Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Главная > Основы тибетского буддизма > Уровень 1. Начало > Проницательная и стабилизирующая медитации (аналитическая и формальная медитации)

Проницательная и стабилизирующая медитации
(аналитическая и формальная медитации)

Александр Берзин, 2001г.

Успокоение

Работа над собой, основанная на надёжном направлении и бодхичитте, влечёт за собой слушание учений, размышление над ними и медитацию. Чтобы успокоиться, мы сосредоточиваемся на дыхании (некоторые люди верят, что это полная мера шаматхи), и это только подготовка к упомянутым трём этапам. Одно лишь успокоение не устраняет причины наших проблем, хотя оно может сделать наш ум более ясным для последующей работы с ними.

Слушание

Благодаря слушанию ( thos ) мы обретаем распознавание ( shes-rab , санскр. праджня, мудрость), которое возникает посредством слушания, то есть способность распознавать слова. Мы различаем ('du -shes ) буддийские принципы и другие постулаты и уверены в правильности этого. Мы знаем слова Дхармы, такие как «я обладаю драгоценной человеческой жизнью», но у нас нет представления, что они значат. Из уважения к буддам мы можем предполагать ( yid-dpyod ) , что эти учения верны, но, тем не менее, не понимаем их .

Размышление

Затем мы размышляем (bsam) над смыслом, то есть обдумываем определение драгоценной человеческой жизни, а также цепочку рассуждений о том, почему она драгоценна. Таким образом, нам нужно понять восемнадцать свойств, которые делают её драгоценной, – например, свободу от животного существования. Мы понимаем цепочку рассуждений, и у нас есть уверенность в том, что она доказывает тезис: рождение человеком, а не животным, драгоценно для практики и постижения Дхармы.

Эта цепочка рассуждений такова: будучи животным, например домашним котом, я окажусь под чрезвычайно сильным влиянием животных инстинктов – охотиться, защищать территорию, совокупляться с любой кошкой, у которой течка, в любое время, когда у меня возникнет такой позыв, и так далее. У меня будет очень слабая способность распознавать между тем, что полезно и что пагубно в долгосрочной перспективе. Окажись я в подобном положении, я не смог бы практиковать Дхарму.

Мы даже можем представить себя животным, чтобы убедиться в недостатках этого вида рождения. Затем мы думаем: «Так как я не такой, у меня есть возможность практиковать. Следовательно, я обладаю драгоценной человеческой жизнью». Потом, опираясь на характерные черты, или определяющие признаки, драгоценной человеческой жизни и своей ситуации и используя эту цепочку рассуждений, пользуясь распознаванием, возникающим из размышления, мы достигаем основанного на выводе понимания. Таким образом мы сосредоточиваемся на идее, которая наделена смыслом, например: «Я обладаю драгоценной человеческой жизнью, потому что я свободен от животного существования», – и этому сопутствует уверенность.

Дебаты

Дебаты – это полезный способ обрести твёрдую убеждённость, чтобы у нас не было нерешительных колебаний и просто неточного понимания смысла. Другие найдут больше лазеек в нашем мышлении, чем мы сами, и они будут упорно продолжать это делать – дольше нас самих.

Аналитическая медитация

Затем мы медитируем (sgom) на нашем понимании. Сначала мы занимаемся аналитической, или проницательной, медитацией (dpyad-sgom), а затем стабилизирующей, или фиксирующей, медитацией ('jog-sgom). Это делается, чтобы усвоить учения и сделать их частью нас.

