Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Главная > История, культура, сравнение с другими религиями > История буддизма и бона > Введение в историю пяти тибетских традиций: четырех буддийских и бонской

Введение в историю пяти тибетских традиций: четырех буддийских и бонской

Александр Берзин
Берлин, Германия, 10 января 2000 г.

Этим вечером меня попросили рассказать об истории пяти тибетских традиций: четырех буддийских и бонской. Четыре буддийские традиции – это ньингма, кагью, сакья и гелуг. Пятой тибетской традицией является добуддийская традиция бон. Часто в конце этих названий мы слышим слог «па», что означает последователя традиции, к примеру, «гелуг-па» – это тот, кто следует традиции гелуг.

Утверждение буддизма императором Сонгценом Гампо

История пяти тибетских традиций начинается в VII веке н.э. В начале этого столетия царь из Центрального Тибета Сонгцен Гампо завоевал западнотибетское царство Шанг-Шунг и создал первую объединенную Тибетскую империю. В те времена цари придерживались обычая брать в жены принцесс из соседних царств, поскольку было маловероятно, что соседствующие цари нападут на дворцы, в которых живут их дочери. Император Сонгцен Гампо женился на принцессах из Китая, Непала и Шанг-Шунга. Принцессы принесли с собой религии родных стран. Китайская и непальская принцессы привезли буддийские тексты, а принцесса Шанг-Шунга – верования бон, который был исконной религией царства Шанг-Шунг.

Если мы посмотрим на это с точки зрения западной научной историографии, то в тот ранний период буддизм не оказывал на Тибет большого влияния. Главным достижением было строительство первым императором тринадцати буддийских храмов. В те времена Тибет изображали на картах в виде лежащей на земле демоницы. Выбрав тринадцать точек на теле демоницы, подобно акупунктурным точкам, император повелел в каждой из них построить храм, чтобы укротить и подчинить энергию демоницы Тибета. Так буддизм пришел в Cтрану снегов.

Для дальнейшего объединения империи Согцен Гампо пожелал иметь алфавит, чтобы записывать тибетский язык. Поэтому он отправил своего министра Тонми Самбхоту за алфавитом в Хотан – а не в Индию, как об этом обычно говорится в традиционных тибетских источниках. Хотан был буддийским царством, располагавшимся в Средней Азии, севернее Западного Тибета. Выбранная министром дорога в Хотан проходила через Кашмир. По прибытии в Кашмир, министр обнаружил, что мастер, на встречу с которым он ехал в Хотан, находится в Кашмире. Таким образом, появилась история о том, что тибетская письменность пришла из Кашмира. Орфографический анализ показывает, что тибетский алфавит на самом деле следует особенностям, характерным только для письменности Хотана. Позже Тибет в большей степени соприкасался с буддизмом Китая и Хотана, чем с буддизмом Индии. Как бы там ни было, в тот ранний период религия бон в Тибете по своему влиянию превосходила буддизм. Государственные ритуалы проводились с использованием церемоний традиции бон.

Старый период распространения (ньингма)

В середине VIII столетия на трон взошел другой великий император – Три Сонгдецен. Он получил предсказание относительно будущего буддийских учений в Тибете, и, в соответствии с этим предсказанием, пригласил великого индийского буддийского учителя Шантаракшиту. Вскоре после того, как прибыл индийский настоятель, разразилась эпидемия оспы. Придворные министры, противящиеся любому иноземному влиянию на Тибет, обвинили в эпидемии Шантаракшиту и изгнали его из Тибета. Перед отъездом Шантракшита посоветовал императору пригласить Гуру Ринпоче, Падмасамбхаву, чтобы тот посетил Тибет и подчинил неблагоприятные условия и проблемы. Три Сонгдецен последовал этому совету: Падмасабхава явился и освободил Тибет от помех. Затем император пригласил Шантракшиту вернуться. К тому времени в стране уже было построено несколько буддийских храмов, теперь же немного южнее Лхасы, в Самье, они построили первый в Тибете монастырь. Индийский настоятель провел обряды посвящения для первых монахов этого монастыря.

Гуру Ринпоче давал в Тибете некоторые наставления, но на самом деле он учил там немного. В основном он занимался сокрытием текстов, поскольку считал, что тибетцы пока еще не готовы их воспринять. Эти тексты относились к высшим тантрическим учениям, называемым дзогчен, или великой завершенностью.

