Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Главная > Основы тибетского буддизма > Уровень 2. Ламрим (поэтапный путь) > Развитие бодхичитты с помощью уравнивания и замены отношения к себе и к другим > Занятие второе: Развитие особого махаянского равного отношения – первые четыре шага из девяти

Развитие бодхичитты с помощью уравнивания и замены отношения к себе и к другим

Александр Берзин
Костино, Россия, октябрь 2009
русский перевод: Евгений Бузятов

Занятие второе: Развитие особого махаянского равного отношения – первые четыре шага из девяти

расшифровка аудио
Слушать аудиоверсию этой страницы (1:39)
We started our discussion of how to generate bodhichitta with a description of the various stages involved.

Мы начали обсуждение того, как развивать бодхичитту с описания различных стадий, или шагов, которые включены в этот процесс.

And we saw that the first step is to develop the type of equanimity which is known as “mere equanimity,”

И мы увидели, что первый шаг – это развитие того вида равного отношения, которое называют простым равным отношением,

with which we avoid having attraction to some, repulsion from others, and the state of ignoring yet others.

когда мы избегаем влечения к одним, отвращения к другим и пренебрежения или игнорирования третьими.

And we worked already with those whom we feel repulsion toward and those toward whom we feel attraction.

Мы уже поупражнялись с теми, к кому мы чувствуем отвращение, и с теми, к кому мы чувствуем влечение.

And so the third one is a stranger, someone with whom we feel neither attraction nor repulsion,

И в-третьих, у нас есть незнакомцы, то есть те, к кому мы не чувствуем ни влечения, ни отвращения.

someone that if we saw in the street or anywhere, we would pass them by without paying any attention to them whatsoever.

Это те, кого, увидев на улице, мы минуем, просто не обратив на них никакого внимания.

And so we think of such a person,

Мы думаем о таком человеке,

if we can imagine a particular one that we know of,

мы можем представить какого-нибудь определённого человека, которого мы знаем,

and we again go through the procedure as we did before in a similar manner.

и мы похожим образом проходим через те же шаги, как мы делали до этого.

The feeling arises that if we saw this person we’d pass them by; we wouldn’t even bother to say hello or anything

У нас появляется это чувство, которое мы испытываем по отношению к незнакомцу, которого мы просто обходим мимо, и не утруждая себя тем, чтобы сказать ему: «Здравствуйте!»

– somebody who waits on us in a restaurant, someone like that.

Это может быть тот, кто обслуживает нас в ресторане,

And why is it that we have no concern that this person who waits on us in the restaurant might have tired feet, or anything like that – might have a headache.

и мы не заботимся о том, что этот человек может, например, у него может болеть нога или голова.

And we think, “Well, this person doesn’t really mean anything to me. They’ve never…” Well I suppose the person in the restaurant has served us, but in general when we ignore somebody we feel they haven’t done anything particular to help us or to hurt us;

И если мы говорим о человеке, который обслуживает нас в ресторане, то он, во всяком случае, нам помогает – он нас обслуживает. Мы можем также подумать о человеке, который вообще нам никогда не помогал и не вредил.

and, therefore, why pay attention to them? So they don’t mean anything to me.

Мы думаем: «К чему нам обращать на них внимание, они для меня ничего не значат».

But this is also not a valid reason.

Но если мы проанализируем это, то это недостаточно веская причина:

When we analyze past lives, future lives, they might have been of great help to us; they might have been our parent; they could be like that in the future.

в прошлых жизнях они могли быть нам очень полезны, они могли помогать нам, возможно, они были нашими родителями, и то же самое может произойти в следующих жизнях.

Even later in this lifetime they could become our closest friend.

И даже в этой жизни впоследствии они могут стать нашими ближайшими друзьями

Every friend that I have started out as a stranger: I didn’t know them.

ведь все друзья, которые у нас сейчас есть, когда-то они были для нас незнакомцами, мы их не знали.

And so if I just walk past this person and ignore them, it would be as foolish as walking past a treasure of gold and ignoring it.

Мы думаем, что если мы просто проходим мимо этих людей на улице, то это подобно тому, как мы обходим стороной сокровища из золота.

And then we try to look at this person, regard this person with ourselves, our mind being free of indifference.

И мы стараемся смотреть на этого человека, которого мы представляем, так, чтобы в нашем уме не было этого состояния безразличия.

So let’s try to do that.

Давайте попробуем это сделать.

If you can’t think of someone so much in our usual lives, there are these people who worked in the kitchen here where we just ate.

Если мы не помним никого из нашей обычной, повседневной жизни, мы можем вспомнить людей, которые здесь, например, готовят. Вот мы только что ходили есть.

[silence]

[пауза]

I think that overcoming this indifference toward others is especially important when we’re trying to go on the bodhisattva path.

Я думаю, что преодоление этого безразличия к другим особенно важно, когда мы стараемся следовать пути бодхисаттвы.

If we are walking around the city or travelling on public transport, we see so many people

Идя по городу или проезжая на общественном транспорте, мы видим так много людей

and we usually are quite indifferent to them.

и обычно мы достаточно безразличны к ним.

We don’t even pay attention to whether they look healthy, whether they look sick, whether they look stressed, whether they might be in trouble.

Мы даже не обращаем внимания на то, что они могут выглядеть уставшими или больными, или находиться в состоянии стресса, или у них может быть какое-то несчастье.

And as a start in our practice we want to try to overcome that indifference,

И занимаясь этой практикой, мы стараемся преодолевать это безразличие

so that we can start to develop sincere concern for everybody and for alleviating the suffering of everybody.

и мы стараемся развивать искреннюю заботу о каждом, о том, чтобы уничтожить страдания каждого существа.

If we don’t pay attention and notice everybody, then how could we really sincerely want to help them to overcome their suffering? We’re not even willing to look at it.

Если мы даже не обращаем на них внимания, то как же мы можем искренне желать избавить их от страдания, если мы даже не утруждаем себя тем, чтобы смотреть на них.

Now we could also of course object and say: “I’m not strong enough yet; it’s too overwhelming; it’s too much for me.”

Мы, конечно, можем возразить и сказать, что «я ещё недостаточно силён для этого, всё это переполняет меня, для меня это слишком».

But this is a clear indication that this Mahayana practice is not something that you start with all at once, that this is advanced.

И это ясно указывает на то, что практики махаяны – это не то, что мы сразу делаем, не то, чем мы занимаемся одновременно, всеми практиками, то есть это довольно продвинутые практики.

And in lam-rim meditation we work with initial scope, and then intermediate scope, and then this Mahayana is the advanced scope of motivation.

В медитациях, которые есть в ламриме, мы сначала переходим от начального уровня мотивации потом к среднему и только потом к высшему, то есть уже к махаянскому.

If we don’t, in these earlier stages of the practices, face all of our own sufferings, our own problems, and start to deal with them, we won’t have the strength to deal with others’.

Если мы сначала не сможем справиться со своими собственными проблемами, то потом мы не сможем справиться и с проблемами других.

We already need to be fairly stable emotionally before we can really endeavor on a much larger scope of helping others.

Нам нужно сначала обрести некоторую эмоциональную устойчивость, перед тем как переходить и заниматься практиками вот этого вот более обширного уровня мотивации махаяны.

That doesn’t mean that when we are emotionally unstable that we don’t try to help others at least a little bit.

Это, конечно, не означает, что, пока мы ещё неустойчивы эмоционально, мы не помогаем другим – мы делаем, но хотя бы что-то.

Of course we do, but we have to be a little bit careful in the scope of how much we do.

Но мы должны быть аккуратны в отношении охвата того, что мы делаем.

I’m thinking of an example that’s used in psychology.

Например, в психологии используется такой пример:

There, it’s said in one school of psychology

в одной школе в психологии говорится,

that if we have, for instance, our child teenager is very disruptive and has very negative attitudes toward himself or herself and others,

если у нас есть ребёнок в подростковом возрасте и у него или у неё есть разрушительные, или негативные, состояния ума по отношению к себе или к другим,

it is very helpful and important to give them an opportunity to do something, to give something to someone else.

