Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Главная > Электронные книги > Неопубликованные рукописи > Объяснение смысла тантры > 6. Общее объяснение тантры в школе гелуг

Объяснение смысла тантры

Александр Берзин, 2002 г.

Часть II: Почему тантра эффективнее сутры

6. Общее объяснение тантры в школе гелуг

[Также см. Основные понятия тантры]

Методология

Хорошо известно, что тантра как метод для достижения просветления быстрее и эффективнее сутры. Чтобы понять тантру и с энтузиазмом практиковать её в реалистичной манере, важно знать, что делает тантру такой особенной. Мы можем рассуждать об этом на разных уровнях, в зависимости от класса тантры и от конкретной тантры. Однако сейчас давайте говорить только о трёх уровнях:

  1. о тантре в целом об общем для всех четырёх классов тантры;
  2. об ануттарайога-тантре в целом об общем для основных ануттарайога-тантр, таких как «Тантра Гухьясамаджи»;
  3. о «Тантре Калачакры».

На каждом уровне мы будем рассматривать четыре причины того, почему тантра быстрее:

  1. более близкие сходства в практике;
  2. ближе связь метода и мудрости;
  3. особая основа пустотности, которую используют, чтобы понять пустотность;
  4. особый уровень умственной деятельности для восприятия пустотности.

Мы будем опираться на объяснение этой темы в школе гелуг, как оно приведено в «Большом руководстве к этапам тайной мантры» (sNgags-rim chen-mo) мастера XIV века Цонкапы (Tsong-kha-pa Blo-bzang grags-pa). Четырёхступенчатый анализ основан на важных моментах этого текста, хотя сам Цонкапа не выстраивал так свой текст. В дополнение мы укажем на особенности объяснений в системах, отличных от гелуг, в сакья, кагью и ньингма, если их объяснения существенно отличаются.

(1) Близкие сходства

Практики как сутры, пути бодхисаттв, так и общей тантры служат причинами достижения цели (просветления) с обретением физических тел (санскр. рупакая, тело формы) и всеведущей вселюбящей умственной деятельности (санскр. дхармакая) будды. Между тем причинные практики в каждой из них похожи на цель в разной степени.

В сутре

В сутре бодхисаттв в качестве причин достижения тела и ума будды рассматриваются две создающие просветление системы (tshogs-gnyis, два накопления). Это системы положительной силы (bsod-nams, санскр. пунья, заслуга, положительный потенциал) и глубокого осознавания (ye-shes, санскр. джняна, мудрость, прозрение). Каждая является системой в том смысле, что её составляющие связаны между собой и усиливают друг друга, а не просто накапливаются как пассивные части коллекции.

Мы строим две создающие просветление системы исключительно с мотивацией бодхичитты в начале и посвящением положительной силы просветлению в конце. Иначе наши созидательные (dge-ba, благие) действия и медитация на природе реальности формируют лишь сансарные системы положительной силы и глубокого осознавания. Такие системы служат лишь причинами для достижения тела и ума в одном из лучших состояний перерождения.

Наименьший уровень бодхичитты, необходимый, чтобы наши созидательные действия и медитация формировали создающие просветление системы, это требующее усилий (rtsol-bcas) состояние, достигнутое на основе цепочки рассуждений. С достижением бодхичитты без усилий (rtsol-med), возникающей без такой опоры, мы становимся бодхисаттвами.

Обширная создающая просветление система положительной силы служит причиной получения (nyer-len-gyi rgyu) тела будды. Причина получения это явление, из которого мы получаем результат. Оно работает как порождающий источник (rdzas, порождающее вещество), дающий начало результату своему преемнику. Он прекращает существовать одновременно с возникновением своего результата. Так, семя причина получения для ростка. Тем не менее, причины получения и их результаты не обязательно должны быть формами физических явлений. Сегодняшнее понимание какого-либо учения Дхармы, к примеру, является причиной получения для его завтрашнего понимания.

Чтобы создать результаты, причинам получения необходимы одновременно действующие условия (lhan-cig byed-rkyen). Здесь создающая просветление система положительного потенциала требует в качестве одновременно действующего условия огромную создающую просветление систему глубокого осознавания. Точно так же обширная создающая просветление система глубокого осознавания как причина получения ума будды требует огромной создающей просветление системы положительной силы в качестве одновременно действующего условия. Эта пара создающих просветление систем необходима для достижения и тела, и ума будды.

Хотя на уровне сутры причины просветления похожи на свои результаты, они не совсем одно и то же. Например, у физического тела будды есть тридцать два основных качества, которые указывают на их причины. Длинный язык будды, к примеру, символизирует любовь, с которой будда в предыдущих жизнях в качестве бодхисаттвы заботился о других, подобно тому как матери животных вылизывают своих детёнышей. Работа только с этими причинами требует трёх неизмеримо долгих эонов, чтобы достичь цели.

Общая тантра как колесница плода

В общей тантре причины получения просветляющих тела и ума будды больше похожи на результаты, которых мы хотим достичь: мы уже сейчас практикуем так, будто достигли наших целей. Благодаря этой особенности, тантра как «колесница плода» более действенна для достижения просветления.

