Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Главная > Основы тибетского буддизма > Уровень 1. Начало > Слушание Дхармы, размышление и медитация > Часть вторая: Слушание учений Дхармы

Слушание Дхармы, размышление и медитация

Александр Берзин
Москва, Россия, май 2009
русский перевод: 1 сессия – Александр Нариньяни, 2-6 сессии – Евгений Бузятов

Часть вторая: Слушание учений Дхармы

расшифровка аудио
Слушать аудиоверсию этой страницы (1:29)

The topic for this weekend is “meditation, how to transform ourselves.”

Тема занятий в эти выходные – это медитация, как преобразовать себя.

It’s quite clear from that title that meditation is a method for working on ourselves,

Итак, из этого названия понятно, что медитация – это способ работы над собой.

and so that means seriously dealing with our situation,

Это означает, что мы серьёзно работаем с ситуацией,

with the quality of our lives – and the quality of our lives

с нашей жизненной ситуацией, с качеством нашей жизни;

as it is affected by our personality

с тем, как наша личность влияет на качество нашей жизни,

and our moods,

на наше настроение,

which of course will be affected by our living situation, our economic situation, people that we live with, our friends and so on.

на которое, конечно, влияют внешние обстоятельства – экономическая ситуация, люди, с которыми мы живём, и так далее.

But, if we have some experience in life,

Но если у нас есть некий жизненный опыт,

then we realize that despite changes in external things like work, economics, friends and so on –

то мы осознаём, что, несмотря на внешние условия, такие как наша работа, экономика, наши друзья и так далее,

that if our attitudes, our state of mind, is not changed, the problems that we had just reoccur.

если наше состояние ума, в котором мы находимся, оно достаточно стабильное, то эти проблемы просто проходят мимо [если не изменится наше состояние ума, наши проблемы будут возникать снова и снова].

I’m talking about thinks like getting angry,

Я имею в виду то, что мы злимся,

feeling insecure, feeling frustrated,

мы чувствуем себя неуверенно, мы чувствуем разочарование,

being selfish,

мы иногда эгоистичны,

being greedy –

жадны

all these things are not going to really change just by changing our external circumstances.

и так далее – и эти вещи не изменяются просто под влиянием внешних обстоятельств.

And so, in order to bring about real change in the quality of our lives,

И поэтому, для того чтобы привнести реальные изменения в состояние, в качество нашей жизни,

we need to work on ourselves, work on our minds.

нам нужно работать над собой, работать над нашим умом.

And, we’re not just talking about our intellectual qualities,

И мы говорим не только о наших интеллектуальных способностях,

like for instance our intelligence,

например наш ум, сообразительность

or even such things as having difficulty concentrating,

или, например, наши трудности, которые у нас возникают, когда мы концентрируемся,

and laziness,

или лень –

this type of things. Not only that – these are important to work on – but deeper in terms of emotional situation;

не только это. Да, эти вещи, над которыми тоже важно работать, но есть и более глубокая эмоциональная ситуация.

even deeper, things like insecurity and confusion about life itself.

И если мы копнём еще глубже, то мы увидим неуверенность в себе и непонимание жизни как она есть.

And meditation is something that we find in many, many different systems, not only Buddhist.

Медитацию как технику можно найти не только в буддизме – в разных системах.

And if we look at the meaning that it has in the Buddhist context,

Если мы посмотрим, какое значение медитация имеет в контексте буддизма,

we’re talking about actualizing a positive state of mind through a method of repetition.

речь идёт о том, что мы усиливаем наши сильные позитивные состояния ума с помощью повторения.

So, what we are doing is familiarizing ourselves with a positive state of mind by generating it.

То есть мы создаём, или зарождаем, положительные состояния ума и таким образом знакомимся с ними.

So it’s a type of training

То есть это тренировка.

similar to what we do with our bodies when we have athletic training

Она напоминает физическую тренировку, например, если мы занимаемся атлетизмом

or when we train to play a musical instrument:

или если мы учимся играть на музыкальном инструменте.

we have to repeat certain exercises over and over again.

Нам нужно снова и снова повторять какие-то упражнения.

And although in the beginning it might seem very artificial and forced,

И хотя вначале это получается с трудом и это довольно поверхностно,

eventually with enough familiarity it becomes just a natural part of ourselves.

со временем это становится всё более знакомым и естественной частью нас самих.

So, just because something is generated new doesn’t mean that there’s something inappropriate with it.

Потому что,

Some new state of mind, when we train to do something new, we shouldn’t think, “Oh, this is not natural.”

если мы создаём какое-то состояние ума, тренируемся создавать какое-то состояние ума, это не значит, что это неестественно.

A lot of people think, “Oh, just be natural, this is what would be best, and don’t artificially try to create anything.”

Некоторые люди думают, что правильно быть естественным и не нужно поверхностно стремиться создавать какие-то привнесённые чувства.

But if we remained in a natural state, we would continue to go to the toilet in our pants.

Но если мы будем продолжать поддерживать эти состояния, которые у нас есть сейчас, и оставаться естественными, то мы просто будем продолжать ходить в штаны.

And so we trained in various methods. We don’t still crawl on the floor, we learned how to walk, we practiced it and this is perfectly fine so that now it is natural to us.

Хотя на каком-то этапе жизни совершенно естественно сходить в туалет на пол, тем не менее, мы учимся ходить в туалет нормально.

So, we can’t use that argument that, “Well, I should just be natural and then everything will be perfect,”

Мы можем сказать, что «ну просто нужно быть естественными, и тогда всё будет отлично».

because being natural often means when I lose my temper, I just hit the baby when the baby is crying. That’s not really what we want to do.

Например, иногда естественным кажется, что если кто-то ведёт себя не так, как мы хотим, то ударить человека будет естественным.

When the baby is crying to just hit it to shut up.

Например, если ребёнок плачет, то мы ударяем его, чтобы он заткнулся.

We might feel like that in the middle of the night when the baby wakes us up, or especially if it’s the baby upstairs that is not our own. Nevertheless, we know that that’s not the appropriate way to act,

Нам может действительно так хотеться сделать, если ребёнок будит нас ночью или если это не наш ребёнок, а ребёнок соседа сверху или снизу, но, тем не менее, мы понимаем, что это не совсем правильный способ действовать.

even though that might naturally be the first thought that comes to our mind,

Даже если это первая мысль, которая приходит к нам в голову:

“Oh no, shut up and let me sleep.

«О, заткнись, дай мне поспать!

Not again.”

Ну опять!»

So we have meditation, and it plays a very important role in the study and practice of Buddhism.

Медитация, которая может нам в этом помочь, она играет очень большую роль в практике буддизма.

But some people make a big mistake in thinking that study and meditation practice are two separate things,

Иногда люди ошибаются, когда думают, что изучение и практика медитации – это две раздельные вещи.

whereas this is not at all the teachings of the Buddha.

Но это не учение Будды.

In order to develop more beneficial habits, we have to study about what they are; we have to learn.

Для того чтобы натренировать какие-то положительные привычки, нам сначала нужно изучить, что это за привычки, каковы они.

“Study” means to learn something,

То есть изучение означает, что мы изучаем, понимаем что-то.

and learning, then, is not an end in itself. We have to integrate it and make it a part of ourselves, which is what the meditation does.

Но и изучение не является самодостаточным. Мы должны сначала изучить, а потом сделать то, что мы изучили частью себя.

But just as we cannot digest something unless we eat it,

Например, если мы едим и не прожевали это,

similarly if we don’t put teachings into our minds, then we can’t digest them through meditation. We have to eat the teachings,

точно так же мы не сможем переварить учения, если мы сразу попытаемся их заглотить.

and so that is what the studying is like: it’s like eating, and the meditation is like digesting.

То есть изучение подобно еде, подобно принятию пищи, а медитация подобна перевариванию.

And we do need both, you can’t just eat and then spit it out, that doesn’t help us. You have to swallow and digest it in order to benefit from the food.

То есть мы не просто едим пищу, а мы ещё её перевариваем, чтобы получить от неё пользу.

So, how do we begin meditating?

Итак, как мы приступаем к медитации?

I was asked to teach this weekend on a practical level,

Меня попросили дать учение на практическом уровне

and not speak too much about complicated theory,

и не вдаваться очень сильно в сложные теоретические моменты.

and so I will try to do that.

Я постараюсь так и сделать,

Whether I am successful or not, I don’t know.

но получится у меня или нет – я не знаю.

The practice of meditation as I explained last night is step three of a three-part practice.

Как я объяснял в прошлый раз, если кто-то не был, медитация – это третья стадия из трёх.

This three-part practice is something that we find in general in all Indian systems. It appears in the Upanishads in the Hindu tradition, as well as the Buddhist tradition.

Все философские системы предполагают, что есть вот эти три стадии. Это касается не только буддизма, но и в упанишадах – в индийской индуистской традиции – то же самое.

I think that many people who study Buddhism don’t appreciate really the fact that most of the methods used in Buddhism are shared in common by various other Indian systems, like various Hindu schools.

