Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Историческое взаимодействие буддийской и исламской культур до возникновения Монгольской империи

Александр Берзин, 1996 год
статья редактировалась в январе 2003 и декабре 2006

Часть III. Распространение ислама среди тюрок и самими тюрками (840 – 1206 гг. н.э.)

20. Кампании Гуридов на полуострове Индостан

Первые военные вторжения на территорию северной Индии

В 1148 году Ала уд-дин (Алауддин), выходец из кочевых тюрок-гузов c гор Афганистана завоевал регион Гур в восточном Иране, в честь которого и была названа его империя Гуридов (годы правления 1148 – 1215). Далее он захватил у каракитаев Бактрию, а в 1161 году – Газну и Кабул у Газневидов, вынудив последних перенести свою столицу в пенджабский город Лахор, большую часть населения которого в то время по-прежнему составляли индуисты. В 1173 году основатель династии Гуридов назначил своего брата Муиз-уд-дина Мухаммада (Мухаммад Гури, годы правления 1173 – 1206) наместником Газны и поощрял его набеги на полуостров Индостан.

[ См. карту No 30: полуостров Индостан во времена завоевания Гуридами, конец XII века.]

Как и его предшественник Махмуд Газневи, Мухаммад Гури начал с захвата в 1178 году располагавшегося на севере Синда исмаилитского царства Мултан, которое к тому времени восстановило свою независимость от Газневидов. Исмаилитов всегда подозревали в укрывательстве низариев и других подобных милленарных террористических движений. Затем, в союзе с местным индуистским правителем, вождь Гуридов сверг династию Газневидов, захватив в 1186 году Лахор. Получив власть над всем Пенджабом, он не остановился и в 1193 году занял Дели. После этого Гуриды распространились по всей Индо-Гангской равнине северной Индии. Сам Мухаммад захватил земли вплоть до покоренного в 1194 году Бенареса. Он отправил одного из своих капитанов, Бахтияра Халджи, вместе с Ихтияром уд-дином Мухаммадом продолжать завоевывать земли на востоке.

Таким образом, кампания Гуридов на полуострове Индостан не была священной войной с целью обратить в ислам неверных: в основном это было просто завоевание территорий, как мусульманских, так и немусульманских. Хотя первоначальная военная цель – захват царства исмаилитов в Мултане – могла называться джихадом, и Гуриды могли использовать идею священной войны, чтобы сплотить свои войска, энтузиазм мусульманских лидеров, скорее всего, подпитывался перспективами добычи и власти, а не обращением неверных.

Захват Бихара и Бенгалии

Династия Пала в Бихаре и Бенгалии, во время правления которой на севере Индии было построено большинство великих буддийских монашеских университетов, была мирно свергнута. Династия Карната (годы правления 1097 – 1324) первой образовалась в Митхиле, территория которой включала Бихар севернее реки Ганг и область Тераи южного Непала. К концу XII века в Бенгалии и Магадхе – части Бихара южнее реки Ганг – появилась династия Сена. Хотя правители Митхилы были шиваитами, они продолжили традицию династии Пала поддерживать буддизм и оказывали серьезное сопротивление Гуридам. В 1206 году, к примеру, они остановили попытку вторжения Гуридов в Тибет. Династия Сена была слабее Карнаты в военном плане и более приверженной индуизму.

Продвигаясь на восток, Гуриды обошли стороной Митхилу и напали на Магадху и Бенгалию. Царь династии Сена разместил в монастырях Одантапури и Викрамашиле защитные гарнизоны, которые возводили обнесенные стеной цитадели непосредственно на пути наступления Гуридов. Считая их военными крепостями, Гуриды полностью сравняли эти постройки с землей между 1199 и 1200 годами. Более того, поскольку монастырь Одантапури занимал хорошее стратегическое положение, на его месте, рядом с современным Бихар Шарифом, военные наместники Гуридов разместили свои административные штаб-квартиры, откуда управляли регионом.

Оккупация севера Индии

В 1206 году Мухаммад Гури был убит, что положило конец нападениям Гуридов на полуостров Индостан. Поскольку у Мухаммада Гури не было явного преемника, его военачальники сражались между собой за власть над завоеванными ими провинциями. В конце концов один из них одержал победу и стал султаном Лахора, но вскоре, в 1210 году, он умер. Его освобожденный раб Илтутмыш (годы правления 1210 – 1237) взял на себя правление и перенес столицу в Дели, положив начало государству, которое впоследствии стало известно как султанат династии рабов (годы существования 1210 – 1325).