Практика тантры напоминает генеральную репетицию. Если мы хотим танцевать в балете, сначала нам необходимо посещать балетную школу и учиться танцевать. Однако причина получения, которая действует как порождающий источник, дающий начало настоящему представлению как своему непосредственному преемнику, это генеральная репетиция балета. Точно так же, если мы хотим практиковать тантру, нам надо сначала изучать и развивать ключевые аспекты сутры. Последующая практика тантры подобна генеральной репетиции, цель которой соединить эти ключевые аспекты, чтобы привести нас к просветлению как своему непосредственному преемнику.

Во всех классах тантры, таким образом, мы симулируем четыре очищенных фактора (rnam-par dag-pa bzhi), которыми будем обладать, когда станем буддами. Они очищены от всех страданий и причин страданий в том смысле, что возникают в нашем опыте, когда мы достигли истинного прекращения ('gog-bden) обоих. Эти четыре фактора:

  1. очищенные тела;
  2. очищенное окружение;
  3. очищенные способы восприятия чувственных объектов с удовольствием (longs-spyod);
  4. очищенные действия.

Мы представляем, что уже сейчас обладаем всеми четырьмя факторами. Такое применение воображения (dmigs-pa) служит причиной того, что мы быстрее достигаем этих четырёх факторов. Большинство переводчиков переводят этот процесс как «визуализация». Однако этот термин слегка вводит в заблуждение, так как сам процесс не только визуальный. Он включает весь спектр нашего воображения воображение зрительных образов, звуков, запахов, вкусов, физических ощущений, чувств, эмоций, действий и так далее. Тантра использует силу воображения чрезвычайно мощный инструмент, который есть у каждого из нас.

Очищенные тела

В тантре мы представляем, что у нас есть очищенные тела, подобные тем, что есть у медитативных образов будд, множество форм, в которых может проявиться просветлённое тело. Этимология слова «йидам», тибетского слова для медитативного образа будды, подразумевает, что мы «близко связываем наши умы» с ними в ежедневной практике, чтобы достичь просветления. То есть мы представляем, что наши тела прозрачны, сделаны из ясного света и способны проявляться в бесчисленном количестве копий, каждая из которых обладает бесконечной энергией и способностями будды.

Более того, мы представляем себя медитативными образами будд не только во время медитации. Мы стараемся поддерживать памятование (dran-pa) об этом весь день. Памятование это сопутствующее осознавание (sems-byung, умственный фактор), сопровождающее познание объекта. Подобно «умственному клею», оно не даёт нашему вниманию потерять объект.

С помощью памятования мы сохраняем ясность (gsal-ba) и самооценку, или достоинство (nga-rgyal, гордость), медитативного образа будды. Ясность это умственная деятельность создания познаваемой видимости медитативного образа будды, независимо от уровня чёткости деталей или фокуса. Самооценка это умственная деятельность обозначения последовательности моментов видимости медитативного образа как «я» и чувство, что именно этим мы на самом деле и являемся.

Цонкапа подчёркивал, что на первых порах сохранять памятование на самооценке, считая, что мы медитативный образ, важнее, чем пытаться достичь ясности в деталях и поддерживать памятование на деталях. Для начала нам надо достичь лишь приблизительной ясности визуализации, чтобы она служила основой для обозначения (gdags-gzhi) «я».

Тантрическое преобразование представления о себе

Визуализируя себя в качестве медитативных образов будд, мы воображаем, что наше представление о себе связано с этими образами. У многих отрицательное представление о себе, например, многие считают, что недостаточно хороши или не заслуживают счастья или любви. В противоположность таким отрицательным представлениям о себе, медитативные образы будд подразумевают положительное представление о себе.

В буддизме отрицательное и положительное не означает плохое и хорошее, скорее разрушительное и созидательное. Разрушительное означает, что оно созревает в проблемы и страдание в этой жизни или в будущих, так как оставляет наследие (sa-bon, семена, склонности) и привычки (bag-chags, инстинкты) в нашем потоке ума. Созидательное означает, что оно, посредством такого же процесса, созревает в счастье.

Практика медитативных образов будд похожа, в некотором смысле, на «умственное дзюдо», с помощью которого мы работаем со склонностями нашего ума проецировать представления о себе. Вместо того чтобы проецировать отрицательное представление о себе, мы проецируем положительное. У каждого медитативного образа будды есть связанное с ним положительное представление о себе. Например, Авалокитешвара символизирует добросердечную, любящую и сострадательную личность; Манджушри ('Jam-dpal dbyangs) личность с ясным умом, способную всё понять. Мы практикуем с тем или иным медитативным образом будды, чтобы усилить определённое положительное представление о себе в соответствии с нашим темпераментом и потребностями.

Более того, каждый медитативный образ будды символизирует не только определённый аспект полностью просветлённого существа, но и просветлённое состояние в целом. Таким образом, для достижения просветления достаточно практики только одного медитативного образа будды. Большинство практикующих, однако, работают с разными системами медитативных образов будд, чтобы получить пользу от особых черт каждой из них.

Тантрический метод преобразования представления о себе это не только использование «силы положительного мышления». Изменение представления о себе происходит из понимания факторов природы будды и пустотности нас самих, этих факторов и всех представлений о себе, какие у нас могут быть.

Пустотность представлений о себе

С точки зрения нашей природы будды у всех нас есть потенциалы для того, чтобы стать буддами, что символизирует представление о себе как о медитативных образах будд. Более того, отрицательные и положительные представления о себе одинаково лишены существования невозможными способами, так же как мы и наши потенциалы. Невозможный способ тот, который обладает истинным существованием (bden-grub, истинно установленное существование).

