Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Главная > Электронные книги > Неопубликованные рукописи > Обзор истории Тибета > 3. Тибетские ламы и монгольские покровители

Обзор истории Тибета

3. Тибетские ламы и монгольские покровители

[Нумерация глав изменена. В квадратных скобках фиолетовым шрифтом приведены поправки и уточнения из других источников, в частности из дополненной тибетской работы: Zhva-skab-pa dBang-phyug bde-ldan, Bod-kyi srid-don rgyal-rabs, 2 vols. Kalimpong, India: Shakabpa House, 1976.]

Чингисхан

В 1207 году н.э. в Тибет пришла новость о том, что Тангутскую империю в Ганьсу и Амдо завоевал Чингисхан (Sog-po Ching-ge-se Kh’ang) (1162 – 1227 гг.). [В то время между тибетцами и тангутами существовали тесные связи. Они уже более полутора столетий занимались переводами буддийских текстов с тибетского на тангутский. Ламы школ целпа-кагью и баром-кагью занимали видные посты при тангутском дворе, а тангутские монахи обучались в Тибете, преимущественно у мастеров традиции дригунг-кагью.

В 1206 году монголы напали на тангутов и в 1211 году окончательно разгромили их. Затем Тангутское царство стало вассальным государством растущей Монгольской империи и поддерживало военные кампании монгольского хана.

Прежде чем начать наступление на запад, монгольские войска вторглись в империю чжурчжэней (кит. Цзинь) (1115 – 1234 гг.), к востоку от Тангутского царства, в Манчжурии и северном Китае. Армия Чингисхана нанесла им поражение и захватила северную половину их территорий, включая Яньцзин, позже известный как Пекин. В 1214 году монголы вынудили чжурчжэней подписать мирный договор.

Чжурчжэни были предками манчжуров. После того как чжурчжэни укрепили свою власть в Манчжурии, они свергли китайскую династию Северная Сун (960 – 1126 гг.) и в 1126 году включили северный Китай в состав своей империи. С этого времени начинается отсчёт периода правления китайской династии Южная Сун (1127 – 1278 гг.).]

Получив новость о монгольской кампании против тангутов, правители различных тибетских государств отправили к Чингисхану смешанную делегацию, чтобы выразить своё смирение. Согласно заключённому соглашению, пока они выплачивали монголам дань, хан не вторгался в Тибет.

[Таррелл Вайли («Переосмысление первого завоевания Тибета монголами» / «Гарвардский журнал азиатских исследований», номер 37, часть 1) подвергает это сомнению. В то время Тибет был по-прежнему раздроблен, поэтому взаимодействие между небольшими государствами кажется маловероятным.

Однако в 1209 году уйгуры Кочо, которые проживали вдоль северного края Таримской впадины, добровольно подчинились Чингисхану. Уйгуры содействовали монголам, разрабатывая для них письменность на основе собственного алфавита и оказывая растущей империи административную помощь. Они перевели на монгольский первые буддийские тексты; перевод был сделан с уйгурского языка.]

В 1227 году Чингисхан умер. [Тангуты отказались направить войска, чтобы поддержать кампанию монголов против Хорезмийской империи – территории современного Узбекистана, Туркменистана и Ирана. Поэтому после успешных операций на западе Чингисхан вернулся на родину тангутов и уничтожил своих бывших подданных. Однако во время этой кампании он умер от лихорадки.] После смерти Чингисхана Тибет перестал платить монголам дань.

Приглашение Сакья Пандиты в Монголию Годан-ханом

[Титул Великого хана унаследовал Угедей (U-ge-ta Kh’an) (1189 – 1241 гг.), третий сын Чингисхана. Как и отец, Угедей прислушивался к советам и мольбам лидеров различных религий, с которыми соприкасались монголы. Так, при его дворе находились не только выдающиеся деятели исконной монгольской шаманской традиции, но и представители китайских школ – чаньской буддийской и даосской, христиане-несторианцы, а также кашмирский буддийский учитель Намо.