Многие практикующие буддизм не знают, что многие вещи, которые используются в буддизме, они являются общими для всех индийских школ, то есть и для индуистских тоже.

But what is unique to Buddhism is the context: what the aim is, what the understanding of reality is, what the motivation is.

Но что важно с точки зрения буддизма – это то, для чего мы всё это делаем, наша цель.

The methods are something which are commonly available in Indian thought.

Хотя все эти методы, они широко распространены в индийской мысли.

And so, when we are practicing meditation, if we’re practicing it in the Buddhist context, then we need to use it for digesting the Buddhist teachings.

Если мы практикуем медитацию в рамках буддийского контекста, то нам следует практиковать её для того, чтобы усваивать буддийские учения.

Now, the method, this common method, has three parts, and meditation is the part number three.

Итак, метод нашей практики состоит из трёх частей, и медитация – это третья часть.

And these three parts are listening, thinking or pondering, and meditating.

Эти три части это – изучение; размышление, обдумывание; и медитация.

So, why is it called “listening” or “hearing?”

Почему первая часть называется «слушание»?

“Listen,” I think, is a better word because it means that you pay more attention. You hear the noise in the street, but that’s not what we’re talking about; we’re talking about really paying attention and listening.

«Слушание», а не «слышание», потому что мы не просто слышим звуки, как, например, слышим шум на улице, а мы действительно обращаем внимание на то, что мы слушаем.

And it’s called “listening” for several reasons. The first is that at the time of the Buddha, none of the teachings were written down, so the only way that you could learn them was to listen to somebody explaining them. You couldn’t read them.

Оно называется слушанием по нескольким причинам. Во-первых, во времена Будды учение сохранялось благодаря устной передаче. Оно не было записано, его можно получить, только услышав от кого-то.

Nowadays of course we can read the teachings,

Сегодня, конечно, мы можем прочитать учение.

so is there any benefit to actually listening to them?

Тогда есть ли польза от действительного прослушивания учений?

Well, why don’t we think about that for a moment? We want to make this a little bit of a practice thing, a little bit of an interactive – or at least an active on your side – process.

Мы могли бы сделать наше изучение более интерактивным, чтобы была также какая-то активность с вашей стороны.

So, think, why would it be more beneficial to listen to the teachings rather than reading them? Is there any benefit? Is one more helpful than the other, and if so, why?

Подумайте, почему изучение с помощью слушания учения полезнее, чем просто прочтение? Какие могут быть полезные черты у слушания учения и почему?

Okay, so tell me, is there a benefit of listening to the teachings

Итак, скажите мне, есть ли преимущество в слушании учений

rather than reading them in a book

по сравнению с прочтением их в книге

or on the Internet?

или в Интернете?

Participant: Direct contact with the teacher.
Alex: Right. Direct contact with the teacher.

Алекс: Контакт с учителем.

Participant: There’s also your wish for us to, to understand the teachings.
Alex: Right. The teacher has the wish for the students to understand,

Участник: Также важно то, что учитель сам хочет донести какой-то материал до студентов.

but it’s not just sitting here and wishing and praying that you understand, from my side as the teacher.

Алекс: Да это так, но это не только желание, молитвы за то, чтобы учение дошло до студентов.

But it is a live situation, and so I am looking at you and if you are puzzled or give some indication that you don’t understand, I make more of an effort to explain as the teacher.

Но создаётся реальная жизненная ситуация. Если я вижу, что что-то не так, например, что если кто-то не понимает, запутался, то я могу приложить особые усилия к тому, чтобы объяснить какой-то момент.

And what is the benefit of contact in addition to that, with the teacher?

Кроме того, какие ещё полезные моменты есть в прямом контакте с учителем?

What about if you have questions? Can you ask questions to a book or an audio tape?

Например, если у вас есть вопросы, вы же не можете задать их книге или аудиозаписи?

No, you can’t.

Нет, вы не можете.

Now, if you lose your attention while reading, you can of course go back, can’t you?

Да, конечно, если вы теряете внимание, когда читаете, то вы можете вернуть внимание обратно, прочитать заново.

The same thing with an audio recording, you can rewind.

То же самое с записью: её можно промотать назад.

With a teaching, a live teaching, that’s not so easy

Но когда учение происходит в реальной жизни, это не так просто.

because then it’s a little bit embarrassing. You have to ask, “Could you repeat that, I wasn’t paying attention.”

Потому что уже нас может немного смущать то, что мы что-то не поняли: «Вы не могли бы повторить что-то? Я, вот, потерял внимание…»

And that becomes very embarrassing if you are in a large group of people. You can’t do that.

И нас может сильно смутить это: если собралась большая группа людей, мы не захотим это делать.

So there are certain disadvantages as well, aren’t there?

Так что есть и определённые недостатки у такого вида обучения.

You might be sitting in the back and not hear so well.

Вы можете сидеть сзади, и вам будет не так хорошо слышно.

It might be extremely hot, like this room is and so we get sleepy.

Может быть очень жарко, как, например, здесь, и мы тогда станем сонливыми.

But, that means you have to put in more effort, doesn’t it?

Это означает, что нам в этой ситуации нужно прилагать больше усилий. Не так ли?

And needing to put in more effort is really a quality that needs to be cultivated in the Buddhist teachings.

Эта способность, способность прилагать больше усилий, – эта способность, которую мы тренируем, развиваем в процессе взаимодействия с буддийским учением.

Learning and practicing Buddhism is not a passive method.

Изучение и практика буддизма это – не пассивные методы.

It needs to be something very active on the part of the student.

Со стороны студента они требуют активного действия.

We are working on ourselves, trying to learn to think for ourselves and to be able to develop good qualities in our personality.

Мы работаем над собой, мы размышляем об этой работе и мы стараемся развить в себе положительные личностные качества.

And so the instructions for a teacher

Поэтому наставления, или инструкции, об учителе,

are that you shouldn’t make it too easy for the student.

для учителя – то, что не следует делать учение слишком легким для студента.

It’s very interesting actually.

На самом деле это очень интересно.

It’s said that you should not explain things as a teacher very clearly the first time.

Говорится, что, если вы учитель, не следует объяснять вещи слишком понятно в первый раз.

For some teachers – like myself – that’s very difficult, because I like to be very clear,

Для некоторых учителей, например для меня, это довольно трудно, потому что мне нравится быть понятным.

at least what’s clear to me.

Во всяком случае, в отношении того, что мне самому понятно.

But if I really followed the instructions of my own teacher – who taught me how to teach

Но если чётко следовать инструкциям, которые давал мне мой учитель, когда говорил о том, как учить,

when I was his translator – Serkong Rinpoche,

когда я бы переводчиком Серконга Ринпоче,

he very consciously taught me how to teach – he said that to me.

он сознательно обучал меня, как учить, и он говорил мне это.

And he said: “You don’t explain clearly in the beginning, because what you want is to separate out those who are really interested from those who are just there because of some other reason, some not very deep reason.

Он говорил: «Не следует быть слишком подробным и понятным, чтобы на первых порах отсеять тех студентов, которые действительно хотят заниматься, от тех, кто пришел по какой-то не столь значимой причине».

And those who are really interested will ask more,

И те люди, которые действительно заинтересованы, они будут спрашивать больше.

and that’s important

И это важно,

that the student develops their own strong wish to learn more, to get a clearer explanation.”

потому что студенты тогда смогут развивать своё собственное желание получать больше информации благодаря задаванию вопросов.

And so when a student complains and says, “Oh the teacher wasn’t clear and I don’t want to go to that teacher,” then you have to examine what was the quality of that teacher.

Если студенты жалуются и говорят, что «я не хочу больше идти к этому учителю», следует проверить качества этого учителя.

Is the teacher really unqualified and doesn’t know how to explain clearly? There are many who are like that.

Да, конечно, если учитель сам не понимает точно, что он говорит, и не может объяснять подробно, то студентам, понятно, это не понравится.

Or is the teacher not giving you all the details at once, doing that on purpose, in order to encourage you to develop your perseverance and patience to ask for more.

И другое дело – если учитель специально не даёт всех деталей, всех подробностей, для того чтобы вы сами прилагали усилия узнавать больше, чтобы развивали таким образом усердие и терпение.

And in terms of listening, it’s all intended for the second step, which is to think about the teachings, to try and understand them.

И всё это уже постепенно переводит нас из темы слушания учений к теме размышления над ними.

And so, just as I did now with this particular question

Вот сейчас я в отношении этого вопроса:

of: “Is there some benefit to listening to the teachings rather than just reading it?”

«Есть ли какие-то преимущества у слушания учения по сравнению с просто чтением об учении?»

it’s not so helpful for me as the teacher to just instantly give you the answer.

– с моей стороны как со стороны учителя было бы не совсем правильно давать вам мгновенно учения.

But what is more helpful is to give you the opportunity to think about it first,

А сначала было бы правильно дать вам возможность подумать перед этим.

because that develops within you the quality of examining the teachings.

Потому что благодаря этому вы получите способность исследовать, анализировать учения.

And this is very important: to examine them, to see, “Does it make sense?”