очень важно предоставить ему возможность отдать что-нибудь другим.

In the act of actually giving to someone else,

И если он это сделает, если он действительно что-то отдаст,

even if it’s in terms of taking care of an animal,

даже если это просто будет уход, забота о животном,

they build up a sense of self-worth and self-confidence

у них появится чувство ценности самих себя, чувство уверенности в себе:

that they do have something worthwhile to give to others.

что они способны делать что-то хорошее для других, что-то давать другим.

And so this is helpful even at the stage where one is emotionally unstable.

И это полезно даже в том случае, если этот человек эмоционально неустойчив.

But if we really are going to open up in a Mahayana way, we need to be much more stable and mature.

Но если мы действительно хотим вступить на путь махаяны, то нам нужно быть значительно более стабильными, устойчивыми и зрелыми.

And the final step in this first stage of our practice,

И последний шаг вот на этом первом этапе нашей практики,

this stage of developing mere equanimity,

на этапе, когда мы развиваем простое равное отношение, –

is that now we imagine these three persons together –

мы теперь представляем этих трёх людей одновременно:

the one that we really dislike and don’t want to be with;

человека, который нам действительно не нравится, с которым мы не хотели бы находиться;

the one that we’re so attracted to that we want to ignore everybody else and just be with this one;

человека, к которому мы так привязаны или который нас так привлекает, что нам даже всё равно по поводу других людей – мы хотим быть только с этим человеком;

and this stranger that we would ignore –

и того незнакомца, которого бы мы просто игнорировали.

and we try to regard all of them together,

И мы стараемся, представляя их одновременно, относиться к ним

without attraction, repulsion or indifference.

без влечения, отвращения и безразличия.

And the line of reasoning that is used here,

Тот порядок размышлений, та цепочка размышлений, которая здесь используется,

to help us to even out our mind toward all of them,

для того чтобы в нашем уме появилась вот эта вот равностность по отношению ко всем этим людям –

is that we think if someone gave us a million rubles yesterday and hit us today,

мы думаем: если вчера кто-то дал нам миллион рублей, а сегодня нас ударил;

and somebody who hit us yesterday and gave us the million rubles today –

и кто-то мог вчера нас ударить, а сегодня дать миллион рублей, –

what’s the difference? Which one is our friend, which one is our enemy?

кто из них наш друг и кто из них наш враг?

In fact there’s no difference. It’s just a matter of when each of them was kind and each of them was cruel to us.

На самом деле разницы нет, разница только в том, когда он был добр с нами, а когда этот человек был с нами жесток.

And so it’s the same in terms of everybody when we think in terms of beginningless and endless mental continuums –

Это относится и ко всем людям, ко всем ситуациям: если мы думаем с точки зрения бесконечного и безначального потока ума,

past and future lives –

прошлых и будущих жизней.

it’s just a matter of time when each one was kind or cruel to us, or a stranger.

Это просто вопрос времени, когда тот или иной человек был добр к нам, когда жесток и когда он был к нам безразличен.

And to make things a little bit more graphic,

Для того чтобы это было более наглядно,

we could imagine sitting down at a table for a meal with these three persons –

мы можем представить, что мы сидим за столом, обедаем с этими тремя людьми:

our dearest friend;

это наш дорогой друг;

a relative that we can’t stand, who’s completely annoying,

это родственник, рядом с которым мы не можем находиться, который нас достаёт,

or someone from work who is like that;

или кто-нибудь с нашей работы, коллега;

and the person who works from the city collecting the garbage –

и человек, который работает в городе дворником, собирает мусор.

and try to develop an even state of mind of how we would deal with these three people at our table.

И мы стараемся, представляя, что мы сидим за столом с этими людьми, создать к ним равное отношение.

And here I think it’s quite noticeable how the energy can be drawn to one or the other, and repelled from one, and how somehow we have to get the energy quiet.

Здесь как раз очень примечательно, как наша энергия перемещается от одного человека к другому: от кого-то она отталкивается, к кому-то устремляется, и нам здесь важно её как-то уравновесить, или успокоить.

Actually I was reminded during breakfast of how when I mentioned about dealing with the full-blown emotion (as opposed to dealing with the energy) that this guideline actually derives from shamatha (zhi-gnas) meditation.

И вот то, о чём я говорил до завтрака по поводу нашей энергии, которая от нас устремляется вовне, эти наставления, они на самом деле относятся к практике шаматхи.

Shamatha is a stilled and settled state of mind – we’re practicing to get perfect concentration.

Шаматха – это спокойное или уравновешенное состояние ума, которое мы практикуем, достигая совершенного сосредоточения.

And in dealing with flightiness of mind (rgod-pa), when the mind flies off from the object,

И тогда мы работаем с подвижностью ума, когда ум движется в сторону объектов или как бы улетает к объектам.

first we try to recognize when the mind is going on and on and on with thoughts, and then bring it back.

В первую очередь мы стараемся обнаружить, когда ум начинает уходить к объектам: от одного объекта потом он уходит к другому и так далее – и, обнаружив это, мы возвращаем его обратно.

And in the beginning that’s really very difficult because we are not at all accustomed to directing our attention, and we’re so caught up in our thoughts.

И поначалу это очень трудно, потому что мы не привыкли возвращать наше внимание обратно и мысли очень легко завладевают нами,

But once we’re able to do that,

но когда мы обучаемся это делать,

both recognize when we have mental wandering and bring our attention back to the object,

научаемся распознавать, когда наше внимание начинает блуждать, и возвращаем его обратно,

then a very subtle level that we have to deal with is just this impulsive energy to leave the object before our mind actually does leave it. And it was similar to that, what I was discussing before,

вот тогда мы можем уже работать на более тонком уровне, лишь обнаруживая, что наш ум, энергия нашего ума более тонкая устремляется к объектам, мы можем возвращать её обратно. И это как раз то, о чём я говорил до завтрака.

in terms of noticing a disturbance in our energy

Мы замечаем, что наши энергии расстраиваются, или становятся взволнованными,

that would take us away from the state of mind that we’re trying to stabilize.

и это уводит нас от того состояния ума, в котором мы хотим достичь устойчивости.

Okay, so let’s imagine this meal with these three persons,

Давайте представим наш обед с этими тремя людьми.

and use that line of reasoning – in terms of the one who gives us a million rubles and the one who beats us up.

И подумаем над этим, над этой цепочкой размышлений про людей, один из которых нам дал миллион, а другой ударил.

[silence]

[пауза]

Okay. What we really have to be very careful with here

Мы здесь должны быть особенно осторожны,

is to avoid a big mistake,

избегать большой ошибки,

which is we look at this meditation really as an exercise to just block our emotions and feelings,

не использовать это упражнение для того, чтобы заблокировать свои эмоции и чувства,

and just try to feel nothing,

когда мы просто пытаемся ничего не чувствовать.

which would then lead to us being very cold and stiff

Это приведёт нас к тому, что мы будем очень холодны и жёстки.

and regarding the disturbing emotions as truly existent monsters and me as the victim that has to be protected,

Не следует рассматривать тревожащие эмоции как монстров, а «я» – как жертву, которую следует защищать.

and that I had just better not feel anything.

И когда в конце концов мы приходим к тому, что мы ничего не чувствуем.

This is a big, big mistake, particularly in terms of Mahayana practice.

Это большая-большая ошибка, особенно если мы говорим о практике махаяны.

We’re trying to overcome these disturbing emotions by facing them, rather than running away from them and blocking them.

Мы стараемся преодолеть эти тревожащие эмоции, встречаясь с ними лицом к лицу, а не убегая от них или блокируя их.

That’s why we allow them to arise in the beginning, so that we can see them and face them;

Вот почему вначале мы позволяем им появиться, чтобы мы могли их увидеть, встретиться с ними,

and then we actively apply opponents to overcome them, like these lines of reasoning concerning past and future lives,

а потом мы прилагаем усилия к тому, чтобы что-то сделать с ними, например, применяя вот это размышление о прошлых и будущих жизнях,

or just a matter of time of when they’ve helped us, harmed us, or done nothing for us.

