Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Главная > История, культура, сравнение с другими религиями > Буддизм и ислам > Взгляд Калачакры на пророков неиндийских захватчиков > Взгляд Калачакры на пророков неиндийских захватчиков 
(краткое изложение)

Взгляд Калачакры на пророков неиндийских захватчиков

(краткое изложение)

Александр Берзин
сентябрь 2002 года, отредактировано в декабре 2006 г.

[См. полное изложение: Взгляд Калачакры на пророков неиндийских захватчиков (подробный анализ) или сокращённую версию.]

 Проблематика

«Сокращённая тантра Калачакры» предупреждает о грядущем вторжении неиндийского народа, который будет последователем линии пророков: Адама, Ноя, Авраама, Моисея, Иисуса, Мани (основателя основной иранской религии – манихейства), Мухаммада и Махди (исламского мессии). Чтобы противостоять угрозе, царь Шамбалы объединит индуистов и буддистов в одну касту, даровав им посвящение Калачакры. Как единое общество, народ Шамбалы сможет в будущем следовать за буддийским мессией-царём, который разгромит войска захватчиков и начнёт новый золотой век.

В этой статье исследуется:

  • происхождение неиндийских захватчиков;
  • пророчества о мессии и апокалипсисе в исламе, индуизме и буддизме;
  • культурный контекст описания неиндийских пророков;
  • исторический контекст буддийского ответа на угрозу вторжения;
  • буддийская тантрическая практика, которую символизируют вторжение и битва. 

Важные моменты 

Одна из основных тем в учениях Калачакры – это сходства между физическим миром, человеческим телом и буддийской тантрической практикой. Таким образом, захватчиков, о которых предупреждает Калачакра и которых победят войска Шамбалы, можно рассматривать на историческом, физиологическом и медитативном смысловых уровнях. Здесь мы сосредоточимся только на первом и последнем. 

На внешнем уровне не говорящие по-индийски захватчики представляют собой последователей мессианского течения ислама конца X века н.э. – а именно, исмаилитского шиизма, – которое объявит мессию Махди политическим и духовным лидером. Махди объединит исламский мир и будет им править, восстановит чистоту ислама и обратит в него весь мир до прихода Даджаля (мусульманского Антихриста), второго пришествия Христа (который является исламским пророком), апокалипсиса и конца света. 

В конце X века арабы-Аббасиды, правившие Багдадом и исповедовавшие суннитскую форму ислама, а также их вассалы, опасались вторжения со стороны исламских империй, у которых были соответствующие намерения. Особенно они опасались вторжения своих главных соперников – исмаилитской империи Фатимидов, чья столица располагалась в Египте, и их вассалов в Мултане (север Синда, Пакистан). Подобный страх был преобладающим настроением того времени из-за широко распространённой веры в конец света спустя 500 лет после Мухаммада – в начале XII века н.э. 

Таким образом, описание неиндийских захватчиков в литературе по Калачакре, скорее всего, отражает опыт буддистов восточного Афганистана и Уддияны (долина Сват, северо-запад Пакистана) конца X века. Живя во время правления индуистских Шахов на территории между Мултаном и Багдадом, эти буддисты, вероятно, разделяли опасения своих мусульманских соседей относительно вторжения. Их страх мог усилиться, когда восточным Афганистаном в 976 году н.э. стали править союзники Аббасидов – сунниты-Газневиды. 

Хотя верования захватчиков по описаниям похожи на верования исмаилитов Мултана того периода, включение Мани в список неиндийских пророков, вероятно, свидетельствует об ошибочном объединении исмаилитского шиизма с манихейским шиизмом. Последний был еретической формой ислама, с которой афганские и индийские буддийские переводчики могли столкнуться, когда работали у суннитов-Аббасидов в Багдаде в конце XI века н.э. 

Согласно одной из строф Калачакры, захватчики будут принадлежать к касте асуров, иными словами, они будут последователями завистливых богов, которые станут соперничать с богами брахманов Шамбалы и угрожать им. Завоевав территорию Индии вокруг Дели, эта неиндийская группа захватит Шамбалу. Этот аспект предсказания Калачакры, возможно, указывает на добавленную позже часть текста, в котором описание сорванного вторжения Газневидов в Кашмир, действительно произошедшего в 1015 или 1021 году н.э., объединено с более ранней версией. 

Хотя Уддияна была одним из главных центров буддийской тантры, Кашмир был домом как для буддийской, так и для индуистской шиваитской тантры. Эти две формы тантры конкурировали между собой. Таким образом, чтобы понятнее донести опасность вторжения до индуистской аудитории, Калачакра использует индуистскую теорию материального мира, согласно которой он состоит из трёх первичных материальных составляющих, или характеристик, – саттвы (умственной силы), раджаса («пятнышка страсти») и тамаса (тьмы). Мудрые авторы Вед обладают составляющими особенностями саттвы, тогда как аватары (перерождения) Вишну – раджаса. У пророков неиндийских захватчиков первичная составляющая особенность тамаса, то есть они будут разрушительны для индийской культуры. 