Очень важно проверять учение на предмет того, имеет ли оно смысл.

To make an effort to try to understand,

Прилагать какие-то усилия к тому, чтобы понимать его, пытаться его понять.

and to see, “What do I think about this?” and then to get some feedback, is that correct or not so correct?

Подумать, каким оно является для меня, и потом спросить что-то, чтобы получить обратную связь по этому поводу.

Now of course that’s difficult in a large group;

Да, конечно, это сложно сделать в большой группе.

and particularly difficult when there is a teacher who only comes once a year,

Особенно это тяжело, если учитель приезжает только раз в год.

but I’m talking about what would be ideal.

Но я говорю об идеальной ситуации.

In many centers that is not possible

В некоторых центрах это невозможно,

and you have to rely on reading

поэтому приходится полагаться на чтение

or listening to audio tapes,

или слушание аудиозаписей.

and we should be very happy that those are available –

И нам нужно испытывать по этому поводу радость, счастье – что они вообще доступны.

because we can learn a great deal from them;

Потому что из них действительно многое можно изучить.

however, we need to know how to learn from them.

Тем не менее, нам нужно знать, как изучать их.

And we don’t just read it like some novel

Мы не просто читаем их как новеллу,

or something that you can just read on the toilet.

или как что-то, что мы можем читать в туалете.

Right? That’s not the type of reading that Buddhist material should be.

Буддийский материал, буддийские учения – это другой вид чтения.

But it needs to be read in a respectful state of mind,

Их нужно читать в уважительном состоянии ума.

like when we come to teachings then we sit respectfully, we don’t just shout and get up and do strange things.

Например, когда мы приходим на учение, мы стараемся вести себя уважительно, мы не просто вскакиваем, делаем то, что нам приходит в голову, разные странные вещи.

And we would go slowly and try to think about each point.

И мы стараемся медленно обдумывать каждый пункт, каждый момент.

And what’s very helpful in centers is to get together with other people who are interested in this,

И что очень полезно, когда есть центр, – это что люди встречаются вместе с другими людьми, которые тоже заинтересованы в изучении,

and read it together

и читают вместе.

and then discuss each point: “What do you think about this? What do you think about that? How do you understand it?”

И потом обсуждают: как вы это поняли, как я это понял.

Because although it might not be with a teacher,

Эта не та ситуация, когда мы вместе с учителем.

there will be some people who have more experience,

Есть люди, которые более опытны, чем мы.

and some people will understand one thing more easily, and other people will understand other things more easily,

Одним людям проще понять одно, другим другое.

and it becomes much more of a live situation.

Это сильно относится к жизненной ситуации людей.

And making it a live situation – interacting with others – is very helpful;

Когда мы взаимодействуем друг с другом в отношении реальной жизненной ситуации, это значительно полезнее, более полезно.

otherwise often it just stays very intellectual and not really brought together with life.

В обратном случае учения останутся просто на интеллектуальном уровне. Они не будут связаны с реальной жизнью.

Working with other people and interacting in terms of the teachings brings it much more to life.

Если мы взаимодействуем с людьми в отношении учений, то это делает их более практичными.

But you have to be serious about it.

Но нужно быть серьёзными в отношении этого.

Now serious about it doesn’t mean that you sit there stiffly and nobody ever smiles or relaxes. It certainly is not the Buddhist way.

Это, конечно, не означает, что нужно сидеть без улыбок на лице, очень так сжато, чопорно. Это, конечно, не буддийский способ.

If you ever have the opportunity to watch the Tibetan monks debating, there’s a tremendous amount of laughter that goes on with it, but it’s very serious as well.

Если вы посмотрите, как диспутируют тибетские монахи, то они также много смеются, но при этом они полностью серьёзны.

We’re not talking about football;

Мы не говорим о футболе,

we’re talking about the Dharma teachings.

мы говорим об учениях Дхармы.

But they are relaxed about it so they can laugh when something is funny or when somebody says something silly, you know, makes a silly mistake, or whatever.

Но, тем не менее, они полностью расслаблены в этом отношении: они смеются, если кто-то сказал шутку и если кто-то ошибся или сказал глупость.

For some Western people that’s quite difficult to do,

И для западных людей иногда это бывает довольно трудно.

but it’s something that I think we definitely need to learn from our Tibetan friends;

Но мне кажется, очень важно научиться этому у наших тибетских друзей.

to be relaxed with the teachings, and nevertheless to be serious about it.

Быть расслабленными в отношении учения, но вместе с этим быть серьёзными.

That is an indication of how you integrate the teachings into your life. After all, one of the basic purposes of the teachings is to be happier.

И это, наверно, показатель того, действительно ли учения меняют нашу жизнь. Ведь учения призваны делать нашу жизнь более счастливой.

If we’re very still and formal like we’re in the army, it’s not a very happy state of mind.

Если мы будем очень чопорными, холодными и зажатыми, как в армии, то это, наверно, не очень хорошее состояние ума.

We’re afraid we will not be perfect and make a mistake and then we will get hit or punished.

Например, если мы будем бояться, что если мы сделаем ошибку, то за это будем побиты или наказаны, –

That’s not Buddhism, please, that’s the army.

это не буддизм, это армия.

So, listening. There are various teachings on how to listen.

Это были инструкции относительно того, как учить, а теперь о том, как слушать учения.

Okay, so, one point in the instructions is to avoid the mistakes that are like the example of a vase, or a pitcher of water.

Есть довольно известная инструкция о том, что следует избегать трёх изъянов сосуда.

Now many of you have perhaps heard this already, but it never hurts to hear it again.

Конечно, многие из вас уже слышали об этом, но никогда не вредно послушать их снова.

We need to be not a vase that’s upside down. If it is upside down, nothing will go in. That means we have to have an open mind.

Первый изъян – это перевёрнутый сосуд. Если он перевёрнут, то внутрь ничего не попадёт, поэтому нам нужно его перевернуть обратно, то есть быть открытыми.

Alright? Not this attitude that I know everything and nobody can tell me anything.

Например, это подход, состояние ума: «Я знаю всё и никто не может мне сказать что-то новое».

And we have to be sure that we’re not like a dirty vase, which means that we have so many preconceptions before that it confuses us.

Также важно не быть грязным сосудом, то есть, когда мы получаем учения, в этом случае мы смешиваем его со своими собственными предрассудками.

So one thing that we really have to avoid when listening to the Buddhist teachings is comparing it with some other system.

Поэтому очень важно, когда мы слушаем буддийские учения, не сравнивать их с другими системами.

Alright? Well you hear something, you say, “Well isn’t that just like in Hinduism it says this, or Daoism it says that and so on.”

Мы что-то услышали и говорим: «Да, да, это уже есть в даосизме, это есть в индуизме и так далее. Я это уже знаю».

One of my teachers used to really point this out as a fault of Western people.

Один из моих учителей указывал на это как на распространённую ошибку среди западных студентов.

He said, “If you are trying to compare two things, neither of which you really understand,

Он говорил: «Они пытаются сравнить две вещи, ни одну из которых они на самом деле не понимают».

and so it makes no sense; all you have is confusion.”

И не имеет никакого смысла, если мы заблуждаемся подобным образом.

The only time that a comparison of two systems is worthwhile is when you really have a good understanding of both.

Имеет смысл сравнивать разные системы, только когда мы хорошо понимаем обе.

But if you don’t understand the Buddhist teachings, first you have to put aside any thought of: “Is it like this or is it like that?” and just listen to the teachings by themselves.

И пока мы не очень хорошо понимаем буддийские учения, важно не сравнивать их с тем или с другим: отложить всё в сторону и просто понимать буддийские учения.

Otherwise we mix together what we understand with things from other teachings that, first, we don’t understand really well and, second, they’re not relevant.

Иначе мы будем путать, смешивать буддийские учения с другими, которые, во-первых, мы не очень хорошо понимаем, и, во-вторых, которые не совсем полностью соответствуют буддийским.

And then the third fault like the vase is, that we have to avoid, is having a hole in the bottom,

Третья ошибка сосуда – это если у нас в сосуде есть прореха.

which means not remembering, not retaining what we learned.

Это означает, что мы не запоминаем, не удерживаем то, что мы изучили.

And so for a lot of people it’s helpful to take notes.

Поэтому для большинства людей полезно делать заметки, записки.

Now for some people that’s easy to do, for other people, you lose concentration.

Но для одних людей это проще, а другие при этом теряют сосредоточение.

And even if we take notes, often we never look at them again. So what’s the benefit?

Иногда, если мы сделаем записи, мы потом всё равно на них не посмотрим, и в этом случае и не имеет смысла их делать.

Or we can record the teachings and listen to them again,

Мы можем записывать учения, переслушивать их вновь,

but that takes a lot of time. Doesn’t it?

но это занимает много времени. Не так ли?

And there might not be so much essence in that. You know the essential points might be very brief, but you might have to listen for a whole hour in order to get it.

Бывает, что вам нужен только какой-то короткий момент, самый сущностный момент учения и для этого вам приходится прослушивать всю лекцию.