Гуридам удалось захватить север Индии не только из-за превосходства в силе и тактике, но и благодаря постоянному соперничеству между многочисленными местными индуистскими правителями-раджпутами. Хотя последние не могли выступить единым фронтом и предотвратить захват власти Гуридами, им хватило сил на то, чтобы позже, после того как иностранные войска двинулись дальше, восстановить свое правление, вернувшись из джунглей и гор. Позже Гуриды и их преемники смогли сохранить за собой лишь незначительные административные посты, и то лишь в крупных городах, где их основной задачей был сбор налогов. Тем не менее, их правление было стабильным, так как сопровождалось процветанием экономики.

Оценка разрушений, причиненных Гуридами буддизму

Хотя Гуриды полностью разграбили и разрушили монастыри Одантапури и Викрамашилу, они не уничтожили все буддийские институты в своих владениях. Так, монашеский университет Наланда – самый крупный на севере Индии, – хотя и находился в Магадхе, не лежал на пути наступления Гуридов. Тибетский переводчик Чаг Лоцава Дхармасвамин (Chag Lo-tsa-ba, 1197 – 1264 гг.), посетивший в 1235 году северную Индию, обнаружил, что монастырь был поврежден, разграблен и практически заброшен, но по-прежнему существовал и действовал: в нем училось семнадцать человек. Чтобы полностью разрушить этот университет, Гуридам потребовалась бы еще одна экспедиция, но это явно не было их основной целью.

Тибетец также обнаружил, что в шри-ланкийском монастыре Махабодхи, недалеко от Наланды, в Ваджрасане (современной Бодхгайе), все еще находились триста монахов из Шри-Ланки. Здесь Будда достиг просветления, поэтому это самое священное место для буддийских паломников. Более того, неясно, пустовал ли в то время Сомапура – самый большой монашеский университет в Бенгалии, располагавшийся на севере современной Бангладеш. Тем не менее, тибетский переводчик свидетельствовал о том, что Джагаддала на севере Западной Бенгалии все еще процветал и был полон монахов.

Таким образом, Гуриды разрушали буддийские монастыри, лежавшие на пути их наступления, а также те, которые были укреплены на манер крепостей. Кроме того, Гуриды назначали своих военных командиров наместниками завоеванных ими областей и, предоставив им значительную автономию, использовали принятую Аббасидами систему вознаграждения икта. Иными словами, султан Гуридов вместо финансовой поддержки со стороны государства оставлял военным наместникам все доходы, какие они могли собрать со своих земель. Поэтому уничтожать все, что им досталось, противоречило бы личным интересам военачальников. Военная тактика Гуридов напоминала действия Омейядов, Аббасидов и Газневидов: они грабили и причиняли серьезные разрушения главным религиозным сооружениям, когда захватывали территории, но затем, оказавшись у власти, даровали защищаемый статус своим немусульманским подданным и собирали с них подушный налог.

Влияние на развитие буддизма в соседних государствах

Несмотря на возможность получить статус защищаемых подданных, многие буддийские монахи бежали в Бихар и в некоторые северные регионы Бенгалии, ища убежище в монашеских университетах и центрах на территориях современных Ориссы, южной Бангладеш, Аракана на западном побережье Бирмы, а также южной Бирмы и северного Таиланда. Тем не менее, большинство из них, включая многих буддистов-мирян, направлялось в непальскую долину Катманду, взяв с собой множество манускриптов из обширных монастырских библиотек, которые были разрушены.

В то время положение буддизма в Катманду было прочным. Индуистский царь из династии Тхакури (годы правления 750 – 1200) поддерживал буддийские монастыри. Кроме того, в Катманду было несколько монашеских университетов. С конца X века многочисленные тибетские переводчики посещали их по пути в Индию, а непальские мастера из этих университетов сыграли решающую роль в возрождении буддизма в центральном и западном Тибете. Ранние индуистские правители династии Малла (годы правления 1200 – 1768) продолжили политику своих предшественников – династии Тхакури.

Более того, буддизм распространялся в другие регионы современного Непала. В середине XII века Нагадева – вождь нетибетского племени, правивший западным Тибетом, – утратил власть над этой территорией и завоевал западный Непал. Здесь он основал царство Кхаса, также известное как Западная Малла, следовавшее тибетской форме буддизма.