В 1234 году, после завоевания Кореи, Угедей положил конец династии чжурчжэней и включил остальные территории северного Китая в состав Монгольской империи. Спустя два года, в 1236 году, он отдал земли, которые ранее принадлежали чжурчжэням, во владение своему племяннику Хубилай-хану (Kub-la’i Kh’an, или, чаще, Se-chen rGyal-po, монг. Setsen Khan; Кублай-хан) (1215 – 1294 гг.). Владение Годан-хана (Go-dan Kh’an, монг. Koton) (1206 – 1251 гг.), сына Угедея, находилось в бывшем тангутском регионе. Местные тангуты и жёлтые уйгуры, которые проживали на этих территориях, следовали преимущественно тибетским формам буддизма. Годан часто совершал набеги на Амдо, на запад от своих владений, и грабил там буддийские монастыри.]

В 1240 году Годан отправил вглубь Тибета тридцатитысячное войско [под командованием монгольского генерала Дорда-дархана. Согласно Вайли, это было первое знакомство монголов с Центральным Тибетом.]

Войска добрались до Пхенпо (‘Phan-po) на севере от Лхасы и не только ограбили, но и сожгли дотла монастырь Радренг и храм Гьел Лхаканг. Сожалея об этом, Годан-хан изменил своё отношение: он понял, что буддийские учения могли быть полезны монголам.

[По словам Вайли, со времени этого похода, в результате которого были уничтожены два кадампинских монастыря, нет никаких сведений о разграблении или разрушении монголами других монастырей. Поэтому, несомненно, основная цель этой операции была разведывательной: найти подходящего тибетского лидера, который бы подчинялся монголам. А поскольку в Тибете не было политического руководителя, то вместо него монголы искали влиятельного духовного лидера.]

На вопрос о том, кого бы он посоветовал пригласить, генерал Дорда-дархан ответил: «Касательно монастырских учреждений, лучшие кадампа; танглунгпа наиболее сведущи в мирских делах; дригунгпа самые лучшие; но что касается Дхармы, то нет никого образованнее Сакья Пандиты». Поэтому хан пригласил ко двору Сакья Пандиту Кунга Гьялцена (Sa-skya Pandita Kun-dga’ rgyal-mtshan) (1182 – 1251 гг.), чтобы он обучал Дхарме хана и его людей.

[Согласно Вайли, политическая подоплёка, скрывавшаяся за выбором Годан-хана, состояла в том, что линия преемственности сакья была наследственной в семье Кхон (‘ Khon). Поэтому выбор Сакья Пандиты обеспечивал непрерывное подчинение монголам.]

В 1244 году Сакья Пандита в сопровождении племянников – десятилетнего Пхагпы (‘Gro-mgon Chos-rgyal ‘Phags-pa Blo-gros rgyal-mtshan) (1235 – 1280 гг.) и шестилетнего Чагны Дордже (Phyag-na rdo-rje) (1239 – 1267) – уехал из монастыря Сакья. [Вайли считает, что Сакья Пандита взял с собой племянников, чтобы гарантировать непрерывность линии преемственности традиции сакья. Пхагпа был религиозным преемником сакья, в то время как Чагне суждено было стать патриархом семьи Кхон.] В 1247 году они прибыли в Ланьчжоу (Ling-chur) – столицу современной провинции Ганьсу. Там их встретил Годан-хан, который вернулся с церемонии провозглашения Великим ханом его старшего брата Гуюка (Go-yug Kh’an) (1206 – 1248 гг.). [После смерти Угедея в 1241 году к власти пришла его вдова – христианка-несторианка Торегене, – которая правила вплоть до1246 года, когда на престол взошёл её сын Гуюк.

Гуюк-хан благосклонно относился к буддизму и учился у кашмирского буддийского мастера Намо. Гуюк даровал ему титул «гушри» (gu-shri, кит. гоши), что означает «государственный наставник». Монголы заимствовали это китайское название у тангутов. Прежде, до вторжения Чингисхана в 1226 году, при тангутском дворе этот титул носил учёный школы целпа-кагью гушри Тогпа Йонгсел (rTogs-pa Yongs-su gsal-ba).