And so unless we have a really good memory, it’s good to take a least some notes,

Пока у нас память не идеальная, хорошо делать хотя бы какие-то заметки, записки, конспекты.

and then we have to review them, look at them again

И потом правильно их пересматривать снова, повторять

and try to learn them.

и стараться их выучить.

Now it’s very interesting, if we look at our psychology in the West,

Интересно, если мы посмотрим на психологию на Западе,

unless we are given a test, an examination, usually we don’t learn something.

психологию людей на Западе, пока мы не сдадим какой-то тест, нам не придется сдавать экзамены, мы в действительности не учимся.

You know? We learn it in order to pass the exam,

Мы учимся, чтобы потом сдать экзамен.

and if we can cheat in order to pass the exam – why not cheat, that’s easier.

И если мы можем как-то обмануть, там шпаргалки какие-нибудь, чтобы сдать экзамен, то почему бы и нет, ведь это будет проще.

And anyway then I might get a better mark.

Ну, для того чтобы получить более хорошую оценку.

Or maybe I give the teacher some money, bribe the teacher and then I get a better mark.

Или можно подкупить учителя, дать ему денег и тогда тоже получить более хорошую оценку.

Well, that doesn’t work here.

Но в данном случае это не работает.

That’s not the point to pass an examination and get a good grade.

Потому что смысл не в том, чтобы получить хорошую степень и сдать экзамены,

And that’s not the point to get the approval of the teacher and the teacher pats us on the head and like a dog we wag our tail.

и смысл не в том, чтобы учитель погладил нас по голове, а мы повиляли хвостом, как собака.

But the whole point is that we’re trying to improve ourselves,

Смысл в том, чтобы мы постарались действительно улучшить себя.

and anything that Buddha taught – if we really have faith in the Buddha – was taught for the benefit of others. He didn’t just teach something stupid for no reason at all.

То, что учил Будда, – если мы верим, что он действительно учил для этого, – это что мы должны изучать не просто для информации, а для того чтобы действительно помогать другим.

And if we don’t understand what was Buddha’s purpose in teaching this, then we have to learn and find out. We assume, we presume, that Buddha had a purpose in teaching this, and it was to benefit others.

Если мы не понимаем, какую именно цель преследует то или иное учение, мы можем подумать, предположить, какую мог Будда преследовать цель, когда он учил этому, как он хотел помочь другим.

And as the great Indian Buddhist master Atisha said,

Великий индийский мастер Атиша говорил:

“It’s not that this is to benefit some other person over there, but it’s irrelevant to me.” We need to think of it in terms of this is to benefit me.

«Важно не то, что учение может принести пользу кому-то другому, но то? что оно может принести пользу нам».

Right? “That other person has anger, I don’t have anger.” That’s not the way we need to think.

Мы можем думать: «Вот у него есть гнев, а у нас – нету». Нам не следует так думать.

It says that the mirror of the Dharma should face yourself, not face outside.

Зеркало учения, зеркало Дхармы должно отражать наше собственное лицо, не лицо кого-то ещё.

So, how can this benefit me? Maybe it might not benefit me now; maybe it’s for some more advanced stage. But we have to think in terms of how can this possibly be relevant to me?

Мы думаем: «Как это учение может помочь мне? Может быть, не сейчас, а впоследствии, но, тем не менее, какое отношение это учение может иметь ко мне?»

And we might come to the conclusion that: “I don’t understand. I don’t know how this could benefit me.

Мы можем прийти к выводу, что «я не знаю, как именно это учение поможет мне».

But rather then concluding that therefore it is stupid,

Но вместо того чтобы делать вывод, что оно глупое,

I will assume that it is of some benefit and I will be open-minded to eventually learn how it will be of benefit.”

мы можем сказать: «Да, я сейчас не знаю, как оно принесёт мне пользу, но потом, может быть, как-нибудь оно принесёт, то есть я остаюсь с открытым умом и готов к тому, что это произойдёт впоследствии».

With each of these three steps, listening, thinking and meditating, there is a certain type of discriminating awareness that we develop.

На каждой из этих трёх стадий слушания, размышления и медитации мы применяем распознающее осознавание, чтобы понять, как это работает.

Right, discriminating awareness, what does that mean? It’s often translated as “wisdom,” but that’s such a vague word it doesn’t mean anything.

Что такое распознающее осознавание? Его часто переводят как «мудрость», но это такое расплывчатое слово: непонятно, что оно в действительности означает.

We have a mental factor called “distinguishing,”

У нас есть умственный фактор, который называется «различение»,

in which we can distinguish one thing from another thing.

с помощью которого, мы различаем, отличаем одну вещь от другой.

We might not know what it is, but we can distinguish the colored shapes of this face, from the colored shapes of the wall, and put it together into one object. I can distinguish that. Even a worm can distinguish that.

Мы можем не знать, что это за вещи, но мы легко отличаем лицо от стены, которая находится за этим лицом, мы не путаем их. И даже черви могут это делать.

So that functions all the time, otherwise we couldn’t function in life.

Эта способность функционирует всё время, иначе мы не могли бы жить.

We have to be able to distinguish something from the background, or something from something else.

Нам нужно отличать какой-то предмет от того, что за ним, и одну вещь от другой.

And discriminating awareness is the mental factor that adds certainty to that.

А распознающее осознавание – это умственный фактор, который прибавляет уверенности.

Alright? So now we are definite that something is this and not that.

Когда мы уверены в том, что это вещь именно то, а не это.

So here, with thinking, the type of discriminating awareness that we have is that we are definite that this is a teaching of the Buddha and this is a correct teaching.

Итак, когда мы размышляем над учением, с помощью распознающего осознавания мы понимаем, что это учение Будды и что это правильное учение.

Right? So that’s important. We need to be convinced that this is the correct teaching; otherwise, if it’s something which is incorrect, then later on, we’re going to have problems, obviously, and if we’re not sure was this correct or not, then while we’re trying to practice, we will be filled with doubts.

И это важный шаг, потому что если мы не распознаем точно, что это правильно, то мы, возможно, сделаем что-то неправильное. И также если мы не уверены в том, правильно это или нет, то как мы сможем применять это на практике? Мы будем всё время сомневаться.

So, before we go any further with the Buddhist practice, we have to be sure. “Did I get correct information?”

Перед тем как действительно приступать к буддийской практике, важно понять, что мы имеем правильную информацию.

And we need to be very convinced. Then we have confidence. Then you develop the state of mind of confidence that this is correct – what I am trying to practice. I got the teachings correctly.

Нам нужно иметь убеждённость, что мы правильно поняли учение, что это учение правильное.

And so there are many methods to check whether or not it’s correct.

Есть много способов проверить, правильное учение или нет.

In tantra it’s very interesting. You know we have these mantras.

В тантре, это очень интересно, есть мантры.

Mantra are certain syllables and Sanskrit words that are repeated for many, many different purposes. There’s no need to go into that now.

Мантра состоит из множества санскритских слов, слогов, которые мы повторяем для достижения какой-то цели, но сейчас не имеет смысла в это углубляться.

But there is a certain ritual ceremony that’s done with the mantras

Но есть один ритуал, который делают, когда знакомятся с мантрой,

in which you have a picture that’s made of the Sanskrit alphabet,

когда используют изображение санскритских букв.

with the vowels and the consonants separately,

Там отдельно гласные и согласные,

and they are arranged in rows and columns.

они организованы по рядам, колонкам.

And then it says very specifically, “The first syllable is the consonant which is in the second column, the fourth row.

И потом говорится, что первая буква мантры – это согласная, которая находится в первом ряду четвёртой строки,

And the vowel is the forth vowel.”

а гласная находится там на четвёртой позиции.

And it specifies like that every letter of the mantra.

И каждый слог, каждая буква мантры таким образом точно определяется.

So at the end we can be very confident that we got the mantra correctly.

В конце мы полностью убеждены, что мы правильно поняли эту мантру, правильно её услышали.

So, like that, it’s very important that we have confidence that this is correct. This is not, somebody made a mistake.

То же самое и с учением. Очень важно быть точно уверенным в том, что это правильно, что не то что кто-то ошибку сделал.

And we need to check the teachings. One of the criteria that a great Indian Buddhist master Dharmakirti said for testing whether something is really the teaching of the Buddha was:

Мы можем применять критерии, которые изобрёл Дхармакирти – известный буддийский учитель, и мы можем с помощью них проверить учение Будды.

“Does this fit in with the basic teachings of the Buddha. Is it consistent?”

Мы проверяем, соответствует ли какое-либо учение общим учениям Будды в целом, насколько оно является соответствующим.

That means that we have to learn quite a bit about the Buddhist teachings in order to first be able to see what the general idea of the Buddhist teachings are.

Для этого нам нужно получить некоторое представление о буддизме, чтобы понимать, какова общая идея буддизма.

And that means being open minded, not saying after listening to one lecture, “Now I know everything, and that’s it. Now I’m going to go sit like a great mahasiddha,” or something like that.

