Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Историческое взаимодействие буддийской и исламской культур до возникновения Монгольской империи

Александр Берзин, 1996 год
статья редактировалась в январе 2003 и декабре 2006

Часть III. Распространение ислама среди тюрок и самими тюрками (840 – 1206 гг. н.э.)

19. Развитие Центральной Азии в XII веке

Основание империи чжурчжэней

Чжурчжэни были тунгусо-маньчжурским народом, чья родина находилась в северной Маньчжурии и граничащей с ней юго-восточной Сибири, лежащей за рекой Амур. Они были жителями леса и практиковали ритуальную охоту, поэтому кидани призывали их на военную службу. На чжурчжэней оказывал влияние буддизм Северной Сун и корейского государства Коре (годы существования 918 – 1392). В 1019 году они попросили у императора Северной Сун копию только что напечатанного буддийского канона, а к 1105 году ханьские китайские монахи проводили буддийские церемонии при дворе чжурчжэней. Однако основное влияние на них оказывал буддизм киданей.

В 1115 году чжурчжэни основали династию Цзинь (годы правления 1115 – 1234) и продолжили расширять свои владения, создавая империю. В 1125 году они разгромили киданей, а в следующем году захватили остальную часть ханьского Китая. Столица ханьцев была перенесена южнее. Таким образом, правление династии Северной Сун подошло к концу и началось правление династии Южной Сун (годы правления 1126 – 1 279). Чжурчжэни правили Маньчжурией, юго-восточной Сибирью, северным и центральным ханьским Китаем и Внутренней Монголией. Тангуты располагались на северо-западе, а Монголия распалась на много мелких племенных областей.

[ См. карту No 29: Расцвет империй каракитаев и чжурчжэней во второй половине XII века.]

Форма буддизма, которой следовали кидани, по-прежнему была распространена в захваченной чжурчжэнями Внутренней Монголии. В более поздний период правления династии Цзинь больше распространилась ханьская форма буддизма. Это соответствует развитию чжурчжэньской письменности. Сначала чжурчжэни переняли и изменили иероглифическую письменность киданей, однако позже стали также использовать и ханьские иероглифы.

Первые императоры чжурчжэней оказывали буддизму большую поддержку. Они построили множество храмов в своих владениях, в том числе в столице – Пекине. К середине XII века в империи Цзинь было более тридцати тысяч монахов, причем монахи занимали более высокое положение, чем придворные чиновники. Теперь тангуты стали обращаться с прошениями прислать им новые ханьские буддийские тексты не к Северной Сун, а ко двору чжурчжэней.

Политическая и религиозная обстановка в тибетском регионе

Отношения между царством Цонгка и их прежним торговым партнером – китайской Северной Сун – иcпортились после произошедшей на рубеже XII века короткой гражданской войны в царстве Цонгка. Войска Северной Сун напали, воспользовались неспокойной обстановкой. Начиная с 1102 года они несколько раз захватывали, теряли, а затем снова захватывали царство Цонгка. Это заставило бывших врагами – царство Цонгка и тангутов – не только заключить мир, но и создать в 1104 году военный альянс против китайской Северной Сун. Война продолжалась до тех пор, пока в 1126 году чжурчжэни не свергли Северную Сун. Войска ханьцев полностью покинули царство Цонгка, снова ставшее независимым вплоть до в 1183 года, когда оно было завоевано чжурчжэнями. Тангуты заключили союз с чжурчжэнями и продолжали воевать против Южной Сун, которая теперь платила ежегодную дань тангутам, чурчжэням и преемникам киданей – каракитаям.

Между тем в других регионах тибетской культуры к концу XI века, когда оборвалась линия нгарийских царей, буддийская активность в основном сместилась из западного в центральный Тибет. На протяжении первой половины XII века в царстве Нгари правил нетибетский кочевой народ – кхасы – значительно менее приверженный буддизму. В середине столетия царь кхасов Нагадева потерял власть над этой территорией, но, завоевав западный Непал, восстановил там свое правление. Впоследствии западный Тибет распался на несколько царств, причем все они продолжали возрождать и поддерживать буддизм, но в гораздо меньшей степени, чем это было в предыдущем столетии.

В то время центральный Тибет также был разделен на множество маленьких независимых регионов. Зачастую их центрами были новые буддийские монастыри, большинство из которых были построены как крепости. Единая власть пришла в этот регион только в 1247 году, когда центральный Тибет был реорганизован под сюзеренитетом монголов. Тем не менее, несмотря на политическую разобщенность в XII веке буддизм в Тибете достиг новых вершин. Тибетцы не только продолжали переводческие работы, в основном с санскрита, но также начали составлять большое собрание комментариев. Каждый из монастырей имел собственную специализацию и отличительные особенности.

Рост влияния тибетской культуры на тангутов

Из-за того что теперь союзником тангутов стало царство Цонгка, а не Северная Сун, основное влияние на буддизм тангутов в XII веке оказывал не ханьский Китай, а Тибет. Тангуты переводили все больше текстов с тибетского языка и начали писать собственную буддийскую литературу, строго следуя модели тибетских комментариев. Многие тангутские монахи отправлялись учиться в центральный Тибет. Одним из них был Миньяг Гомринг (Mi-nyag sGom-ring), ставший учеником Пхагмо Друпы (Phag-mo gru-pa, годы жизни 1110 – 1170), который считается основателем многих школ кагью. В 1157 году тангутский монах основал монастырь Дригунгтил ('Bri-gung mthil, Дрикунг Тил), который позже стал центром традиции дрикунг-кагью ('Bri-gung bKa'-brgyud).