о том, что это только вопрос времени, когда они помогали нам, когда причиняли вред, когда не делали ничего.

So, if we do that properly, then we are not rendered by this meditation into a stiff robot

Если мы будем делать это правильно, то эта медитация не превратит нас в чёрствого робота,

who is completely cold toward everyone and stiff,

который негибок и холоден абсолютно ко всем,

but someone who is open to be able to actually develop positive feelings toward everyone,

а скорее станем открытым человеком, у которого будет возможность развивать положительные чувства ко всем.

and that warm-heartedness, affection, etc. will be able to flow toward everybody equally.

И у нас естественным образом будут появляться тёплое, доброе сердце и любовь по отношению ко всем в равной степени.

And also this point of applying the guideline from shamatha into these practices is based on Shantideva’s text

И применение вот этих наставлений по шаматхе в этих практиках основано на тексте Шантидевы

Engaging in Bodhisattva Behavior.

«Практика поведения бодхисаттвы».

Because if we look at his chapter on developing mental stability (bsam-gtan) or concentration,

Если мы посмотрим на главу, в которой говорится об умственной устойчивости, или сосредоточенности,

the topic that he discusses in this chapter as the focal object for developing concentration is these practices – equalizing and exchanging self with others.

он там говорит, что, занимаясь практиками развития сосредоточения, мы в качестве нашего фокуса как раз можем выбирать вот эти практики обмена себя с другими.

In other words, what do we need to be able to focus on? Not just our breath, but obviously positive attitudes toward others – overcoming selfishness, staying concerned with others –

Другими словами, то, на чём нам нужно научиться сосредоточиваться, – это не только на дыхании, но и на положительном отношении к другим, на преодолении эгоизма, на наших положительных чувствах к другим,

so that our mind doesn’t wander off with extraneous thoughts or get dull.

чтобы наш ум при этом не отвлекался на посторонние мысли и не становился вялым.

Okay. Any question on that,

Есть ли какие-нибудь вопросы по этому поводу,

on this development of mere equanimity?

по поводу развития обычного равного отношения?

Вопрос: Я наблюдал в основном два состояния: «нравится», «не нравится» – по отношению к ним – иногда «безразлично». Что должно получиться, какое оно?

Question: Could you please describe this state that we need to develop. Because I tried, and what I felt is either attraction or rejection, or something like either.
Alex: Well, we’re trying to develop the state of mind that is free of those three.

Алекс: Да, а то, что мы пытаемся развить – это состояние ума, которое свободно от этих трёх.

So how to describe what it feels like when we don’t have that?

Как описать состояние ума, когда у нас нет этого?

And the only way that I was able to begin to describe that is in terms of our energy being relaxed.

Вот как бы я мог попробовать это описать – наверное, с точки зрения того, что наши энергии в этом состоянии расслаблены.

We shouldn’t fool ourselves into thinking that this is a very easy state of mind to achieve

Нам не следует обманывать себя, думая, что достичь этого состояния легко.

at that lovely table in which we have these three persons sitting. I mean that’s extremely difficult if you try to imagine that sincerely, or if you were actually in that situation.

Если мы попробуем действительно искренне представить вот тот милый обед с этими тремя людьми, то это не так-то просто, или, тем более, если это произойдёт в реальной жизни.

I remember being very challenged in a situation. I was translating for my teacher

Один раз, когда я переводил для своего учителя, у меня произошла такая ситуация, которая была для меня вызовом.

to a small group of people,

Там была небольшая группа людей,

many of them complete strangers,

большинство из которых были мне совершенно незнакомы,

one person extremely annoying – asked annoying questions –

один человек меня раздражал, он всё время задавал дурацкие вопросы,

and my favorite cousin, whom I hadn’t seen in about ten years, came in late and sat down and joined (I was going to meet her after the class).

и моя двоюродная сестра, которую я очень хотел повидать, она присоединилась к нам, потому что мы собирались с ней встретиться после занятий.

And to be able to sit there and not be disturbed by these three different types of people – in our categories that we were just talking about – and pay attention, and translate with equal concern for everybody in the room was very, very challenging.

И было действительно довольно непросто, это было для меня вызовом – сидеть в этой комнате, стараться сосредоточиваться на переводе, когда присутствовали эти три разные группы людей, то есть люди из каждой из этих групп, и относиться к ним с равным отношением.

But I think this is a good example of what we would be striving at in this situation, to continue to pay attention to translating and to not have my energy disturbed by these three different people there, because it’s not fair to ignore the strangers in the room, or be annoyed by the one who’s asking obnoxious questions, or by my cousin.

Но к чему я должен был стремиться в этой ситуации, что я должен был стараться делать, – это просто продолжать переводить, сосредоточиваться на своей работе, потому что было бы неправильно не обращать в этой ситуации никакого внимания на незнакомцев, стараться игнорировать человека, который задаёт дурацкие вопросы, и думать только о двоюродной сестре.

So then let’s go on. The next step is called the development of “distinguished Mahayana equanimity” (thun-mong ma-yin-pa’i btang-snyom).

Следующий шаг – это развитие особой махаянской равностности, или равного отношения.

This is the type of equanimity that we develop in equalizing and exchanging our attitude of ourselves and others.

Это тот вид равного отношения, который мы развиваем, когда занимаемся практикой замены отношения к себе на отношения к другим.

When we talk about equalizing our attitude toward self and others here,

И мы говорим здесь об уравнивании нашего отношения к себе и к другим в данном случае.

there seems to be two aspects of that.

Здесь есть два аспекта:

One is having, again, an equal attitude toward all others, but here specifically when we’re trying to help them.

первый аспект – это когда мы развиваем эту равностность, стараясь помогать другим,

And the second aspect is to see that we and others are equal.

и второй аспект – это когда мы видим, что мы сами с другими людьми равны.

It’s just a matter of the emphasis here: one aspect or the other aspect.

То есть здесь это вопрос того, на чём делается акцент, – именно этим различаются эти два аспекта.

So with this first aspect – that everybody is equal when we’re helping them –

Первый аспект: когда мы помогаем другим, все они равны.

the emphasis is not as in the mere equanimity (to overcome our disturbing emotions);

Здесь акцент, точно так же как и [в отличие от акцента в] обычном равном отношении, делается [не] на том, чтобы преодолеть свои тревожащие эмоции.

but rather to help us, when we are trying to benefit others, not to just have favorites but to actively help everyone, or at least try.

То есть, когда мы помогаем другим, не делать это предвзято, когда у вас есть любимчики, которым мы помогаем, а стараться помогать всем в равной степени или хотя бы стремиться к этому.

So this is divided into nine points.

Это разделяется на девять пунктов.

Six of them have to do with the relative point of view and three with the deepest point of view.

Шесть из них относятся к относительной точке зрения и три – к глубочайшей точке зрения.

And the six from a relative point of view are divided into three from our own point of view and three from the point of view of others.

И шесть пунктов, которые относятся к взгляду с относительной точки зрения, разделяются ещё на две категории: три из шести относятся к нам самим и три – к другим.

And so what we’re trying to develop here is when we are helping others that it’s inappropriate to feel that some are close to me and some are distant or far.

К чему мы здесь стремимся – к тому, что, помогая другим, нам не следует чувствовать, что одни нам близки, а другие далеки от нас.

It’s not appropriate to welcome some and reject others.

Было бы неправильно приветствовать одних и отвергать других.

So in terms of from our own point of view,

И с нашей собственной точки зрения,

first we think about how, if all limited beings have been our parents and closest friends in previous lives,

сначала мы думаем о том, что все существа были нашими родителями и ближайшими друзьями в прошлых жизнях,

then it’s inappropriate to consider some as close and some as distant,

и поэтому было бы неправильно считать одних близкими, а других далёкими.

because it’s only a matter of time of when they were actually my mother, for example.

Потому что, когда именно они были нашими, например, матерями, – это лишь вопрос времени.

If I haven’t seen my mother in ten minutes

Если я десять минут не видел свою мать

or in ten years

или десять лет

or in ten lifetimes,

или десять жизней, –

she is still my mother.