Анализ упадка буддизма на полуострове Индостан

Хотя индуизм и джайнизм пережили вторжение Гуридов на север Индии, буддизм так никогда полностью и не восстановился. Он стал постепенно исчезать. Предполагая, что его исчезновение было сложным явлением, давайте исследуем некоторые факторы, которые могли бы его объяснить.

У индуистов и джайнов не было университетов и больших монастырей. Их монахи жили уединенно или маленькими группами в удаленных районах, обучаясь и медитируя отдельно от других, не проводя общинных ритуалов. Поскольку они не представляли никакой угрозы, захватчики не считали, что стоит тратить время и силы на их уничтожение. Ущерб был причинен только обнаруженным в крупных городах индуистским и джайнитским храмам, которые посещали миряне. В то же время у буддистов были большие, величественные монашеские университеты, окруженные высокими стенами; об их укреплении заботились местные цари. Очевидно, эти университеты были разрушены с военными целями.

Хотя Гуриды и называли свои кампании священной войной, они на самом деле не стремились обращать неверных в ислам: в частности, повреждения были нанесены только буддийским институтам, и в основном только тем, которые лежали на пути наступления войск. В противном случае они бы в одинаковой степени преследовали религиозные общины индуистов, джайнов и буддистов, безотносительно к размеру этих общин или месту их нахождения.

Для мирян в Индии буддизм был в основном религией поклонения, сосредоточенной вокруг больших монастырей. Хотя существовала лесная традиция усиленной медитации, те, кто хотел изучать буддизм глубже, становились монахами или монахинями, принявшими обет безбрачия. Домовладельцы подносили монахам еду и оказывали финансовую поддержку. Они дважды в месяц посещали монастыри – в дни соблюдения обетов этической дисциплины, когда давались наставления, основанные на священных текстах. Тем не менее, они не считали себя группой, отдельной от индуистского большинства. При проведении церемоний, сопровождающих изменения в их жизни – рождение, бракосочетание и смерть, они полагались на индуистские ритуалы.

Когда индуизм объявил Будду проявлением своего верховного бога Вишну, буддисты не возражали. На самом деле, на территории северной Индии, Кашмира и Непала буддизм уже был смешан со многими элементами религиозного индуизма. Поэтому, когда были разрушены главные монастыри, большинство буддистов легко приняли индуизм. Они могли считаться хорошими индуистами, продолжая почитать Будду. Индуизм и джайнизм, в свою очередь, были больше направлены на домашнюю религиозную практику мирян и не требовали монашеских институтов. Когда индуистские теологи признали перерождением Вишну и Джину Ришабху, одну из главных фигур в джайнизме, джайны выразили протест.

Кроме того, индуисты и джайны были полезны мусульманским завоевателям. У индуистов была каста воинов, которую можно было призвать на военную службу, тогда как большинство местных торговцев, плативших налоги, были джайнами. Буддисты же как народ в целом не имели характерного рода занятий или службы. Они больше не играли никакой роли в межрегиональной торговле, как несколько столетий назад, когда буддийские монастыри располагались вдоль Великого шелкового пути. Поэтому именно их и обращали в ислам.

Кроме того, в индийском обществе большинство буддистов считались принадлежащими к низшим кастам, и при индуистском правлении к ним относились с предубеждением. Многих из тех, кто принял ислам, несомненно, привлекло обещание равного к ним отношения и братства со всеми, принявшими эту веру. В то же время, индуистов, перешедших в ислам, другие индуисты считали отверженными, независимо от их касты по происхождению. Поскольку буддистов и так считали отверженными, при смене веры они не страдали от изменения социального статуса в сообществе, где преобладали индуисты.

Итак, хотя большая часть населения севера Индии оставалась индуистами, а местами преобладали джайны, все больше людей в Пенджабе и Восточной Бенгалии принимали ислам, так что в конечном счете эти регионы стали мусульманскими. Больше всего связей между буддистами и мусульманами было в Пенджабе, в основном благодаря исламским мастерам из Ирана и Среднего Востока, искавшим там спасение от вторжения монголов, начавшегося в начале XIII века. Кроме того, в Восточной Бенгалии всегда было много бедных крестьян, которые, вероятно, были готовы перейти в ислам из-за предлагаемого им равенства.