Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Главная > Электронные книги > Неопубликованные рукописи > Историческое взаимодействие буддийской и исламской культур до возникновения Монгольской империи > 1. Распространение буддизма в Центральной Азии и прилегающих регионах до прихода арабов

Историческое взаимодействие буддийской и исламской культур до возникновения Монгольской империи

Александр Берзин, 1996 год
статья редактировалась в январе 2003 и декабре 2006

Часть I. Омейядский халифат (661 – 750 гг. н.э.)

1. Распространение буддизма в Центральной Азии и прилегающих регионах до прихода арабов

Задолго до арабов, принесших ислам в Центральную Азию в середине XVII века н.э., буддизм процветал на этой территории на протяжении сотен лет. Особенно это относится к территориям, располагавшимся вдоль Великого шелкового пути, по которому шла торговля между Индией и Китаем династии Хань и который вел в Византию и Римскую империю. Чтобы лучше понимать исторический контекст, с которым столкнулся ислам, давайте коротко опишем ранний период распространения буддизма в этой части мира.

География

В терминах географических областей наших дней, ранними буддийскими регионами в Центральной Азии в разное время были:

(1) Кашмир под индийским и пакистанским правлением;

(2) горные долины на севере Пакистана, такие как Гилгит;

(3) пакистанская провинция Пенджаб, включая долину Сват, а также восточная часть Афганистана к югу от горной системы Гиндукуш;

(4) долина реки Амударьи к северу от горной системы Гиндукуш, включая афганскую часть Туркестана к югу от реки Амударьи и юг Западного Туркестана (юго-восточный Узбекистан и южный Таджикистан) к северу от нее;

(5) северо-восточный Иран и юг Туркмении;

(6) область между Амударьей и Сырдарьей, а именно центральная часть Западного Туркестана (восточный Узбекистан и западный Таджикистан);

(7) область к северу от Сырдарьи, а именно север Западного Туркестана (Киргизия и восточный Казахстан);

(8) южная часть провинции Синьцзян – территории Китайской Народной Республики, а именно юг Восточного Туркестана к северу и югу от пустыни Такла-Макан вдоль границы Таримской впадины;

(9) северная часть провинции Синьцзан, между горными системами Тянь-Шань и Алтай;

(10) Тибетский автономный район, провинция Цинхай, юго-восточная часть провинции Ганьсу, западная часть провинции Сычуань и северо-западная часть провинции Юньнань – территории Китайской Народной Республики;

(11) Внутренняя Монголия в Китайской Народной Республике, Республика Монголия (Внешняя Монголия) и Республика Бурятия в Сибири (Россия).

[ См. карту No1: современная Центральная Азия.]

Исторические названия этих областей:

(1) Кашмир со столицей в Шринагаре;

(2) Гилгит;

(3) Гандхара, главными городами которой были Такшашила (Таксила) с пакистанской стороны Пенджаба рядом с Хайберским проходом и Кабул c афганской стороны, включая район долины Сват, который назывался Уддияной;

(4) Бактрия, которая располагалась в долине реки Оксус. Ее столицей был Балх, расположенный рядом с современным Мазари-Шарифом;

(5) Парфия, более позднее название которой – Хорасан, со столицей в Мерве. Иногда ее часть – юг Туркменистана – называли Маргианой;

(6) Согдиана, более позднее название которой – Мавераннахр, располагалась между реками Оксус и Яксарт. Ее главные города, приблизительно расположенные с запада на восток: Бухара, Самарканд, Ташкент и Фергана;

(7) нет специального названия, но главным городом этой местности был Суяб, располагавшийся к югу от озера Иссык-Куль;

(8) нет специального названия, но главными оазисными городами-государствами на южной границе Таримской впадины были, с запада на восток: Кашгар, Яркенд, Хотан и Нийя – а вдоль северной границы: Куча, Карашар и Турфан (Кочо). Обе дороги сходились на востоке в городе-государстве Дуньхуан;

(9) Джунгария, главным городом которой в восточной части прохода из Турфана через Тянь-Шань был Бешбалык, располагавшийся рядом с современным Урумчи;

(10) Тибет со столицей в Лхасе;

(11) Монголия.