она продолжает оставаться моей матерью.

And so that’s the line of reasoning that we use here.

Вот цепочка размышлений, которую мы здесь используем:

So with each being, maybe it’s ten lifetimes that I haven’t seen this one as my mother, or ten thousand, or just ten minutes – still, they’re my mother.

не видел ли я свою мать десять жизней, или десять тысяч жизней, или только десять минут, всё равно она остаётся моей матерью.

So from my point of view, it’s just relative to the amount of time since I’ve seen her,

То есть, если мы посмотрим со своей точки зрения, это просто зависит от, это всё относительно того времени, которое мы не видели свою маму.

but in this sense they’re all equal.

И в этом смысле все существа равны.

If we’re trying to do this in meditation of course we could imagine a whole group of beings,

Если мы делаем это во время медитации, то мы можем представить всю группу существ,

humans – we could also include animals, insects, etc. (that’s much more difficult, but we can do it like that) –

существ всех видов: мы можем представлять людей, животных и даже насекомых, – таким образом занимать этой практикой [что намного сложнее].

but since we’re here in a group of people,

Но так как мы здесь в группе людей, у нас группа,

we can also do this in terms of looking at each other, without staring impolitely,

мы можем делать это, смотря друг на друга, при этом не глазея друг на друга невежливо,

and realize that everybody in this room has been our mother at some time or another, it’s just a matter of when.

осознавая, что каждый человек в нашей группе когда-то был нашей матерью и только вопрос времени, когда именно.

We can also of course do this in the metro or any place where there are a group of people, like waiting in line in a store.

Мы, конечно, можем делать это также и, например, в метро, там, где есть какая-то группа людей, например в очереди в магазине.

There are many, many opportunities in our daily life to practice such types of meditation.

В нашей повседневной жизни есть множество возможностей заниматься такого рода медитацией.

Okay, let’s try this one.

Давайте попробуем вот эту.

[silence]

[пауза]

By the way, this is a further step in addition to an initial step of recognizing that everybody has been my mother in a previous lifetime. The next step is, well, it’s just a matter of when they were my mother, but they all equally were my mother.

Это уже следующий шаг – после того как мы признали, что другие существа были моими материями, мы думаем, что они равны в том, что это только вопрос времени, когда именно, а смысл в том, что они всё равно равны в том, что они были.

[silence]

[пауза]

Let me just remind you that the state of mind that we’re trying to generate here is to, when we’re seeing everybody, not to have a feeling of being particularly close to this one and distant from that other one.

Позвольте мне напомнить, что то состояние ума, которое мы стараемся здесь достичь, – это когда мы не рассматриваем одних как близких, а других как далёких или чужих.

And the reason that helps us to reach that state of mind is because everybody has been my mother, and it’s just a matter of time – of when.

И причина, по которой мы способны развить это состояние ума, – потому что каждый человек, каждое существо, когда-то было нашей матерью, вопрос только в том, когда именно.

For those of us whose mothers have already passed away, this becomes a little bit even more relevant – or meaningful, I should say,

Для тех из нас, у кого уже умерла мама, возможно, это будет ещё более актуальным или осмысленным.

or easier to relate to – because we wonder where is my mother now, the mother I had in this lifetime:

Возможно, нам будет легче занимать этой практикой, потому что нам интересно, что с нашей матерью происходит сейчас, в этой жизни.

it could be anyone of the appropriate age.

Это может быть кто угодно, кто подходит по возрасту.

Let’s continue this for a few moments.

Давайте ещё немного позанимаемся этой практикой.

[silence]

[пауза]

Any questions on this?

Хорошо. Есть ли какие-нибудь вопросы по этому поводу?

Вопрос: Когда мы рассматриваем других людей как наших матерей, то, в общем, можно представить, когда смотришь на женщину, можно представить себе, что она была моей матерью в прошлом, но очень сложно это с мужчинами делать. Каким образом облегчить себе задачу, или как можно облегчить задачу и воспринимать мужчин так же, как и наших матерей. Как это сделать легче, потому что это сложно?

Question: When we are trying to regard others as our mothers, is it easier to do with women than with men? And the question is how to deal with that, how to make it easier?
Alex: Well, if you have trouble doing it with men, how are you going to be able to do it with a mosquito?

Алекс: Если это сложно делать с мужчинами, то как же тогда делать это с комарами?

Obviously we need to think about beginningless and endless mental continuums

Очевидно, нам нужно думать о безначальном и бесконечном потоке ума,

that are all individual, for each individual;

который всегда индивидуален, у каждого свой,

and based on the karma that has been built up,

который основан на той карме, которая была создана,

sometimes that mental continuum will have rebirth with one type of physical form or another:

в том смысле, что иногда на основе этой кармы он перерождается с одним видом тела, а иногда с другим видом тела.

sometimes as a human, sometimes as an animal or insect, or any other type of non-human,

Иногда в виде человека, иногда в виде животного или насекомого, любого другого нечеловеческого существа.

and either male or female.

И это может быть как мужчина, так и женщина.

This is the case with, not only everybody else, but also with myself.

Это верно не только для всех остальных, но и для нас.

Therefore it is illogical to identify the person as being inherently only one life form or one gender permanently, forever,

Было бы неправильно идентифицировать, отождествлять человека с каким-то одним видом, что во всех жизнях человек рождается только в одной форме жизни или с одним полом.

which is established just by its own power independently of this being influenced by all the karmic behavior of this being.

Как будто бы этот человек, именно ему был присущ этот вид или этот пол, как будто бы этот вид или пол существовал абсолютно независимо ни от чего другого, со своей собственной стороны, или самодостаточно, как будто бы он был независим от причин и следствий, от поведения этого человека, этого существа в прошлых жизнях.

Remember earlier in our discussion I mentioned that in terms of gaining an understanding and conviction in past and future lives, we need to understand voidness –

Как я уже говорил ранее, для того чтобы быть полностью убеждёнными в существовании прошлых и будущих жизней, нам нужно понимать пустотность.

specifically, or more especially, the voidness of the self and the voidness of cause and effect.

В частности пустотность самих себя и пустотность причин и следствий.

So if we have difficulty in viewing men or mosquitoes as having been our mother in a previous lifetime, we need to work more on voidness, obviously, understanding of voidness.

И очевидно, если у нас есть трудности с тем, чтобы считать мужчину или комара своей матерью из предыдущих жизней, нам в этом случае важно работать над пониманием пустотности.

And although we could follow, let’s say, a Dharma-lite version of seeing all men as having been my father –

И хотя мы можем здесь воспользоваться облегченной Дхарма-лайт версией этой практики, представляя просто, что все эти мужчины были моими отцами,

or, since Dharma-lite is not considering past lives, that they could act with kindness and take care of me like a father –

и поскольку там, в Дхарме-лайт у нас не будет предыдущих жизней, то мы можем думать, что они подобны нашему отцу, –

what are we going to do about our friend the mosquito?

то что же тогда нам думать, что же нам делать с нашим другом-комаром?

So it’s very difficult to deal with these other life forms in the Dharma-lite version.

Поэтому в Дхарме-лайт очень трудно работать с другими, с нечеловеческими существами.

Any dog or cat could be our beloved pet, but not many of us have a pet mosquito

Даже наш домашний кот или пёс, мы можем думать о нём как о любимом домашнем животном, но не у многих из нас есть комары в качестве домашних животных,

that we feed every day our own blood.

которых мы кормим своей собственной кровью.

Interesting idea.

Интересная мысль.

Now the next point here in developing this Mahayana type of equanimity

Следующий пункт здесь, когда мы говорим о развитии махаянской равностности, или равного отношения, –

is that we could have an objection here.

это ответ на возможное возражение:

We could say that, “Okay, just as these beings maybe have helped me, haven’t they also harmed me?”

«Да, возможно, эти существа помогали мне, но ведь они также причиняли мне вред».

With that line of reasoning, we can say, “Everybody has harmed me and hated me, therefore it’s appropriate to view everybody as an enemy.”

С этой точки зрения можно рассуждать так: «Так как каждое существо причиняло мне вред, то можно видеть всех как своих врагов».