Согласно теориям мадхьямаки-прасангики, истинное существование означает существование, установленное в силу чего-либо на стороне явления, а не только одним умственным обозначением. Истинно установленное существование, таким образом, равносильно существованию, установленному собственной природой (rang-bzhin-gyis grub-pa, неотъемлемое существование). Это означает, что, когда достоверное познание тщательно исследует поверхностную истину явления, оно обнаруживает на стороне тщательно исследуемого явления обозначаемую «вещь» (btags-don), соответствующую названию, или обозначению, этого явления. Это также не отличается от утверждения, что существование явления установлено индивидуально определяющими характеризующими чертами (rang-mtshan-gyis grub-pa), обнаружимыми на стороне этого явления.

Например, мы можем полагать, что в нас есть что-либо неотъемлемо плохое или хорошее, что своей собственной силой делает нас существующими в качестве плохой или хорошей личности. Мы сами и любые представления о себе, которые у нас могут быть, одинаково лишены такого существования, поскольку нет такого явления, как истинно установленное существование : это невозможный способ существования чего бы то ни было.

Более того, всё лишено всех четырёх крайних способов невозможного существования:

  1. истинного существования воззрение этернализма;
  2. полного несуществования взгляд нигилизма;
  3. и того, и другого с одной стороны, точка зрения этернализма, с другой нигилизма;
  4. ни одного из них способ существования, который, с одной стороны, не соответствует позиции этернализма, с другой точке зрения нигилизма.

Если нас спросят, как на самом деле существуют представления о себе, то, в соответствии с особой точкой зрения прасангики гелуг, всё, что мы можем сказать что на обусловленном уровне (tha-snyad) представления о себе на самом деле существуют, но лишь в силу умственного обозначения, или приписывания (btags-pa 'dog-tsam-gyis grub-pa). Точнее, они существуют лишь как то, на что ссылаются (btags-chos) слова и концепции для их обозначения, основанные исключительно на верном приписывании их верной основе для обозначения (gdags-gzhi). Не существует таких явлений, как факторы природы будды или символизирующие их представления о себе, неотъемлемо обнаружимые в нас, которые бы своей силой или в сочетании с нашим размышлением о них делали бы нас хорошими людьми. Тем не менее, мы можем достоверно обозначить их на основе нашего потока ума, полагаясь на наш опыт.

Мы также можем верно обозначить отрицательные потенциалы и отрицательные представления о себе на основании опыта нашего потока ума. Тем не менее, отрицательные аспекты происходят из преходящих загрязнений (glo-bur-gyi dri-ma), которые скрывают нашу природу будды временно, например, это относится к заблуждению о том, как существуем мы, другие и всё вокруг нас. Преходящие загрязнения можно устранить при помощи безошибочного понимания реальности, а именно при помощи неконцептуального познания пустотности. С другой стороны, последовательность нашей природы будды продолжается бесконечно, без начала и конца. Поэтому положительные представления о себе могут навсегда заменить собой отрицательные.

Будда учил не принимать всё это на основании слепой веры. Безошибочное понимание реальности, подтверждённое достоверным познанием на основе выводов (rjes-dpag tshad-ma) и достоверным непосредственным познанием (mngon-sum tshad-ma), поддерживает эти истины, а также опровергает и устраняет ошибочную веру в то, что отрицательные качества это наша истинная природа. Таким образом, для правильного тантрического преобразования представления о себе необходимо глубоко понимать четыре благородные истины (четыре истины жизни) истинные проблемы, их истинные причины, их истинное прекращение и ведущие к нему истинные пути.

В рамках нашей дискуссии мы можем сформулировать четыре благородные истины следующим образом:

  1. подневольный круговорот перерождений – это истинная проблема;
  2. вера в истинное существование отрицательных представлений о себе, основанная на заблуждении относительно реальности это истинная причина;
  3. удаление этих преходящих загрязнений из нашей природы будды навсегда это истинное прекращение;
  4. неконцептуальное познание пустотности и нашей природы будды это истинный путь.
Мантры

С каждым медитативным образом будды связана одна или много мантр. Мантры это наборы слогов и зачастую дополнительные слова и фразы на санскрите. Все эти слоги, слова и фразы символизируют просветлённую речь. Повторяя мантры медитативного образа будды, мы представляем, что в совершенстве способны передать каждому существу полноценные средства устранения страданий и достижения просветления.

Мантры также придают форму нашему дыханию и, как следствие, нашим тонким энергиям-ветрам, позволяя нам взять эти ветры под контроль, чтобы использовать их в медитативной практике. С западной точки зрения частота их вибраций влияет на наши энергии и, соответственно, на состояния нашего ума.

Очищенное окружение – мандалы

Мы также представляем, что обладаем очищенным окружением медитативных образов будд. Такое окружение символизируют мандалы. Это трёхмерные дворцы, в центре которых находятся медитативные образы будд, вокруг которых часто множество вторичных образов некоторые из них мужчины, некоторые женщины, по одному или в парах. Двухмерные изображения мандал, нарисованные на ткани или сделанные с помощью цветных порошков, подобны архитектурным чертежам этих дворцов.

Мы представляем себя не только центральной фигурой, но и всеми медитативными образами будд этой мандалы. Мы также представляем себе очищенные земли (dag-zhing), окружающие дворец, где всё способствует достижению просветления посредством тантрической практики.

