Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Главная > Основы тибетского буддизма > Уровень 1. Начало > Шесть подготовительных практик и совет по предварительным практикам нгондро > Занятие второе: Шесть подготовительных практик – подметание и уборка в комнате для медитации

Шесть подготовительных практик и совет по предварительным практикам нгондро

Александр Берзин
Москва, Россия, ноябрь 2012
русский перевод: Михаил Морозов

Занятие второе: Шесть подготовительных практик – подметание и уборка в комнате для медитации

расшифровка аудио
Слушать аудиоверсию этой страницы (1:11)

Новые примеры предварительных практик

Yesterday we began our discussion of these preliminary practices,

Вчера мы начали обсуждение этих предварительных практик

and we saw that if we conceive of them as preparation for our spiritual path, then we will avoid or hopefully avoid the attitude that because these are preliminary and we are so advanced – you know, this sort of attitude of arrogance – we don’t need to do them.

и мы увидели, что если мы будем воспринимать эти предварительные практики в качестве подготовке к нашему духовному путешествию, то мы, будем надеяться, избежим высокомерного к ним отношения, мнения о том, что они для нас недостаточно продвинуты –

The main purpose, we saw, of these practices is to help to purify or minimize – I mean, they’re not going to purify completely, obviously – to diminish the negative potentials that we have (sort of the mental blocks, for example)

недостаточно продвинуты, и потому нам нет смысла их выполнять. Мы также увидели, что назначение этих практик в том, чтобы очистить или ослабить – потому что полностью это очистить очень сложно – различные загрязнения в нашем уме, различные умственные блоки,

and to build up some positive force (some openness and so on) that will enable us to make some progress.

а также зародить благую силу, открытость и тому подобное – вещи, которые позволят нам достичь продвижения.

We have also seen that these practices can be done at the initial stage of our spiritual path. They can also be done later on on the spiritual path – in other words, whenever we are experiencing mental blocks and we’re not really making progress.

Мы также увидели, что эти практики могут выполняться на начальном этапе нашего духовного пути или на более поздних его этапах, то есть в любой момент, когда мы чувствуем, что в нашем уме есть некие умственные блоки, не позволяющие нам продвигаться.

I gave the example of Tsongkhapa and my own experience with these practices.

В качестве примеров я приводил Цонкапу и мой собственный опыт выполнения этих практик.

In both those examples, these more intensive preliminary practices were done further on on the spiritual path, not as the first thing.

И в обоих примерах эти предварительные практики выполнялись на более позднем этапе духовного пути, а не в качестве чего-то начального.

But there are many very famous examples of those who have done these practices as the initial thing,

Но есть множество выдающихся примеров людей, которые выполняли эти практики в качестве самого начала своего пути,

the most famous example being Milarepa.

и самый знаменитый из этих примеров – это Миларепа.

Now, if you think of the example of Milarepa, he had built up tremendous negative potential during the early part of his life, practicing black magic and so on to get revenge on relatives who had cheated him and his family,

Если вы подумаете о Миларепе, то поймёте, что на раннем этапе своей жизни он накопил огромный неблагой потенциал, практикуя чёрную магию и тому подобное, для того чтобы отомстить родственникам, которые обманули его и его семью.

and so obviously he had a lot of obstacles that he needed to overcome

Так что, очевидным образом, у него было множество препятствий, которые необходимо было преодолеть,

in order to be receptive to the teachings.

для того чтобы стать восприимчивым к учениям.

So his teacher Marpa didn’t say “Do 100,000 this and 100,000 that,”

И его учитель, Марпа, не говорил ему: «Сделай 100,000 этого, 100,000 того», –

but rather he had him build these various towers. This was unbelievably difficult hard work,

а в место этого заставлял его строить различные башни, и это была невероятно тяжёлая работа.

but I think that the attitude that Milarepa had at this time undoubtedly was one of great regret at what he had done in the past, and he had a very, very sincere wish to be able to somehow make up for that and to work in a much more Dharmic way.

Однако, думаю, помыслы, которые присутствовали на этом этапе в уме Миларепы, были помыслами глубочайшего сожаления относительно тех неблагих поступков, которые он совершил. Это было желание как-то искупить это и продвигаться, занимаясь чем-то гораздо более дхармическим.

So even in the example of Milarepa, I think we would have to admit that he had a strong motivation for doing this very hard work that Marpa set him to do as a preparation before he would ever give him any initiation.

И даже в этом случае мы должны заключить, что у Миларепы уже была очень сильная мотивация на то, чтобы выполнять всю ту работу, которую Марпа Миларепе поручал в качестве подготовки, прежде чем передать ему хоть какие-то посвящения.

And the type of preparation practice or preliminary practice that Marpa set him was specifically designed for Milarepa.

И тот вид подготовки, который поручал Миларепе Марпа, был предназначен именно для самого Миларепы.

And Marpa didn’t relent. He made him build the tower and then said, “No, no. That was no good. Take it down and do another one.”

И Марпа был безжалостен: он заставлял Миларепу построить какую-то башню, затем говорил: «Нет, эта башня не достаточно хороша. [Разрушь её»,] – и затем заставлял Миларепу сделать всё заново.

My very good friend Alan Turner died a few years ago – he was a very close disciple of Serkong Rinpoche as well

Мой добрый друг Алан Тёрнер, скончавшийся несколько лет назад, также был близким учеником Серконга Ринпоче.

– and Rinpoche had instructed him on how to do prostrations.

Ринпоче дал ему наставления относительно того, как выполнять простирания.

After he had done about maybe seventy-five or eighty thousand of them,

И после того как Алан выполнил семьдесят пять – восемьдесят тысяч простираний,

Rinpoche asked him what was he reciting and how was he doing these prostrations,

Ринпоче у него спросил: «А что ты повторяешь, как ты выполняешь эти простирания?»

and Rinpoche then scolded him and said “You’re doing them completely wrong. Start all over again,” and he gave him another visualization and another thing to repeat.

Затем упрекнул Алана и сказал: «Ты всё делаешь не так, начинай заново», – и затем объяснил ему другую визуализацию, дал другую формулу для повторения.

And even though Alan was a little bit shocked because the first way that he was doing it was the way that Rinpoche had instructed him, Rinpoche saw that it was very important for him (to overcome various obstacles) to start all over again.

И хотя Алан был немного шокирован, потому что первый способ, который он практиковал, был ему передан, опять же, именно Ринпоче, – Ринпоче видел, что Алану очень важно преодолеть определённые препятствия, а для того ему необходимо начать выполнение практики с начала.

So this structure in which the teacher won’t teach you until you have done this preparation practice and you have eliminated, or at least started to eliminate, certain obstacles is something that we find in many cases. It was my own case as well.

И эта структура, в которой учитель не начинает вас по-настоящему учить, пока вы не пройдёте какую-то подготовку, пока вы не устраните какую-то долю стоящих перед вами препятствий, – эту структуру мы встречаем во многих ситуациях, и в такой же ситуации находился я сам.

As I explained, when I came out of Harvard and I was in India, I was very arrogant, super intellectual, super into just wanting to devour as many teachings and instructions as I could.

Как я говорил, когда я приехал в Индию из Гарварда, я был невероятно высокомерным и невероятно интеллектуальным – мне хотелось поглотить как можно больше учений.