So if we raise that objection then we need to follow the next line of reasoning,

В случае такого возражения нам нужно следовать по ещё одной цепочке рассуждений.

which is that although it is true that everybody at some point must have harmed us as well;

Да, действительно, это может быть верно, что существа причиняли нам вред,

but, nevertheless, the amount of help that they have given to us far outweighs the amount of harm that they have given to us.

но, тем не менее, та польза, которую они нам принесли, она несопоставима с тем вредом, который они нам принесли.

Because if we consider the kindness of others – which is a specific meditation that we do

Потому что, если мы подумаем о доброте других, – это особая, отдельная медитация, которую мы делаем, –

which focuses on how others are kind to us even when they’ve not been our mother –

и в частности, мы думаем о доброте других, даже кода они не были нашими матерями,

we see that so many others are involved in just making it possible for us to live, whether directly or indirectly:

мы видим, что, прямо или косвенно, есть множество существ, благодаря которым мы живём.

the people who grow our food, the people who build the roads and the transports to be able to get the food to where we could buy it,

Это люди, которые выращивают нашу еду, строят дороги и средства передвижения, благодаря чему нашу еду можно перевести туда, где мы её потом купим;

and the people who package it and make the material to package it,

люди, которые её упаковывают, которые изготовляют материалы для упаковки;

and the whole oil industry to be able to allow the transports to go, and the steel industry to build the trucks.

и вся нефтяная промышленность, благодаря которой у нас делают бензин, для того чтобы все эти транспортные средства передвигались; и вся сталелитейная промышленность, благодаря которой изготовляется машина, которая перевозит продукцию.

And one meditation exercise is to just look at everything in the room around us, or everything that we make any use of during the course of a day, and to consider how many beings are involved in actually making that possible.

И в качестве такого упражнения медитативного мы можем посмотреть на все предметы в этой комнате и на всё, с чем мы сталкиваемся в течение дня и подумать о том, сколько людей вовлечено в то, чтобы это всё у нас было.

And especially nowadays, in the age of globalization, everything that we make use of during a day is made by people from all over the world.

Особенно сейчас, в век глобализации эти вещи, которыми мы в течение дня пользуемся, они были сделаны людьми со всего мира.

And although they might not have consciously done this in order to benefit me, personally –

И хотя у них могло не быть осознанного желания принеси пользу именно мне лично,

some worker in a shoe factory in China, for example –

например, у какого-нибудь работника фабрики по производству ботинок в Китае,

but nevertheless it is dependent on their work that I’m able to live and survive.

те не менее, я живу, выживаю исключительно благодаря их работе.

And although their motivation might not have been kindness;

И хотя они это делали, не исходя из доброты,

nevertheless it’s very kind that they have done all of this work.

тем не менее, это очень добрый поступок с их стороны, что они сделали всю эту работу.

So if we think in terms of all beings and all lifetimes,

Если мы подумаем о всех существах и всех жизнях,

the amount of help that they’ve given to us, either directly or indirectly, far outweighs the amount of harm that they’ve given us.

то та польза, которую они нам принесли прямо или косвенно, несопоставима с тем вредом, который они нам причинили.

So in the meditation we just try to think about that and digest that.

И здесь, в медитации мы стараемся просто думать об этом и усвоить это.

We could look at others in the room or on the metro with this understanding;

Также мы можем смотреть на других людей, в этой комнате или когда мы едем в метро, с этим пониманием.

but specifically with the attitude that there’s no reason to welcome some as being close – and I’ll help just you – and feel distant to others.

И в частности, мы здесь развиваем состояние ума, когда мы не делим людей на близких, которым мы хотим помочь, и далёких или чужих.

So here we’re much more open, actively, to help everybody, not favorites.

Мы активно открыты для помощи другим, и у нас нет любимчиков,

And the reason for it is this line of reasoning: that the amount of help that everyone has given is far more than the amount of harm.

и мы при этом основываем это отношение на вот этой вот цепочке рассуждений, что то благо, которое нам эти существа принесли, оно намного больше, чем тот вред, который они причинили.

[silence]

[пауза]

Okay. One thing I think is also important to remember

Есть одна ещё вещь, которую, как мне кажется, важно помнить.

is that each particular meditation that we have

Каждая медитация, которую мы здесь имеем,

which is involved with regarding others from one point of view or another point of view,

где мы смотрим на других с той или иной точки зрения,

distinguishing one aspect of them in one meditation…

когда мы какой-то аспект другого человека выделяем или мы отличаем от остальных.

Like, for instance, for someone that we’re very attached to, distinguishing that at some point they have been our enemy and hurt us.

Например, когда мы думаем, что другой человек был нашим врагом и причинял нам вред,

But in another meditation, directed at the same person, we distinguish that they have been our mother in a previous lifetime.

а в другой медитации мы видим, что мы на того же самого человека направляем внимание и выделяем уже какой-то другой аспект, например, что этот человек был нашей матерью в предыдущих жизнях,

And in another meditation, with the same person, we distinguish that they’ve helped us far more than they’ve ever hurt us.

а в третьей медитации мы уже, смотря на того же самого человека, выделяем тот аспект, что этот человек значительно больше принёс нам пользы, чем вреда.

We might get very confused if we think, “Well, how am I supposed to regard this person? Because now you say they’ve hurt me, and now you say they’ve helped me.”

И мы можем легко быть смущены этим, мы можем сказать: «Как же мне всё-таки следует относиться к этому человеку? То выговорите, что этот человек мне навредил, то вы говорите, что он мне помог».

So again the understanding of voidness here is essential.

И опять же здесь ключевым является понимание пустотности.

We’re not just talking about one aspect of the person and this is their solid permanent identity independent of everything else.

Мы не говорим, что этот один аспект, который мы выделяем в этом человеке, – это его реально существующая сущность, которая не зависима ни от чего другого.

But distinguishing all these different aspects – which are all valid, correct – is for a specific purpose;

Все эти аспекты верны, правильны, и мы выделяем тот или иной из них просто по определённой причине, для определённой цели.

and they’re emphasized relative to a different context: the context of overcoming attachment or the context of equalizing our attitude when we’re trying to help everybody.

Они уместны в разных контекстах, например, какие-то уместны с точки зрения преодоления привязанностей, а какие-то уместны с точки зрения развития равного отношения, когда мы стремимся помогать всем в равной степени.

So we focus on one aspect or another relative to the purpose for it, which is to help us overcome some type of disturbing emotion or to generate some type of constructive state of mind toward the person.

И мы сосредоточиваемся на том аспекте, который соответствует нашей цели. Нашей целью может быть преодоление того или иного тревожащего состояния ума, или тревожащей эмоции, или развитие той или иной положительной эмоции.

This is why it’s very important to have a very large understanding of the Dharma.

Вот почему нам важно очень всеобъемлющее понимание Дхармы.

This is why it’s always said we need a huge storehouse of listening to the teachings – having heard many teachings and then thought about them and digested them –

Вот почему говорится, что нам важно, чтобы у нас был большой как бы запас прослушанных, выслушанных учений, далее – обдуманных учений, и после этого мы усваиваем их

so that in any type of situation that we encounter in life,

так, чтобы в любой ситуации, с которой мы встречаемся в нашей жизни,

when some sort of disturbing emotion arises or some sort of problematic aspect arises, we know exactly what antidote to apply.

когда у нас возникает та или иная тревожащая эмоция, мы встречаемся с той или иной проблемой, чтобы мы знали, какое именно «противоядие» нам следует применять.

And we have great flexibility to be able to apply one opponent or another, even if they require regarding the person in a completely different way each time.

И нам нужна гибкость ума, для того чтобы мы могли применять то или иное «противоядие», даже если мы применяем их по отношению к одному и тому же человеку, просто в разных ситуациях.

All right? So we’re not stiff and rigid. We’re very flexible in the way that we deal with people because we have so many, what we would call “skillful means” (thabs-mkhas) that we can use.

У нас нет этой негибкости, жёсткости в отношениях с людьми, потому что мы искусны в наших средствах и, соответственно, гибки, подвижны.

