Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Главная > История, культура, сравнение с другими религиями > История буддизма и бона > Исторический очерк о буддизме и исламе в Афганистане

Исторический очерк о буддизме и исламе в Афганистане

Александр Берзин
ноябрь 2001, последняя редакция – декабрь 2006

География

На территории Афганистана, в царствах, через которые проходили торговые пути в Центральную Азию, с давних времен были представлены разные школы хинаянского буддизма. Основными царствами были Гандхара и Бактрия. Гандхара располагалась на территории пакистанской провинции Пенджаб и афганской части Хайберского прохода. Со временем афганская часть от Хайберского прохода до Кабульской долины получила название Нагарахара, тогда как пенджабская часть сохранила название Гандхара. Бактрия простиралась от Кабульской долины на север и занимала территорию южного Узбекистана и южного Таджикистана. К северу от нее, в центральной части Узбекистана и в северо-западной части Таджикистана, находилась Согдиана. Южная часть Бактрии, сразу на север от Кабульской долины, называлась Каписа, тогда как северная часть позже получила название Тохаристан.

Ранний этап утверждения буддизма

Согласно ранним хинаянским биографиям Будды, таким как текст традиции сарвастивада « Сутра обширной игры» (санскр. Лалитавистара Сутра), Тапассу и Бхалика, два брата-торговца из Бактрии, стали первыми его учениками, получившими обеты мирянина. Это произошло спустя восемь недель после демонстрации Буддой Шакьямуни просветления, что, как традиционно считается, произошло в 537 году до н.э. Позже Бхалика стал монахом и построил монастырь вблизи своего родного города Балх, рядом с современным Мазари-Шарифом. Он принес с собой в качестве реликвии восемь волос Будды и построил для этой реликвии памятник – ступу. Примерно в то же время Бактрия стала частью иранской империи Ахеменидов.

В 349 году до н. э., спустя несколько лет после Второго буддийского собора, от тхеравады отделилась хинаянская традиция махасангхика. Многие последователи махасангхики перебрались в Гандхару. В Хадде – главном городе афганской части Гандхары, рядом с современным Джалалабадом, они основали монастырь Нагара Вихара, принеся с собой реликвию – часть теменной кости Будды.

Вскоре после них прибыл старейшина тхеравады Самбхута Санаваси. Он попытался учредить в Каписе свою традицию, однако не добился в этом успеха, и махасангхика укоренилась на территории Афганистана в качестве основной буддийской традиции.

Со временем последователи махасангхики разделились на пять дочерних школ. Основной из них в Афганистане была локоттаравада, которая позже упрочилась в долине Бамиан, в горах Гиндукуш. Здесь, где-то в промежутке между III и V веками н.э., последователи локоттаравады в соответствии с их утверждением о том, что Будда является выдающейся, сверхчеловеческой фигурой, построили самую большую в мире статую стоящего Будды. Талибы уничтожили этот колосс в 2001 году.

В 330 году до н.э. Александр Македонский завоевал большую часть империи Ахеменидов, включая Бактрию и Гандхару. Он терпимо относился к религиозным традициям этих регионов, и из этого можно заключить, что в первую очередь его интересовали военные победы. Его приемники основали династию Селевкидов. Однако в 317 году до н.э. индийская династия Маурьев отвоевала Гандхару у Селевкидов. Таким образом, территория Гандхары была подвержена лишь незначительному эллинистическому влиянию на протяжении этого короткого периода.

Император Ашока Маурья (годы правления 273 – 232 до н.э.) покровительствовал буддизму традиции тхеравада. В конце своего правления он отправил миссию тхеравады во главе с Махараккхитой в Гандхару. До самого Кандагара на юге страны эта миссия возводила «Колонны Ашоки» с высеченными на них законами, основанными на буддийских принципах. Благодаря подобным миссиям на территории Афганистана установилось некоторое присутствие тхеравады.

Школа сарвастивада и Греко-Бактрийское царство

Кроме того, ближе к концу правления Ашоки, после Третьего буддийского собора, от тхеравады отделилась хинаянская школа сарвастивада. После смерти Ашоки его сын Джалока утвердил в Кашмире традицию сарвастивада.

В 239 году до н.э. местная греческая знать Бактрии восстала против правления Селевкидов и добилась независимости. В последующие за этим событием годы они завоевали Согдиану и Кашмир и основали Греко-Бактрийское царство. Кашмирские монахи вскоре принесли учения хинаянской школы сарвастивада в Бактрию.

В 197 году до н.э. греко-бактрийцы отвоевали Гандхару у Маурьев. Впоследствии сарвастивада распространилась также и в юго-восточной части территории Афганистана. Из-за последующего тесного взаимодействия греческой и индийской культур, эллинский стиль сильно повлиял на буддийское искусство, а именно на манеру изображения человеческих форм и на драпировку одеяний.

Хотя тхеравада никогда не пользовалась значительным влиянием в Греко-Бактрийском царстве, один из его царей – Минандрос (пали: Милинда; годы правления: 155 – 130 до н.э.), благодаря влиянию, оказанному на него приезжим индийским монахом Нагасеной, стал последователем этой традиции. Царь задавал индийскому монаху множество вопросов, и их диалог стал известен как « Вопросы Милинды» (пали: Милиндапаньха). Вскоре Греко-Бактрийское царство установило дипломатические отношения с Шри-Ланкой и отправило делегацию монахов на церемонию освящения величественной ступы, построенной царем Дуттхагамани (годы правления 101 – 77 до н.э.). Благодаря установившимся культурным контактам, греко-бактрийские монахи устно передали « Вопросы Милинды» в Шри-Ланку. Позже этот текст стал еще одним каноническим текстом традиции тхеравада.