Это означает, что нам нужно подходить с очень открытым умом, то есть не делать вид, что мы великие махасиддхи, после того как мы прослушали одну лекцию, не делать вид, что мы всё уже поняли.

So, we have this, this certainty now that the teachings that I received are correct. They are the authentic teachings;

Должна быть определённость, что учения, которые мы получаем, – это правильные, аутентичные учения.

and that means that the source of the teachings was correct.

Мы проверяем, был ли правильный источник этих учений?

We checked the teacher.

Мы проверяем учителя.

Does the teacher know what they’re talking about? How was the teacher trained?

Знает ли учитель то, о чём он говорит? Насколько он подготовлен?

And how is the character of the teacher? If the teacher is somebody who is very angry and greedy and the personality is very, very… what shall we say… disturbed, then obviously they haven’t really integrated the teachings very well. It’s suspicious.

Мы проверяем характер учителя. Если он очень злой или очень жадный и всё время чем-то встревожен, то встаёт вопрос: действительно ли он применил учение на практике к своей реальной жизни?

One of the most important functions of a Buddhist teacher is to inspire us by their example.

Одна из самых важных функций учителя – это вдохновлять нас своим примером.

Alright? The function of the teacher is not just to give us information.

Ведь учитель не просто даёт нам информацию.

That’s why, as you said, the direct contact is important in order to receive inspiration. Well, the teacher needs to be a living example of what they are teaching,

Учитель не просто предоставляет информацию: он также должен быть живым примером того, чему он учит.

which means that they are motivated just to help others – not to be famous or to get a lot of power or money or whatever.

Он должен быть заинтересован в том, чтобы помочь другим, а не в том, чтобы заработать деньги или обрести власть или что-либо другое.

And they know the teachings

И он должен знать учения,

and they have actualized them in themselves

и сделать их актуальными на своём примере,

and they are able to explain them.

и быть способным объяснить их –

So, they’re many, many qualities of the teacher.

есть много разных качеств учителя.

It’s interesting in one text by the great Tibetan master Tsongkhapa,

Интересно, что в одном из текстов великого буддийского мастера Цонкапы,

although there are many, many lists of qualifications of the teacher, the ones that he points out are really very important.

хотя есть много качеств учителя и много разных списков, то, на которое он указал, действительно, может быть, самое важное.

He says the teacher needs to know what are the states of mind that we need to develop and which are the ones that we need to get rid of.

Учитель должен знать, какие состояния ума нам следует развивать, а от каких состояний ума нам следует избавляться.

And not add anything that shouldn’t be there and not leave anything out.

И не добавлять то, что не должно быть там, среди состояний студента, и не убирать то, что там должно остаться.

And know how to, what is the graded order for developing these qualities and be able to adopt that to each student.

И знать, в какой последовательности следует развивать эти состояния ума, и применять это в отношении каждого студента.

Then the teacher is really a good teacher.

Тогда этот учитель действительно хороший учитель.

Okay, so the teacher has to be authentic. We check that. The same thing if we’re just relying on a book – that the book has to be from an authentic author or authentic translator. There are a lot of translations and a lot books which are not very accurate.

Мы проверяем, что этот учитель действительно является аутентичным. И то же самое мы делаем в отношении книги: мы проверяем, что учитель, который её написал, действительно является аутентичным, потому что есть много книг, которые написаны и переведены с ошибками.

Now, this is very difficult to judge –

На самом деле очень трудно это понять, рассудить.

especially for newcomers –

Особенно для тех, кто сталкивается впервые с буддизмом.

and unfortunately it’s going to become more difficult in the future

И, к сожалению, это станет ещё более трудным дальше, в будущем.

because of the Internet.

Потому что в Интернете,

The Internet is a wonderful media,

хотя это очень полезное средство массовой информации,

but you look up Buddhism in Google and you get how many millions of websites;

вы можете попробовать набрать «буддизм» в Гугле и обнаружите, сколько много есть сайтов о буддизме.

and every year there’s more.

И каждый год их становится всё больше.

So there’s so much information – how do we differentiate what is authentic and what is garbage – because unfortunately the majority of it is garbage.

Информации так много, и нам очень трудно различить, какие учения являются аутентичными, а какие являются мусором, потому что это трудно, потому что, к сожалению, мусора очень много.

And yeah, some people might recommend this site or that site, but are they reliable?

Люди могут нам порекомендовать тот сайт или этот сайт. Но можем ли мы им доверять?

And anyone who runs a large website knows that there are methods for getting your website higher up on the list of Google.

Если у какого-то есть крупный сайт, то вы знаете, как просто сделать сайт высокорейтинговым в поисковиках, например в Гугле.

And by using these tricks, even though your website might be absolute garbage, you can come out number one – the first thing in Google.

Используя вот эти вот разные приёмы и ухищрения, даже если на вашем сайте содержится неправильная информация, тем не менее, вы можете стать номером один в списке поисковика.

And so, I don’t know really what to say in terms of how to overcome that problem.

Я даже не знаю, что сказать в отношении того, как справляться с этой проблемой.

We have to consult other people who we have confidence in

Нам нужно спрашивать у других людей, которым мы можем доверять.

and get enough experience with the teachings to know how to weed out what is garbage and what’s not.

И самим получить понимание того, как отличить мусор от правильной информации.

And as I say, that’s not an easy task and it’s just becoming more and more difficult and that’s – that’s unfortunate.

И как я уже сказал, это непростая задача и она становится всё более и более сложной, к сожалению.

But, the Internet is a wonderful tool and this is the reality, so we’re going to have to learn somehow to weave our way through all this information.

Но Интернет – это полезная вещь и это реальность сегодняшнего дня, поэтому нам нужно знать, как нам жить в этой реальности.

And that’s why the teacher becomes even more important

Вот почему учитель становится даже ещё более важным.

because the teacher can direct our reading. As Tsongkhapa said, the teacher needs to know what is the correct order for studying and practicing,

Учитель может помогать нам выбирать, что читать, и он может подсказать, какой правильный порядок – как сказал Цонкапа, что нужно делать сначала и что потом.

because if you just go to the Internet you don’t know where to begin.

Потому что если вы попадёте в Интернет, вы не будете знать с чего начинать.

So at my website for example, I try – berzinarchives.com – to at least indicate level one, level two, level three, to give some sort of order.

На своём сайте berzinarchives.ru или .com я постарался распределить материал по уровням: уровень один, уровень два, уровень три.

But these are things that need to be developed more and more,

И такие вещи важно всё больше и больше развивать.

and as a student of Buddhism I think we at least need to be sensitive to what are all the problems associated just with this first step of listening to the teachings. In other words, learning what they are and having confidence that this is correct and this is where I would start.

То есть нам, как начинающим студентам, важно действительно понять, с чего нужно начать изучение, и начать изучение с того, что верно.

So, we have these instructions of how to listen;

Итак, у нас есть инструкции о том, как слушать.

and then there’s also a further instruction concerning how we listen,

Есть и дальнейшая инструкция о том, как слушать.

which is that we need to regard ourselves as a sick person

Например, наставление о том, что нам следует рассматривать себя как больного,

and the Buddha and the teachers as doctors

а Будду и учителей – как докторов,

and the Dharma teachings as the medicine.

а учение Дхармы – как лекарство.

And the other members of the community – and we’re not just talking about anybody who walks in the door of a Dharma center, but those who are highly realized – they’re like the nurses to help us.

А другие участники общества, сообщества, причём имеются в виду не те, кто просто зашёл в центр, а те, кто уже продвинулись на пути, они – как медсёстры, которые помогают нам.

In other words, we need to enter into the practice of Buddhism, the practice of meditation, with the recognition that I have problems. It’s like a sickness, which is my selfishness, or my anger or whatever it might be, and this is something that I want to get cured of.

Другими словами, нам нужно считать, что у нас есть проблемы, которые подобны болезни, – наш гнев, наш эгоизм и так далее – разные тревожащие эмоции, и мы хотим излечиться от них, избавиться от них.

And Buddha’s the supreme doctor

Будда – это наивысший доктор.

and I’m going to get the medicine and not just get it and forget about it, and not just get it and let it fall out of my pocket. I’m going to take it and eat it

И я собираюсь действительно принять это лекарство – не просто получить его и забыть о нём или потерять его где-то на дне кармана или сумки, а действительно принимать его.

and I will follow the instructions and take it properly, not swallow a whole bottle at once.

И я собираюсь принимать лекарства, то есть применять эти инструкции, последовательно, то есть я не собираюсь проглатывать сразу бутылочку.

Alright? It’s like taking antibiotics. You have to take it at a certain time, in a certain number and it’s no good if you stop in the middle or forget it for a day.

Это похоже на принятие антибиотиков, когда мы должны точно принимать их в нужное время, в нужном количестве и не забывать их принимать.

So that’s one instruction of viewing this like a medical situation.

Итак, это одно из наставлений, одна из инструкций – воспринимать всё как лечение.

And another instruction is to imagine when we are receiving teachings that we are in a pure land and the teacher is a Buddha and we are receiving the teachings, the pure teachings of the Buddha.