В дальнейшем в монастыре Самье совместно работало много ученых из Китая, Индии и Шанг-Шунга. В основном они составляли и переводили тексты, относящиеся к их собственным традициям. Вскоре буддизм был провозглашен государственной религией. Китайцы в то время обладали наибольшим влиянием, и каждый второй год император Китая посылал двух монахов в Самье. Китайские монахи следовали буддийской традиции чань, являющейся китайской предшественницей японской традиции дзен.

Шантракшита предсказал приближающийся конфликт с китайцами. Пожалуйста, не забывайте о том, что религиозная история не развивается в вакууме, она взаимосвязана с политической историей, и между Китаем и Тибетом в те времена было много войн. Шантракшита сказал, что им следует пригласить его ученика Камалашилу, чтобы уладить любые возможные проблемы.

Тем временем император Три Сонгдецен отправил больше тибетцев в Индию, чтобы они принесли учения и пригласили в его страну больше индийцев. Были сокрыты новые тексты. Так как Тибет вел многочисленные войны с Китаем и министры противились любому иноземному влиянию на Тибет, становятся понятными гонения, которым подверглись бонпо в монастыре Самье и при дворе. В конце концов, члены фракции бонпо были в основном из Шанг-Шунга (прим. пер.: В то время при дворе было три фракции: одна прокитайская, одна пробуддийская и проиндийская и одна консервативная, состоящая из шанг-шунгских бонпо. Все фракции были настроены против иноземного влияния, но каждая из них определяла это влияние по-своему. Министры, о которых идет речь, входили в религиозный совет, были из монастыря Самье и поддерживали индийский буддизм, они были против китайского влияния и против бона. Сначала эта пробуддийская проиндийская фракция изгнала консервативную фракцию бонпо, а позже и прокитайскую фракцию. Фракция бонпо была настроена против Индии и против буддизма).

Кроме того, между Камалашилой, представлявшим индийскую сторону, и представителем Китая состоялись дебаты, в которых китайская сторона потерпела поражение. Разумеется, чаньский мастер ни при каких обстоятельствах не мог победить в дебатах мастера логики из Индии. Это не было соревнованием: практикующие чань не изучают логику. По многим причинам можно утверждать, что эти дебаты были политическим шагом, предпринятым, чтобы найти предлог для изгнания китайцев и утверждения индийского буддизма в качестве основной формы буддизма в Тибете. Из всех соседствующих с Тибетом царств и империй Индия представляла наименьшую военную угрозу.

Я хотел бы изложить историю не со стандартной религиозной тибетской точки зрения, а с несколько более западной, научной, поскольку я получил западное научное образование. Мне кажется, такое объяснение яснее отражает произошедшее, оно понятнее.

После этих событий было сделано гораздо больше переводов. В начале IX столетия при поддержке императора ученые составили санскритско-тибетский словарь и стандартизировали перевод терминов и стиль. Довольно интересно то, что работавшие над словарем ученые не включили в него термины, имеющие отношение к тантре: к тому времени тантра уже вызывала довольно много споров.

В середине IX столетия император Лангдарма начал печально известное гонение на буддизм. Возможно, более объективно было бы рассматривать это гонение как реакцию на попытки настоятелей и монахов Самье  добиться чрезмерного влияния на правительство, а не демонизировать Лангдарму, как это делается в религиозных источниках. Для содержания монастырей государству требовалось повышать налоги, и это экономическое бремя стало невыносимым.

На самом деле Лангдарма закрывал монастыри, он не уничтожил буддизм. Он не уничтожил буддийские библиотеки, поскольку Атиша нашел их, когда в следующем веке посетил Тибет. Буддизм продолжался вне монастырей. Традиция, которая появилась до так называемого «старого периода распространения» (периода старых переводов) и существовала во время него, позже стала известна как «старая традиция», традиция ньингма.

Новый период распространения

Как уже говорилось, гонения на бон имели место за много лет до гонений на буддизм. Подобно Гуру Ринпоче и другим буддийским мастерам того времени, несколько мастеров бон также сокрыли тексты для сохранности. В начале X столетия бонпо начали восстанавливать свои тексты, содержавшие не только тантру, но также и сутру. Учения традиции бон очень похожи на аналогичные буддийские учения. Довольно интересно, что в боне начали открывать и делать общедоступными драгоценные тексты до того, как это стало традиционным для буддистов.

К концу X столетия в Тибете зачастую ошибочно толковали тантру – это относится к традиции ньингма, поскольку она выжила вне монастырей. Люди воспринимали учения слишком буквально, в особенности те его части, которые, как казалось, относились к сексу и насилию. Интерес к сексу и насилию не является в обществе чем-то новым; несомненно, этот интерес имел место и в те времена.

