекта или мысли (rnam-rtog, дискурсивные мысли) к другой. Продолжительность блуждания ума и число возникающих посторонних мыслей может быть разным. Минимальный уровень – это простое оставление объекта, что включает ошибку забывания (brjed-pa) объекта сосредоточения.

Другой аспект блуждания и грубой подвижности ума проявляется, когда во время медитации мы пытаемся одновременно сосредоточиться на двух или более видах познания. Сила внимательности и памятования может отличаться в зависимости от вида познания.

  • Внимание (yid-la byed-pa) переводит нашу умственную деятельность на объект сосредоточения.
  • Памятование (dran-pa), подобно умственному клею, удерживает внимание от потери объекта.

Например, когда мы читаем вслух мантры или текст тантрической медитации, чтобы произносить слова практики, нам нужно сосредоточиться на осознавании физических ощущений, возникающих при движении губ и языка. Если же мы читаем текст практики, одновременно произнося его вслух, нам необходимо также сосредоточиться на зрительном восприятии слов. Мы также можем читать текст про себя, сосредоточиваясь на произнесении слов в уме. Либо мы можем читать текст очень быстро, не проговаривая слова даже про себя. Однако объектами сосредоточения при выполнении таких медитаций будут не только объекты чувственного восприятия и слова. Мы должны одновременно сосредоточить умственное осознавание и на значении слов, и на сопровождающих текст визуализациях.

Чтобы поддерживать сосредоточение на каждом из объектов такой составной тантрической практики, от нас может потребоваться разная степень усилий, но мы должны быть одинаково внимательны и поддерживать памятование в отношении каждого объекта. Очень легко потерять из виду одну или несколько составляющих. Такое может произойти даже без отвлечения на посторонний объект. Например, мы можем продолжать читать текст, перестав концентрироваться на значении слов или визуализации, либо упустив оба элемента практики. Такие ошибки могут возникать и под воздействием грубой подвижности ума или умственного блуждания, когда возникают мысли, совершенно несвязанные с практикой, например, мы начинаем строить планы на следующий день. В этом случае мы можем даже продолжать читать текст, поддерживая постоянное сосредоточение на физических ощущениях, связанных с произнесением слов вслух, либо на зрительном познании при чтении текста. Но поскольку во время чтения текста практики мы размышляем о своих планах, то теряем сосредоточенность ума на объектах умственного познания (визуализация и значение слов) под воздействием грубой подвижности ума.

Тонкая подвижность ума

Мы можем быть сосредоточены на избранном объекте и находиться в состоянии умственного пребывания (gnas-pa) на этом объекте, но при этом сила умственного удерживания (‘dzin-pa) неправильна. Таким образом проявляется тонкая подвижность ума (rgod-pa phra-mo). Например, если мы поддерживаем сосредоточенность слишком интенсивно, может возникнуть лёгкое ощущение беспокойства или напряжения – внутренний позыв оставить объект сосредоточения. Это подобно давлению или напряжению, которые возникают во льду замёрзшей реки, когда талая вода на дне начинает течь.

Другой пример тонкой подвижности ума – ослабление умственного удержания объекта и памятования о нём до такой степени, что ум, продолжая сосредоточиваться на избранном объекте, одновременно способен удерживать другой посторонний объект, применяя памятование и к нему. Есть много разных уровней силы памятования в отношении каждого из объектов. Например, мы пытаемся сосредоточиться на воображаемом образе будды, но из-за умственного беспокойства одновременно сосредоточиваемся на мысли: «Что бы мне съесть на завтрак?» Эта форма тонкой подвижности ума может проявляться при попытках сосредоточиться как на воображаемом образе, так и на звуке мантры, которую мы в это время читаем, либо когда мы пытаемся сосредоточиться лишь на визуализации.

Например, на более тонком уровне это проявляется во время медитации с закрытыми глазами. Внимание может отвлечься на искажённое зрительное познание вспыхивающих пятен света. Но самая большая опасность медитации с закрытыми глазами в том, что, когда мы открываем глаза после такой практики, отвлечение на зрительные объекты внешнего окружения становится внезапно очень сильным. В результате мы полностью теряем памятование в отношении объекта сосредоточения, то есть совершенно о нём забываем.