Также есть инструкция о том, чтобы воспринимать всё происходящее происходящим в чистой земле, учителя – как Будду, и те учения, которые мы получаем, – как чистые учения.

Now does that mean that the teacher really is a Buddha? No, of course not.

Означает ли это, что учитель действительно является Буддой? Конечно, нет.

What is being referred to here is to have a feeling of respect for what we’re doing and for ourselves and for the teacher and the teachings.

Это означает, что мы чувствуем уважение к тому, что происходит, к учителю, к самим себе и к учению.

Because what we’re doing is something which is serious, it’s affecting our lives; but serious doesn’t mean with a horrible look on our face.

Потому что то, что мы изучаем, – это серьёзная вещь, потому что она изменит наши жизни, но серьёзная не в том смысле, что мы должны делать каменное лицо.

And we are learning the teachings of Buddha, so this is the source.

Мы изучаем учение Будды, это источник.

And this is a pure land that we are sitting in here,

И то, что вокруг нас, когда мы здесь сидим, – это чистая земля.

which means that we don’t complain about how hot it is in this room,

Это означает, что мы не жалуемся, что в комнате слишком жарко.

but rather we try to ignore that fact and just listen with an open mind.

Вместо этого мы стараемся игнорировать этот факт и просто слушать учение с открытым умом.

So, these are the instructions about listening.

Таковы наставления о слушании.

So at the end, as I say, we have confidence that these are the teachings, that it’s correct and we don’t necessarily understand them.

Итак, у нас должна быть уверенность в том, что учения правильные, хотя мы и не должны понимать их.

So what is the way of relating to the teachings?

Каков способ вступать в отношения с учением?

Now, in the Buddhist teachings it talks about different ways of knowing something.

В буддийских учениях мы говорим о разных уровнях знания чего-то.

And one way of knowing something is called “presumption.” We presume or assume that it is true.

Один из уровней знания, или понимания, – это предположение, то есть мы предполагаем, что это верно.

“I don’t understand what this actually means,

«Я не понимаю, что это в действительности значит.

and I don’t really understand what the benefit of this might be,

Я сейчас не знаю, какие именно выгоды, какую именно пользу я могу получить от этого учения,

but I will presume that it’s true what Buddha taught,

но я предполагаю, что то, что сказал Будда, верно.

and I will presume that it is of benefit.”

И я предполагаю, что у этого есть польза».

Now, that doesn’t mean blind faith.

Но это не означает слепой веры.

What that means is that I will give it, we say in English, “the benefit of the doubt.” It means that I will for the time being assume that this is true and then I will examine it more carefully.

Это скорее означает, что мы соглашаемся с этим на уровне допущения. Мы предполагаем, что это верно, и собираемся исследовать это более подробно.

Buddha said very strongly: examine my teachings as if you were buying gold. Don’t just believe because of your faith in me.

Будда чётко сказал: «Не соглашайтесь с моим учением просто из уважения ко мне. Следует проверить учение».

But to be able to do that, that means to have an open mind to be able to examine it.

Но чтобы сделать это, важно обладать открытым умом, чтобы проанализировать это.

And with that open mind and without mixing it with other things, then I presume that there must be some benefit to this – you know Buddha wouldn’t teach something stupid – and now I’m going to examine and see what it means.

С открытым умом и готовностью анализировать, [не смешивая] с другими концепциями, которые могут оказаться и неподходящими,

And that examine it.

мы исследуем эти учения:

Does it make sense? Does it not make sense?

имеет это смысл или не имеет.

And adopt what is beneficial.

И мы принимаем то, что кажется нам полезным.

So, this is the way that we need to listen,

Вот таким образом нам следует слушать.

and I’ll give an example of what I am talking about here with presumption,

Я приведу пример того, о чём говорю сейчас

concerning presumption,

в отношении предположения, –

which is for instance past and future lives.

в отношении прошлых и будущих жизней.

Now past and future lives… I was raised in a typical Western fashion and I certainly didn’t believe in them. When I first started studying Buddhism, I did not believe in past and future lives.

Как это часто бывает с европейцами, когда я начинал изучать буддизм, я не верил в существование прошлых и будущих жизней.

Right? This is alien to most people’s ways of thinking; and if they think anything of future lives, they think of an afterlife like in Christianity that you go to a heaven or hell.

Это несвойственная западным людям идея о перерождениях, и даже если мы верим в будущую жизнь, мы предполагаем, что это что-то, что напоминает рай или ад в христианстве.

I think that’s quite typical of most Europeans and Americans, Western people who approach Buddhism,

Я думаю, это довольно характерно для европейцев, американцев, которые подходят, которые начинают изучение буддизма.

but there it is in all the Buddhist teachings, past and future lives, beginningless mind etc., etc.

Во всех буддийских учениях мы сталкиваемся с прошлыми и будущими жизнями, с бесконечным умом и так далее.

Everybody has been my mother in a previous life.

Все были моими матерями в предыдущих жизнях.

All these teachings,

Так во всех учениях,

so you can’t just throw it out the window.

поэтому мы не можем выкинуть эту идею в окно.

And so the way that I approached this in the beginning was to say, “Okay, I will assume that this is correct, that this is true. I don’t understand it.

Поэтому когда я начинал заниматься буддизмом, я предполагал, что эти учения могут оказаться верными. Я не понимал их,

I’m not going to make excuses about it and just put it to the side here under the table and not consider it

но я и не собирался делать из этого поблажку для себя или откладывать их в долгий ящик,

like a lot of Westerners do about the Buddhist teachings concerning the hells. This is just too nasty, that: ‘Well, no, I mean I don’t want to deal with that,’” so we just forget about that it’s part of the teachings.

как люди на Западе часто поступают с учениями об адах. Они думают: «Ну, эти учения слишком неприятные», – и откладывают их.

And what I did, what I think is the correct way of approaching it, is saying that: “I will assume for the moment that this is correct and then see what follows from accepting this.

Я думаю, что правильным было бы предположить: «Допустим, эти учения правильные. И если так, то что следует за этим?»

Alright? What are the things that are built on this basis

Потому что дальнейшие учения, они основаны на этих.

and if what is built on this basis is beneficial, then maybe that basis – the whole teaching on rebirth – actually is correct.

Если мы считаем, что те надстройки, которые сделаны на этой базе, они полезны, эти учения полезны, то, наверно, и те учения, которые лежат в основе учения о перерождении, тоже полезны.

And actually if I don’t understand what the Buddha’s teachings are concerning what is it that’s reborn, then I really can’t understand rebirth at all. So I’m going to have to really understand things on a much deeper level in order to really understand the Buddhist teaching on rebirth.

Чтобы понять учение о перерождении, важно понимать и другие положения буддийского учения.

And only if I understand then can I start to understand these other realms of ghosts and hells and so on.

И когда я пойму эти другие положения, тогда мне будет проще понять вот эти учения о призраках, адах и так далее.

If I don’t understand the nature of the mind, I can’t possibly understand what they’re talking about here.

Пока мы не поймём природу ума, мы, наверно, не сможем понять, о чём эти учения.

So, that’s important not to just reject part of the teachings immediately because I don’t understand it and it’s just too strange.

Поэтому очень важно не отвергать какие-либо части учения, потому что они странные.

So, this is what it means to have an open mind

Это означает иметь открытый ум.

and to have this discriminating awareness that: “Yes, this is what Buddha taught.

И у нас есть распознающее осознавание, что, да, это то, чему учил Будда.

Buddha taught about rebirth. Sorry, I may not like it, but there it is, and I’m going to have to deal with it if I want to go deeper in Buddhism.”

Будда учил перерождениям и, увы, даже если мне не очень нравятся эти учения, тем не менее, мне приходится с ними иметь дело, потому что я изучаю буддизм.

Alright? So that’s the first step

Это первый шаг.

and it’s a step that is important not to skip.

И это важный шаг, который нам не следует пропускать.

Now, that perhaps is enough for this evening and then tomorrow we’ll start with the thinking process, and then how do you actually think about the teachings, and then how do you actually meditate.

Наверно на сегодня достаточно. И в следующий раз мы разберём более подробно размышления, и мы поговорим сначала о размышлении над учением и потом о медитации.

And hopefully I won’t just talk like I did this evening, but also to be a little bit more active from your side.

Также я надеюсь, что мне не придётся просто говорить всё время, как я говорил сегодня, а будет какой-то интерактив, может быть, помедитируем и так далее.

Okay. So do you have any questions?

Есть ли у вас вопросы?

Участник: У меня есть такой вопрос, при регистрации волн головного мозга в состоянии медитации – какой это спектр активности – дневной или спящий. Какой уровень электромагнитных волн регистрируется во время медитации?

Participant: The question is when some practitioner is in deep meditation then his brain waves – which characteristic does it have? Is it the same as a person has when he or she is active in the usual life or is it the same as when he or she is sleeping and so on.
Alex: Well, there have been a number of scientific research projects concerning that,

Алекс: Были проведены определённые исследования на эту тему.

in which they actually measure the brain waves of mediators doing different types of meditation.