And it was really quite amazing working with Serkong Rinpoche because he refused to teach me anything privately unless I was translating it for somebody else.

И работать с Серконом Ринпоче в этом смысле было совершенно изумительно, потому что он отказывался учить меня чему-либо в личном порядке, если я не переводил для кого-то другого.

In other words, to help me to overcome this self-centeredness, that “I just want the teachings,” he would only teach me if I was sharing the teachings and making it available to others.

Другими словами, для того чтобы помочь мне справиться с моим высокомерием: «Я хочу учения для себя», – он заставлял меня эти учения передавать другим, делиться этими учениями с другими.

So this was the basic structure. The only thing that he would teach me privately was Kalachakra,

Такова была базовая структура. Единственное, чему он меня учил в частном порядке, – это Калачакра.

and that he would fit in here and there. In the middle of teaching something, he would say as an aside to me “Well, in Kalachakra it’s like this or it’s like that” and not to translate that but to remember it until the end of the teachings so that I could write it down. Because as I said before, if I ever asked him to repeat something that he had already taught me or explained to me, he would scold me very, very strongly:

Даже эти учения он располагал в рамках каких-то других учений. Например, когда объяснял какую-то другую тему, он внезапно поворачивался ко мне и говорил: «А вот в Калачакре это обстоит таким образом или каким-то иным образом», – и говорил мне, чтобы это я не переводил. И мне приходилось этот кусок учений запоминать, чтобы затем суметь его записать, потому что, как я уже говорил, если я у Ринпоче спрашивал о чём-то, о чём он уже мне учения давал, он подвергал меня жёсткой критике:

“You think you’re so smart. You’re an idiot! You can’t even remember what I told you seven years ago. What’s wrong with you?”

«Считаешь себя таким умным, а на самом деле идиот – не можешь вспомнить то, чему я тебя семь лет назад учил. Что с тобой не так?»

Very, very helpful.

Это было очень, очень полезно.

I think the point that I’m trying to make is that if we have the opportunity, which is rare nowadays, but if we have the opportunity to really establish a personal, individual relationship with a teacher, then we might find that the preliminary practices, the ngondro, that we do will be quite individualized. It doesn’t have to be the standard, formal one.

И клоню я тут вот к чему: если у нас возникает редкая в наши дни возможность установить личные, непосредственные отношения со своим учителем, то те предварительные практики, то нёндро, которое мы будем выполнять, будут весьма индивидуальными. Они вовсе не обязательно должны соответствовать формальному описанию.

And if we have a lot of mental blocks, a lot of obstacles,

И если у нас есть много умственных блоков, множество препятствий,

then the teacher will specify something that will help us to diminish that.

учитель конкретно опишет что-то, что поможет нам эти препятствия и умственные блоки ослабить.

Now, of course we could look at work that we do in a Dharma center as a preliminary practice,

Разумеется, в качестве предварительной практики мы можем воспринимать ту работу, которую выполняем в Дхарма-центре.

that we are making a facility available for other people to learn and practice the Dharma.

Мы создаём условия для того, чтобы у других людей была возможность изучать и практиковать Дхарму.

So whether our teacher specifically tells us to work on that as an individual – “You do that” – we could nevertheless be involved with that,

Так что, независимо от того, говорит ли нам учитель лично заниматься чем-то конкретным, говорит: «Вот ты занимайся именно этим», – мы всё равно всё это можем осуществлять.

but we have to be very careful about that.

Но с этим нам нужно быть очень осторожными.

Again, Serkong Rinpoche’s advice:

Опять же, совет Серконга Ринпоче:

He was quite discouraged about the development that he saw in the West. (Mind you, this was in the beginning of the 1980s, when I traveled with him in the West.)

Он был весьма разочарован тем, что происходило, тем, что развивалось на Западе (учтите, что это было начало восьмидесятых, я тогда с ним путешествовал по Западу).

Before there was really a sufficient interest in the Dharma, various centers would buy a huge old mansion or something like that and then set about renovating it.

Прежде чем возникал достаточный интерес к Дхарме, различные центры покупали старые особняки, огромные имения и начинали в них делать ремонт.

And although now, many decades later, we can see that these large centers are of great benefit,

И хотя сейчас, десятилетия спустя мы видим, что эти большие центры приносят огромную пользу,

at the time

тем не менее, в то время…

what often was the case was that people would come there and they would be like… Do you know the term indentured laborer? You are there and you have to all this work, and you never get any money so that you could leave, but you just are fed, so in a sense you have to stay there. And they’re working all the time to rebuild this place and very, very little time for study or practice.

В то время всё обстояло так, что приезжающие туда люди становились батраками, то есть они всё время вынуждены были заниматься какой-то работой, за которую не получали никаких денег. И работа поглощала у них массу времени, причём оставляла им очень мало времени на то, чтобы учиться или практиковать.

Rinpoche thought that this was a very sad situation.

И Ринпоче считал, что эта ситуация очень прискорбная.

People would get very discouraged. They come in order to get teachings, and they just have to work renovating a building all the time.

Что в людях это вызовет сильное разочарование, потому что они приезжают, чтобы получать учения, а им приходится всё время трудится над ремонтом какого-то здания.

And to say that they were all as qualified as Milarepa – that they had to do some tremendous hard work to clear off obstacles because underneath all of that there was this tremendous potential to achieve enlightenment in that lifetime – that’s a little bit far-fetched.

И полагать, что все они были подобны Миларепе в своей готовности осуществлять эти невероятно тяжёлые труды, для того чтобы устранить множество препятствий и раскрыть сокрытый в глубинах невероятный потенциал для достижения просветления, думаю, так полагать было бы преувеличением.

What he recommended instead was a more modest vision in terms of making centers and facilities available in accordance with a realistic idea of growth, not sort of a Soviet five-year and ten-year plan – you know what I mean, an exaggerated idea

И поэтому Серконг Ринпоче предлагал придерживаться более скромных представлений о создании этих центров и условий, то есть придерживаться более реалистичного подхода, вместо того чтобы ориентироваться на советскую идею пятилеток и десятилеток

(I hope I didn’t offend anybody by saying that)

(не хочу никого этим обидеть), –

– and have a balanced program. Don’t ignore teaching and study and practice at the expense of building this center.

и иметь сбалансированную программу: не игнорировать учения, учёбу и практику лишь для того, чтобы выстроить какой-то центр.

So this is just general advice that perhaps is relevant to those who might be involved in building a center (or taking care of a center, for that matter).

Это лишь общий совет для тех, кто, возможно, занимается строительством центра или заботой о центрах.

Шесть подготовительных практик (джорчо)

Okay. Now, today I would like to speak a little bit about the so-called six preparatory practices.

Итак, сегодня я хотел бы поговорить немного о так называемых шести подготовительных практиках.

This is something that Atisha was taught by his teacher in Indonesia, Serlingpa, and then he transmitted to Tibet.

Эти практики были получены Атишей от его учителя, жившего в Индонезии, от Серлингпы, и затем он эти практики принёс в Тибет.

It’s something that would be the preparation that we would do for a meditation session and that we would do for a session of our preliminary practices as well,

Это та подготовка, которую мы осуществляем перед сессиями медитаций, а также перед выполнением своих предварительных практик,

so they are very essential.