Чтобы противостоять угрозе, различным кастам Шамбалы следует перестать избегать общественных отношений друг с другом. Им необходимо образовать гармоничный единый фронт, став ваджрной кастой в мандале Калачакры. Только если все члены общества будут сотрудничать, проиндийский мессия Калки сможет остановить вторжение, возглавляемое угрожающим неиндийским мессией Махди. 

Призыв Калачакры к объединению не подразумевал массового обращения в буддизм, а был ответом в духе стратегии, принятой в индуизме и исламе, когда под защитой одной религии оказывались последователи других. Индуисты уже признали Будду девятым аватаром Вишну, тем самым превратив всех буддистов в хороших индуистов. Калачакра же, в свою очередь, назвала первые восемь аватаров эманациями Будды, сделав всех индуистов хорошими буддистами. 

И индуисты, и буддисты считали Калки мессией, который, согласно предсказанию, повергнет группу неиндийских захватчиков и поведёт всех в новый золотой век. Поэтому буддийский царь Шамбалы утверждал, что индуисты могут присоединиться к буддистам, признав его преемника спустя двадцать пять поколений новым Калки, который, как предсказано в их собственных священных текстах, родится в Шамбале и будет десятым и последним аватаром Вишну. 

Правоверные мусульмане, тоже опасающиеся вторжения армии «мессии-обманщика», который объявит себя истинным мессией Махди, также будут радушно приняты в объединённый фронт буддистов и индуистов. Мусульманское право того времени признавало и буддистов, и индуистов «людьми Книги», и поэтому распространялось на проживавших в мусульманской среде последователей этих двух религий. Точно так же буддийское представление о единстве могло включить и мусульман, поскольку их учения содержали темы, общие для обеих религий. 

На ином уровне буддийской тантрической практики захватчики символизируют силы неосознавания (неведения), беспокоящих эмоций, разрушительного поведения и происходящих из них отрицательных кармических сил. Противостоящим кастам необходимо объединиться в вадржную касту, которая символизирует конфликтующие энергии-ветры тонкого тела. Их необходимо растворить в «ясном свете» – тончайшем уровне энергии и ума. Силы Шамбалы воплощают результирующее блаженное постижение истинной природы реальности (пустотности) умом ясного света, который обладает силой преодолеть неведение, грозящее принести страдания каждому. 

Заключение 

Буддизм, как он описывался в литературе по Калачакре, не выступал против ислама, христианства, иудаизма и индуизма. Он всего лишь дал ответ в духе времени на Среднем Востоке и в отдельных районах Южной Азии конца X века н.э. Столкнувшись с повсеместным страхом вторжения, апокалипсической битвы, конца света и распространенной озабоченностью приходом мессии, Калачакра представила собственную версию предсказания. Чтобы справиться с угрозой, она рекомендует тактику, которой уже следовали индуисты и правящие мусульмане Аббасиды: показать, что буддизм также открыт доктринально и может включить другие религии в свою сферу. Необходимое основание для многокультурного общества, чтобы оно могло справиться с угрозой вторжения, – религиозная гармония среди людей. Совместное участие в мандале Калачакры символизирует это обязательство сотрудничать. 

Описание в Калачакре неиндийских пророков и предсказание будущей войны с их последователями необходимо понимать в таком историческом и культурном контексте. Несмотря на рекомендованную тактику, ни буддийские лидеры, ни мастера того времени не начинали настоящих кампаний привлечения индуистов или мусульман в свои ряды. Никто не даровал посвящения Калачакры, преследуя подобную цель. Как бы то ни было, некоторые индуистские и мусульманские группы возмутились призывом Калачакры к объединению и считали грядущего буддийского царя Шамбалы ложным мессией, предсказанным в их собственных текстах. 

Когда несколько религий разделяют веру в истинного мессию, побеждающего ложного в апокалипсической битве, и последователи этих религий живут в непосредственной близости друг от друга, возможны два исхода. Они могут попытаться объединиться перед лицом общего ложного мессии, заявив, что у них общий истинный мессия. Либо они могут считать, что истинные мессии соседей – это предсказанные в их источниках ложные мессии. История показывает, что обе линии поведения могут привести к недоверию и конфликтам. 

Итак, основной целью учений Калачакры об истории было описание будущих событий так, чтобы они соответствовали продвинутым стадиям практики медитации Калачакры. Они не отражают нынешний буддийский взгляд на современную ситуацию в мире и не лежат в его основе. «Сокращённая тантра Калачакры» явно утверждает: «Несомненно, сражение с повелителем неиндийских захватчиков происходит внутри тел воплощённых существ. В то же время внешний (уровень сражения) – это на самом деле иллюзорная форма. (Таким образом,) битва с неиндийскими захватчиками из Мекки – (в действительности) не сражение».