And for any particular disturbing emotion, it’s very good if we have several ways of dealing with it,

И что касается тревожащих эмоций, очень хорошо, если мы будем знать несколько способов, как с ними справляться.

because in some situations one method might not be as effective as another. So we need always to have an alternative Plan B and Plan C, not just Plan A.

Потому что в разных ситуациях один и тот же метод может не быть одинаково эффективным, и поэтому нам важно знать и другие методы, на случай, если план А не сработает, чтобы у нас был план Б и план В.

And this is a piece of advice that my teacher Serkong Rinpoche gave in terms of dealing with any situation in life – that we should always have alternative plans, so that if the primary plan doesn’t work, we’re not left completely with nothing and we freak out.

И это совет, который мне давал Серконг Ринпоче: в любой ситуации, которая у нас есть в жизни, нам важно иметь какой-то запасной план или запасные планы, так что, если наш основной план не сработает, чтобы мы не остались у разбитого корыта и не сошли с ума от этого.

So don’t have just one parachute in the plane, have a few of them.

Недостаточно в самолёте, чтобы был только один парашют, лучше, чтобы их было несколько.

The third point which is relative to our own point of view

Третий пункт – это вот из трёх пунктов с нашей точки зрения,

for helping us to develop the Mahayana equanimity – with which we don’t feel close to some and far from others

мы говорим о развитии махаянского равного отношения, когда мы не чувствуем близости к одним людям или существам и чувства того, что другие нам чужды или далеки,

when we are involved in trying to help – is to think about death.

и стремимся помогать им одинаково, – это размышление о смерти.

Death will come for sure, we will definitely die.

Смерть непременно настанет, мы определённо умрём.

And the time of our death is completely uncertain: we never know when it will happen.

И время нашей смерти не определено, мы не знаем, когда это случится.

And, for example, if we were a prisoner and we were condemned to be executed tomorrow

Например, если бы мы были заключённым и нас приговорили завтра к казни

or after an hour,

или через час,

what point would there be in spending the last moments of our life being angry and plotting how to hurt somebody?

не было бы никакого смысла проводить наши последние минуты жизни, стараясь разработать план, как причинить другому вред, или гневаясь на другого.

This would be an extremely trivial usage of our last moments.

Это было бы чрезвычайно тривиальным способом провести наши последние минуты.

But, rather, what would be much more beneficial would be to have positive thoughts toward everyone and to die in a positive state of mind.

Значительно более полезным было бы иметь более положительное состояние ума перед смертью.

And the same thing in terms of others –

И далее, что касается точки зрения других,

they could die at any moment;

что касается других, – они также могут умереть в любой момент,

everyone is equal in that respect. And the example is, why kick a dying dog? There’s a dog that’s dying – what point is there in kicking it?

все в этом смысле равны. И пример здесь: какой смысл бить умирающую собаку. Если собака уже умирает, зачем подходить к ней и бить её.

And so if everybody can die at any time, what’s the point of kicking them or trying to do something harmful to them?

Если каждый может умереть в любой момент, какой смысл пытаться как-то уязвить, принести вред им.

Whether this is our last hour alive in this lifetime or not, this is true.

Вне зависимости от того, это наш последний час жизни или нет, это справедливо.

So from that point of view of death, then, it also doesn’t make any sense to consider some as especially close and some especially far. Here the emphasis is on being especially far and wanting to hurt someone.

И с точки зрения смерти нам также не имеет смысла чувствовать особую близость к одним людям и чувствовать, что другие люди нам чужды. Здесь делается особый акцент на это ощущение того, что другие нам чужды, и в частности на то, что мы, исходя из этого, причиняем им вред.

In our Buddhist practice we have many meditations that focus on death,

Среди буддийских практик есть множество медитаций, где мы сосредоточиваемся на смерти.

and here’s another example of one of them.

Это как раз пример такой практики.

Thinking realistically about death puts everything into a much more relative point of view in terms of what’s important.

Если мы реалистично подходим к смерти, то в этом случае нам значительно легче понять, что важно, а что нет, мы понимаем относительность вещей.

Here we wouldn’t spend our last hour: I’m going to help this one, I’m going to hurt that one, and do this and that. Just try to develop an open warm attitude toward everyone and die in that state of mind,

В данном случае в последний час нашей жизни нам не имеет смысла думать, как бы нам помочь одному человеку и причинить вред другому. Вместо этого перед смертью нам значительно полезнее иметь открытое и добросердечное состояние ума.

and “May I in my future lives be able to help everyone equally.” That’s much more beneficial than in my next life I will just help this one and I’ll hurt that one – because I didn’t have enough time to hurt him in this lifetime, so next lifetime I’ll hurt them. This is ridiculous.

Когда мы думаем о следующих жизнях, то значительно более полезно размышлять о том, что мы в следующих жизнях хотим всем в равной степени приносить пользу, и не думать о том, что в следующей жизни мы хотим только некоторым существам приносить пользу, а другим же мы хотим причинить вред, потому что мы не успели сделать это в этой жизни.

So let’s work with this line of reasoning about death:

Давайте поработаем вот с этой цепочкой рассуждений по поводу смерти.

that we could die at any time, and if this were our last hour what is the point in plotting to hurt some and only to help others, and having favorites.

Если мы умрём через час, если мы можем умереть в любой момент, то какой смысл стремиться принести пользу одним и причинить вред другим.

And the same thing: if it were somebody else’s last hour, what’s the point of trying to hurt them?

И точно так же, если бы это был последний час другого человека, то какой смысл стараться причинить ему вред в этот последний час.

[silence]

[пауза]

Any questions?

Есть ли какие-нибудь вопросы?

Вопрос: Наверное, я не права, но если я думаю, что я через час умру, то не причинять вреда другим – мне понятно, а не совершать, не помогать другим живым существам – мне не понятно, потому что я так всю свою жизнь могу превратить в мысли о том, что я вот через час умру. И завтра я буду думать, что через час умру, и каждый раз я буду заниматься всем чем угодно, только никому не помогать, и иметь оправдание.

Question: If I thought that I will die in an hour, it is quite logical and reasonable not to harm others. But how to deal with the thoughts that then I also don’t need to help others? We can think that we don’t need to help others at all because we can die at any moment, we can die at any time. So that could lead us to the conclusion that we don’t need to help others at all.
Alex: Well I think that here we need to bring in another point, which is “what do we want to happen in our future lives.”

Алекс: Здесь, я думаю, важно упомянуть ещё один момент, а именно по поводу того, собираемся ли мы помогать другим в будущих жизнях.

Do I want to be able to help others in future lives, which is obviously part of our bodhichitta motivation here.

Хочу ли я быть способным помогать другим в будущих жизнях, что, конечно, будет частью нашей мотивации бодхичитты,

Or do I want to be able to harm others in future lives, which probably would also mean that we are harmed as well.

или я хочу в будущих жизнях причинять другим вред, что, скорее всего, означает, что нам самим будет причинён какой-то вред.

And so in our last moments if we can’t actually help others in an active type of way, we at least pray to be able to continue helping others.

И если в последние минуты нашей жизни мы не способны уже помогать другим, то мы, во всяком случае, можем думать о том, чтобы мы впоследствии могли продолжать помогать другим.

And as long as we’re alive we try to build up a beneficial habit of always trying to help others.

И в этой жизни мы стараемся создать положительную привычку постоянно помогать другим.

Now I was also thinking in a similar way in this meditation,

Я так же, подобным же образом думал по поводу этой медитации, в этой медитации.

again from Shantideva’s text, how important it is at the time of our death to die alone,

Шантидева говорит о том, как важно умереть в одиночестве.

without people around us disturbing our peace of mind by either causing us to be very attached to them and not want to leave, or their crying and being upset.

Другие люди могут вызывать у нас тревожащие эмоции, особенно если у этих людей у самих есть тревожащие эмоции, например, если мы привязаны к кому-то, а этот человек или эти люди не захотят уходить, и у нас будет чувство привязанности, или если человек начинает плакать, то он или она расстроены, это тоже нас расстраивает.