так что эти практики очень важны.

We find them in the standard lam-rims as well.

Мы также встречаем их и в традиционных ламримах.

And it’s interesting to compare how it is treated and where it actually fits into the graduated stages in the various lam-rims.

И интересно, как эта тема в разных ламримах рассматривается и как она вписывается в этапы пути.

Just because it’s presented one way in one lam-rim doesn’t mean that this is the exact way and then we grasp onto it, that “It has to be like this.”

Просто потому, что в одном ламриме это описывается каким-то одним образом, не означает, что это описание – точное, единственно правильное описание и единственное, за что нам следует держаться.

Исторический контекст

If we look in Tsongkhapa’s lam-rim:

Если мы посмотрим на ламрим Цонкапы,

First he has the presentation of the healthy relationship with a spiritual teacher,

Цонкапа начинает с описания здоровых взаимоотношений с духовным учителем,

and then he presents these six practices – cleaning your meditation room, setting up an altar, having the proper seat, and so on. He sets that after that,

а затем описывает эти шесть подготовительных практик – уборку в комнате, подготовку алтаря, подходящего сидения и тому подобное. То есть он эту тему размещает после отношений с учителем.

and he presents these six as a way to keep your close bond to the teacher.

И он описывает эти шесть практик в качестве способа поддержания близкой связи с учителем.

But as I mentioned before, one needs to see the context within which Tsongkhapa taught lam-rim.

Но, как я уже говорил, нужно видеть контекст, в котором Цонкапа давал учения по ламриму.

The context was a tantric empowerment in which first you make a review of the stages of the path. So this was for monks and nuns, primarily monks at that time, who already had a relationship with a spiritual teacher.

А контекстом этим было тантрическое посвящение, в ходе которого вначале вновь повторяются все этапы пути. То есть получателями этих учений были в первую очередь монахи и монахини, в то время в основном монахи, у которых уже были отношения с духовным учителем.

So presenting the relation with the guru first is something that is within that context – you already have a teacher, now you’re receiving an initiation from that teacher, and here’s how you do it.

Поэтому описание отношений с духовным учителем вначале применялось в том контексте, в котором у вас уже есть учитель, сейчас этот учитель передаст вам посвящение, подразумевающее определённую связь, и вот как эту связь, эти отношения поддерживать.

The Fifth Dalai Lama in his lam-rim mentions that it really is very important to have already developed safe direction, or refuge, and bodhichitta before you start this whole thing, this whole process,

Пятый Далай-лама в своём ламриме пишет, что очень важно установить надёжное направление (прибежище) и бодхичитту, прежде чем вы приступите ко всему этому процессу.

and then he follows Tsongkhapa’s order – the relation with the guru, and then these six preparatory practices.

А затем уже следовать тому порядку, который описывает Цонкапа, – устанавливать здоровые отношения с гуру и применять эти шесть практик,

Which, if you think about it, of course makes complete sense,

шесть подготовительных практик, – что, если вы над этим поразмыслите, совершенно осмысленно.

because one of the preparation practices is to take refuge and reaffirm bodhichitta, so how in the world could you do that if you hadn’t already worked on that?

потому что одна из шести подготовительных практик – это принятие прибежища и утверждение бодхичитты. А как вы сможете это осуществить, если прежде над этим не работали?

The Fifth Dalai Lama was probably the most practical of these various great masters who wrote these texts,

Из числа различных великих мастеров, которые писали тексты этого жанра, Пятый Далай-лама был, вероятно, наиболее прагматичным,

practical and realistic.

он был человеком практичным и реалистом.

He’s the one that in his discussion of the relation with the spiritual teacher said that first you need to look at the shortcomings of the teacher and be realistic about that, don’t deny it, they’re not all perfect – but then there’s no benefit in focusing on that and complaining about that (you don’t get inspiration from that) – then you turn to the positive qualities.

Именно он в описании отношений с духовным учителем говорил, что нужно начать с рассмотрения недостатков учителя и со здорового признания этих недостатков: не нужно притворяться, что учитель совершенен. Но смысла зацикливаться на этих недостатках нет, и потому после того мы переходим к рассмотрению благих качеств.

So not this attitude “They’re all Buddhas, and everything they do is perfect.” That’s very naive, this point of view – not that it’s naive, but it has to fit within a realistic context, and one has to see what the purpose is and what the basis is for such a view.

То есть не такое отношение, когда мы думаем: «Ну, они все будды, и всё, что они совершают, – это нечто совершенное». Это подход очень наивный. Не то, чтобы он наивный, но он должен быть вписан в некий реалистический контекст, под этим воззрением должна быть некая реальная основа.

His Holiness the Dalai Lama always says that he’s not sure really that he is the continuum of the line of all Dalai Lamas. He explains the whole tulku system in a much, much larger context than the traditional one. But he says that he does feel that he is the continuum of the Fifth Dalai Lama and the Thirteenth Dalai lama – their approach, their very practical approach, is really what he instinctively follows.

Его Святейшество Далай-лама всегда отмечает, что он не уверен в том, что он является продолжением потоком ума всех Далай-лам. Он объясняет систему тулку в гораздо более обширном контексте, чем это делается традиционно. Он говорит, что он уверен, что является продолжением Пятого Далай-ламы и Тринадцатого Далай-ламы, то есть продолжает инстинктивно придерживаться того прагматичного подхода, который был им присущ.

The Second Panchen Lama in his lam-rim – so this is after the Fifth Dalai Lama (the teacher of the Fifth Dalai Lama was the First Panchen Lama) – so the Second Panchen Lama in his lam-rim,

Второй Панчен-лама в своём ламриме, который был написан уже после ламрима Пятого Далай-ламы (Первый Панчен-лама был учителем Пятого Далай-ламы, соответственно, Второй Панчен-лама следовал далее), – и вот в своём ламриме Второй Панчен-лама пишет…

he puts the six preparatory practices first

ставит шесть подготовительных практик на первое место,

and then the relation with the spiritual teacher.

а затем уже следуют отношения с духовным учителем.

He gives quite extensive instructions on how to meditate on each stage of the lam-rim,

И причина этого такова: Второй Панчен-лама даёт очень подробное объяснение того, как медитировать над каждым из этапов ламрима.

and for that reason you start with the preparatory practices (because that’s how you start a meditation session).

И по этой причине вы начинаете с подготовительных практик, потому что именно с них начинается сессия медитации.

And then the first topic in lam-rim to reaffirm is the relation with a spiritual teacher.

А затем идёт первая тема в ламриме, которую мы повторяем, и отношения с духовным учителем.

In some of the presentations of equivalent material to lam-rim that we find in the other Tibetan traditions, you’ll find the discussion of the relation with a spiritual teacher at the end of this whole graded path. His Holiness the Dalai Lama feels that that is much better.

В некоторых учениях, которые эквивалентны ламриму в других традициях, описания отношений с духовным учителем следует в самом конце поэтапного пути, и Его Святейшество Далай-лама считает, что это гораздо лучше.

It’s less open to misunderstanding, confusion, and, in some cases, abuse.