Были измерены – то, о чём был вопрос, – электромагнитные волны у людей, которые медитировали.

And I must confess I have not kept up to date on all the results of that, but there’s a lot of literature about it.

И я вынужден признаться, что у меня сейчас нет данных на эту тему, но, вообще, по этому поводу написано много литературы.

I think one of the things that they found, if I remember correctly, was – I mean, not only is it not our ordinary usual state of mind and it’s certainly not like when we are asleep,

Если я правильно помню, то одна из важных вещей, которую они выявили, – это не то, что человек чувствует во время сна, какие у него волны во время сна, но и не те, которые у него в повседневной жизни.

but that through meditation processes it was possible to make more and more connections, actual neuron connections between the right and left hemispheres. So I mean they found that actually you can, through meditation, affect the neural pathways of the brain.

И было выяснено, что с помощью медитации можно влиять на нейронные связи в мозге, то есть каким-то образом их конструировать.

But we’re not talking about just ordinary people that maybe meditate with a lot of mental wandering an hour a week. We’re talking about really serious deep practitioners. But they have found that they definitely are able to make changes in the chemistry and the wiring in the brain.

Но здесь не идёт речь о людях, которые медитируют раз в неделю – о начинающих практикующих, а речь идёт о продвинутых практикующих, и они действительно могут изменять химию своего мозга.

Participant: In the question you already mentioned the common mistake for Western people trying to compare some parts of the Buddhist teaching they think they understand while they don’t with some other parts of Indian Hinduistic teachings or something like that but…
Alex: ...which they also don’t understand...
Participant: Yes, of course, but sometimes we can try to compare different parts of different Buddhist teachings, for example like mahamudra and dzogchen, sometimes when you read about the first and the second… of course, I’m very far from understanding that deeply… but sometimes you think that that’s speaking about the same way. And what do you think? How wrong is that for Western people who are not very experienced to compare such things and believe that mahamudra teachers were saying about the same thing as dzogchen teachers.
Alex: So, let me repeat it in English for the recording. He’s saying that we mentioned the problem that many Western people have of listening to some teachings on Buddhism, not understanding it, and then comparing it with some other Asian philosophical system which they also don’t really understand. And is there that similar problem within the Buddhist teachings, when we hear some teachings about mahamudra for example, and start to compare it with teachings on dzogchen – neither of which we have very much of a deep understanding.

Участник: Я говорил о том, что мы уже упоминали сегодня ошибку частую западных людей, которые сравнивают часть, которую они якобы поняли в буддийском учении, с частями аналогичных других восточных учений, которых они тоже не понимают. Я спрашивал о том, какова ситуация со сравнениями разных частей, разных буддийских учений, например учения махамудры и учения дзогчен, которые, нам часто может показаться, что речь здесь идёт об одних и тех же аспектах… Вот хотел об этом спросить.

Alex: So I think there is a problem here.

Алекс: Да, я думаю здесь есть проблема.

Mahamudra and dzogchen may be similar in certain respects – but they are actually quite different practices, quite different teachings.

В определённых отношениях махамудра и дзогчен действительно похожи, но в целом это довольно разные практики и разные учения.

One of the problems is that often they are explained in a very superficial way,

Одна из проблем здесь в том, что иногда эти учения объясняются на очень поверхностном уровне –

not in a very deep way,

не на глубоком уровне.

and when learned about in a superficial manner, of course they sound quite similar.

И если изучать их в поверхностном ключе, то, действительно, они звучат довольно похоже.

But one thing which is usually not mentioned is that both mahamudra and dzogchen are very advanced teachings, not at all for beginners, and they are very, very difficult practices.

И ещё одна вещь, о которой часто не упоминается, – то, что махамудра и дзогчен – это очень продвинутые практики, что эти практики не предназначены для начинающих.

To recognize the nature of the mind… we don’t even know what mind is, let alone what the nature of the mind is.

Как мы можем распознать природу ума, если мы не знаем, что такое ум, не говоря уже о его природе.

Right? We can’t even concentrate, let alone examine the mind.

Мы не можем даже сосредоточиваться, не говоря уже о том, чтобы анализировать, что такое ум.

Another problem is that many of the teachers of mahamudra and dzogchen are masters of both systems and they don’t necessarily separate them very well, or very clearly I should say.

Другая проблема может заключаться в том, что некоторые учителя являются практиками или учителями одновременно и махамудры, и дзогчена. И зачастую они не различают их, не проводят достаточно чёткого различения.

But if we look at the texts

Но если мы посмотрим в тексты,

of Karma – I’m not quite sure of the name of the teacher [Karma Chagmey] – but there was one great master who lived several centuries ago who taught how to put the practices of mahamudra and dzogchen together.

был текст Карма Чагме – я не уверен по поводу имени, это был практикующий махамудры и дзогчена несколько веков назад, и он как раз написал текст об их сопоставлении или об их объединении.

And in his explanation, we practice the mahamudra practices up to a certain point – which is quite advanced – and then the final stages from that point to enlightenment are using the dzogchen method. So that’s how he put them together and that seems to be the practical way in which it’s actually done.

Это был практический метод объединения этих учений, практики их последовательно. Сначала мы практикуем махамудру, и когда мы доходим в своей практике до определённой стадии, очень продвинутой стадии, мы переходим к практике дзогчена и таким образом достигаем просветления.

But really it is going to be much more beneficial that when we listen to mahamudra teachings we just try to fit it with other mahamudra teachings; and when we listen to dzogchen teachings, try to fit it with other dzogchen teachings. And don’t be satisfied with just staying on the superficial level.

Для нас, когда мы слушаем учения, важно сопоставлять учения дзогчена, которые мы слушаем, с другими учениями дзогчена, и учение махамудры – с другими учениями махамудры. И очень важно не оставлять эти учения лишь на поверхностном уровне.

And if anyone tells you that it’s easy, this is the easy speedy path, be suspicious.

Если кто-то говорит вам, что это самый лёгкий, самый быстрый путь – будьте скептичны.

They’re not easy.

Он непростой.

Yes?

Участник: Вы говорили о том, как передаётся учение. Как вы считаете, сегодня, в наши дни какая форма передачи учений является самой хорошей, что бы вы могли посоветовать?

Participant: As for the question on transmitting the teaching. How do think now please? What form of the transmission of the teachings is the most appropriate? What could you advise on this?
Alex: That’s not a very easy question.

Это непростой вопрос.

I was recently about a month ago in Dharamsala,

Около месяца назад, как раз недавно, я был в Дхарамсале.

and this was at the end of a conference of translators, Dharma translators. And the purpose of the conference was to organize a one hundred year project for translating the Kangyur and the Tengyur, the Buddhist scriptures, into all major languages.

Там как раз заканчивался проект, очень крупный проект по переводу всех буддийских учений Кангьюра и Тенгьюра в течение ста лет на все основные языки мира.

It will be fortunate if it’s finished in a hundred years,

На самом деле это было бы большой удачей, если этот проект будет завершён в течение ста лет.

but at least it’s started now. This is something that a large group of translators around the world will work on.

Хорошо, что он начался, и многие переводчики со всех частей мира участвуют в нём.

And although there is not an oral transmission of the Tengyur – which is the words of the writings of the Indian masters, the Indian Buddhist masters – there is the oral transmission of the Kangyur, the words of the Buddha.

Хотя нет устной передачи Тенгьюра, то есть комментариев учителей буддийских на слова Будды, тем не менее, есть передача Кангьюра, то есть самих слов Будды.

Because when we talk about transmission – I mean that’s very specific in the Buddhist terminology.

Потому что когда мы говорим о передаче учений, то очень важно точно понимать, к чему относится «передача учений».

That’s called lung in Tibetan,

На тибетском это называется «лунг».

in which somebody who has the lineage reads the text out to you

Когда тот, кто держит линию, передаёт вам текст, читая его,

and you listen to it, you digest it that way.

и вы слушаете его, усваивая его таким образом.

So the question was asked to His Holiness the Dalai Lama, in order to translate the Kangyur do we need the oral transmission?

У Его Святейшества Далай-ламы спросили: «Если нам нужно перевести весь…

of the Kangyur. Only the Kangyur has the oral transmission.

…если мы собираемся переводить Кангьюр, то означает ли это, что всем переводчикам нужно получить устную передачу на него?»

Well they asked in general. The people didn’t even know that there wasn’t the transmission lineage of most of the Tengyur. Only a few texts in the Tengyur have the oral transmission. The people who asked the question just asked in general.

То есть это был общий вопрос, спрашивали про Кангьюр и Тенгъюр, но просто те, кто спрашивал, точно не были уверены, что на Тенгьюр нету устной передачи: только на некоторые тексты Тенгьюра есть устная передача. Есть устная передача только на Каньгюр.

So first His Holiness pointed out, “Well for a lot of the Tengyur there isn’t even an oral transmission, so it’s irrelevant.”

Поэтому сначала Его Святейшество ответил, что в отношении Тенгьюра вообще нет устной передачи, поэтому вопрос не имеет смысла.