Тогда, как и прежде, царь еще раз послал ученых в Индию, чтобы те принесли назад учения и попытались исправить ошибочные толкования. Неверное толкование в первую очередь имело место из-за того, что больше не существовало монастырей, в которых изучение и практика учений стандартизированы. Так возникло явление, которое называют «новым периодом распространения» (сарма, период новых переводов). Именно в это время зародились буддийские традиции кадам, сакья и кагью. В Индии этих названий не существовало. Они возникли благодаря тому, что много разных переводчиков отправлялось в Индию и Непал и возвращалось с разными наборами текстов, учений и тантрических уполномочивающих посвящений. Кроме того в Тибет приезжали различные индийские, непальские и кашмирские учителя. Благодаря этим учителям возникли разные тибетские линии передачи учений.

Это явление очень похоже на то, что мы наблюдаем в наши дни. На Запад приезжает множество тибетских лам. Создается впечатление, что почти никто из них не сотрудничает друг с другом, и большинство из них основывает свои собственные Дхарма-центры. Многие западные люди отправляются в Индию и Непал, чтобы учиться у тибетских учителей, находящихся там в изгнании. Кроме того многие из этих западных людей по возвращении на родину также основывают свои Дхарма-центры. Теперь у нас есть такие явления, как линия передачи учений Калу Ринпоче, линия Шамара Ринпоче, линия Согьяла Ринпоче, линия Намкхайя Норбу Ринпоче, линия Ламы Еше, линия геше Тхубтена Нгаванга, линия геше Рабтена, линия Трунгпа Ринпоче, и это продолжается. Ни одной из этих линий передачи учений не существовало в Тибете. На Западе есть люди, которые говорят: «Я последователь Калу Ринпоче», «Я последователь Намкхайя Норбу», – то есть мы отождествляем себя с учителем. В Тибете линии передачи учений формировались тем же образом, каким, как представляется, они формируются в наши дни на Западе. Это были абсолютно новые линии передачи учений, которых не существовало раньше.

Как и в то время, в наши дни многие люди учатся у множества различных учителей. Линии учений пересекались. Люди изучали несколько линий передачи учений, и эти линии каким-то образом перемешивались. Вместо того чтобы основывать Дхарма-центры, они основывали монастыри. Потом – и хочется верить, что это произойдет на Западе – несколько из этих линий со своими ярко выраженными учениями и учителями объединились, чтобы сформировать жизнеспособное число школ. Двумстам различным разновидностям буддизма невозможно выжить. Линии передачи различных практик, текстов и тантрических уполномочивающих посвящений объединились и образовали школы кадам, кагью и сакья. Различные линии, существовавшие в Тибете до этой новой фазы, образовали школы ньингма и бон. До этого периода существовали лишь разрозненные монастыри, которые не были объединены в какие-либо организованные школы.

Пять тибетских традиций не обладают какими-либо внутренними, изначально присущими им отличительными чертами, а представляют собой только соглашения, объединяющие разные линии передачи учений разных учителей – линии учений и уполномочивающих посвящений, которые были переданы посещавшими Тибет учителями. Таким вот образом в конце X века появились пять тибетских традиций: четыре буддийские и обновленная традиция бон.

Кадам и гелуг

Линия передачи учения кадам берет свое начало от индийского мастера Атиши. Одной из выдающихся особенностей этой традиции были учения лоджонг. Обычно лоджонг переводят как «тренировка ума», но я предпочитаю переводить как «очищение состояний ума». Эта линия передачи учений распалась на три линии, а затем была снова объединена и реформирована Цонкапой в конце XIV и начале XV столетий, став традицией гелуг.

Одним из наиболее выдающихся достижений Цонкапы было то, что он прочел почти всю имевшуюся на то время буддийскую литературу. Многие тексты существовали на тибетском языке в нескольких вариантах. Большинство из них были переведены по три-четыре раза и снабжены значительным числом комментариев. Цонкапа прочел и сопоставил почти все эти тексты, относящиеся как сутре, так и к тантре. В своих комментариях к исходным текстам он писал: «Что касается этого отрывка, то в этой версии переведено так, а в той этак, и этот комментарий объясняет это так, а тот этак. Однако этот перевод или это объяснение нелогично и не имеет смысла, поскольку противоречит тому и этому...»

Таким образом Цонкапа пришел к выводу относительно правильного перевода и понимания ВСЕХ основных текстов. Он не заявлял: «Этот отрывок означает вот это, потому что я так сказал», – он подкреплял все логикой и доводами. Более того, он обращал особое внимание на наиболее сложные места каждого текста, которые остальные были склонны пропускать. Его труды стали основой школы гелуг.