После смерти Гуюк-хана в 1248 году и краткого правления ещё одного хана на недолгий срок Великим ханом стал Монке (годы правления 1251 – 1259) – старший сын Толуя (1190 – 1232 гг.), четвёртого сына Чингисхана. В 1252 году Монке поручил Намо управление буддийскими делами во всем государстве.]

Сакья Пандита стал буддийским наставником Годан-хана, он убеждал хана прекратить истреблять местное китайское население в ходе захвата их территорий. Также Сакья Пандита излечил хана от тяжёлого кожного заболевания. В свою очередь Годан-хан от имени монголов передал ему временную власть над Тибетом. Сакья Пандита написал письмо учёным буддийским мастерам и их светским покровителям (yon-mchod) в провинциях У и Цанг в Центральном Тибете, а также в Кхаме (mDo-khams). В этом письме он советовал прекратить бесполезное сопротивление монгольской армии, а вместо этого заплатить монголам дань. Тибетцы просили Сакья Пандиту вернуться в Центральный Тибет, но, так как он чувствовал хорошее отношение со стороны Годан-хана и необходимость своего присутствия среди монголов, местных уйгуров, тангутов и китайцев, Сакья Пандита извинился и остался.

[Вайли отмечает, что описанные события соответствовали свойственному монголам поведению при захвате новых территорий. Правитель занятой территории должен был лично засвидетельствовать свою покорность перед ханом. Затем хан оставлял правителя при себе в качестве заложника, взимал дань и назначал управлять новой территорией монгольского наместника.]

Чувствуя приближающуюся кончину, Сакья Пандита оставил после себя книгу « Разъяснение намерений Будды» (Thub pa’i dgong gsal) и письмо для мирян, в котором он выразил уверенность по поводу добрых намерений Годана в отношении Тибета. В 1251 году, назначив своим преемником Пхагпу, Сакья Пандита умер в Ланьчжоу.

Налаживание отношений «наставник – покровитель» между Хубилай-ханом и Пхагпой

Вскоре после этого умер и Годан-хан. Правителем бывшего тангутского региона стал Хубилай-хан [один из младших братьев Великого хана Монке и двоюродный брат Годан-хана. Уже с 1236 года у Хубилая уже был удел в северном Китае.]

В 1253 году Хубилай пригласил в свой лагерь Пхагпу, чтобы тот стал его учителем. Они договорились, что Хубилай будет простираться пред Пхагпой наедине, но не на людях. Кроме этого, хан согласовывал с Пхагпой решения относительно Тибета, но не других контролируемых монголами регионов. Это стало моделью отношений «наставник – покровитель» (bla-yon) в азиатском государстве.

Затем Пхагпа даровал уполномочивающее посвящение Хеваджры хану, его старшей жене и двадцати пяти министрам. В ответ Хубилай-хан предоставил Пхагпе власть над тринадцатью округами (khri-skor bcu-gsum), или административными районами, Центрального и Западного Тибета, а позже – и над тремя регионами Тибета (chol-kha gsum), а именно Центральным Тибетом (провинциями У и Цанг), Кхамом (mDo-stod) и Амдо (mDo-smad).

[Вайли подчёркивает, что упоминание в этом традиционном описании об округах – анахронизм, поскольку разделение Центрального и Западного Тибета на тринадцать округов произошло лишь после переписи 1268 года, которая была проведена монголами для облегчения сбора налогов. Предполагалось, что округ должен представлять собой регион, в котором проживали десять тысяч семей, хотя реальные цифры были значительно меньше.

Также в 1253 году хан Монке велел Хубилаю занять Наньчжао (современная провинция Юньнань), которое тогда называлось Дали (Ta-li). По пути в Дали Хубилай-хан миновал Кхам, но впоследствии монгольские войска там не задержались. Однако китайские историки-коммунисты утверждают, что в результате того вторжения Тибет вошёл в состав Китая династии Юань, хотя до 1271 года династии Юань ещё не существовало.]