Кушанский период

Расширение китайской империи Хань на запад, в Ганьсу и Восточный Туркестан (кит.: Синьцзян), происходившее в период между 177 и 165 годами до н.э., вытеснило многие коренные центрально-азиатские кочевые народы дальше на запад. Один из этих народов, хунну, напал на другой, юэчжи, и поглотил большую его часть. Юэчжи были людьми европеоидной расы, говорившими на древнем западном языке, относящемся к индоевропейской семье языков. Они были самой восточной народностью, относящейся к европеоидной расе. Согласно некоторым источникам, один из пяти аристократических кланов юэчжи, известный в греческих источниках как тохары, переселился в район современного восточного Казахстана, оттеснив на юг местные кочевые племена саков, известных в греческих источниках как скифы. Однако и тохары, и саки были ираноязычными народами. Из-за этой разницы в языках спорным остается то, являются ли эти тохары потомками юэчжи, также известными как «тохары», основавшими процветающие цивилизации Куча и Турфан в Восточном Туркестане во II веке н.э. Как бы там ни было, ясно то, что саки не имеют отношения к клану шакьев из центральной части северной Индии, в котором был рожден Будда Шакьямуни.

Сначала саки отвоевали у греко-бактрийцев Согдиану, а затем, в 139 году до н.э., во времена правления царя Менандроса, захватили также и Бактрию. Здесь саки обратились в буддизм. К 100 году до н.э. тохары отвоевали у саков Согдиану и Бактрию. Поселившись на отвоеванной территории, они тоже приняли буддизм. Это было началом династии Кушан, которая со временем распространила свое влияние в Кашмир, северный Пакистан и северо-западную Индию.

Наиболее известным кушанским царем был Канишка (годы правления 78 – 102 н.э.), чья западная столица располагалась в Каписе. Канишка покровительствовал хинаянской школе сарвастивада. В Тохаристане большой известностью пользовалась дочерняя школа сарвастивады – вайбхашика. Монах из Тохаристана Гхошака был одним из составителей комментариев вайбхашики на абхидхарму («особые разделы знаний»), принятых Четвертым буддийским собором, который возглавлял Канишка. Вернувшись после собора в Тохаристан, Гхошака основал школу западная вайбхашика (балхика). Главный монастырь города Балх, Нава Вихара, вскоре стал центром высшего буддийского образования во всей Центральной Азии, сравнимым с монастырем Наланда в центральной части северной Индии. В Нава Вихаре особое внимание уделялось изучению абхидхармы вайбхашики. В монастырь принимались только монахи, которые уже составили тексты на эту тему. Поскольку в Нава Вихаре хранилась реликвия – зуб Будды, монастырь также являлся одним из главных центров паломничества на Великом шелковом пути из Китая в Индию.

В Балхе примерно в 600 году до н.э. родился Зороастр (Заратустра). Этот город был священным городом зороастризма – иранской религии, сформировавшейся на основе учений Зороастра, в которой особую роль играло почитание огня. Канишка следовал греко-бактрийской политике религиозной терпимости. Таким образом, буддизм и зороастризм мирно сосуществовали в Балхе, оказывая влияние на развитие друг друга. К примеру, в пещерных монастырях этого периода на стенах были изображены будды с аурами огня и подписями «Будда-Мазда». Это была смесь Будды с Ахурой-Маздой – высшим божеством зороастризма.

В 226 году н.э. персидская империя Сасанидов свергла кушанское господство на территории Афганистана. Являясь ярыми сторонниками зороастризма, Сасаниды терпимо относились к буддизму и разрешили строительство новых буддийских монастырей. Именно во время их правления последователи локоттаравады возвели две огромные статуи Будды в Бамиане.

Единственное отступление Сасанидов от религиозной терпимости произошло во второй половине III века, когда на религиозную политику государства оказывал влияние верховный зороастрийский жрец Картир. Он распорядился разрушить несколько буддийских монастырей в Афганистане, поскольку смесь буддизма с зороастризмом казалась ему ересью. Тем не менее, буддизм быстро восстановился после смерти Кирдера.

Белые гунны и тюркские шахи

В начале V столетия белые гунны, известные в греческих источниках как эфталиты, а в индийских – как турушки, отвоевали у Сасанидов большую часть территорий бывшего Кушана, включая территорию Афганистана. Сначала белые гунны следовали своей собственной религии, напоминавшей зороастризм. Однако вскоре они стали ярыми приверженцами буддизма. Ханьский паломник из Китая Фа Сянь, путешествовавший по их территории в период между 399 и 414 годами н.э., сообщил о процветании нескольких хинаянских школ.

Тюркские шахи представляли собой тюркский народ, берущий свое начало от кушан. После разгрома Кушанской династии Сасанидами тюркские шахи переняли управление частями бывшей Кушанской империи, расположенными в северо-западной и северной Индии. Они управляли этими территориями до прихода туда в VI веке индийской династии Гупта, после чего бежали в Нагарахару. Тюркские шахи отвоевали части территории Нагарахары у белых гуннов и к середине V века распространили свое влияние на Кабульскую долину и Капису. Подобно кушанам и белым гуннам, занимавшим эту территорию ранее, тюркские шахи поддерживали буддизм на территории Афганистана.