Or I was thinking of one schizophrenic student of mine who was a tremendous disturbance and how I certainly would not want her by the side of my bed while I was dying, acting in a completely crazy way.

Я размышлял об одной своей студентке, у которой шизофрения, и я думал о том, что я не хотел бы, чтобы в момент моей смерти она оказалась рядом с моей постелью и делала бы какие-то вещи сумасшедшие, безумные, которые она иногда делает.

And certainly far more beneficial is to die in a very peaceful atmosphere, by ourselves, and we’re not disturbed, so we can just purely focus on positive thoughts as we die.

И очень важно умереть в умиротворённой обстановке, лучше в одиночестве, когда бы у нас не появлялось тревожащих эмоций, когда мы умираем.

But even if we have these other people around us, disturbing us in one way (attraction) or another way (repulsion) – please leave the room – we would try to compose ourselves and just die peacefully

Если мы умираем в окружении других людей, которые вызывают у нас эмоции влечения или отвращения, то, что в данном случае важно, – вместо того чтобы просить их выйти и так далее, важно просто успокоить свой ум и умереть спокойно,

with thoughts to benefit others in future lives as well.

с мыслями о том, чтобы в будущих жизнях также помогать другим.

Also, if we die in such a positive state of mind, it indirectly helps others –

Также, если мы умираем в таком умиротворённом состоянии ума, то это косвенным образом помогает и другим,

by our example of dying with our concern just for others not for ourselves, and so on.

потому что они увидят положительный пример: человека, который умирает, заботясь о других, а не о себе.

I’m thinking of the accounts of the doctors who attended, for instance, the late Karmapa during his final days in hospital when he was dying, and similarly with other great lamas.

Приходит на ум воспоминание врача Кармапы, который присутствовал при его последних днях, а также рассказы о том, как умирали другие высокие ламы.

And their only concern was how the doctors were feeling, how they were dealing with the situation, how the nurses were dealing with it, how the people around them were dealing with it. There was no, not even one thought or indication of self-pity and fear and thinking about themselves.

И с их стороны не было никакой заботы о себе, они только заботились о враче, который их лечил, о сёстрах, которые ухаживали за ними, о других людях: как они себя чувствуют, как они справляются с этой ситуацией. У них не было ничего похожего на чувство жалости к самому себе или на страх и так далее.

And this is a tremendous inspiration to others, just by the way that we die.

И вот такая смерть была бы невероятным вдохновением для других.

This is something very important to try to do, not just when we die but, for instance, when we’re at the dentist or if we are having some sort of medical treatment and so on, to be more concerned with perhaps the nervousness or emotional state of the doctor rather than our own fear.

Так же и в других ситуациях, например, когда мы у зубного врача или проходим какой-то курс лечения, в этих ситуациях важно заботиться о том, как чувствует себя доктор: нервничает он или нет, – нежели о своей собственной тревоге о себе.

Okay, anything else?

Есть ли ещё какие-то вопросы?

Вопрос: Вот мы проходим по этим стадиям: сначала мы помедитировали на одном предмете, потом переходим к следующему, к следующему. А где мера понимания или какого-то чувства, которое должно родиться в одной медитации, которое мы пытаемся породить в одной медитации, прежде чем мы перейдём к другой? И имеет ли смысл дожидаться того, что мы что-то в этой медитации переживём, прежде чем переходить от одной медитации к другой?

Question: We go through these steps of bodhichitta meditation, so when should we change the stages or steps? Should we wait until we reach some feeling, until we will really develop some state of mind, and then we should go to the next stage? Or should we just go from one to the other without waiting to have this experience?
Alex: That’s a very difficult question to answer.

Алекс: Очень сложный вопрос.

In the traditional approach,

Традиционный подход,

when you study, for instance, lam-rim (the graded stages of the path),

например, если вы изучаете ламрим – «Великое руководство по этапам пути»,

in theory you wouldn’t even know what the next steps are.

то теоретически вы даже не будете знать, какой следующий шаг.

So, for instance, I had the great fortune to be able to study lam-rim like that, because I went to India and was taught that by my teacher there

Мне вот как раз невероятно повезло, я именно таким образом изучал ламрим, потому что я поехал в Индию и изучал ламрим со своим учителем.

before any of the translations of lam-rim were available –

Это было ещё до того, как появились первые переводы ламрима,

before Gampopa’s text was translated, which I think was the first one in English.

это было до того, как был переведён на английский текст Гампопы, – наверное, это первый текст, который был переведён на английский.

And although we had read a little bit of lam-rim, a few sentences here and there, in my Tibetan language classes before I went to India, I had no idea what was in the lam-rim.

Хотя мы читали некоторые выдержки из ламрима на уроках по тибетскому, это было до того, как я отправился в Индию, тем не менее, всё равно у меня не было полноценного представления о том, как устроен ламрим.

And so I had to deal with each point as it came, without knowing what came next. And that was very, very beneficial –

И я работал с каждым пунктом, не зная, каков следующий, и это было очень полезно.

although of course my teacher didn’t wait until I had gained some realization before giving me the next point in the teachings.

Хотя, конечно, мой учитель не дожидался, пока я обрету реализацию, или постижение, этой темы, этого пункта ламрима, перед тем как дать мне следующий.

But more usual is that we know the whole scope of the teaching.

Но более обычная ситуация, когда мы знаем все учения, всю структуру,

So that we know each step of the way,

мы знаем каждый шаг этого пути.

so that we have some understanding when we are taught a certain meditation practice – we see what it’s leading to and what will be based on it.

И когда мы изучаем ту или иную практику, мы знаем, к чему она приведёт нас дальше и на чём она в свою очередь основана.

That’s part of the general way in which we examine a teaching.

И это довольно сложно с традиционной точки зрения [и это часть традиционного подхода], когда мы должны проверять учения.

The teachings on what’s called the four axioms (rigs-pa bzhi), or four ways of analyzing,

Есть четыре аксиомы, или четыре способа исследования, или анализа,

which is to see what does this teaching depend on, what is it resting on, what are the stages before it; and what does it lead to, what is its purpose –

мы видим, на чём это учение основано, то есть то состояние ума, которое мы развиваем, на чём оно основано и к чему оно приводит.

those are two – the third one is does it make logical sense;

Это были первые два пункта. Третий – это логично ли это учение.

and the forth one is does it fit with the nature of things, in general, with the way things are.

И четвёртое – соответствует ли это общей природе вещей.

So, in that context, if we do have an idea of all the stages

С этой точки зрения, если у нас есть представление о всех этапах,

then we would have what’s known as “glance” or “review” type of meditation of the whole sequence,

то у нас также будут короткие, или быстрые, – от слова «проблеск» или «вспышка», – медитации,

but we would put the emphasis on one or the other as we progress.

когда мы очень коротко, очень быстро пробегаем по всем пунктам, но останавливаемся и делаем акцент только на одном из них.

This is the same type of procedure that’s used when doing the preliminary practices.

Это тот же самый способ работы с материалом, который мы используем и во время предварительных практик,

So let’s say we are engaging in doing a hundred thousand prostrations and refuge and bodhichitta and Vajrasattva and mandala and guru-yoga.

где нам нужно сделать сто тысяч простираний, прибежища и бодхичитты, и Ваджрасаттвы, и подношения мандалы, и гуру-йоги.

Then we would do a little bit of each every day, so we have an idea of the whole scope;

И мы делаем по чуть-чуть каждое упражнение ежедневно, так что у нас есть общее понимание всей структуры,

but that we would focus on most of our session being with one of these practices, until we have done a hundred thousand, and then we go onto the next one.

но во время нашей сессии мы уделяем особое внимание только какой-то одной части до тех пор, пока мы не сделаем сто тысяч раз, а потом переходим к следующей.

But we always have in mind the whole scope of the whole “ngondro” (sngon-’gro), the whole set of preliminaries.

Но во время этого мы удерживаем в уме всю структуру этих предварительных практик.

So it’s a similar procedure [with the steps of this bodhichitta meditation.]

И здесь то же самое [c шагами медитации на бодхичитту].