Уменьшается вероятность того, что кто-то поймёт это неправильно, что возникнут какие-то заблуждения или что кто-то будет этой темой злоупотреблять.

That’s already hinted at by the Fifth Dalai Lama when he says that you already need refuge and bodhichitta to start this whole lam-rim process.

И на это же намекает Пятый Далай-лама, когда говорит, что для того, чтобы начать весь этот процесс ламрима, вам уже нужны прибежище и бодхичитта.

That’s just a little bit of a historical background, but I think that it is very insightful in terms of how we approach the various practices in relation to them, and particularly in terms of the relation with a spiritual teacher.

Это лишь историческое предисловие, но, думаю, оно даёт нам очень хорошее понимание того, как может различаться подход к этим практикам и подход к этим практикам относительно отношений с духовным учителем, где мы их и применяем.

The implication from the Fifth Dalai Lama’s presentation is that one needs already to have a proper motivation of having worked with these teachings before you actually get into very serious practice. Otherwise what is your motivation? It could be quite worldly (if we can use that word) or neurotic.

Пятый Далай-лама показывает, что у нас уже должна быть должная мотивация для осуществления этих практик, прежде чем мы начнём осуществлять некую серьёзную практику. В противном случае наша мотивация может быть, так сказать, очень мирской или очень невротической.

But as I said yesterday as well, for some people just this tremendous inspiration from the example of the teacher is enough, an aspiration to be like that is enough to start with all these preliminaries. But the danger in that of course is projection, that it’s not really coming in terms of the teacher themselves but it’s a projection on the side of the student.

Но как я уже говорил, для некоторых людей невероятное вдохновение, которое они испытывают от примера учителя и устремления к тому, чтобы стать такими же, может быть достаточным для того, чтобы начать весь этот процесс. Однако опасность здесь заключается в возможности возникновения проекций – того, что всё это исходит не со стороны учителя, а лишь проецируется на учителя учеником.

Содержание шести практик

The Fifth Dalai Lama says to do all six of these preparatory practices before each meditation session in the morning. Then later in the day if you are doing meditation sessions again – and as I said, this can refer to doing your ngondro as well, these sort of sessions – you just do the last four.

Пятый Далай-лама пишет, что эти практики нужно выполнять каждый раз перед нашей утренней сессией медитации. А затем, в последующих сессиях, которые мы выполняем в течение дня, – а как я уже говорил, эти последующие сессии могу подразумевать и выполнение нёндро – мы выполняем только последние четыре.

I suppose it could help to just list what these six are before I explain them:

Полагаю, было бы полезным, наверно, перечислить эти шесть практик, прежде чем я начну их объяснять:

1. The first one is to sweep the place where you’re going to do your practice, toss out the garbage, and set up a representation of the Buddha’s body, speech, and mind.

Первая из них – это подмести в том месте, где вы будете заниматься медитацией, выбросить мусор и подготовить что-то, что будет представлять тело, речь и ум будды.

2. The second is taking care about obtaining offerings without hypocrisy

Второе – позаботится о приобретении подношений без лицемерия

and setting them up in a beautiful arrangement.

и о красивом расставлении этих подношений.

3. The third is setting or laying out a proper seat for your meditation, sitting in the eightfold posture,

Третье – подготовить подходящее сидение для вашей медитации и сесть в восьмичленную позу;

and then, in a positive frame of mind, taking safe direction and reaffirming your bodhichitta aim. That’s why if you haven’t already developed this beforehand, you can’t possibly do that.

затем, в благом состоянии, ума принять прибежище и утвердить свою цель, свою бодхичитту. Поэтому я и говорил, что если вы прежде этим не занимались, то на этом этапе это осуществить не сможете.

4. Then the fourth is visualizing a bountiful field for spiritual growth (tshogs-zhing, Skt. punyakshetra). That’s sometimes called the guru tree or something like that. But if you look at it more literally, it’s a field in which, in a sense, you plant seeds that will grow into your spiritual growth.

Четвертое – визуализировать плодородное поле для взращивания позитивной силы, благой силы. Это иногда называется деревом гуру или как-то иначе, но если вы посмотрите на это с практической точки зрения, то поймёте, что это некое поле, в которое вы засеваете благие семена.

5. Then the fifth is the seven-part practice and mandala offering.

Пятое – это семичастная практика и подношение мандалы.

6. And the sixth is to infuse our mental continuum with inspiration from the lineage masters in accord with a specific guideline instruction for making requests.

Шестое – напитать наш ум вдохновением от мастеров линии передачи, следуя наставлениям о том, как выполняются молитвы испрошения.

What is quite significant about this is that just doing these six would be quite sufficient for starting your Buddhist practice.

И что весьма примечательно относительно всего этого – то, что выполнение одних только этих шести действий – это нечто вполне достаточное для того, чтобы начать вашу буддийскую практику.

Успокоение ума перед практикой

Many people ask, “Well, I’d like to do some Buddhist practice. What should I do first?”

Многие люди спрашивают: «Ну, я бы хотел начать заниматься какой-нибудь буддийской практикой. С чего мне следует начать?»

And many people give the instruction “Well, just sit quietly and focus on your breath,

И многие люди дают такое наставление: «Ну, просто сиди тихо, сосредотачивайся на дыхании.

and just be aware of your various thoughts and emotions” – because you’re not going to be able to focus totally on your breath with a quiet mind (I mean, who are we kidding?)

Осознавай просто свои мысли и эмоции, потому что полностью сосредоточится на дыхании ты всё равно не сможешь (кого мы обманываем?).

– “and, in a sense, get to know yourself.”

И, в каком-то смысле, познакомься с собой».

Most people nowadays are walking around with constant music, the iPod in their ears. They never take any moment to just be alone and examine their thoughts. They always have to be distracted.

Большинство людей в наше время постоянно ходят с наушниками в ушах, слушая музыку на своём айподе, и никогда не уделяют время тому, чтобы побыть в одиночестве и прислушаться к самому себе.

Or when they are at home, either the radio or some sort of music has to be on, or in some cases the television has to be on. From the moment that they wake up, they turn it on until they go to sleep.

И когда люди находятся дома, у них обязательно должно быть включено радио и должна играть какая-то музыка, а в некоторых случаях даже телевизор. Бывает так, что люди включают что-то из этого, когда просыпаются утром, и не выключают прибор до того момента, пока не лягут спать.

I have an aunt who keeps the television on in her room twenty-four hours a day. She needs it to be able to fall asleep, and if she turns over in the night or gets a little bit awake, she feels comforted by having the television on. This is amazing really if you think about it.

У меня есть тётя, которая держит включённым телевизор двадцать четыре часа в сутки. Он ей нужен для того, чтобы суметь заснуть, и если ночью она начинает ворочаться или немножко просыпается, то тот факт, что телевизор включён, её успокаивает; и это невероятно.

So just to quiet down with no music and focus on the breath and see what your thoughts are, etc., and what your feelings actually are – that they are not dictated or influenced by the music – this is quite illustrative, quite eye-opening, for a lot of people. So okay, that’s a way that many people are advised to start.

И просто расслабиться без использования музыки, просто сосредоточиться на дыхании и постараться осознать свои мысли и эмоции, понять, что эти мысли и эмоции в данный момент нам не навязываются той музыкой, которую мы бы слышали, – начать свою практику таким образом для многих людей полезно, это многое им проясняет, многое им открывает.