В 515 году царь белых гуннов Михиракула, находившийся под влиянием небуддийских фракций своего двора, завидовавших влиянию буддийских министров и чиновников, запретил буддизм. Он разрушил монастыри и убил много монахов в северо-западной Индии, Гандхаре и особенно в Кашмире. В меньшей степени гонениям подверглась контролируемая им часть Нагарахары. Его сын полностью изменил эту политику и построил во всех этих регионах новые монастыри.

Западные тюрки

Придя с севера территории Западного Тюркского каганата, западные тюрки заняли в 560 году западный участок среднеазиатской части Великого шелкового пути. Они медленно распространились в Бактрию, вытесняя тюркских шахов дальше на восток в Нагарахару. Многие вожди западных тюрок переняли буддизм у местного населения и в 590 году построили новый буддийский монастырь в Каписе. В 622 году правитель западных тюрок каган Тонгшиху официально принял буддизм под руководством Прабхакарамитры, монаха из северной Индии.

Приблизительно в 630 году ханьский паломник из Китая Сюань Цзан  по пути в Индию посетил земли, занимаемые западными тюрками. Он свидетельствовал о процветании буддизма в бактрийской части их империи, особенно в находящемся в Балхе монастыре Нава Вихара. Он упомянул не только об образовании в монастырском университете, но и о прекрасных статуях Будды, задрапированных в шелковые одеяния и украшенных драгоценными орнаментами в соответствии с местными зороастрийскими обычаями. В те времена у монастыря были тесные связи с Хотаном – исключительно буддийским царством Восточного Тюркского каганата. Монастырь посылал туда на учебу много монахов. Кроме того, Сюан Цзан описал находившийся рядом с Нава Вихара монастырь, в котором практиковали продвинутую технику медитации традиции хинаяна – випашьяну (пали: випассана) – исключительно острому восприятию непостоянства и отсутствию у индивидуума независимой ни от чего личности.

В гораздо худшем состоянии Сюань Цзан нашел буддизм в Нагарахаре, находящейся под управлением тюркских шахов. Что касается пенджабского района Гандхары, создавалось впечатление, что территория не восстановилась в полной мере после гонений на буддизм, имевших там место более чем столетие назад при царе Михиракуле. Хотя монастырь Нагара Вихара с хранящейся в нем реликвией – частью теменной кости Будды, был одним из самых священных паломнических мест буддийского мира, Сюань Цзан сообщил о том, что монахи здесь развращены и берут с паломников по золотой монете за каждый взгляд на реликвию. Кроме того, он сообщил о том, что во всем регионе нет центров образования.

Вместе с тем, несмотря на проникновение махаяны в Афганистан из Кашмира и пенджабской Гандхары в V и VI столетиях, Сюань Цзан заметил ее присутствие только к западу от Нагарахары – в Каписе и в Гиндукуше. Доминирующей буддийской традицией в Нагарахаре и северной Бактрии оставалась сарвастивада.

Период правления Омейядов и появление ислама

Спустя пять лет после смерти пророка Мухаммада, в 637 арабы разгромили персидских Сасанидов и в 661 году основали Омейядский халифат, правивший Ираном и большей частью Среднего Востока. В 663 году они напали на Бактрию, которая к тому времени была отвоевана тюркскими шахами у западных тюрок. Омейядские войска захватили территорию вокруг Балха, включая монастырь Нава Вихара, заставив тем самым тюркских шахов отступить в Кабульскую долину.

На завоеванных землях арабы позволяли последователям немусульманских религий придерживаться своей веры, если те мирно признавали арабское господство и платили подушный налог (араб. джизя). Хотя некоторые бактрийские буддисты и даже настоятель монастыря Нава Вихара обратились в ислам, большинство буддистов этого региона приняли статус зимми – лояльных, не исповедующих мусульманские религии подданных исламского государства, пользующихся правом защиты жизни и имущества. Монастырь Нава Вихара оставался открытым и действующим. Ханьский паломник из Китая Йи Чинг посетил Нава Вихару в 680-х годах и сообщил о том, что монастырь процветает в качестве центра обучения традиции сарвастивада.

В начале VIII столетия омейядский персидский писатель аль-Кермани  детально описал монастырь Нава Вихара, это описание сохранилось в труде X века « Книга стран» (араб. « Китаб ал-булдан») автора аль-Хамадани. Аль-Кермани описал монастырь в понятной для мусульман форме, проведя аналогию с Каабой в Мекке – самым священным местом ислама. Он писал о том, что в главном храме в центре есть каменный куб, покрытый тканью, и что верующие совершают вокруг него обходы и выполняют простирания. Каменный куб являлся основанием, на котором стояла ступа, что было обычным для бактрийских храмов. Куб был покрыт тканью в соответствии с иранским обычаем, чтобы выразить почтение как к статуям Будды, так и к ступам. Описание аль-Кермани свидетельствует о том, что омейядские арабы были открыты к немусульманским религиям, таким как буддизм, с которыми они столкнулись на своих недавно завоеванных территориях, уважительно относились к ним и пытались их понять.

Тибетский союз

В 680 году в Ираке Хусейн осуществил безуспешную попытку восстания против Омейядов. Этот конфликт отвлек внимание арабов от Центральной Азии и ослабил контроль Омейядов над этой территорией. В 705 году, воспользовавшись ситуацией, тибетцы образовали союз с тюркскими шахами, и совместно они предприняли безуспешную попытку выбить войска Омейядов из Бактрии.

