Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Историческое взаимодействие буддийской и исламской культур до возникновения Монгольской империи

Александр Берзин, 1996 год
статья редактировалась в январе 2003 и декабре 2006

Часть II. Ранний период Аббасидов (750 – середина IX века н.э.)

7. Начало периода Аббасидов и упадок Китая династии Тан

Обстановка в регионе

Прежде чем обсуждать исторические события раннего периода существования халифата Аббасидов, давайте коротко рассмотрим политическую ситуацию в Центральной Азии, имевшую место непосредственно перед началом этого периода. Согдианой и Бактрией правили Омейяды, тогда как армия Китая династии Тан занимала регион к северу и западу от них, а именно Суяб, Кашгар и Кучу, угрожая вторжением. Кроме того войска танского Китая стояли в Турфане и Бешбалыке. Тюрки-огузы – тюрки в белых одеждах – только что переселились с юга Монголии на удаленные северо-восточные территории Согдианы. Остальную часть севера Западного Туркестана и Джунгарии занимали карлуки, а Монголией незадолго до этого стали править уйгуры.

Танский Китай и уйгуры были союзниками. Положение тибетцев было ослабленным, но они поддерживали свое присутствие в государствах на южной границе Таримской впадины, несмотря на то что царь Хотана отдавал предпочтение императорскому двору династии Тан. Бывшие союзники тибетцев тюргеши были практически уничтожены. Их единственные оставшиеся союзники тюркские шахи Гандхары состояли в номинальном союзе с Хотаном, в силу заключенного брака на высшем уровне между представителями этих государств.

[См. карту No15: Центральная Азия накануне периода Аббасидов.]

Основание Аббасидского халифата

Хотя два основных направления ислама, сунниты и шииты, не стали официальными течениями вплоть до XI века, давайте ради удобства пользоваться этими терминами для обозначения их предшественников. Движение мурджиизм, которому следовали Омейяды, предшествовало суннитам. Оно оказывало поддержку линии халифов, преемников зятя (мужа сестры) Пророка, Муавии, первого халифа Омейядов. Шииты сформировались из оппозиционной фракции, считавшей законным преемником двоюродного брата и зятя Пророка – Али. Поскольку большинство арабов поддерживали Омейядов и, следовательно, суннитов, большинство мусульман неарабского происхождения отдавали предпочтение шиитам.

Халифы династии Омейядов были арабами, выходцами с Аравийского полуострова. Во всех отношениях они благоприятствовали арабам в гораздо большей степени, чем мусульманам в целом. Например, они не позволяли неарабским мусульманским войскам участвовать в разделе боевых трофеев. С другой стороны, арабы, не являвшиеся мусульманами, например христиане или иудеи из Аравии, больше доверяли мусульманам-неарабам. Некоторые из этих мусульман даже были назначены наместниками в регионы халифата с неарабским населением. Такая пристрастная политика вызывала большое недовольство, особенно в среде иранских мусульман, считавших, что их культура превосходит арабскую.

Абу Муслим был бактрийцем из Балха, который, приняв ислам, стал шиитом. Он стал единомышленником Абу-ль-Аббаса, арабского потомка Аббаса, дяди Пророка, когда оба они сидели в тюрьме в Бактрии (Хорасане) за антиомейядскую деятельность. Опираясь на недовольство и отчужденность Ирана и Центральной Азии, Абу Муслим возглавил восстание, в ходе которого в 750 году Омейяды были свергнуты. После завоевания Дамаска, столицы Омейядов, он провозгласил Абу-ль-Аббаса, также известного как Ас-Саффах (годы правления 750 – 754), первым халифом линии Аббасидов. В качестве награды, Ас-Саффах назначил Абу Муслима наместником Бактрии. Аббасидский халифат просуществовал до 1258 года, но правил Бактрией и Согдианой только до середины IX века.

Так как халифы Аббасидов были арабами, выходцами из регионов иранской культуры, иранские и центральноазиатские мусульмане поначалу поддерживали захват власти. Они надеялись, что Аббасиды находятся достаточно далеко от Аравии и не будут следовать расистским предрассудкам, свойственным Омейядам, и обращаться с ними как с гражданами второго сорта.

Поражение Китайской династии Тан и восстание Лушаня

В 751 году Абу-ль-Аббас объединил свои войска с карлуками и выступил против армии танского Китая, угрожавшей им обоим. В районе реки Талас на территории современного южного Казахстана они нанесли поражение танской армии, что положило конец присутствию ханьских китайцев в Западном Туркестане. Это событие оказалось  поворотным: после него территория Восточного Туркестана, которой управляли ханьские китайцы, постепенно сокращались, пока их присутствие в Восточном Туркестане также не подошло к концу.

Поражение танского Китая и огромные затраты на все казалось бы безуспешные кампании императора Сюань Цзуна в Центральной Азии в конце концов переполнили чашу терпения китайского народа. В 755 году Ань Лушань (An Lu-shan), чей отец был согдийским солдатом, служащим в танской армии, а мать происходила из восточных тюрок, возглавил народное восстание в столице династии Тан – Чанъане. Хотя император вернул большую часть своих войск из Кашгара, Кучи, Бешбалыка и Турфана, оставив там только костяк, а также получил военную поддержку от царя Хотана, он не смог подавить восстание и был вынужден, униженный, бежать в горы провинции Сычуань. Войска династии Тан в конце концов преуспели в подавлении восстания, обратившись за помощью к уйгурам Монголии.

Сражаясь с повстанцами в Чанъане и Лояне, уйгуры разграбили и практически уничтожили оба города, включая многие буддийские храмы и монастыри. Несмотря на все это, благодаря общению с сообществом торговцев-согдийцев, Бегю-каган, император уйгуров, приобщился к манихейской вере, которой следовали большинство из согдийских торговцев. Впоследствии, в 762 году, он объявил манихейство государственной религией уйгуров. Хотя Ань Лушань был наполовину согдийцем, по-видимому, повстанцы в большинстве своем были ханьскими китайцами, а не выходцами из неханьского сообщества. Иначе Бегю-каган точно также сражался бы с согдийцами и не был бы восприимчив к их вере.

На протяжении нескольких столетий уйгуры меняли свою государственную религию, сначала с шаманизма на буддизм, затем на манихейство и потом назад на буддизм, пока в конце концов не перешли в ислам. Еще до них восточные тюрки поменяли свою религию, шаманизм, на буддизм, а затем вернулись к шаманизму. Давайте рассмотрим некоторые возможные причины того, почему эти два тюркские народа сменили религию. Это может помочь нам лучше понять механизм произошедшего позже перехода большинства тюркских народов из буддизма или шаманизма в ислам.