У Цонкапы было много учеников. Одного из них позже назвали Первым Далай-ламой, хотя титула «Далай-лама» не существовало в этой линии преемственности вплоть до третьего воплощения. Третьему Далай-ламе этот титул дали монголы. А Пятый Далай-лама, также при поддержке монголов, обрел политическую власть в Тибете. Монголы сделали это в первую очередь для того, чтобы прекратить в Тибете 150-летнюю гражданскую войну и способствовать единению и стабильности на территории Тибета. Далай-ламы стали покровителями всех традиций Тибета, а не только традиции гелуг, хотя линия преемственности Далай-лам изначально пришла из школы гелуг. Основной учитель Пятого Далай-ламы стал известен как Первый Панчен-лама.

Сакья

Линия передачи учений сакья главным образом берет свое начало от индийского мастера Вирупы. От него пришло учение, известное как « ламдре», или «путь-плод», – основное  учение традиции сакья, которое объединяет сутру и тантру. Школа сакья развилась благодаря линии преемственности пяти ранних мастеров, принадлежавших к одной благородной семье. Одному из них, Чогьялу Пагпа, в XIII веке монгольским императором Хубилай-ханом была дарована политическая власть в Тибете. Эта мера впервые за время периода новых переводов восстановила политическое единство Тибета.

Кагью

В традиции кагью есть две основные линии. Одна – это шангпа-кагью, линия передачи учения, которую возглавлял последний Калу Ринпоче. Она берет начало от тибетского мастера Кьюнгпо Налджора, отправившегося в Индию в начале XI столетия и принесшего назад учения, в основном от Наропы и двух великих женщин-мастеров – йогинь Нигумы и Судхасиддхи.

Другой основной линией кагью является дагпо-кагью. Это линия учения, которая была передана Тилопой Наропе, а затем тибетцам Марпе, Миларепе и Гампопе. После Гампопы его ученики, а затем и следующее поколение учеников разделили эту линию на двенадцать линий передачи учений. В наши дни из этих двенадцати широко распространены и известны на Западе только три. Школа карма-кагью была основана Первым Кармапой – непосредственным учеником Гампопы. Две другие – это другпа-кагью и дригунг-кагью (дрикунг-кагью).

Традиционно каждая из школ кагью была независима, то есть общего главы всех линий традиции кагью не существовало. Когда нынешнее сообщество тибетских беженцев бежало в Индию во время тибетского восстания 1959 года, наиболее выдающимся из глав линий передачи учений кагью, которому удалось бежать, был Шестнадцатый Кармапа. Чтобы помочь с процессом переселения, он временно был выбран главой всех линий передачи учений кагью. Сейчас различные традиции кагью вновь развиваются независимо.

В начале XI века, когда появлялись школы традиции новых переводов, мастера традиции ньингма начали открывать сокрытые до этого тексты. Лонгченпа собрал их вместе в XIII столетии, чтобы сформировать текстовую основу школы ньингма. Традиция ньингма, возможно, является наименее объединенной из различных Тибетских школ; каждый из ее монастырей относительно независим.

«Беспристрастное» движение риме

Следует упомянуть еще одно движение, а именно риме или «беспристрастное движение». Оно появилось в начале XIX столетия на юго-востоке Тибета, в провинции Кхам. Все мастера, основавшие это движение, пришли из традиций кагью, сакья и ньингма. Среди них наиболее известным, вероятно, был Первый Конгтрул Ринпоче – Джамгон Конгтрул. Основной причиной создания движения риме было сохранение линий передачи учений и текстов всех традиций, включая традицию гелуг, которые стали к тому времени редкими.

Некоторые западные ученые предполагают, что у движения риме есть и скрытая цель – политическая. Школа гелуг стала чрезвычайно могущественной и являлась основной традицией Центрального и Северо-восточного Тибета (провинции Амдо). Более того, последователи этой школы составляли большинство в правительстве Центрального Тибета. Другие традиции могли чувствовать потенциальную угрозу. В то же время они могли считать, что, работая совместно, они смогут не только сохранить свою индивидуальность, но также и представлять альтернативную объединенную силу Тибета. Таким образом образовалось движение риме.

Пожалуй, этого достаточно для введения в историю пяти тибетских традиций. Хотя существует множество имен и названий, полезно иметь некоторое представление об истории и о том, кто является основными фигурами, такими как Далай-ламы, Панчен-ламы и Кармапы. Это в свою очередь может помочь нам избежать ловушек пристрастности, то есть мы сможем развить уважение ко всем традициям Тибета. Спасибо.