And then he said, “What’s most important is the motivation.

И далее он сказал, что самое важное – это мотивация.

If you have the correct motivation,

«Если у вас правильная мотивация,

then it doesn’t matter whether you have the oral transmission or not.

то не важно, есть ли у вас устная передача,

But just the oral transmission without the correct motivation is useless.”

а устная передача без правильной мотивации не имеет смысла».

Now of course one could understand that to mean that you need to have both, and some of the translators understood it that way – that you need both the transmission and the correct motivation –

Да, конечно, можно понимать это в том смысле, что важно иметь и то и другое – и правильную мотивацию, и устную передачу.

but what his Holiness was meaning, I think, is that if you receive it fine, but if not, it’s really not necessary.

Но я думаю, что Его Святейшество имел в виду то, что если вы получили устную передачу, то действительно хорошо, но это не является необходимым условием.

Because also, bear in mind that the oral transmission of the whole Kangyur for somebody who reads it out loud – and we’re talking about one hundred volumes of about a thousand pages each – they read it at absolute top speed, so it’s almost impossible to differentiate any of the words in it,

Действительно, когда происходит устная передача и кто-то читает все эти сто томов Кангъюра на очень большой скорости, то тот, кто их слушает, в действительности не может даже различать слова.

it takes about three months of a whole day each day,

Это занимает три месяца чтения каждый день, целый день.

and your commitment in order to receive it is that you never fall asleep during the transmission.

И обязательство, которое вы принимаете во время получения, – то, что вы ни разу не заснёте, когда будете его получать.

If you fall asleep during the transmission, you did not receive the transmission.

Если вы заснули во время получения этой передачи, значит, вы её не получили.

So, how many people really receive it?

Сколько же людей в действительности получают её?

It is highly boring.

Ведь это очень скучно.

So, then the question is, “Well, what is an oral transmission?”

Встаёт вопрос: «Что же такое устная передача?»

Actually, I have a whole big article on my website about that.

На моём сайте есть статья на эту тему.

But what you have to remember is that how did the tradition begin?

То, что здесь важно помнить, – это как начиналась, как появилась буддийская традиция –

And it began because the teachings were not written down.

как появилась традиция устной передачи. Она появилась потому, что учения сначала не записывались.

And the only way you could learn the teachings was to hear them, to get the oral transmission. That was the only way you could receive them.

Поэтому единственным способом получить учения было получить устную передачу, услышать их.

And there wasn’t the custom to write it down, so it had to be repeated often so that you remembered it. And they memorized it. That was the only way.

И люди запоминали, поскольку нельзя было записать учения, люди запоминали его наизусть.

So, it had a very purposeful reason in the early days, it was necessary.

В ранние дни это было обосновано, это было необходимо.

Nowadays it’s written, so that original purpose is not necessary.

Сейчас учения записаны, поэтому вот эти старые традиции не являются необходимыми.

Does the teacher need to understand the teaching in order to give the transmission?

Должен ли учитель понимать учение, чтобы давать его устную передачу?

I thought that was the case. I thought that the teacher had to understand it,

Я думал, что да.

but I was wrong,

Но я ошибался.

because my teacher, the old Serkong Rinpoche, had a very special oral transmission of a certain teaching from his father who was a great master, a great teacher.

Например, мой учитель Ценшаб Серконг Ринпоче, предыдущее его воплощение, получало много учений от своего отца.

And I received that oral transmission;

И я получал эти передачи.

and when the reincarnation, the young Serkong Rinpoche, was old enough, he wanted to get that oral transmission,

И когда молодой Серконг Ринпоче стал достаточно взрослым для того, чтобы получать эти передачи,

and there was nobody left who had the oral transmission of that except me.

и не осталось ни одного человека, у которого были эти передачи, кроме меня,

And so he wanted that oral transmission from me

он хотел, чтобы я передал ему эти учения.

and I told him I’ve never studied the text; I have no idea what it means.

Я ответил: «Но я никогда не изучал текст, и у меня нет представления о том, что это означает».

It’s the most advanced difficult philosophical text of Tsongkhapa

Это был очень сложный философский текст Цонкапы.

and it’s a special transmission of it, not the usual one.

Причём особая передача, не обычная.

So, I asked His Holiness the Dalai Lama, “Can I give this oral transmission to Serkong Rinpoche? He wants it. There’s nobody else that has it” – even the Dalai Lama didn’t have it.

Я спросил у Его Святейшества Далай-ламы: «Вот такая ситуация, у меня есть эта передача и её хочет получить Серконг Ринпоче, больше ни у кого нету этой передачи», – и даже у Далай-ламы нету этой передачи.

And I explained, “I haven’t even read that book, let alone studied it.”

Я объяснил: «Я даже не читал эту книгу, не говоря уже об изучении».

And His Holiness said, “Yes, give it to him.”

И Его Святейшество ответил: «Да, дайте ему эту передачу».

So that completely shattered all my preconceptions about what an oral transmission was.

Это полностью уничтожило мои предубеждения о том, что такое устная передача.

And so really we have to understand it’s not some magic power that’s transmitted – bzzzzzz – you know from one person to another. It’s certainly not that.

Вы должны точно понимать, что это не магическая сила, которая передаётся от одного человека к другому во время передачи.

But rather it’s just a certain confidence of continuity.

Это просто нужно для того, чтобы быть уверенным в том, что учение продолжается, что оно продолжает передаваться через кого-то.

And it’s not that the teacher is transmitting some understanding to the student either,

Смысл не в том, что учитель передаёт ученику при этом какое-то понимание.

but it’s just sort of a confidence that okay there is a tradition. It does have a source. It has gone from one generation to another. I think that’s about all.

Я думаю, что дело только в том, что это нужно для того, чтобы передавать, быть уверенным в том, что учение передавалось сквозь поколения от одного учителя к другому.

But in the case of the Tengyur, you know the works of the great Indian masters; I think we can be fairly confident that these are authentic even without the oral transmission.

Что касается Тенгьюра – собрания индийских комментариев на слова Будды, мы можем, наверно, быть уверенными в том, что они подлинны, без устной передачи.

Now in some cases in tantra, the oral transmission is also in a sense giving permission to practice.

В тантре зачастую устная передача также служит для того, чтобы дать разрешение на практику какого-либо учения.

But even that’s questionable because these oral transmissions are given to groups of a thousand people, so how do you know that everybody’s ready?

Но здесь есть тоже большой вопрос, потому что эти устные передачи даются группам довольно из большого количества людей, поэтому учитель, когда их даёт, не может быть уверен, что все ученики подготовлены к тому, чтобы получать эти учения.

Where it becomes particularly useful though is in the oral transmission of a mantra, because you repeat it from the teacher and so you know how it’s pronounced.

Хотя с точки зрения устной передачи мантры это полезно, потому что вы можете повторить мантру за учителем и вы будете знать, как она произносится.

Okay one last question and that’s all.

Давайте последний вопрос и всё.

I’m sorry I have the bad habit of answering too long.

Извините, у меня есть большая привычка всё очень сильно давать в подробности.

Участник: Я хотела спросить, когда он сделал эту передачу, он стал лучше понимать текст?

Participant: The question is when Alex Berzin transmitted this teaching to Tsenzhab Serkong Rinpoche did Alex Berzin improve his understanding of this teaching?
Alex: Yes, because I read the text, and not only read it, but I practiced reading it out loud many times so that I could read it out loud in a reasonable amount of time in Tibetan, and read it out loud in a fluent way.

Алекс: Да, конечно, потому что я прочитал этот текст и, более того, я прочитал его много раз на тибетском вслух, для того чтобы быть уверенным, что я смогу это сделать.

Участник: Это возможность для учителя научиться самому.

Participant: So, the conclusion is that the oral transmission is an opportunity for the teacher to improve his or her understanding of teaching.
Alex: Correct.

Алекс: Да.

But it was interesting, I went to India specially to give this transmission to the young Rinpoche and he said, “Fine, the only time that I have during the day [for you] to give it is in the morning.” I think we started at 5:30. From 5:30 to 6:30 and then I did it for several days in a row, because it took about five days to do.

Интересно, что я специально приехал для этого в Индию, и молодой Ценшаб Серконг Ринпоче сказал, что у него есть только время рано утром с пяти тридцати до шести тридцати, и это заняло пять дней.

It was a very good experience,

Очень интересный опыт.

very good training for me too.

Это была хорошая практика также и для меня.

And it certainly made for an even stronger connection with the old Rinpoche and the new Rinpoche.

И конечно, таким образом значительно усилилась связь между предыдущим воплощением Ринпоче и новым воплощением.

So let’s end here with the dedication.

Давайте закончим посвящением.

We think whatever understanding, whatever positive force has come from this,

Мы думаем, что всё понимание, вся положительная сила, которая появилась в результате этого учения,

may it go deeper and deeper

пусть она усиливается, идёт всё глубже и глубже,

and act as a cause for reaching enlightenment for the benefit of all.

и пусть она станет причиной для достижения нами просветления на пользу, на благо всех существ.