Actually I think that as time goes on, this will be a more and more important practice to do.

Я думаю, что, по мере того как идёт время, эта практика будет приобретать всё большую значимость.

Because it’s not just the music that people are constantly listening to, not just young people but people of all ages, but it’s also this constant SMS-ing with their cell phone, constantly looking at their cell phone, checking Facebook, Twitter – all these other things going on simultaneously

Потому что проблема не только в музыке, которую люди слушают, – не только молодые люди, но люди всех возрастов, – это ещё и наша СМС-зависимость, наша постоянная потребность тыкать в свой телефон, проверять фейсбук, твиттер и тому подобное.

– with this underlying fear that they’re going to miss something, that it’s so important to know what your friend had for breakfast.

В основе которого лежит страх перед тем, что мы что-то упустим, потому что нам так важно знать, что съел на завтрак наш друг.

A friend of mine was visiting recently who’s a professor at a university in New York City.

Меня недавно посещала подруга, которая работает профессором в Нью-Йорке.

She teaches a seminar which lasts for three hours,

Она проводит семинар, который длится три часа.

and she absolutely insists that people leave their cell phones at the door – you know, there’s a table – because otherwise what happens in American universities is people are text messaging throughout the lectures.

И в качестве обязательного условия она просит всех, кто входит на этот семинар, оставить свои телефоны у входа на специальном столике, для этого предназначенном. Потому что в противном случае, если люди не оставят свои телефоны у входа, во всяком случае в Америке, они всё время лекции будут писать кому-то СМСки.

The mentality is that “I can’t experience anything, I can’t feel any emotion or anything, unless I’m texting it.” So huge alienation.

Основополагающее состояние ума здесь такое: «Я не могу ощутить ничего, я не могу ничего пережить, если я не запишу это в текстовой форме». То есть возникает огромное отчуждение.

And what she reported was that there’s so much tension in the room because they don’t have their cell phones in their hands

И она рассказывает, что в помещении возникает настолько сильное напряжение, из-за того что у людей в руках нет телефонов,

that every hour she has to give the people in the class a five-minute text-messaging break. It’s not a break for smoking a cigarette, not a break for going to the toilet; it’s a break for text messaging.

что каждый час она вынуждена давать людям пятиминутный перерыв на написание СМСок. То есть это перерыв не на то, чтобы покурить, не на то, чтобы сходить в туалет, а на то, чтобы написать текстовое сообщение.

Text messaging now has become more important than the cigarette or the toilet.

Так что теперь СМС-сообщения стали более важными, чем сигареты и туалет.

This is very sad, and this will be a great, great challenge to Buddhist training – to help people to somehow get off this addiction to the constant stream of information and distraction that people crave and become addicted to.

И это очень печально, это очень большой вызов, который стоит перед буддийской подготовкой: помочь людям справиться с этой невероятной зависимостью от постоянного потока информации, которую люди страстно желают, от которой они зависимы.

So as a beginning practice, just quieting down, focusing on the breath, and just being comfortable with whatever comes up to your mind – in a sense, getting to know yourself (although that’s a terribly dualistic way of phrasing it) – is helpful.

Итак, такова начальная практика: просто успокоиться, сосредоточиться на дыхании, не испытывать дискомфорта относительно своих мыслей или эмоций и, в каком-то смысле, узнать себя, хотя эта формулировка, «узнать себя», ужасно двойственна. И вот эта начальная практика может быть полезна.

If we talk about a preliminary practice, that [focusing on the breath] would have to come way, way before you advise somebody to do 100,000 prostrations. They’ll really go crazy if they have to do that [100,000] and every time they go down to the ground there’s this cell phone there and they check has anything come in.

Если уж говорить о предварительных практиках, эта практика должна идти задолго до того, как вы порекомендуете кому-то выполнять 100,000 простираний. Потому что, если каждый раз, когда человек будет опускаться на землю в простирании, а рядом будет лежать телефон, он будет в телефон тыкать, для того чтобы узнать, не пришло ли какое-то новое сообщение.

That sounds silly, but if you think of the mentality that is now developing in the world, this is actually a serious problem. How could you possibly do serious practice for an extended length of time if you can’t tolerate and get completely crazy about not having your cell phone in your hand and not being able to constantly check what’s coming in and commenting: “Ooh, I just went down, and my knee hurts. I have to text that to somebody, put it on Twitter so the whole world knows.”

И это может быть глупым, но это действительно очень серьёзная проблема, которая перед нами встаёт, особенно если вы рассмотрите тот менталитет, тот образ мышления, который в мире развивается. Когда люди невероятно зависимы от их текстовых сообщений и им обязательно, когда они начинают простираться, нужно написать в твиттер о том, что: «Ой, я опустился на колени, колени болят», – кому-то нужно отправить это сообщением или написать об этом в твиттере, чтобы весь мир об этом узнал.

Buddhism throughout its history has been adapted in various societies to meet the needs of the people and the mentality of the people. And I think that in the future and the near future – in fact, now – Buddhism, and particularly we’re talking now about these preliminary practices, will have to be somehow suited to these problems. Because what is the purpose of the preliminaries? As I said, to overcome obstacles. So there’s a big obstacle in terms of what is developing with all this text messaging and social networking and constant iPod music.

На протяжении своей истории буддизм адаптировался к различным обществам и к тем вызовам и проблемам, которые перед этими обществами стояли. И думаю, что в ближайшем будущем, в ближайшее время, а на самом деле уже сейчас, буддизм будет адаптироваться к тем вызовам, которые стоят перед нами. И эти вызовы в том числе включают и вот эту зависимость от текстовых сообщений, от социальных сетей, от постоянной музыки, которая у вас в айподе звучит.

When we talk about discriminating awareness (shes-rab, Skt. prajna) – what’s usually translated as wisdom, which is too vague a word – discriminating awareness to discriminate between what’s helpful and what’s harmful, people need to learn to be able to discriminate between when you have your cell phone on and when you have it off, when it is helpful (because one can’t deny that social media and SMS can be helpful) and when it is a hindrance. Unless you develop this discriminating awareness, then it’s very difficult. How do you develop discriminating awareness? It’s very clear in the teachings: for that you need concentration, and for concentration you need discipline, so the three trainings, three higher trainings. It’s perfect in the teachings, how you do that.

Потому что, если уж говорить о предварительных практиках, предварительные практики подразумевают преодоление препятствий. А все эти вещи как раз и могут выступать для нас в качестве препятствия. И для того, чтобы с ними справиться, нам нужно различающее осознавание, которое иногда переводят как «мудрость», хотя термин «мудрость» может ввести нас в заблуждение. Термин «различающее осознавание» подразумевает, что мы различаем какие-то вещи, отличаем что-то от чего-то. Это различение благого и неблагого, полезного и неполезного, того, что способствует, и того, что препятствует. И это позволяет нам помимо прочего понять, например, когда СМС и соцмедиа являются чем-то, что нам помогает, а когда они выступают в качестве препятствий. Способ разделить эти вещи, отделить одно от другого очень ясно предлагается нам в буддийском учении. Для того чтобы обрести это различающее осознавание, нам нужно сосредоточение. Для того чтобы обрести сосредоточение, нам нужна дисциплина. То есть это те самые три высшие тренировки, которые совершенным образом описываются в учениях.