Другой тангут – мастер перевода Цами Лоцава (rTsa-mi Lo-tsa-ba) также в середине XII века отправился на север Индии, стал там настоятелем монастыря Ваджрасаны (Бодхгайя) и принес назад в Кашмир одну из линий передачи « Тантры Калачакры». Учителя из Кашмира и Тибета были приглашены к тангутам, где они стали наставниками императора. Сотрудничество этих государств в религиозной сфере продолжало процветать.

Несмотря на непрерывные сражения с китайской Северной Сун, тангуты продолжали перенимать некоторые особенности ханьского сообщества. Например, в 1146 году они переняли образовательную систему подготовки чиновников в конфуцианском стиле. Несмотря на усилия тангутов по сохранению культурной целостности, китаизация продолжалась. Этот процесс шел под влиянием матери императора Жэнь Сяо (годы правления 1139 – 1193) – этнической китаянки.

В конце концов тангуты стали одним из наиболее высококультурных народов Центральной Азии. К примеру, в 1170 году император Жэнь Сяо издал обширный свод законов, охватывавший гражданскую и религиозную сферы. Он выделил в тангутских буддийских монастырях этнические группы: тангутские, тибетские, ханьские и смешанные тангутско-ханьские – по происхождению монахов. Монахи уйгуры и желтые уйгуры не упоминались, возможно, из-за того, что в 1124 году уйгуры Кочо подчинились каракитаям. Все монахи, независимо от их происхождения, были обязаны изучать санскрит, тангутский, тибетский и ханьский языки и литературу. Чтобы занять монашескую административную должность, необходимо было сдать экзамен на мастерство в нескольких буддийских текстах, переведенных на тибетский. Это соответствовало гражданскому праву, перенятому из ханьского Китая, которое требовало от кандидатов на пост чиновника в правительстве сдать строгий экзамен по конфуцианской классике.

Покорение каракитаями уйгуров Кочо и Караханидов

В 1124 году, когда чжурчжэни напали с юга, правитель киданей Елюй Даши потерял власть над Монголией и бежал со своими войсками в летнюю столицу уйгуров Кочо – Бешбалык. Мирные уйгуры, традиционные вассалы киданей, приняли его хорошо, устроив праздничный прием. Видя стремление Елюя Даши выкроить для себя новую территорию, уйгуры добровольно подчинились могущественному правителю киданьских беженцев. Он провозгласил свою династию каракитаев, или Западного Ляо (годы правления 1124 – 1203), и присвоил власть над Джунгарией. Возможно, уйгуры Кочо подчинились с такой готовностью, поскольку боялись нового союза чжурчжэней и тангутов, угрожавшего им с востока, и, как и прежде, искали защиты у киданей.

В 1137 году Елюй Даши завоевал Караханидов, присоединив к своей империи их земли – Кашгар, Хотан, Фергану и северные части Западного Туркестана. В 1141 году он нанес поражение сельджукам в Самарканде и расширил свои владения за счет Согдианы, Бактрии и Харезма. Государство сельджуков в Иране рухнуло из-за внутреннего восстания, после которого Иран распался на несколько маленьких государств, власть в которых перешла ко множеству непродолжительных династий, пока эту территорию не завоевали в 1220 году монголы. Главной цитаделью сельджуков стала Анатолия.

Елюй Даши следовал традиционной для киданей смеси буддизма, даоcизма, конфуцианства, тенгрианства и шаманизма. Он был очень терпим ко всем релегиям в своих владениях, включая ислам, и защищал их. Христианское несторианство процветало и имело митрополии в Самарканде и Кашгаре, что свидетельствует о том, что различные религии в Центральной Азии до этого сосуществовали в основном мирно.

Распространение ислама суфийскими учителями среди тюрок Центральной Азии

Суфийское движение ислама, уделяющее особое внимание личному познанию божественной реальности, возникло во второй половине IX века из учений Абуль-Касима аль-Джунайда (годы жизни 830 – 910) в Ираке и Абу Язида Тайфура аль-Бистами (ум. 874) на северо-востоке Ирана, в Хорасане. Странствующие учителя стали распространять их по Центральной Азии начиная с XI века, в период правления Караханидов, Газневидов и Сельджуков. Их суфийские учения отвечали здешним духовным потребностям, которые возросли из-за подавления течений шиитов и исмаилитов, особенно после завоевания в 1055 году сельджуками Багдада.

Ключевой фигурой, благодаря которой суфизм стал известен тюркским кочевым племенам, был Ахмед ибн Ибрагим ибн Али аль-Ясави (ум. 1166). Орден Ясавия, основателем которого считается аль-Ясави, пользовался популярностью благодаря включению в ислам традиционных тюркских культурных и особенно шаманских элементов. Аль-Ясави носил тюркское одеяние, позволял использовать тюркские языки в религиозных целях – во всех случаях, кроме чтения молитв, а также прибегал к жертвоприношениям крупного скота в определенных ритуалах. Кроме того, он разрешал женщинам участвовать в практиках, направленных на достижение духовного экстаза. Тюркской кочевой традиции была близка по духу суфийская традиция строить вблизи проживания религиозных учителей духовные гостиницы (ханаки), открытые для всех путешественников. Не только отдельные духовные искатели кочевали из одного такого дома в другой: все сообщество ханака, включая учителя, отправлялось в совместные духовные путешествия, которые длились по нескольку месяцев.

Благодаря всему этому популярность ислама среди тюркских народов неизменно росла. Таким образом, в то время ислам быстро распространялся в Центральной Азии не из-за обращения мечем, а благодаря тому, что несколько великих учителей искусно адаптировали религию к тюркской культуре. Распространение ислама произошло не за счет буддизма и не встретило враждебной реакции с его стороны. На самом деле в основном оно проходило во время буддийского правления каракитаев и получило их поддержку.