[По возвращению из Дали] Хубилай-хан пригласил в свой лагерь Второго Кармапу Карму Пакши (Kar-ma-pa Pakshi) (1204 – 1283 гг.). [Глава карма-кагью прибыл в 1255 году. Хотя Хубилай настаивал на том, чтобы он остался, Карма Пакши отказался и вместо этого отправился ко двору Великого хана Монке в Каракорум – его столицу в Монголии. Он прибыл туда в следующем 1256 году.]

Дебаты между буддизмом и другими религиями

[Как и у его предшественников, при дворе Великого хана Монке присутствовали представители различных религий. Его интересовало, какая религия превосходила остальные, и поэтому он устраивал меж ними дебаты. В 1254 году францисканский миссионер, фламандец Уильям Рубрук совместно с представителями несторианства и ислама провёл дебаты с буддистами китайской школы чань, которых он описал как «идолопоклонников». В 1255 году Великий хан финансировал дебаты между буддистами в лице Намо и даосами, которые утверждали, что Будда был учеником Лао-цзы и что Лао-цзы принёс даоcизм на западные земли. В этом споре победил Намо.]

Хан Монке был полон решимости завершить завоевание Китая, начатое его дедом Чингисом и дядей Угедеем. В 1256 году Хубилай, у которого к тому времени были владения в северном Китае, уже выстроил себе дворец в Ханбалике (кит. Шанду), к северу от современного Пекина. Оттуда в 1258 году Хубилай, присоединившись к Монке, выступил в поход против китайской династии Южная Сун.

Прежде чем начать кампанию, Монке поручил Хубилаю провести ещё одни дебаты между буддистами и даосами на предмет того, был ли Будда учеником Лао-цзы. На сей раз буддийскую сторону представлял Пхагпа, и снова даосы потерпели поражение. Поскольку даосизм был крайне популярен на территориях Южной Сун, эта победа рассматривалась как благоприятный знак.

Однако во время военной кампании, в 1259 году хан Монке умер от лихорадки. После смерти Монке за титул Великого хана соперничали его братья Хубилай и Ариг-Буга (Ариг-Бука). Когда Монке уходил в поход, он передал власть в Каракоруме Ариг-Бугу. В 1260 году, в то время как Ариг-Бугу избрали Великим ханом в Каракоруме, Хубилай был провозглашён Великим ханом в Ханбалике. Между ними разразилась война, и в 1264 году Хубилай одержал окончательную победу над Ариг-Бугой.

Как только междоусобная борьба утихла, Хубилай даровал Пхагпе титул «тишри» (Ti-shri, кит. диши), что означает «императорский наставник». [Согласно Вайли и другим авторам, в это время Пхагпа носил лишь звание «гушри» («государственный наставник»).]

Хубилай хотел сделать законной буддийскую практику только школе сакья, к которой принадлежал Пхагпа, но Пхагпа убедил его разрешить практиковать и другим тибетским буддийским традициям, в том числе карма-кагью. [Став Великим ханом, Хубилай не покровительствовал Карма Пакши, так как тот отказался от предыдущего предложения Хубилая остаться и его подозревали в поддержке Ариг-Буги. Согласно Лучано Петеку («Центральный Тибет и монголы: Юань-Сакьяпинский период тибетской истории»), Хубилай арестовал Карму Пакши, сослал его в Дали и лишь в 1269 году позволил ему вернуться в Тибет.]

Установление монгольского господства в Тибете

[В 1264 году, как только Хубилай одержал верх над Ариг-Бугой и стал бесспорным Великим ханом, он основал Главное управляющее бюро (кит. цзунчжи юань) по делам Тибета и буддистов. Это произошло за семь лет до того, как Хубилай начал в Китае династию Юань. В соответствии с упомянутыми ранее тибетскими регионами: Центральным Тибетом, Амдо и Кхамом – в Бюро было три подразделения. Этими подразделениями управляло отдельное ведомство, во главе которого стоял уйгуро-тибетский монах Сенг-ге (кит. сангэ). В дальнейшем пост главы Бюро всегда занимали буддийские монахи. Бюро контролировало почтовые станции в Тибете и организовывало буддийские ритуалы для государства и императорской семьи. Военные дела в Тибете также находились в ведении этого Бюро, ими управляла Служба по умиротворению (кит. сюаньвэй шисы).