These preparatory practices are very, very helpful for giving discipline.

Эти подготовительные практики невероятно полезны с точки зрения развития дисциплины.

But I don’t think that you can really start with these at the very, very beginning with people who have this really serious addiction to social media. They wouldn’t be able to do it. So initially I think you need something even before this. Focusing on the breath and just trying to be with your thoughts would be a start. But once you are able to deal with that without going absolutely crazy, then the structure of these preparatory practices is very helpful.

Не думаю, что люди, в силу своей невероятной зависимости от соцмедиа, могли бы сразу приступить к выполнению этих подготовительных практик. Им нужно что-то, что это бы предваряло. Однако когда у вас развивается способность какое-то время просто сосредоточиваться на дыхании и при этом вы не сходите с ума, тогда эти подготовительные практики могут стать очень полезными.

Как начать шесть подготовительных практик

Then we ask: But what about the Fifth Dalai Lama’s objection here? How can you possibly do these six in which one of them is to reaffirm refuge and bodhichitta if you haven’t already worked on that? So it’s a circular thing, isn’t it? You need these preparation things to meditate on refuge and bodhichitta, but you need refuge and bodhichitta in order to be able to do it.

И тогда мы вспоминаем о возражении Пятого Далай-ламы, который говорил, что, для того чтобы осуществлять эти практики, нам уже необходимо некое понимание прибежища и бодхичитты, нам уже необходимо было над ними поработать. И думаем: «Как же так? С одной стороны, чтобы применять эти практики, нам уже нужны прибежище и бодхичитта, но для того, чтобы медитировать над прибежищем и бодхичиттой, нам нужны эти подготовительные практики. Как же быть?» Возникает замкнутый круг.

It’s the same issue with the ngondro, with the preliminary practices. How can you do a ngondro of repeating 100,000 times the Refuge and Bodhichitta Prayer if you haven’t developed refuge and bodhichitta? Then you’re just repeating words.

То же самое с нёндро как с подготовительными практиками. Как можно 100,000 раз принять прибежище и зародить бодхичитту, если вы до этого не приняли прибежище и не зародили бодхичитту? Вы просто будете начитывать какие-то слова.

If you don’t have an idea of the Buddha, Dharma, and Sangha – the Three Gems – what are you doing prostration to? The wall? A painting? I mean, what?

Если вы не понимаете, что такое Будда, Дхарма и Сангха, то перед чем вы совершаете простирания? Перед стеной, перед картиной?

So one has to think a little bit more deeply how to approach these preparatory practices before we have actually developed refuge and bodhichitta. Is there a way to deal with them that would really suit beginners?

Поэтому нужно мыслить чуть глубже и попытаться понять, есть ли какой-то способ выполнения этих предварительных практик, прежде чем мы зародим прибежище и бодхичитту. Есть ли какой-то способ их выполнения, который бы подходил новичкам?

You know, I make this difference between Dharma-lite and the Real Thing Dharma:
  • Initially Dharma-lite – which is very beneficial because it’s where most people are at – is just intended to improve things in this lifetime. Very good. That’s necessary.

Я провожу различие между «Дхармой-лайт» и настоящей Дхармой. И поначалу большинство людей пребывают именно на уровне Дхармы-лайт, которая направлена только на то, чтобы улучшить эту жизнь. И это замечательно, это нечто необходимое.

  • Real Thing Dharma is lam-rim. You’re actually working to improve future lives (not to have a worse rebirth), liberation from rebirth, and enlightenment (you can help everybody get out of rebirth). That’s the real thing, not this lifetime.

Настоящая Дхарма – это ламрим, когда вы трудитесь над улучшением ваших будущих перерождений, над тем, чтобы полностью освободиться от перерождений, и над тем, чтобы привести к освобождению от перерождений всех существ, – трудитесь над этими целями, а не над улучшением этой нынешней жизни.

Obviously there is a Dharma-lite and a Real Thing Dharma version of refuge and bodhichitta as well.

Разумеется, у прибежища и бодхичитты также есть версия, относящаяся к Дхарме-лайт, и версия, относящаяся к подлинной Дхарме.

So we need to analyze and think how could this be adapted, then, to people on a Dharma-lite level.

И поэтому нам нужно размышлять и анализировать, для того чтобы понять, как это может быть адаптировано для людей, находящихся на уровне Дхармы-лайт.

Because to be idealistic and think “Well, everybody is so advanced, and everybody is really into this thing sincerely,” and so on, is not realistic. It’s self-deception, I think.

Потому что быть идеалистами и думать, что: «Все уже на таком продвинутом уровне, все уже всё понимают», – это, думаю, самообман, это не реалистично.

It takes a tremendous amount of work and analysis to thoroughly be convinced of beginningless mind (which then implies past and future lives)

Для того чтобы обрести глубокую убеждённость в безначальности и бесконечности ума, требуется выполнить невероятный объём работы, невероятный объём анализа, – для того чтобы убедиться в безначальности бесконечного ума, из чего вытекает понимание прошлых и будущих рождений;

and to have a sufficient deep understanding of the nature of the mind, beginningless, that makes it possible to gain liberation and enlightenment. If you’re not convinced that liberation and enlightenment are possible, how can you possibly aim for it?

и для того, чтобы обрести достаточно глубокую убеждённость, достаточно глубокое понимание сущностных качеств природы ума, который безначален и бесконечен; для того чтобы поверить в то, что освобождение и просветление возможны. Если вы не убеждены в том, что эти цели достижимы, то как же вы к ним устремляетесь?

So what do you need to do? Preliminaries. Preparation. You have to somehow overcome mental blocks concerning this, as in “Who needs that? Let’s just try to improve this lifetime.” That’s a big mental block, isn’t it, for going deeper?

Предварительная подготовка – то, что мы осуществляем, для того чтобы устранить препятствия, некие умственные блоки, когда, например, мы думаем: «Ну кому это нужно? Давайте лучше трудиться над улучшением нынешней жизни». Это ведь тоже своего рода умственный блок, который не даёт нам идти глубже.

So we have to be open enough to really look deeply into this and build up some positive force, and so that, in a sense, moves us in the right direction.

Так что нам нужно быть достаточно открытыми, для того чтобы посмотреть вглубь, развить некую благую силу, которая будет направлять нас в нужном направлении.

The assumption here is that these preparatory practices will be beneficial – I’ll use the term that’s always used in the Dharma – at the beginning, in the middle, and at the end.

Так что мы можем полагать, что эти подготовительные практики будут полезны, как это называется в буддийских учениях, «в начале, в середине и в конце».

Right? Not only these preparatory practices but the ngondro as well – beneficial at the beginning, the middle, and the end.

Не только эти подготовительные практики, но и практики нёндро полезны в начале, середине и в конце.

So let us try to look at these six and get some general… think about, analyze, how can this be used on a practical level, realistically, in terms of the way that people are now who are interested in Dharma.

Давайте попытаемся рассмотреть эти шесть подготовительных практик и попытаемся понять, как они могут использоваться прямо сейчас на практическом, реалистичном уровне людьми, которые интересуются Дхармой.