Очищенное удовольствие

Более того, мы представляем, что можем воспринимать чувственные объекты с удовольствием, подобно буддам, так, что наше удовольствие не испорчено заблуждением (zag-med-kyi bde-ba, незагрязнённое счастье). Как правило, наше восприятие объектов загрязнено заблуждением. Например, когда мы слушаем музыку у себя дома, мы не способны получать от неё удовольствие в чистом виде, не беспокоясь о том, что наши акустические системы не так хороши, как у соседей. Мы можем быть привязаны к хорошей еде, и, если едим что-либо очень вкусное, жаждем ещё.

Если мы страдаем от заниженной самооценки, то можем думать, что не заслуживаем счастья или не достойны быть объектом заботы или получать что-либо хорошее от других. Даже если нам дают что-нибудь хорошее, мы можем считать, что они делают это неискренне, покровительственно. Или же мы настолько эмоционально себя заглушаем, что ничего не чувствуем, если только переживаемое чувство не чрезмерно. В крайних случаях мы даже чувствуем, что, если бы нам довелось насладиться чем-нибудь хорошим, у нас бы это отобрали, как кость у собаки, и даже наказали бы нас.

Но если мы будды, мы можем наслаждаться всем без подобного заблуждения. В тантре, с высокой самооценкой и достоинством медитативного образа будды, мы представляем, что можем получать удовольствие чистым образом. Это происходит, к примеру, в тантрических ритуалах, когда мы получаем подношения, которые делаем сами себе (bdag-bskyed mchod-pa).

Между тем все тибетские традиции тантры включают подношения буддам и всем ограниченным существам. Совершая подношения, мы представляем, что можем принести им очищенное счастье, без заблуждения по этому поводу. Часто, когда мы что-либо даём другим, мы думаем, что наш подарок недостаточно хорош и ему не обрадуются. Наш отрицательный настрой усиливает нашу низкую самооценку, и впоследствии мы можем даже пожалеть о подаренном. В тантре, с другой стороны, мы представляем, что дарим самые лучшие возможные вещи и чувствуем, что они принесут очищенное счастье тем, кому предназначены. Это усиливает положительное представление о себе и высокую самооценку, связанную с тем, что мы медитативный образ будды, способный исполнить желание каждого быть счастливым. Чтобы побороть скупость, мы представляем, что у нас бесконечный запас подношений, который никогда не закончится. Совершив подношения, мы радуемся, чувствуем счастье от сделанных подарков, без заблуждений и сомнений.

Неважно, делаем ли мы подношения буддам, всем ограниченным существам или самим себе, нам необходимо понимать пустотность всего и всех, в этом участвующих. Другими словами, мы понимаем, что дарящий, получающие дары, объекты удовольствия, процесс наслаждения ими и переживаемое счастье лишены существования невозможными способами. Таким образом мы не завышаем, не преувеличиваем своё собственное счастье или счастье других. Мы не переживаем его двойственно и не цепляемся за него. Такая практика учит нас сосредоточиваться на пустотности с блаженным осознаванием, когда наше счастье находится в гармонии с нашим пониманием.

Очищенные действия

Мы также представляем, что способны действовать как будды. Будды действуют, оказывая просветляющее влияние ('phrin-las, просветлённая активность) на других. Это не требует с их стороны сознательных усилий. Лишь тем, кем будды являются, они спонтанно осуществляют все цели (lhun-grub), в том смысле, что вдохновляют (byin-rlab, благословляют) каждого, кто восприимчив к их помощи. Это похоже на харизму.

Будды оказывают четыре основных типа просветляющего влияния:

  1. успокаивают других вокруг себя (zhi, умиротворяющая активность);
  2. побуждают других развиваться, иметь более ясный ум, быть сердечнее, активнее участвовать в положительной деятельности и так далее (rgyas, увеличивающая активность);
  3. приводят других под своё влияние и вдохновляют идти в положительном направлении; помогают другим собрать воедино их внутренние силы и черпать из них энергию, также чтобы идти в положительном направлении (dbang, притягивающая активность).
  4. останавливают опасные ситуации, в которых существа могут повредить себе или другие могут им повредить (drag-pa, гневная активность). Этот последний тип просветляющего влияния символизируют мощные (гневные) медитативные образы будд, объятые пламенем.

Визуализируя себя с телами медитативных образов будд в очищенном окружении дворцов мандалы и повторяя мантры, мы представляем, что от нас исходят лучи света и крошечные фигуры, влияющие на других этими четырьмя способами. При этом мы понимаем пустотность самих себя, тех, на кого мы влияем, нашего действия по влиянию на них и самого факта влияния, которое мы оказываем. Ни что из этого не существует невозможными способами. Таким образом мы противостоим низкой самооценке, из-за которой мы чувствуем себя неадекватными и бессильными, – но и не раздуваем собственное эго.

Мудры, мантры и самадхи

Каждый медитативный образ будды символизирует тело, речь и ум будды, а также их нераздельность. Поэтому, когда мы визуализируем, что выполняем действия медитативных образов будд, например совершаем подношения, мы одновременно совершаем определённые действия на уровне наших обычных тела, речи и ума, чтобы объединить эти три аспекта.