Герберт Франке («Тибетцы в Китае династии Юань» / «Китай под властью монголов») поясняет, что ханьцы не входили в штат Главного управляющего бюро: делами Тибета и буддистов занимались тибетцы и монголы, а сотрудниками Службы по умиротворению были только монголы. То есть Бюро стало самостоятельной структурной единицей в монгольском императорском правительстве, полностью отделённой от руководящих органов, которые были образованы позднее для управления юаньским Китаем. Таким образом, эти три тибетских региона никогда не были провинциями юаньского Китая, и как у монгольских территорий у них всегда было отдельное управление. Монголы даже открыли поселения-фактории с особо установленными торговыми зонами на границах между Китаем и провинциями Амдо и Кхам – это ясно указывало на то, что тибетские регионы были отделены от Китая и являлись частью монгольской империи. В пределах Китая подобные фактории не создавались.]

В 1265 году Пхагпа впервые со времён своего детства вернулся в Тибет. [С ним прибыл его младший брат Чагна Дордже, мирянин, который был назначен главой местной администрации Центрального Тибета. Также группу сопровождали шесть тысяч монгольских солдат. Согласно Вайли («Переосмысление первого завоевания Тибета монголами»), монгольская конница отправилась с Пхагпой, чтобы обеспечить централизованную власть монголов в Главном управляющем бюро по делам Тибета и буддистов. По пути монголы упрочили своё правление в Амдо.

Чагна умер в 1267 году в Тибете.] На его место назначили Шакья Зангпо (Sha-kya bzang-po) (год смерти 1275) и даровали ему звание «главного магистрата» (dpon-chen). Его резиденция находилась в монастыре Сакья.

В 1267 году Пхагпа покинул Тибет и вернулся в Дайду (кит. Даду) – новую столицу Хубилая [(современный Пекин). В 1268 году, после отъезда Пхагпы была проведена перепись населения Тибета. Она проходила на монгольском языке под надзором Шакья Зангпо и оставшихся монгольских чиновников. По итогам этой переписи было начато разделение Центрального Тибета на тринадцать округов, или административных районов, во главе каждого из которых стоял «магистрат округа» (khri-dpon). В то время монголы старались также упрочить контроль Бюро по делам Тибета и буддистов над Кхамом.]

В 1269 году Пхагпа вернулся ко двору Хубилай-хана [спустя три года после того, как в 1266 году туда прибыл Марко Поло]. Он привёз с собой алфавит письменного монгольского языка, разработанный на основе тибетского письма. Этот алфавит лучше подходил для написания санскритских и тибетских букв, чем предыдущий, в основе которого лежала уйгурская письменность. За короткое время «алфавит Пхагпы» стал использоваться в государственной деятельности, но из-за неудобства квадратной формы букв в 1295 году после смерти Хубилая от него отказались.

[Согласно Вайли, Пхагпа получил титул «тишри» лишь в 1270 году, в преддверии основания Хубилаем династии Юань в Китае и его восхождения на престол в 1271 году как первого императора этой династии Юаня Ши-цзу. Хубилай даровал тибетскому ламе этот титул, следуя примеру тангутов того региона, которым он правил с 1251 года. Тишри Репа (Ti-shri Ras-pa Sangs-rgyas ras-chen) (родился в 1164 году), лама школы баром-кагью, носил этот титул при тангутском дворе в период правления трёх или четырёх царей с 1196 по 1226 год. Обычно титул «тишри» предполагает, что его владелец дарует императору тантрические посвящения.