Примерно за 60 лет до этого события тибетцы узнали о буддизме благодаря китайскому и непальскому влиянию (прим. пер.: тибетский царь женился на китайской и непальской принцессах), но в начале VIII века в Тибете еще не было монастырей. В 708 году принц тюркских шахов Назактар-хан успешно изгнал Омейядов и установил в Бактрии фанатичные буддистские правила. Он даже обезглавил принявшего ислам бывшего настоятеля монастыря Нава Вихара.

В 715 году арабский генерал Кутайба отвоевал Бактрию у тюркских шахов и их тибетских союзников. В качестве наказания за бунт, он нанес серьезный ущерб монастырю Нава Вихара. Многие монахи бежали на восток – в Хотан и Кашмир, способствуя там самым развитию буддизма на этой территории, особенно в Кашмире. Теперь Тибет перешел на другую сторону и, по политическим причинам, сам вступил в союз с войсками Омейядов, против которых незадолго до того сражался.

Монастырь Нава Вихара быстро восстановился и вскоре стал функционировать, как и прежде, что говорит о том, что разрушения мусульманами буддийских монастырей в Бактрии не были мотивированы религиозными причинами. Если бы это было так, мусульмане не позволили бы восстанавливать монастыри. Омейяды лишь повторяли по отношению к буддизму политику, которой они следовали ранее в том же столетии, когда завоевали область Синд – южную часть современного Пакистана. Они разрушили только некоторые монастыри, которые подозревали в укрывательстве противников своего правления. Однако затем они позволили отстроить эти монастыри, а другим монастырям позволили процветать. Их главной целью была экономическая эксплуатация, и потому они взимали подушный налог с буддистов и налог на паломничество с посетителей священных объектов.

Несмотря на обычную склонность к религиозной терпимости предшествующих Омейядских халифов, Умар II (годы правления 717 –   720) издал указ, согласно которому все союзники Омейядов должны принять ислам. Однако принятие ислама должно быть добровольным, основанным на знании исламских законов. В 717 году, чтобы задобрить своих союзников, тибетцы отправили посланника ко двору Омейядов, чтобы пригласить мусульманских учителей. Халиф отправил аль-Ханафи. Свидетельств успеха этого учителя в обращении Тибета в ислам найдено не было, и это говорит о том, что Омейяды не настаивали на собственной попытке распространения своей религии. Более того, прохладный прием, оказанный в Тибете аль-Ханафи, был в первую очередь результатом ксенофобской атмосферы, распространяемой оппозиционной фракцией при тибетском дворе.

На протяжении последующих десятилетий политические и военные союзы часто менялись, поскольку арабы, китайцы, тибетцы, тюркские шахи и различные другие тюркские племена воевали за власть в Центральной Азии. Тюркские шахи отвоевали Капису у Омейядов, и в 739 году тибетцы восстановили свой союз с тюркскими шахами, что подтверждает визит тибетского императора в Кабул по случаю празднования тюркскими шахами и Хотаном свадьбы на высшем уровне. Северная Бактрия осталась под управлением Омейядов.

Ранний период правления Аббасидов

В 750 году арабская фракция уничтожила Омейядский халифат и основала династию Аббасидов. Они поддерживали контроль над северной Бактрией. Аббасиды не только продолжили политику дарования местным буддистам статуса зимми, но и проявляли значительный интерес к чужой культуре, в особенности к индийской. В 762 году халиф аль-Мансур (годы правления 754 – 775) нанял индийских архитекторов и инженеров спроектировать новую столицу Аббасидов – Багдад. Он выбрал для столицы санскритское название – Bhaga-dada, означающее «Подарок Бога». Халиф также построил « Дом знаний» (араб. Байт ал-хикмат), в котором было бюро переводов. Он пригласил ученых разных национальностей и религий переводить тексты на арабский язык, в особенности тексты по логике и на научную тематику.

Ранние аббасидские халифы покровительствовали исламской школе мутазилитов, пытавшейся объяснить законы Корана с точки зрения здравого смысла. Основной акцент был сделан на изучении древнегреческой философии, науки и медицины, хотя внимание также уделялось и изучению соответствующих санскритских текстов индийских традиций. Однако в «Доме знаний» переводили не только научные тексты. Буддийские ученые перевели на арабский язык несколько махаянских и хинаянских сутр на религиозные и этические темы.

Следующий халиф аль-Махди (годы правления 775 – 785) приказал войскам Аббасидов в Синде вторгнуться в Саураштру – регион на юго-востоке. Это вторжение было частью кампании халифа по установлению своего престижа и превосходства как лидера исламского мира перед лицом потенциального соперника в Аравии, тоже провозглашенного Махди – исламским мессией. Аббасидская армия разрушила в Валабхе буддийские монастыри и джайнийские храмы. Однако, как и в случае с захватами Омейядами Синда, создавалось впечатление, что они разрушили только центры, подозреваемые в укрывательстве противников их правления. Даже во время правления халифа аль-Махди Аббасиды не трогали буддийские монастыри в остальной части их империи, предпочитая использовать их в качестве источников дохода. Более того, аль-Махди продолжил расширять работы по переводам в «Доме знаний» в Багдаде. Его намерение было не в том, чтобы уничтожить индийскую культуру, а в том, чтобы учиться у нее.