  1. Своим телом мы делаем определённые мудры (phyag-rgya) для каждого действия. Мудра это жест рук, зачастую со сложным расположением переплетённых пальцев.
  2. При помощи речи мы повторяем вслух определённые мантры для каждого действия. Мантра это как правило фраза или предложение на санскрите, с определёнными слогами, добавленными в начало или конец, например слог «ом» для тела, «ах» для речи и «хум» для ума.
  3. При помощи ума мы сосредоточиваемся в определённом самадхи (ting-nge-'dzin) для каждого действия. Самадхи это состояние полной поглощённости, с полным сосредоточением на объекте или на состоянии ума. Действие может сопровождаться самадхи:
  • на визуализации, например подношения цветов;
  • на том, что визуализация символизирует, например, цветы символизируют подношение нашего знания, чтобы приносить пользу другим;
  • на понимании, например неистощимости объектов нашего подношения или их пустотности.
Правильность методов

Мы можем спросить: «Не будет ли ложью или искажённым познанием (log-shes) думать, что мы будды, когда на самом деле мы ими не являемся?» Однако это не самообман, потому что все существа обладают полным набором факторов, которые позволяют им стать буддами; другими словами, у каждого есть природа будды. Ум каждого из нас в сущности одинаков, как и умственная деятельность, одновременно создающая и воспринимающая познаваемые видимости (gsal-rig, ясность и осознавание). У каждого из нас есть определённое количество положительной силы и глубокого осознавания, которые, если их правильно посвятить, позволят нам преодолеть ограничения и раскрыть наш потенциал стать буддой и приносить пользу другим наиболее полно.

Поэтому, практикуя тантру, мы думаем «я будда» только в контексте того, что мы полностью сознаём, что ещё не достигли просветления. Мы не претендуем на то, что прямо сейчас обладаем всеведением и знаем наиболее искусный совет для каждого существа во вселенной, который поможет этому существу преодолеть его или её текущую проблему. Скорее мы обозначаем «себя» как будду на основе будущих последовательностей нашего потока ума.

Точнее, как у подготовленных практикующих тантру, у нас уже есть:

  • безошибочное понимание того, (1) что такое просветление, (2) что такое факторы природы будды, позволяющие достичь просветления, и (3) как существуют эти факторы, просветление и мы сами;
  • твёрдая уверенность в том, что у нас уже сейчас есть полный набор факторов природы будды;
  • твёрдая уверенность, основанная на безошибочном понимании четырёх благородных истин и пустотности, что просветление не только возможно, но и мы сами можем его достичь;
  • безошибочное понимание и твёрдая уверенность в том, что в тантре есть полный набор методов для достижения просветления;
  • непоколебимая мотивация бодхичитты и решимость приносить пользу всем существам, насколько это возможно, и, чтобы иметь возможность это сделать, решимость достичь просветления посредством этих методов;
  • наши факторы природы будды, приведённые в действие тем, что мы должным образом получили тантрическое посвящение от квалифицированного тантрического мастера;
  • здоровые отношения с этим тантрическим мастером как источник постоянного вдохновения и надёжного руководства, которые помогут нам правильно продвигаться по тантрическому пути;
  • твёрдая решимость сохранять в чистоте, насколько это возможно, обеты, которые мы приняли во время посвящения.

Если нам недостаёт одного или нескольких из этих непременных предварительных условий, наша тантрическая практика, в которой мы представляем себя медитативными образами будд, не только искажена; она может быть психологически и духовно опасной. Но если у нас есть полный набор предварительных состояний ума, тогда, благодаря тому что в будущем последовательность наших факторов природы будды разовьётся в факторы природы будды просветлённых существ, мы можем верно обозначить себя сейчас буддами. Таким образом, мы используем умственное обозначение как метод достижения просветления, не обманывая себя, что мы уже его достигли.

Многочисленные руки, ноги и лица

У некоторых людей вызывают сложности многочисленные руки, лица и ноги различных медитативных образов будд. Эти особенности, однако, обладают многими уровнями значения, смысла и символизма.

Если, к примеру, нам надо абстрактно осознавать одновременно двадцать четыре вещи, это может быть трудно. Тем не менее, если мы представим, что у нас двадцать четыре руки, каждая из которых символизирует одну из вещей, то графический образ облегчает задачу осознавать эти двадцать четыре вещи одновременно.

Более того, так как у рук, лиц и ног не один, а много уровней символизма, воображение себя медитативными образами будд со множеством лиц, рук и ног подобно тому, как если бы мы «сняли крышку с объектива» нашего ума. Помогая нам осознавать множество вещей одновременно, это служит причиной для развития всеведущего вселюбящего осознавания (rnam-mkhyen) будды.

(2) Ближе связь метода и мудрости

В сутре

На уровне сутры метод это обусловленная бодхичитта, а мудрость распознавание пустотности. Это основания для усиления и расширения создающих просветление систем положительной силы и глубокого осознавания, причины получения для достижения тела и ума будды.

Обусловленная бодхичитта сосредоточивается на нашем будущем просветлении с двумя сопровождающими намерениями ('dun-pa): достичь просветления и при помощи него приносить пользу всем существам. Распознавание пустотности сосредоточивается на полном отсутствии (med-dgag, неподразумевающее отрицание) истинного существования, с пониманием того, что такого способа существования нет. Ничто не обладает существованием и обусловленной идентичностью, установленными в силу определяющих характеризующих черт, неотъемлемо в них обнаружимых. Таким образом, в сутре у основных причин тела и ума будды разные способы познания объектов ('dzin-stangs). Простыми словами, один связан с желанием достичь цели; другой с пониманием, что отсутствуют определённые невозможные способы существования.