In review, we have the three points here in terms of our own relative point of view.

Итак, чтобы вкратце напомнить, – у нас здесь были три пункта, которые относятся к относительной точке зрения, и три пункта, когда мы смотрим на это с точки зрения себя.

Everybody has been our mother or extremely kind to us, it’s just a matter of when.

Все существа были нашими матерями и были исключительно добры к нам, и вопрос только в том, когда именно.

And the amount of help they have given us far outweighs the amount of harm.

И что то благо, которое они нам принесли, значительно превышает тот вред, который они нам причинили.

And since we could die at any time and they can die at any time, what’s the point of having favorites – and, particularly, what’s the point of wanting to hurt anyone and feeling distant from them?

И если мы можем умереть в любую минуту, и так же и каждый из них может умереть в любую минуту, то какой смысл в том, чтобы предвзято относиться к ним, в особенности стремиться причинять вред тем, кто кажется нам чужим.

And we certainly should practice each of these at least to the level at which we remember it,

Определённо, нам следует практиковать эти шаги, по меньшей мере до тех пор, пока мы не запомним их.

so that we’re able to recall this in various situations in which it would be relevant;

Так чтобы мы могли обращаться к ним во время различных жизненных ситуаций, когда они нужны.

and we are able to retain mindfulness (dran-pa) of it, which means actively holding onto it with memory.

И мы сможем поддерживать памятование об этих пунктах, то есть удерживание их в уме, или просто, что мы будем помнить о них.

It’s remembering, that’s what mindfulness is. It’s this “mental glue” of holding onto it.

Это то, как раз, что представляет собой памятование: оно подобно умственному клею, когда мы удерживаем этот объект.

In the situation, particularly, when we’re feeling very distant from somebody,

Вот в реальных ситуациях, особенно если мы чувствуем ощущение, что тот или иной человек или существо нам особенно далёк или чужероден,

this feeling of “I can’t possibly relate to this person”

ощущение, что вот именно с этим человеком я точно не могу общаться.

which, for instance, we might feel when we view somebody from a totally different culture or background

И это, в частности, может происходить, когда мы видим кого-то с совершенно другим происхождением

or who’s a very different age from our age – let’s say it could be a little baby; or for a young person, an old person. “I can’t relate to this person” – this type of feeling.

или если мы общаемся с кем-то, кто очень сильно отличается от нас по возрасту, например с пожилым человеком или с ребёнком, у нас может возникнуть это чувство, что «я не знаю, как с этим человеком вообще можно общаться».

Now the next one, the next set of three, the relative point of view of others.

Далее, следующие три пункта относятся также к относительным, но с точки зрения других.

The first of these is that everybody wants to be happy and nobody wants to be unhappy or suffer –

Первое: каждое существо хочет быть счастливым и не хочет страдать.

nobody wants suffering or pain, even in a dream.

Даже в своих снах другие не хотят испытывать страдания или боль.

And everybody has the feeling that they don’t have enough happiness, they want more.

И у всех есть ощущение, что им не хватает того счастья, которое у них уже есть, что им нужно больше счастья.

This is true not only of myself, but of absolutely everybody else equally.

Это верно не только в отношении нас самих, но и в отношении абсолютно всех существ, причём в равной степени.

It’s not that some people want to be happy and not to be unhappy more than others – everybody has that same feeling.

Нельзя сказать, что одни хотят быть счастливыми больше, чем другие. У всех есть совершенно одинаковое чувство.

And this is something very true; it’s true from the tiniest insect up.

И это совершенно верно, это верно даже для небольшого насекомого.

The example is usually used that if you put your finger down on the table or on the ground where an ant is walking, the ant will run around it. The ant wants to be happy. It doesn’t want to be blocked. Why does the ant go around?

Например, если вы положите палец на стол или на землю, где ползёт муравей, то муравей оббежит этот палец вокруг: он не хочет, чтобы его путь блокировали.

You try to catch an insect and it will run away. This is a clear indication that it wants to be happy and doesn’t want to be unhappy.

Если мы постараемся поймать насекомое, оно от нас будет пытаться улететь, и это ясно показывает, что каждое существо хочет быть счастливо и не хочет быть несчастливо.

So I think one of the more relevant ways of working with this point is to think how everybody wants to be liked, nobody wants to be disliked,

Я думаю, что, наверное, один из самых подходящих способов работы с этим моментом – размышление о том, что все хотят нравиться другим и никто не хочет вызывать неприязнь,

nobody wants to be rejected.

никто не хочет быть отвергнутым.

Even when we have people with psychological imbalance

Даже если речь идёт о людях с психологическими трудностями, неуравновешенных людях,

who feel that: “I am no good; everybody is going to reject me,

у которых может быть ощущение: «Я плохой человек, и остальные должны меня отвергать,

so I will act even worse so that I’ll ensure that you reject me – I don’t leave it up to any chance.”

и тогда я буду поступать ещё хуже, для того чтобы вы уж наверняка меня отвергли, чтобы у вас не осталось просто ни малейшего шанса это не сделать».

If one really looks more deeply, they really do want to be accepted.

Но если мы ещё глубже посмотрим на эту ситуацию, то они – эти люди – хотят на самом деле быть признаны.

Everybody really, deeply inside, even if they aren’t consciously admitting it, wants to be loved and not hated and rejected or ignored.

Каждый, даже если он или она не признают этого сознательно, тем не менее, хотят быть признанными, и хотят быть любимыми, и не хотят быть отвергнутыми или пренебрегаемыми.

That includes all these people who work in the metro station in this tiny, tiny little space selling magazines, or something small like that –

Это касается и тех людей, которые работают в метро, и тех, кто торгует в маленьких-маленьких магазинчиках:

they want to be liked and not ignored or disliked.

они тоже хотят нравиться другим, они не хотят пренебрежения и не хотят неприязни.

These are people that are very good examples to focus on in our practice, how we tend to really ignore such people.

Эти люди – очень хороший пример для нашей практики, когда мы работаем над преодолением нашего пренебрежения к людям.

And here in Moscow there are so many more of these little tiny shops in the metro station than in many other cities, and how horrible to actually work in one of these. You can hardly move in that space, and there’s no fresh air or clean air,

И в метро в Москве, как и в других городах, есть очень много маленьких киосков, где люди сидят и торгуют, и на самом деле у них там мало места и нет свежего воздуха, им даже трудно двигаться.

and how isolated you must feel sitting in this tiny little booth with thousands of people walking by and ignoring you.

И как, должно быть, изолированно чувствуют себя эти люди, сидя в маленькой кабинке, когда множество людей проходят мимо и полностью их игнорируют.

And how many people, if you’re selling underwear, are going to stop in the metro station and buy something from you? I mean, what a horrible job.

Если вы торгуете нижним бельём в переходе метро, то как много людей остановится и как много пройдут мимо. Вообще говоря, ужасная работа.

So everybody wants to be happy. Nobody wants to be unhappy. We’re all equal. That’s from the point of view of others – everybody’s equal from that point of view.

Каждое существо хочет счастья, и никто не хочет несчастья, и в этом смысле все абсолютно равны. Это вот что касается первого пункта с точки зрения других.

As His Holiness the Dalai Lama says, everybody appreciates a smile

Как говорит Его Святейшество Далай-лама: «Всем нравится улыбка,

rather than a frown.

а не нахмуренные брови».

Obviously not a stupid smile on your face, like an idiot, in an inappropriate time; but just a kindly face, kindly expression, rather than no expression or a frown.

Определённо, не идиотская улыбка, да ещё и в неподходящее время, а добрая, сочувственная улыбка.

So let’s focus on that.

Давайте сосредоточимся на этом.

Certainly everybody sitting here in the circle wants to be liked and not disliked, and nobody wants to be ignored.

На том, что каждый из нас, присутствующих здесь, хочет нравиться другим и не хочет, чтобы к нему чувствовали неприязнь и пренебрегали им или ей.

[silence]

[пауза]

So that brings us to the end of our session,

Здесь, наверное, мы закончим занятие

and we’ll continue later.

и продолжим после.