Яхья ибн Бармак, мусульманский внук одного из буддийских административных глав (санскр. pramukha, араб. бармак) монастыря Нава Вихара, был министром следующего аббасидского халифа – аль-Рашида (годы правления 786 – 809). Под его влиянием халиф пригласил в Багдад гораздо больше ученых и мастеров из Индии, особенно буддистов. В то время был составлен каталог мусульманских и немусульманских текстов « Китаб ал-фихрист», включавший буддийские тексты. Среди них была арабская версия изложения прошлых жизней Будды « Книга Будды» (араб. Китаб ал-Будд).

В то время ислам укреплял свои позиции в Бактрии в среде землевладельцев и представителей высших, образованных городских слоев населения, привлекая их своим высоким уровнем культуры и учености. Чтобы изучать буддизм, необходимо было поступить в монастырь. Хотя в то время монастырь Нава Вихара все еще функционировал, его возможности были ограничены, и для того чтобы поступить в монастырь требовалась серьезная предварительная подготовка. При этом исламские культура и образование высокого уровня были более доступными. Крепкими позиции буддизма оставались в основном в среде бедных крестьян сельской местности, главным образом в качестве молитвенной практики в религиозных местах.

На этой территории также встречался индуизм. Ханьский паломник из Китая Ву Кунг посетивший эту территорию в 753 году, сообщил о существовании как индуистских, так и буддийских храмов, особенно в Кабульской долине. Индуизм укреплял свои позиции по мере ослабления буддизма в среде торгового класса.

Мятежи против Аббасидов

Ранним Аббасидам досаждали мятежи. Халиф аль-Рашид умер в 809 году по пути в Самарканд, столицу Согдианы, куда он отправился на подавление мятежа. Перед смертью он разделил империю между двумя сыновьями. Аль-Мамун, сопровождавший отца в походе в Согдиану, получил в наследство восточную половину империи, включая Бактрию. Аль-Амин, будучи более влиятельным из двух братьев, получил более престижную западную половину, включая Багдад и Мекку.

Чтобы добиться народной поддержки в захвате доставшейся аль-Амину половины империи Аббасидов, аль-Мамун раздал согдийской знати земли и богатства Согдианы. Затем он напал на своего брата. Во время произошедшей в результате междоусобной войны тюркские шахи Кабула совместно со своими тибетскими союзниками объединили войска с антиарабскими повстанцами в Согдиане и Бактрии, чтобы, воспользовавшись ситуацией, попытаться свергнуть власть Аббасидов. Министр и генерал аль-Мамуна аль-Фадл убедил правителя объявить джихад – священную войну против этого союза, чтобы еще больше укрепить авторитет халифа. Только те правители, чья вера чиста, могут объявлять джихад, чтобы защититься от агрессоров, настроенных против ислама.

После того как аль-Мамун сверг своего брата, он объявил этот джихад. В 815 году он нанес поражение правителю тюркских шахов, известному как кабульский шах, и заставил его принять ислам. Идолопоклонничество сильно оскорбляло мусульманскую веру. Языческие арабские культы, предшествовавшие Мухаммаду, поклонялись идолам и хранили их статуи в Мекке, в святилище Каабы. Утверждая ислам, Пророк разрушил все эти статуи. Поэтому в знак повиновения аль-Мамун заставил Шаха отправить в Мекку золотую статую Будды. Несомненно с целью пропаганды, чтобы укрепить свою легитимность, аль-Мамун хранил эту статую в течение двух лет в Каабе открытой для всеобщего обозрения, с подписью, гласившей, что Аллах привел царя Тибета к исламу. Арабы путали царя Тибета с его вассалом – тюркским шахом Кабула. В 817 году Аббасиды расплавили статую Будды, чтобы отчеканить золотые монеты.

После успеха в войне с тюркскими шахами, Аббасиды атаковали находившийся под тибетским контролем регион Гилгит – современный северный Пакистан, и в короткое время также захватили и его. Они отправили захваченного тибетского военачальника с позором обратно в Багдад.

Династии Тахиридов, Саффаридов и индуистских Шахов

Примерно в то же время в различных частях империи Аббасидов местные военные лидеры начали создавать независимые исламские государства, лишь условно находящиеся в подданстве халифа Багдада. Сначала о своей независимости объявила северная Бактрия, где в 819 году генерал Тахир основал династию Тахиридов.

После того как из-за необходимости уделять внимание более насущным проблемам Аббасиды отступили из Кабула и Гилгита, тибетцы и тюркские шахи восстановили свои прежние владения. Несмотря на вынужденное обращение лидеров этих земель в ислам, Аббасиды не подвергали гонениям буддизм на этих территориях. На самом деле, арабы поддерживали торговые отношения с тибетцами на протяжении всего этого периода.

Следующим исламским генералом, объявившим независимость, был аль-Саффар. В 861 году его преемник основал в юго-восточном Иране династию Саффаридов. Получив контроль над оставшейся частью Ирана, Саффариды в 870 году вторглись в Кабульскую долину. Под угрозой неминуемого поражения, последний буддистский правитель тюркских шахов был свергнут своим министром-брахманом Калларом. Оставив Кабул и Нагарахару Саффаридам, Каллар основал династию индуистских Шахов в пенджабской части Гандхары.

Саффариды были очень злопамятными захватчиками. Они грабили буддийские монастыри Кабульской долины и Бамиана и отсылали статуи «будд-идолов» халифу в качестве военных трофеев. Эта грубая военная оккупация была первым серьезным ударом по буддизму в Кабульском регионе. Предыдущее поражение и обращение в ислам кабульского шаха в 815 году имело лишь незначительные последствия на общее состояние буддизма в регионе.