В одном моменте познания не может быть двух различных способов познания объекта. Из-за этого обусловленная бодхичитта и распознавание пустотности не могут происходить одновременно, в один и тот же момент познания. Мы можем лишь практиковать их в контексте друг друга.

Практика познания «А» в контексте познания «Б» означает зарождение «Б» в момент, непосредственно предшествующий «А». Импульс, или наследие (sa-bon, семя), «Б» продолжается во время «А», хотя «Б» само по себе больше не происходит. В некотором смысле, импульс «Б» придаёт вкус «А», но «А» и «Б» не происходят одновременно. Таким образом метод и мудрость объединяются в практике сутры.

Медитативные образы будд как метод в общей тантре

У просветляющего тела и ума будды одинаковая сущностная природа (ngo-bo gcig, едины по природе), в том смысле, что они представляют собой два факта об одном и том же явлении. Поскольку это два факта о будде, в каждый момент познания будды оба происходят одновременно. В обиходе можно сказать, что они «идут два в одном».

Более того, ум и тело будды нераздельны (dbyer-med). Другим словами, они происходят одновременно в каждый момент, в том смысле, что если есть одно, то есть и другое. Не бывает тела будды без ума того же будды, и наоборот.

Наиболее действенные средства достижения одновременного возникновения просветляющих тела и ума практика причин обоих в один момент познания. Чтобы этого добиться, тантра использует в качестве метода не только обусловленную бодхичитту, но и тело медитативного образа будды. Обладание таким просветляющим телом это подлинный метод, мотивированный бодхичиттой и посвящённый просветлению, который позволит нам приносить пользу всем. С нашим обычным телом, которое столь ограничено, мы не можем помогать каждому так же полно, как будда.

Соответственно, мудрость в тантре распознавание пустотности нас самих как медитативных образов будд, а не только как совокупных факторов (санскр. скандха), составляющих наше обычное тело и ум.

Пустотность и её основа

Пустотность это полное отсутствие истинного существования. Это глубочайшая истина о том, как существует любой объект. Пустотность объекта как неизменный факт о нём не может существовать независимо, сама по себе; у неё должна быть основа этот объект. Другими словами, основа пустотности (stong-gzhi) это определённый объект, который лишён существования невозможными способами.

Заметьте, поскольку каждая основа пустотности индивидуальна, пустотность каждой основы так же индивидуальна. Таким образом, с каждой основой связан частный случай пустотности. Все пустотности одинаково являются пустотностями, но пустотность одной основы это не пустотность другой основы. Это похоже на то, что все носы одинаково являются носами, но мой нос это не ваш нос.

Более того, любая основа пустотности должна обладать аспектами (rnam-pa), видимость одного их которых создаёт ум, когда познаёт эту основу. К примеру, если объект физический, аспектом может быть его форма, звук, запах, вкус или физическое ощущение. Если объект это способ осознавания, например любовь, видимостью этого в познании может быть возникающая эмоция.

Две истины

Видимость основы пустотности и сама её пустотность два нераздельных факта об одном объекте. Их называют двумя истинами (bden-gnyis, два уровня истины) об объекте. Обе верны и существуют нераздельно, независимо от того, воспринимаются ли они одновременно в один момент ума.

  1. поверхностная истина (kun-rdzob bden-pa, относительная истина) об объекте то, как он выглядит, а именно:
  • чем он кажется,
  • каким способом он, как кажется, существует.
  1. Глубочайшая истина (don-dam bden-pa, абсолютная истина) о том же объекте то, как он существует на самом деле.

Общая тантра берёт в качестве метода и мудрости эти две истины о нас как о медитативных образах будд видимость медитативного образа будды как основу пустотности и саму его пустотность.

Метод и мудрость в общей тантре познают объект одинаково

Концептуальное и неконцептуальное познание пустотности подразумевает два этапа, каждый из которых происходит во время медитации на пустотность:

  1. полная поглощённость (mnyam-bzhag, медитативное равновесие) при познании пустотности, которая подобна пространству;
  2. последующее достижение (rjes-thob, последующее понимание, после медитации) при познании пустотности, которая подобна иллюзии.

Фокальный объект (dmigs-yul) в период полной поглощённости это глубочайшая истина об объекте, его пустотность. Поверхностная истина о нём в этот момент не появляется. В период последующего достижения фокальный объект это поверхностная истина об объекте, тогда как не появляется его глубочайшая истина. Присутствие видимости истинного существования и полное отсутствие истинного существования не могут возникать одновременно, в один и тот же момент познания, концептуального или неконцептуального. Они взаимно исключают друг друга. Тем не менее, эти две истины нераздельны.

Это похоже на то, как если бы мы сидели на первом этаже здания и видели в окно проходящего мимо человека. Хотя нам кажется, что мимо нас проходит только верхняя часть человека, это не означает, что у человека нет нижней части. Такое ограничение связано с перспективой наблюдателя и не имеет отношения к проходящему человеку.

Таким образом, хотя видимость медитативного образа будды и его пустотность как метод и мудрость всегда нераздельны, познание пустотности с полной поглощённостю сосредоточено только на мудрости, а познание пустотности во время последующего достижения – только на методе.