Для проницательной медитации мы используем умственные факторы грубого обнаружения (rtog) и тонкого проникновения (dpyod), которые в некоторых контекстах означают исследование и тщательную проверку. Например, сначала мы «грубо» исследуем и обнаруживаем ошибки на распечатанной странице; затем мы тщательно проверяем и проникаем в отдельные подробности. Таким образом, при аналитической, или проницательной, медитации на обладании драгоценной человеческой жизнью, мы сосредоточиваемся на себе, исследуем и тщательно проверяем, есть ли у нас определяющие характеристики рождения, отличного от рождения животным. С помощью грубого исследования, мы обнаруживаем, что свободны от такого бытия: мы можем учиться, общаться и действовать на значительно более тонком уровне, чем животные. Мы внимательно, тщательно проверяем и приходим к проницательному пониманию, что, хотя иногда мы можем действовать как животное – например, в нашем сексуальном поведении, если мы ходим на дискотеки, «нюхаем под хвостом» у потенциальных партнёров и вступаем в связи на одну ночь, – мы не обязаны вести себя таким образом. Мы можем распознать и изменить наше поведение. Мы сосредоточиваемся на этом выводе: мы не животные.

Затем мы следуем цепочке рассуждений, что, будучи животными, мы не могли бы полноценно практиковать Дхарму. У нас есть свобода от животного существования; следовательно, у нас есть драгоценные человеческие жизни для практики Дхармы. Потом мы фокусируемся на этом понимании, основанном на выводе, и сосредоточиваемся на проницательном понимании того, что у нас есть драгоценная человеческая жизнь. Это распознавание, которое возникает из медитации.

Стабилизирующая медитация

При стабилизирующей медитации мы просто сосредоточиваемся на обладании драгоценной человеческой жизнью, без активного проницательного углубления в подробности – без проникновения в то, что это так, потому что мы не животное, а если бы мы были животными, мы не смогли бы медитировать и так далее. Таким образом, мы сосредоточиваемся на ощущении, что обладаем драгоценной человеческой жизнью, и это сопровождается умственным фактором твёрдой убеждённости. Мы по-настоящему верим в это.

Благодаря этому виду медитации мы освобождаемся от изъянов и проблем – таких как пустая трата времени – и развиваем достоинства, постигая драгоценность нашей человеческой жизни и вследствие этого созидательно используя её для Дхармы.

Просто сосредоточение на дыхании, без сопровождающего понимания – такого как понимание непостоянства, мгновенных изменений, отсутствия цельного «я» – управляющего или наблюдателя, и так далее, – может успокоить нас, но мы можем добиться того же, уснув или приняв успокоительное. Это не принесёт прекращения причин наших проблем.

Интеллектуальное, интуитивное, внутреннее и эмоциональное понимание

Обратите внимание, что в этом случае проницательная и стабилизирующая медитации всё ещё относятся к концептуальному познанию. Они возникают благодаря представлению о том, что такое драгоценная человеческая жизнь. Это представление – символ драгоценной человеческой жизни, указывающий на неё словами, образом или чувством, но со значением, связанным с этим символом.

С западной точки зрения указание на что-либо словами и сосредоточение на них – это «интеллектуальный» процесс, в то время как указание через чувство или образ и сосредоточение на этом считается «интуитивным» процессом. Пожалуйста, обратите внимание, что любой из процессов может быть точным или неточным. Однако оба процесса концептуальны и должны сопровождаться правильным пониманием значения слов, чувства или образа.

Кроме того, чтобы усвоить понятое, мы должны верить в это и сосредоточиться на этом с твёрдой убеждённостью. В западных терминах, это внутреннее понимание.

Когда внутреннее понимание сопровождается созидательными эмоциями, такими как признательность, на Западе скажут, что мы эмоционально тронуты нашим пониманием. Это может по-настоящему преобразить нас.

Однако это преобразование происходит нелинейно, не в линейной форме – улучшаясь каждый день. До тех пор пока мы по-настоящему не достигнем истинного прекращения беспокоящих эмоций и состояний ума, мы будем продолжать испытывать взлёты и падения.

Неконцептуальное понимание

Сосредоточение на объекте, например на обладании драгоценной человеческой жизнью, с концептуальным пониманием всегда происходит посредством представления о том, что имеется в виду под этой жизнью. Поэтому ни сосредоточение, ни объект не будут полностью ясными. Это относится ко всем видам понимания – интеллектуальному, интуитивному, внутреннему и эмоциональному.

Познание полностью ясное, только когда оно свободно от всех представлений-посредников. Такое познание неконцептуально, и, конечно, оно по-прежнему сопровождается пониманием.