В 1276 году Пхагпа возвратился в Сакья. По словам Вайли, он должен был найти замену Шакья Зангпо, который умер годом раньше. Следующим главным магистратом Пхагпа назначил Кунгу Зангпо (Kun-dga’ bzang-po).

Теперь Хубилай-хан расширил сферу влияния Главного управляющего бюро по делам Тибета и буддистов на весь Китай. В 1277 году в его ведении находились все буддийские монастыри, как в тибетских регионах, так и в Китае. Два года спустя, в 1279 году Хубилай окончательно завоевал китайскую династию Южная Сун. Он сослал потерпевшего поражение последнего императора династии Сун в Тибет, где тот стал буддийским монахом.]

Восстание школы дригунг против сакья

Между тем в 1280 году в Тибете при загадочных обстоятельствах умер Пхагпа. [В его отравлении обвинили Кунгу Зангпо, и в 1281 году Хубилай приказал казнить его за убийство. Последовал период волнений. В 1285 году силы дригунг-кагью восстали против господства сакья и сожгли многие сакьяпинские монастыри. Монгольские войска, собранные руководителем Главного управляющего бюро по делам Тибета и буддистов Сенг-ге, под командованием внука Хубилая Тэмур-хана (1265 – 1307 гг.) подавили мятеж. При поддержке сторонников сакья монгольское войско сожгло штаб-квартиру монастыря Дригунг.

Согласно Вайли, эти события, скорее всего, были частью более крупной военной кампании Хубилая против его соперника Хайду (Кайду)-хана (1230 – 1301 гг.), внука Угедея. В 1268 году Хайду основал собственное ханство на территории Восточного Туркестана и некоторых районов Западного Туркестана. Он никогда не признавал Хубилая Великим ханом. Хайду, который благосклонно относился к исламу, покровительствовал дригунг-кагьюпа. Вайли утверждает, что за восстанием последователей школы дригунг в Тибете стоял Хайду. В 1288 году войска Хубилая разгромили Хайду.

В том же году Хубилай заменил Главное управляющее бюро Общим регулирующим бюро (Svon-ching dben, кит. сюаньчжэн юань) по делам Тибета и буддистов. Оно выполняло те же функции, что и прежнее бюро, и его также возглавлял Сенг-ге. Номинально оно находилось в ведении императорского наставника. Реорганизация произошла в 1287 году, после того как монголы провели вторую перепись населения Тибета.

Тэмур-хан стал следующим за Хубилаем императором династии Юань – Юань Чэн-цзуном (годы правления 1294 – 1307). В 1305 году, в период правления Тэмур-хана при его финансовой поддержке была опубликована тангутская Трипитика – собрание буддийских текстов. Это, несомненно, означает, что, несмотря на истребление Чингисханом тангутского народа, тангутам продолжали выказывать уважение. Во времена правления следующего монгольского императора Хайсан-хана Юань У-цзуна (1308 – 1 312 гг.) был начат перевод на монгольский язык текстов Кангьюра (bKa’-‘gyur) – собрания тибетских переводов слов Будды. В то время первый тибетский Кангьюр составлялся в монастыре Нартанг. В 1351 году он был переработан сакьяпинским ламой Бутоном (Bu-ston Rin-chen grub) (1290 – 1364 гг.) в монастыре Шалу.]

Падение власти монголов

Однако после смерти Хубилай-хана в 1294 году, из-за коррупции, плохой финансовой политики и голода, власть монголов в Китае постепенно ослабла. В связи с рождением многочисленных сыновей, каждый из которых должен был стать преемником, клан Сакья разделился на множество ветвей и его власть в Тибете подошла к концу. [В 1319 году правящий клан Сакья разделился на четыре дома. Разочарованные положением дел и ослабленные, монголы постепенно прекратили оказывать сакья военную поддержку.

Тем не менее, в этот период возросло влияние Кармапы. Чан Цзюнн Йих («Взаимоотношения династии Юань и школы сакья после Хубилай-хана» / «Вестник Института исследований граничащих с Китаем областей», номер 16) говорит о том, что монголы стремились поддержать школу тибетского буддизма с более стабильной линией преемственности. Таким образом, перспективной заменой сакья стали Кармапы – первая линия тулку, лам-перерожденцев.]