Первая практика: подметание и уборка в комнате для медитации

The first of the six: sweep the place where you’re going to do practice; toss out the garbage.

Первая из шести – подмети то место, где собираешься заниматься медитацией, выброси мусор.

This is something that is emphasized over and over again.

И это пункт, на котором снова и снова делается упор.

Why would you want to clean your room?

Зачем убираться в комнате?

Well, it’s a way of showing respect.

Это способ проявления уважения –

It’s showing respect to the teachings and what you’re actually doing and respect to yourself in doing this.

уважение к учениям, к тому, чем вы, собственно, занимаетесь, и уважение к себе, к вам, который этим всем занимается.

If what you have around you is chaotic and dirty, it tends to affect your mind, and so your mind becomes a little bit chaotic. If everything is orderly and neat and clean, the mind tends to be more orderly and clean.

Если вас окружает нечто хаотическое, нечто грязное, это соответствующим образом воздействует на ваш ум: ваш ум приходит в такое хаотичное состояние. Если же то, что вас окружает, пребывает в порядке, всё аккуратно и чисто, то и ум становится упорядоченным, чистым и аккуратным.

Think about that. Is that true?

Поразмыслите над этим: так ли это?

You see, this is the process that you always have to do.

Именно такой процесс вам всегда необходимо применять.

Don’t just take a point in the teaching and say “Oh yeah, yeah” or at best write it down – most people don’t even write it down

Не берите этот пункт из учения и не говорите: «А, да, да», – и не записывайте попросту, хотя большинство людей даже и не записывают то, что слышат.

(or text it to somebody)

И не шлите это кому-то СМСкой.

– but think about it: “Is this true? Does it make any sense?”

Вместо этого поразмыслите: «Правда ли это? Есть ли в этом какой-то смысл?»

This is what I was explaining yesterday that we do with this many-year-long lam-rim thing. Every single point we look at and examine: “Does it make any sense, or is this just nonsense?” If you think it’s nonsense or you don’t even consider whether it’s nonsense or it makes sense, what benefit does it have? Why are you studying it?

Как я вчера говорил, именно так мы поступаем в ходе многолетнего изучения ламрима: берём каждый пункт в ламриме и спрашиваем себя, есть ли в этом какой-то смысл. Потому что, если в этом нет никакого смысла или если вы даже не спрашиваете себя, есть ли в этом смысл, то ваше изучение лишено какой-либо пользы, зачем вы вообще всё это изучаете?

A perfect example: Here in Moscow you have probably one of the worst traffic conditions of any city in the world.

Идеальный пример: здесь, в Москве у вас, вероятно, самая худшая ситуация с трафиком из всех городов в мире.

When you are stuck in traffic and it’s all chaotic and nothing is moving and every car is trying to change lanes, and so on, what is your state of mind? Do you feel calm and open and clear? Or does it affect your mind?

Когда вы застреваете в пробке, ничего, никто никуда не движется и все машины пытаются перестроиться в другой ряд – в каком состоянии пребывает ваш ум? Чувствуете ли вы спокойное, расслабленное, открытое состояние?

Think about that.

Подумайте об этом.

Then it becomes clear, I think, that when things are chaotic around you, your mind gets chaotic, you get nervous – it’s not a calm state externally or internally – they affect each other.

Тогда, думаю, станет ясно, что, когда то, что вас окружает, пребывает в хаотичном состоянии, в хаотичное состояние погружается и ваш ум. Эти вещи зависят друг от друга – внутреннее и внешнее.

And even if we don’t get upset and our mind isn’t going crazy in the traffic, it’s oppressive; you feel heavy. It’s not that you feel light and uplifted by the traffic, do you?

Даже если мы не расстраиваемся, даже если мы не начинаем сходить с ума, всё равно окружающий нас траффик оказывает на нас какое-то давление, мы чувствуем тяжесть, то есть наш ум не чувствует легкости, воодушевления.

So sweep the room, clean the room – or vacuum, or whatever you do – and make everything neat and orderly. I do this every single day in the room that I meditate in and in my office where I work. Every single day I do that without fail, like you brush your teeth.

Итак, подмети комнату, или убери в комнате, или пропылесось в комнате – что бы вы там ни выполняли. И делать это необходимо каждый день, и я это делаю, например, каждый день, в той комнате, в которой медитирую, и в своём кабинете. Каждый день, без пропусков, я выполняю эту уборку; это подобно чистке зубов.

And while you do that, don’t just be the janitor; try to transform it as well. You’re not the cleaning lady.

И когда вы этим занимаетесь, не воспринимайте себя исключительно как уборщика. Постарайтесь весь этот процесс преобразить. Вы не уборщица.

So we imagine that the dirt or dust is our unawareness – so-called ignorance – unawareness of reality, cause and effect, and so on,

Мы представляем, что эта грязь, эта пыль – это наше неосознавание, наше так называемое невежество, неосознавание нами природы реальности,

and the broom is the understanding of voidness.

метла – это постижение пустотности.

Then once you collect all the dust, you transform it with OM AH HUM

Затем, когда вы собрали всю пыль, вы преобразуете её слогами ОМ А ХУМ

into the nectar of deep awareness,

в нектар глубинного осознавания

then the understanding of voidness, and then you feed it to Yama, the Lord of Death, in his mouth. He’s the garbage can.

с пониманием пустотности. И затем скармливаете всё это в пасть Ямы, Владыки смерти – для этого используете ведро для мусора.


That’s the Real Thing version of it as Serkong Rinpoche used to teach,

Вот такова настоящая версия этой практики, так ей учил Серконг Ринпоче.

but obviously that’s not really very easy to do. If we don’t have some understanding of voidness and we don’t understand this whole transformational process in tantra,

Но, разумеется, это не очень просто осуществить, если у нас нет хоть какого-то понимания пустотности и мы не понимаем применяемый в тантре процесс преображения.

we might find it a little bit silly or artificial.

Нам это всё может показаться немного глупым или искусственным.

So what would be a more acceptable preliminary version of this, Dharma-lite version of this?

Какой же будет более приемлемая, более простая версия этой практики, на уровне Дхармы-лайт?

Well, just simply think of the dirt as the dullness and chaos, and so on, in your mind and in your emotions,

Просто думайте о пыли и грязи как о притупленности, о хаосе и об эмоциях, которые присутствуют в вашем уме, в ваших чувствах.

and we’re sweeping that away

И всё это мы сметаем

with correct understanding,

с правильным пониманием,

and then we try to have a more positive attitude.

с помощью правильного понимания. И мы стремимся зародить более позитивное отношение.

If you view the obstacles and so on as a horrible enemy and magnify how terrible it is and “How terrible I am for being like that,” this can cause a big problem. That’s guilt.

Если вы воспринимаете препятствия как некого ужасающего, страшного врага и себя – как кого-то ужасного, то возникает чувство вины.

It’s like the dirt. “Dirt’s so horrible. Eww! Get it out of here.”

Когда вы про грязь думаете: «Она такая ужасная, отвратительная, нужно её отсюда убрать».