Далее Саффариды продолжили свой поход, завоевывая и разрушая, на север, захватив в 873 году Бактрию у Тахиридов. Тем не менее, в 879 году индуистские Шахи отвоевали Кабул и Нагарахару. Они продолжили политику поддержки индуизма и буддизма среди своего народа, и вскоре буддийские монастыри восстановили былое богатство.

Династии Саманидов, Газневидов и Сельджуков

Следующим провозгласил независимость Исмаил бин Ахмад, персидский правитель Согдианы. В 892 году он основал династию Саманидов, а в 903 году отвоевал Бактрию у Саффаридов. Саманиды способствовали возвращению традиционной иранской культуры, но оставались терпимыми к буддизму. Так, например, в период правления Насра II (годы правления 913 – 942) в саманидской столице Бухаре продолжали изготавливаться и продаваться резные изображения Будды. Их не запрещали как «будд-идолов».

В своих владениях Саманиды поработили тюркские племена и мобилизовали их на военную службу в армию. Если солдаты принимали ислам, им даровали условную свободу. Тем не менее, Саманидам сложно было поддерживать контроль над этими людьми. В 962 году Алп-тегин, один из тюркских военачальников, принявших ислам, захватил Газну (современный Газни), которая находится к югу от Кабула. В 976 году его преемник Себук-тегин (годы правления 976 – 997) основал там империю Газневидов в качестве вассала Аббасидов. Вскоре он отвоевал Кабульскую долину у индуистских Шахов, оттеснив их назад в Гандхару.

Буддизм процветал в Кабульской долине, находившейся под управлением индуистских Шахов. Асади Туси, в своей поэме « Гершасп-наме», написанной в 1048 году, описал роскошь главного монастыря Кабульской долины Субахара (Су Вихара), имевшую место во время захвата Газневидами Кабула. Из этого можно сделать вывод, что Газневиды не разрушили этот монастырь.

В 999 году следующий правитель династии Газневидов Махмуд Газневи (годы правления 998 – 1030) сверг Саманидов с помощью находящихся у них на военной службе тюркских рабов-солдатов. Империя Газневидов теперь включала Бактрию и юг Согдианы. Кроме того Махмуд Газневи захватил большую часть Ирана. Он продолжил политику Саманидов, заключающуюся в поддержке персидской культуры и в терпимости к немусульманским религиям. Аль-Бируни, персидский ученый и писатель, находящийся на службе при дворе Газневидов, писал о том, что на рубеже тысячелетий буддийские монастыри в Бактрии, включая монастырь Нава Вихара, все еще действовали.

Как бы там ни было, Махмуд Газневи был нетерпим ко всем исламским школам, кроме поддерживаемых им ортодоксальных суннитов. Его нападения на Мултан в северном Синде в 1005 и в 1010 годах были походами против пользующейся государственной поддержкой школы исмаилитов шиитской ветви ислама, которой также покровительствовали Саманиды. Исмаилистская династия Фатимидов (910 – 1171 годы) с центром в Египте с 969 года являлась главным конкурентом для суннитов династии Аббасидов в господстве в исламском мире. Махмуд также намеревался завершить изгнание индуистских Шахов, начатое его отцом. Поэтому он напал и изгнал индуистских Шахов из Гандхары, а затем из Гандхары отправился дальше, чтобы захватить Мултан.

В последующие годы Махмуд расширил свою империю, захватив восточные регионы до Агры в северной Индии. Грабежи и разрушение богатых индуистских храмов и буддийских монастырей были частью его тактики вторжения. Как и в большинстве войн, вторгающиеся войска часто причиняют как можно больше разрушений, чтобы убедить местное население сдаться, особенно если им оказывают сопротивление. Во время этих походов на территорию Индостана Махмуд Газневи не трогал находящиеся в его власти буддийские монастыри Кабула и Бактрии.

В 1040 сельджукские тюркские вассалы Газневидов в Согдиане подняли восстание и основали династию Сельджуков. Вскоре они отобрали у бежавших в Кабульскую долину Газневидов Бактрию и большую часть Ирана. Со временем в Сельджукскую империю вошли Багдад, Турция и Палестина. Сельджуки были теми печально известными «язычниками», против которых в 1096 году Папа Римский Урбан II объявил Первый крестовый поход.

Сельджуки были прагматичными в своем правлении. Они основали исламские центры образования (медресе) в Багдаде и Центральной Азии для подготовки гражданских чиновников, которые будут управлять разными частями их империи. Они терпимо относились к присутствию в своих владениях неисламских религий, таких как буддизм. Как следствие, аль-Шахрастан (1076 – 1153) опубликовал в Багдаде свой « Китаб ал-милал ва нихал» – текст на арабском языке о немусульманских религиях и школах. Этот текст содержал простое объяснение буддийских принципов и, как и свидетельство аль-Бируни столетней давности, говорил о том, что индийцы относились к Будде как к пророку.

Многие буддийские ссылки на персидскую литературу этого периода также свидетельствуют об исламо-буддийских культурных связях. К примеру, в персидской поэзии при описании мест часто используется сравнение: они были «так прекрасны, как Навбахар (Нава Вихара)». Кроме того, в Нава Вихаре и Бамиане, будды, в особенности грядущий будда Майтрейя, изображались с лунным диском позади головы. Благодаря этому появилось поэтическое описание чистой красоты, в котором лицо человека сравнивается с «подобным луне, лицом будды». Например, в персидских поэмах XI века, таких как « Варка и Голшах» автора Айюки, слово бот используется в его положительном смысле для «Будды», а не в его втором уничижительном смысле «идол». Оно означает не ассоциирующийся с сексуальностью идеал красоты, как мужской, так и женской. Такого рода ссылки свидетельствуют о том, что либо буддийские монастыри и изображения существовали в районах иранской культуры по крайней мере на протяжении раннего монгольского периода в XIII веке, либо, как минимум, это прочное буддийское наследие сохранялось столетиями среди буддистов, принявших здесь ислам.