Так, в 1331 году [Туг-Тэмур, император династии Юань Вэнь-цзун (1329 – 1332 гг.)] пригласил Третьего Кармапу Рангджунга Дордже (Kar-ma-pa Rang-byung rdo-rje) (1284 – 1339 гг.) ко двору монгольской династии Юань в Китае. [В то время Третий Кармапа был широко известен как сведущий учёный и практик, он активно распространял учение в уйгурских и монгольских регионах. Пока Третий Кармапа находился в пути, умер как Туг- Тэмур, так и его преемник Иринджинбал, Юань Нин-цзун (Rin-chen dpal) (правил в 1332 году). Когда в 1333 году Кармапа всё же прибыл в Дайду,] он возглавил церемонию возведения на престол Тогона-Тэмура (Tho-gan the-mur) [который получил имя Юань Шунь-ди (годы правления 1333 – 1370) и стал последним императором династии Юань.

В 1334 году Третий Кармапа вернулся в Тибет, а два года спустя был вновь приглашён в Китай монгольским императором, но уже более почтительным тоном. Прибыв в 1338 году, он даровал императору посвящение Калачакры и получил титул «гушри», «государственный наставник». Ранее этот титул носили только последователи традиции сакья. Однако он не предполагал никакого политического влияния. Также Третий Кармапа основал храм карма-кагью в Дайду, где вскоре и скончался.]

Установление господства клана Пхагмодру

В 1352 году Джангчуб Гьялцен (Byang-chub rgyal-mtshan) (1302 – 1364 гг.), магистрат округа Пхагмодру (Phag-mo-gru), начал вооружённое наступление в У (Центральный Тибет), с целью отнять у школы сакья власть над Тибетом. [Линия преемственности пхагмодрупа, как и сакья, – семейная. Монгольский император Тогон-Тэмур не оказал никакой военной поддержки сакья. Вместо того чтобы вступить в конфликт, в 1356 году он пригласил в Дайду молодого Четвёртого Кармапу (Kar-ma-pa Rol-pa’i rdo-rje) (1340 – 1383 гг.). Пока Кармапа находился в пути,] последний сакьяпинский главный магистрат Тибета был свергнут, и в 1358 году Джангчуб Гьялцен упрочил господство второй религиозной династии Тибета – Пхагмодру. Оно продлилось до 1434 года.

[Тогон-Тэмур всё ещё не вмешивался в политические дела Тибета, хотя, как только установилось главенство рода Пхагмодру, он признал Джангчуба Гьялцена обладателем титула «тай ситу» (ta’i si-tu, кит. да сыту). И всё же приглашение Четвёртого Кармапы говорило о том, что Тхоган Темур не хотел выступать на стороне ни одного из кланов, которые участвовали в тибетском конфликте.

«Да сыту», или просто «сыту» – традиционное китайское правительственное звание, которое присваивалось министрам труда и финансов или министрам образования. Титул «тай ситу» – тибетское произношение этого звания – использовался для магистратов округов в Тибете. Позже китайские императоры даровали этот титул известным ламам, которые прибывали к императорскому двору.

Несмотря на то что Тогон-Тэмур снискал дурную славу, так как, понимая некоторые наставления излишне буквально, проводил при дворе тантрические ритуалы, включавшие связями с женщинами, как это бывает во времена упадка, – Четвёртый Кармапа оставался там с 1359 по 1363 год. Как и его предшественник Третий Кармапа, он даровал императору и его супруге посвящение Калачакры.

В 1368 году Чжу Юань-чжан изгнал Тогона-Тэмура из Дайду в Монголию, где последний основал Северную династию Юань (1368 – 1412 гг.). Власть в Китае перешла к Чжу Юань-чжану, который основал династию Мин (1368 – 1644 гг.) со столицей в Наньцзине. Он стал известен как император Хун-у, Мин Тай-цзу (годы правления 1368 – 1399).]