Right? What is indicated here is that somehow you transform it. So you say that “Well, okay, I have these obstacles, and there is this dullness,” and so on, but in a sense one has a… How to describe it? It’s like a sense of equanimity. Equanimity doesn’t mean that you don’t do anything about it, but you’re not upset about it.

Когда вы не воспринимаете эти препятствия как нечто ужасное, думая об этой притупленности и тому подобном, а размышляете: «Да, у меня есть эти препятствия, и всё же...», – и зарождаете к ним такое отношение, которое можно было бы описать как равностность. Равностность не в том смысле, что вы ничего не делаете, но по крайней мере относительно всех этих вещей не расстраиваетесь.

It’s like for instance with the sufferings of old age

Как, например, со страданиями старости,

– which I experience

которые я переживаю.

– and what happens? Your eyesight diminishes. Your hearing diminishes.

Что же происходит? Ухудшается зрение, ухудшается слух.

Your short-term memory weakens. You walk into a room and you forget what you walked into the room to get.

Ослабевает краткосрочная память: вы заходите в комнату и не можете вспомнить, зачем в неё зашли.

And people’s names, forget it! They’re difficult. You’re not going to remember people’s names.

Вы забываете имена людей, становится очень сложно их вспомнить.

So you can think “Oh, this is so terrible” and “I’m so bad for forgetting and for being like this,” and you get angry with yourself, and it’s a very negative state of mind.

И вы можете начать думать: «Это всё совершенно ужасно»…

It leads to depression.

«И я такой ужасный». И начинаете очень негативно относиться ко всем этим проблемам, у вас возникает очень негативное состояние ума. И это ведёт к дисперсии.

Well, what do you do? The attitude that is helpful here is “Nothing special. What do I expect with getting old (older)?”

Что же делать? Тот настрой, то отношение, которое мы развиваем, таково: «Ничего особенного в этом нет, именно этого следовало ожидать, старея».

And with a friendly attitude toward it,

И с дружелюбным отношением ко всему этому

you deal with it

вы с этими проблемами работаете:

and compensate and try to use little tricks to remember things, and so on.

пытаетесь их как-то уравновесить, используете, например, какие-то приёмы для того, чтобы запоминать какие-то вещи.

My own private guideline instruction is that to remember people’s names – I use this all the time – I go through the alphabet and sound out in my mind the first letter of the alphabet, etc., and usually the letter that the person’s name begins with sounds familiar, and then I remember the name (not all the time but a great deal of the time). I thought I’d share that with you.

Моё собственное указующее наставление на эту тему таково. Я лично прохожу по алфавиту, перебирая все буквы, и обычно та буква, с которой начинается имя конкретного человека, кажется знакомой, и благодаря ей я вспоминаю имя целиком. Так что это мой собственный приём, которым я бы хотел с вами поделиться.

The point is to then, with a friendly attitude, you deal with it. You apply some sort of opponent. The same thing with cleaning the room. “I am cleaning away all this dullness in my mind and trying to get my mind sharp, and so on. And okay, I accept it. This is going to be there every day.” And you deal with it; you throw it out. That transforms it from the idea of this being so horrible and dirty to a more beneficial state of mind.

Словом, с дружелюбным отношением к этой проблеме вы стараетесь как-то с ней разобраться, применяете какие-то противодействующие средства, которые эту проблему устранят. И то же самое и здесь, с этой уборкой: вы думаете о том, что подметаете всю эту притупленность, стараетесь привести свой ум к состоянию остроты и относитесь к этому спокойно. Все эти вещи будут возникать на повседневной основе, но вы стремитесь всё это преобразовать и не воспринимать это как нечто ужасающее, нечто чрезвычайно негативное, но отнестись ко всему этому с более позитивным состоянием ума.

So don’t just be the cleaning lady.

Так что не будьте простой уборщицей.

The texts mention five benefits:

В тексте упоминаются пять видов пользы.

1. Your own mind becomes clean and tidy and neat. This is what I was explaining.

1. Ваш собственный ум становится чистым аккуратным, опрятным. Это то, что я объяснял как раз.

2. And so will others’ minds who enter your room, your space.

2. И то же происходит и с умами всех остальных людей, которые входят в вашу комнату, в ваше пространство.

So it’s being respectful to others who might visit you.

Так что это уважение к другим, к тем, кто вас может посетить.

You don’t just welcome them into chaos and dirt.

Вы не приветствуете их в хаосе и бардаке.

3. The deities and protectors will be pleased and happy to visit. In other words, if you were inviting a really special, special guest – your teacher or somebody really, really important (your mother, for example) – you would want to clean up your house. They would be more pleased to come. Be respectful to them.

3. Божества и защитники будут довольны и с радостью вас посетят. Другими словами, если вы приглашаете в свой дом какого-то особого гостя, например своего учителя или свою маму, то вы в вашем доме должны сделать уборку, для того чтобы эти гости, которые вас посещают, были довольны, им было там радостно находиться.

Right? Your mother wouldn’t be pleased if she went to your apartment and saw it was an absolute filthy mess, so the Buddhas wouldn’t be pleased either when you are inviting them in your visualization.

Мама ваша не была бы довольна, если бы вы её пригласили в свою квартиру, а квартира бы ваша представляла из себя адское месиво. И так же не будут довольны и будды, если вы их в своей визуализации так будете призывать.

The last two advantages are a little bit difficult on a Dharma-lite level:

Последние два вида пользы немножко трудны для понимания на уровне Дхармы-лайт.

4. You build up the positive force to be reborn with a handsome body.

4. Вы накапливаете благую силу, для того чтобы обрести перерождение в привлекательном теле.

5. And you build up the positive force to be reborn in a pure-land Buddha-field (dag-zhing).

5. Накапливаете благую силу для перерождения в чистой земле будды.

In other words, if you make everything around you very pleasing, you yourself will be pleasing in terms of what you look like to others.

Другими словами, если вы всё вокруг делаете приятным, то и сами будете приятны с точки зрения того, как вы выглядите в глазах других.

Just one last point before we break.

И последний момент, который я бы хотел объяснить, прежде чем мы прервёмся.

His Holiness the Dalai Lama emphasizes not only the importance of this type of cleaning before you do any practice,

Его Святейшество Далай-лама подчёркивает значимость не только такой практики – практики уборки, которую вы выполняете перед началом основной практики.

but he says that he washes his hands and face before ever reading a book, taking a book.

Он говорит, что также каждый раз моет руки и умывает лицо, прежде чем начать читать книгу, прежде чем взяться за книгу.

And before doing any meditation practice, he also washes his hands and face out of respect for what he is doing.

И прежде чем выполнять любую практику медитации, он также моет руки и умывает лицо, в знак уважения к тому, чем он занимается.

This is a very helpful guideline

И это очень полезное наставление:

– respect,

уважение,

neat, clean.

аккуратность, опрятность.

Let’s end here for this morning, and then we’ll continue after lunch.

Давайте завершим утреннюю сессию, а продолжим мы после обеда.

Whatever positive force and understanding has come from this, may it go deeper and deeper and act as a cause to reach enlightenment for the benefit of all.

Любая позитивная сила и любое понимание, которые были обретены посредством этого, пусть углубляются, становятся всё глубже и глубже и действуют как причины для обретения просветления ради блага всех существ.

Thank you.

Спасибо.