Династии Каракитаев и Гуридов

В 1141 каракитаи – говорящий на монгольском языке народ, правивший Восточным Туркистаном и северной частью Западного Туркистана, – одержали победу в Самарканде над Сельджуками. Правитель каракитаев Елюй Даши присоединил к своей империи Согдиану и Бактрию. Газневиды все еще контролировали область восточнее Кабульской долины. Каракитаи следовали смеси буддизма, даосизма, конфуцианства и шаманизма. Тем не менее, Елюй Даши был весьма терпим и защищал в своих владениях все религии, включая ислам.

В 1148 Ала уд-Дин из кочевых тюрок-гузов с гор центральной части территории Афганистана отвоевал у каракитаев Бактрию и основал династию Гуридов. В 1161 году он отправился в поход, чтобы захватить у Газневидов Газну и Кабул. В 1173 году он назначил своего брата Мухаммада Гури наместником Газны и побудил его вторгнуться на территорию Индостана.

Подобно предшествовавшему ему Махмуду Газани, Мухаммад Гури сначала завоевал в 1178 году исмаильское царство Мултах в северном Синде, которое восстановило к тому времени свою независимость от Газневидов. Затем он продолжил завоевание всего пенджабского района Пакистана и северной Индии, а потом территорию Гангской равнины вплоть до современных Бихара и Западной Бенгалии. Во время своего похода в 1200 году он разграбил и разрушил много больших буддийских монастырей, включая монастыри-университеты Викрамашила и Одантапури. Местный правитель династии Сена устроил в них военный гарнизон, пытаясь воспрепятствовать вторжению.

Лидеры Гуридов могли поощрять боевой дух в своих войсках при помощи религиозного внушения, аналогично тому как любое государство пользуется политической и патриотической пропагандой. Между тем, их главной целью, как и большинства захватчиков, был захват территорий, богатства и власти. Поэтому Гуриды разрушили только те монастыри, которые находились непосредственно на пути их вторжения. Монастырь Наланда и Бодхгайя, к примеру, располагались в стороне от главной дороги. Поэтому, когда  тибетский переводчик Чанг Лоцава посетил их в 1235 году, он нашел их поврежденными и разграбленными, но все еще действующими и имеющими небольшое число монахов. Монастырь Джагаддала в северной Бенгалии не пострадал во время войны и продолжал процветать.

Кроме того, Гуриды не стремились покорить Кашмир и обратить кашмирских буддистов в ислам. В то время Кашмир был беден, и у монастырей почти не было или совсем не было богатств, которые можно было бы разграбить. Более того, поскольку Гуриды не платили своим генералам и наместникам и не снабжали их припасами и провиантом, предполагалось, что те обеспечат себя и войско всем необходимым за счет местных ресурсов. Если наместники силой обращали каждого находившегося в их власти в ислам, то они не могли обложить большую часть населения дополнительными налогами. Следовательно, как и в Афганистане, Гуриды продолжили традиционный обычай дарования статуса зимми немусульманам в Индии и взимания подушного налога джизя.

Монгольский период

В 1215 году Чингиз-хан, основатель Монгольской империи, отвоевал Афганистан у Гуридов. В соответствии с теми же принципами, которым он следовал в других странах, Чингиз-хан уничтожил противящихся его правлению и разорил их земли. Неясно, каким образом элементы буддизма, все еще остававшиеся в Афганистане, выжили на этот раз. Чингиз-хан был терпим ко всем религиям до тех пор, пока их лидеры молились за его долгую жизнь и военный успех. В 1219 году, к примеру, он вызвал из Китая в Афганистан известного даосского мастера, чтобы тот совершил для него обряды долгой жизни и приготовил ему эликсир бессмертия.

После смерти Чингиз-хана в 1227 году и раздела империи между наследниками его сын Чагатай унаследовал правление Согдианой и Афганистаном и основал Чагатайский улус. В 1258 году Хулагу, внук Чингиз-хана, завоевал Иран и Аббасидский халифат со столицей в Багдаде. Он основал государство Хулагуидов (Ильханат) и вскоре пригласил к своему двору, располагавшемуся в северо-восточном Иране, буддийских монахов из Тибета, Кашмира и Ладакха. Государство Хулагуидов было могущественнее Чагатайского улуса, и в первое время Хулагу имел влияние на своих двоюродных братьев. Поскольку путь буддийских монахов в Иран лежал через Афганистан, они, несомненно, получали официальную государственную поддержку на этом пути.

Согласно некоторым ученым, тибетские монахи, пришедшие в Иран, скорее всего, были последователями школы дригунг-кагью (дрикунг-кагью), и причины, по которым Хулагу пригласил их, могли быть политическими. В 1260 году его двоюродный брат Хубилай-хан, монгольский правитель северного Китая, объявил себя великим ханом всех Монголов. Хубилай покровительствовал традиции сакья тибетского буддизма и даровал лидеру этой школы номинальную власть над Тибетом. До этого политическим влиянием в Тибете обладали лидеры школы дригунг-кагью. Главным соперником Хубилая был его двоюродный брат Хайду, правивший Западным Туркестаном и поддерживавший линию передачи учений дригунг-кагью. Возможно, Хулагу хотел поддержать Хайду в борьбе за власть.