Как и в случае бодхичитты, познание мудрости может происходить только в силу непосредственно предшествующего момента познания метода, и наоборот. Мудрость и метод не одновременны. Тем не менее, познание видимости медитативного образа будды как метод всё же не имеет недостатка в бодхичитте. Потому что способы, которыми мудрость и метод познают свои объекты в периоды полной поглощённости и последующего достижения, не взаимоисключающие. Скорее они равноценны, оба способы познания пустотности как объекта.

Точнее, способы, которыми мудрость и метод познают объект, два факта об одном и том же явлении, или два способа его описания, можно логически отделить один от другого и концептуально определить как две различные концептуально обособленные единицы (ngo-bo gcig ldog-pa tha-dad). Это два равноценных метода познания объекта с распознаванием, что

  1. нет истинного существования;
  2. видимость того, что похоже на истинное существование, не имеет никакого отношения к реальности.

Таким образом в общей тантре практикуют метод и мудрость одним способом познания объекта, благодаря чему они ближе друг к другу, чем в практике сутре.

Краткий обзор
  • Все основы пустотности неотделимы от их пустотности.
  • Их видимость и пустотность две нераздельные истины о них.
  • Хотя сосредоточиться на них можно лишь поочерёдно, способы их познания во время полной поглощённости и последующего достижения не противоречат один другому: они равносильны.

Несмотря на то что приведённые выше пункты верны для всех явлений, тем не менее, сосредоточение на столе или на нашем обычном теле как основе пустотности не может служить союзом метода и мудрости. Мы можем помочь другим в просветляющей манере будды только имея тело медитативного образа будды. Более того, сосредоточение на обусловленной бодхичитте и её пустотность также не будут служить союзом метода и мудрости, поскольку их способы познания объектов противоречат один другому.

Даже если мы ещё не можем сосредоточиться на видимости себя в качестве медитативного образа будды и на его пустотности с единым способом познания объекта, тем не менее, у нас есть тело, в то время как мы сосредоточиваемся на его пустотности. Когда комментарии к тантре говорят, что ум, понимающий пустотность, предстаёт в виде медитативного образа будды, это не только значит, что ум, познающий пустотность, создаёт видимость медитативного образа будды как основу этой пустотности, сохраняя понимание её пустотности. Это также означает, на более простом уровне, что тело человека, сосредоточивающегося на пустостности, предстаёт в виде медитативного образа будды, независимо от того, познаёт ли человек это в данный момент.

(3) Особая основа пустотности

Ещё одна причина, почему тантра быстрее сутры, в том, что у неё особая основа пустотности. В качестве основы для медитации на пустотности она использует видимость тела медитативного образа будды. Такая основа является особой с трёх точек зрения.

По сравнению с большинством других объектов, видимости медитативных образов будд:

  • менее обманчивые;
  • более устойчивые;
  • более тонкие.
Медитативные образы будд как менее обманчивые

В сутре мы сосредоточиваемся на пустотности явления или личности. Когда мы думаем об основе этой пустотности, например о нашем обычном теле, видимость этой основы, возникающая, когда мы её познаём, концептуально или неконцептуально создана умом, на который повлияли причины обманчивого ('khrul-snang) или противоречивого создания видимостей (gnyis-snang, двойственные видимости). Другими словами, наш обычный ум создаёт видимость того, что наше тело существует обманчивыми способами, противоречащими их глубочайшей истине. Например, как истинно и неотъемлемо существующие как толстые, некрасивые и недостойные любви. Так как мы верим, что эти обманчивые способы существования соответствуют реальности, мы можем чувствовать отчуждённость от своего тела и ненависть к нему.

Медитируя на пустотность, мы думаем о том, что наше тело в действительности не существует теми невозможными способами, которыми, как нам кажется, оно существует. Точная поверхностная истина может состоять в том, что мы сейчас толстые и некрасивые по общепринятым меркам нашего общества и что никто нас не любит в соответствии с нашими личными представления о любви. Тем не менее, мы не существуем таким образом истинно и неотъемлемо, навсегда, независимо от обстоятельств и точек зрения. Это невозможно.

Когда мы сосредоточиваемся на пустотности нашего обычного тела полном отсутствии его существования невозможными способами, беспокоящие эмоции и состояния (nyon-mongs, санскр. клеша, болезненные эмоции) не могут воздействовать на наш ум. Тем не менее, основа такой пустотности, наше обычное тело, объект, который наш ум заставляет выглядеть обманчиво до нашей полной поглощённости его пустотностью. Из-за этого наш предыдущий опыт создания обманчивых видимостей и беспокоящих эмоций может, в некотором смысле, загрязнить или нарушить понимание его пустотности. Механизм подобен тому, как сосредоточение на пустотности может происходить в рамках наследия предыдущих моментов бодхичитты.

В тантре, с другой стороны, мы сначала растворяем все обычные видимости. Мы прекращаем создание нашим умом обманчивых видимостей, начиная практику с понимания пустотности. Затем в этом состоянии полного отсутствия мы представляем, что появляемся в форме медитативного образа будды и сосредоточиваемся на пустотности этой формы. Таким образом, это существенно отличается от медитации на пустотности нашего обычного тела. В тантре мы уже понимаем пустотность и затем, в рамках пустотности, мы сосредоточиваемся на теле медитативного образа будды, которое, как мы уже поняли, лишено истинного существования. Так, видимость нас самих в качестве медитативного образа будды не так обманчива, как форма нашего обычного тела.