Ошибки в ясности медитации

Умственная вялость, затуманенность ума и сонливость

Умственная вялость (bying-ba, притупленность) – это умственный фактор, связанный с ошибкой в создании умом видимости (gsal-ba, ясность) того, как памятование удерживает объект. Другими словами, умственная вялость – это ошибка, возникающая в уме, а не в самой видимости объекта.

Следует различать умственную вялость и затуманенность ума (rmugs-pa). Из-за грубой умственной вялости (bying-ba rags-pa) удержание объекта становится слабым, именно поэтому ум не может создать ясную видимость объекта. В то время как затуманенность – это чувство тяжести тела и ума.

И затуманенность ума, и грубая умственная вялость могут возникать одновременно в один момент умственной деятельности. Они необязательно следуют друг за другом: грубая умственная вялость необязательно перерастёт в затуманенность ума. Между тем затуманенность может привести к засыпанию (gnyid).

Ум может стать затуманенным и когда мы сохраняем удержание ума на объекте, и без этого. Если это состояние сопровождается грубым умственным блужданием в направлении состоянии темноты, мы полностью теряем сосредоточенность на объекте. В то время как под влиянием грубой умственной вялости мы в состоянии удержать сосредоточение на объекте, но ум не воспринимает избранный объект ясно. Таким образом, сосредоточение на объекте, лишённое ясности, может сопровождаться или не сопровождаться затуманенностью ума.

Сон и сонливость – не одно и то же. Во сне отключаются все органы чувственного познания, а не только один из них, как, например, когда мы настолько сосредоточены на восприятии звука, что не присутствуем в зрительном восприятии. Сон может быть поверхностным или глубоким, в зависимости от того, насколько отключены органы чувственного познания. Сонливость, без сомнения, – один из видов затуманенности ума, хотя в текстах этот вопрос не обсуждается.

Тонкая умственная вялость

При тонкой умственной вялости (bying-ba phra-mo) сохраняются как умственное пребывание на объекте сосредоточения, так и ясность, но умственное удерживание объекта слишком слабое. Из-за этого возникает вероятность потери ясности. В этом состоянии недостаточно свежести (gsar), оно немного расслабленно, невнимательно или пресыщено. Нам может казаться, что мы хорошо сосредоточены, но если в нашем уме присутствует тонкая умственная вялость и он слишком расслаблен, мы никогда не сможем достигнуть свежести, живости и интенсивности ума, необходимых для глубокого прозрения.

Неопредёленное познание

Неопределённое познание (snang-la ma-nges-pa, невнимательное познание) возникает в процессе непосредственного неконцептуального познания (mngon-sum) в поле восприятия одного и того же органа чувств. Например, сосредоточиваясь на внешнем облике человека, мы одновременно видим картину, висящую на стене позади него. В этом случае нет определённости (nges-pa) относительно зрительного познания картины на стене, хотя мы неконцептуально её воспринимаем. В результате мы не помним, что видели эту картину, хотя будем помнить о том, что видели человека.

Неопредёленное познание может легко возникнуть во время чтения про себя молитвы или текста тантрической практики. Хотя страницы текста неконцептуально воспринимаются на уровне зрительного познания, внимание к словам, которые мы видим, может быть минимальным и мы многие из них пропускаем. Мы можем даже забыть, что читаем их. Ошибку неопределённого познания можно допустить и при чтении текста вслух.

Нечто похожее на неопределённое познание может также возникнуть во время концептуального умственного познания. Например, во время визуализации будды ум может оказаться в отключённом или оцепенелом состоянии. Как и в случае с картиной на стене за спиной человека, при неопределённом познании мы можем ясно видеть картину, но почти не уделять ей внимания. Так же и во время визуализации будды: ум может ясно видеть представляемый образ, но внимание к нему будет минимальным. Эта ошибка касается памятования и внимательности, также она может означать отсутствие интереса и мотивации к практике.

Хотя неопределённое познание – не совсем вид умственной вялости, это большое препятствие к сосредоточению. В конце концов, главная задача практики сосредоточения – поддерживать памятование объекта с полным вниманием и заинтересованностью. Когда же мы «отключаемся», то теряем памятование и перестаём быть внимательными к объекту, вне зависимости от того, пребывает ум на объекте или нет и есть ли в уме ясность.