Некоторые предполагают, что причина обращения Хубилая и Хулагу к Тибету кроется в том, что они хотели заручиться сверхъестественной поддержкой Махакалы – буддийского защитника, практику которого выполняли в обеих традициях, сакья и кагью. Махакала был защитником тангутов, которым принадлежала территория между Тибетом и Монголией. Как-никак их дед Чингиз-хан был убит в битве тангутами, которые, должно быть, получали сверхъестественную помощь. Вряд ли монгольские лидеры, включая Хулагу, выбрали тибетский буддизм благодаря его глубоким философским учениям.

После смерти Хулагу в 1266 году, Чагатайский улус стал более независим от государства Хулагуидов и вступил в союз с Хайду в его борьбе против Хубилай-хана. Тем временем линия преемников Хулагу чередовала поддержку тибетского буддизма и ислама, видимо также по политическим причинам. Сын Хулагу, Абака, продолжил политику поддержки тибетского буддизма, начатую его отцом. Тем не менее, брат Абаки Такудар, наследовавший ему в 1282, принял ислам, когда вторгся на территорию Египта и завоевал его, чтобы получить поддержку местного населения. Сын Абаки Аргун разгромил своего дядю и стал ильханом в 1284 году. Он сделал буддизм государственной религией Ирана и основал на его территории несколько монастырей. Когда Аргун умер в 1291 году, ильханом стал его брат Гайхату. Тибетские монахи дали Гайхату тибетское имя Ринчен Дордже, однако тот был опустившимся пьяницей и вряд ли делал честь буддийской вере. Он ввел в Иране китайские бумажные деньги, что привело к экономической катастрофе.

Гайхату умер в 1295 году, через год после смерти Хубилай-хана. Его трон унаследовал сын Аргуна Газан. Он восстановил ислам в качестве официальной государственной религии государства Хулагуидов и разрушил новые буддийские монастыри. Некоторые ученые утверждают, что отмена Газан-ханом религиозной политики его отца была способом дистанцировать себя от реформ и веры его дяди, а также заявить о своей независимости от монгольского Китая.

Несмотря на приказ разрушить буддийские монастыри, складывается впечатление, что Газан-хан не желал разрушать все связанное с буддизмом. Например, он поручил Рашид ад-Дину написать « Всеобщая история» (араб.  Джами' ат-таварих) c переводом на персидский и арабский языки. В часть труда, посвященную культурам захваченных монголами народов, Рашид ад-Дин включил текст « Жизнь и учения Будды». Чтобы помочь историку в его исследовании, Газан-хан пригласил ко двору Бакши Камалашри – буддийского монаха из Кашмира. Как и более ранний труд аль-Кермани, труд Рашида представил буддизм в легко понятной для мусульман форме. Например, Будда назывался пророком, дэвы назывались ангелами, а Мара – Дьяволом.

Рашид ад-Дин сообщил, что в его время в Иране были распространены одиннадцать буддийских текстов, переведенных на арабский, включая тексты махаяны, такие как « Сутра об устройстве чистой земли блаженства» (санскр. Сукхавативьюха сутра, повествующая о чистой земле будды Амитабхи; «Подробное описание счастливой земли»), « Сутра о расположении, подобном плетеной корзине» (санскр. Карандавьюха сутра, сутра об Авалокитешваре – воплощении сострадания) и « Разъяснение о Майтрейи» (санскр. Майтрейявьякарана, текст о будде Майтрейе – грядущем будде и воплощении любви). Эти тексты, несомненно, были среди переведенных под покровительством Аббасидских халифов в багдадском «Доме знаний», основанном в VIII столетии.

Рашид ад-Дин закончил свой исторический труд в 1305 году, в период правления приемника Газана – Олджейту. Тем не менее, создается впечатление, что в Иране все еще встречались буддийские монахи, по крайней мере до того как в 1316 году умер Олджейту, поскольку монахи безуспешно пытались добиться возвращения правителя к буддизму. Следовательно, по крайней мере до этого времени буддийские монахи все еще пересекали территорию Афганистана по пути в Чагатайский улус и, возможно, их по-прежнему радушно принимали при Чагатайском дворе.

В 1321 году Чагатайская империя распалась на две части. Западный Чагатайский улус включал Согдиану и Афганистан. С самого начала его ханы приняли ислам. Государство Хулагуидов в Ираке распалось на части в 1336 году. Начиная с этого времени ничто не указывает на присутствие буддизма в Афганистане. Буддизм продержался на территории Афганистана почти девятнадцать веков. Тем не менее, буддийские знания не погибли. В 1364 году Западный Чагатайский улус завоевал Тимур (Тамерлан), а в 1385 году он также завоевал небольшое государство-преемник Ильханата Хулагуидов. Сын и наследник Тимура Шахрух поручил историку Хафизи-Абру написать на персидском « Собрание летописей» (араб. « Маджма ат-таварих»). Исторический труд, законченный Хафизи-Абру в 1425 году в столице Шахруха – Герате (Афганистан), содержит упоминания о буддизме в манере, напоминающей труд Рашида ад-Дина, написанный за сто лет до этого.

[Подробное описание см.: «Историческое взаимодействие буддийской и исламской культур до Монгольской империи».]