Вкратце, когда мы думаем о форме нашего обычного тела, мы, как правило, чрезмерно реагируем на него как на «я» с беспокоящими чувствами и суждениями, например: «Моё тело некрасиво, оно мне не нравится, – или. – «Как я прекрасен». Такие беспокоящие чувства могут затруднить наше понимание пустотности тела. Сосредоточение же на пустотности очищенных форм медитативных образов будд лишено этого недостатка.

Медитативные образы будд как более устойчивые

Когда мы сосредоточиваемся на пустотности нашего обычного тела в сутре бодхисаттв, основы такой пустотности преходящие объекты. Это тела, которые иногда чувствуют себя хорошо, иногда болеют и так далее. Подверженные непредсказуемым импульсам кармы, они неустойчивы и заметно меняются каждый раз, когда мы медитируем. Они даже меняются на протяжении одного занятия например, у нас начинают болеть колени.

И наоборот, каждый раз, когда мы сосредоточиваемся на пустотности тела медитативного образа будды, его видимость как основа пустотности не сильно меняется. Это тело может выполнять функции, например помогать другим, пусть даже это происходит лишь в нашем воображении, и в этом смысле оно изменчивое (непостоянное) явление. Тем не менее, это так называемое «неизменное» изменчивое явление (rtag-pa shes-bya-ba'i mi-rtag-pa), в том смысле, что оно не стареет, не устаёт, не болеет и так далее. Оно всегда в одном и том же состоянии, когда бы мы ни сосредоточились на нём в медитации. Поэтому медитативные образы будд служат более устойчивыми объектами, чем наши переменчивые тела, для достижения и усиления понимания пустотности и для сохранения однонаправленного сосредоточения на ней.

Медитативные образы будд как более тонкие

Наше обычное тело как основа пустотности представляет собой грубую форму, которая предстаёт перед нашим сознанием глаз. Поскольку она грубая, нам кажется, что это прочный, плотный объект, существующий независимо от связи с нашим умом. Эта связь то, на что указывают умственные обозначения или концепции для них. Истина о том, что они лишены существования такими невозможными способами, не слишком очевидна.

В общей тантре тела медитативных образов будд, на которых мы сосредоточиваемся, представляют собой тонкие формы, видимые только нашему умственному взору. Благодаря их тонкости, становится более очевидно, что они лишены существования независимо от того, что им приписывает наш ум. Поэтому их пустотность понять легче.

(4) Особый уровень умственной деятельности

Ануттарайога-тантра исследует три уровня умственной деятельности (ума): грубый, тонкий и тончайший.

  1. Грубый уровень включает пять типов чувственного сознания, а именно сознания глаза, уха, носа, языка и тела. Оно всегда неконцептуально.
  2. Тонкий уровень относится к сознанию ума, концептуальному и неконцептуальному.
  3. Тончайший уровень ума называют «ясным светом» ('od-gsal). Он подобен лучу лазера умственной деятельности. Он относится к основной деятельности «лишь» одновременного создания и восприятия познаваемых видимостей, что обеспечивает непрерывность познания из момента в момент, из одной жизни в другую и даже в состоянии просветления. Ясный свет умственной деятельности исключительно неконцептуален. Доступ к этому уровню ума дают только методы ануттарайоги.

В сутре и трёх начальных классах тантры неконцептуальное познание пустотности происходит посредством достоверного йогического познания (rnal-'byor mngon-sum), которое относится ко второму из трёх уровней умственной деятельности – к тонкому. В отличие от нашего обычного умственного познания, которое возникает из преобладающего условия (bdag-rkyen) наших умственных сенсоров (yid-kyi dbang-po), йогическое познание возникает из состояния объединённых шаматхи (zhi-gnas, пребывание в покое, умственная неподвижность) и випашьяны (lhag-mthong, особое прозрение, высшее видение) в качестве преобладающего условия. Шаматха это безмятежно спокойное и устойчивое состояние ума, тогда как випашьяна исключительно восприимчивое состояние.

Поскольку концептуальное познание происходит исключительно на тонком уровне умственной деятельности, а познание ясного света всегда неконцептуально,

  • концептуальное познание пустотности возможно лишь с помощью тонкого уровня ума;
  • неконцептуальное познание пустотности возможно как с тонким, так и с тончайшим уровнем ума.

Поэтому в практике высшего класса тантры для неконцептуального познания пустотности используется особый уровень умственной деятельности ум ясного света, но этот уровень используют не все классы тантры.

Заключительные замечания о пустотности в сутре и тантре

Тонкая и тончайшая умственная деятельность неконцептуально познаёт одну и ту же пустотность, а именно полное отсутствие истинного существования. Школа гелуг уникальна в том, что утверждает: концептуальное и неконцептуальное познания пустотности познают одну и ту же пустотность. Поэтому на обеих ступенях практики в каждом из четырёх классов тантры в йоге со знаками (mtshan-bcas-kyi rnal-'byor) и йоге без знаков (mtshan-med-kyi rnal-'byor) в первых трёх классах, а также на стадии зарождения (bskyed-rim, стадия развития) и завершённой стадии (rdzogs-rim, стадия завершения) в ануттарайоге понимание пустотности одно и то же.