[ См. карту No2: древняя Центральная Азия.]

Хотя на протяжении истории некоторые из этих названий менялись несколько раз, мы ограничимся перечисленным набором, чтобы избежать путаницы. Мы будем называть территорию Китайской Народной Республики, исключая провинцию Ганьсу, Внутренней Монголией, этнически тибетские районы,  Маньчжурией, а холмистые области южных племен – ханьским Китаем – этнической территорией ханьского народа. Северной Индией мы будем называть в основном Индо-Гангскую равнину, исключая Джамму и Кашмир, Химачал-Прадеш, индийский Пенджаб, Раджастхан и все штаты Республики Индия восточнее Западной Бенгалии. Под Ираном мы будем подразумевать области, которые в наши дни входят в состав современной Исламской Республики Иран, а под арабами – население всего Аравийского полуострова и южной части Ирака.

Восточный и Западный Туркестан

Несмотря на то что в разных традициях приводятся разные данные о времени жизни Будды Шакьямуни, большинство западных ученых согласны с тем, что он  жил в период между 566 и 486 годами до н.э. Он начал учить в центральной части Индо-Гангской равнины на севере Индии. Медленно его последователи распространили его учение в окрестностях, где вскоре появились монашеские общины монахов и монахинь. Таким образом буддизм постепенно развился в организованную религию, хранящую и устно передающую учения Будды.

Сначала, в середине III века до н.э., благодаря царю Ашоке Маурье (годы правления 273 – 232 до н.э.) буддизм распространился с севера Индии в Гандхару и Кашмир. Спустя два столетия буддизм впервые достиг Западного и Восточного Туркестана, придя в I веке до н.э. из Гандхары в Бактрию и из Кашмира в Хотан. Тогда же он также распространился из Кашмира в Гилгит, а с севера Индии – в современные южные провинции Пакистана Синд и Балочистан (Белуджистан) через восточный Иран и далее в Парфию. Согласно традиционной буддийской истории среди непосредственных учеников Будды Шакьямуни было два торговца из Бактрии. Однако не существует свидетельств утверждения ими буддизма в их родной стране на этой ранней стадии.

[ См. карту No3: распространение буддизма в Центральной Азии.]

К I веку н.э. буддизм проник глубже в Западный Туркестан, распространяясь из Бактрии в Согдиану. На протяжении этого века он также проник дальше вдоль южной границы Таримской впадины, придя из Гандхары и Кашмира в Кашгар, а из Гандхары, Кашмира и Хотана – в царство Крораину в Нийе. Население покинуло Крораину из-за опустынивания окрестностей в IV веке, и большая часть ее жителей переселилась в Хотан.

На протяжении II века н.э. буддизм также достиг северной границы Таримской впадины, придя из Бактрии к тохарам царств Кучи и Турфана. Согласно некоторым источникам, эти тохары были потомками народа юэчжи, европеоидной расы, говорившей на одном из западных языков индоевропейской группы. Во II веке до н.э. одна из ветвей юэчжи, позже известная как тохары, двигалась на запад и поселилась в Бактрии. Таким образом, Восточная Бактрия получила название Тохаристан. Однако, несмотря на общее название этих народов – тохары, – между тохарами Восточной Бактрии и тохарами Кучи и Турфана не существовало политических связей.

Иранская культура присутствовала во многих из перечисленных районов Западного и Восточного Туркестана, а именно в Бактрии, Согдиане, Хотане и Куче. Вследствие этого центральноазиатский буддизм в разной степени смешался с зороастризмом, древней религией Ирана. Общие с зороастризмом элементы встречались в той традиции хинаянского буддизма сарвастиваде, которая процветала в Бактрии, Согдиане и Куче, а также в махаянском буддизме, который стал преобладать в Хотане.

Ханьский Китай

С I века до н.э. по II век н.э. ханьские китайцы держали в оазисных городах-государствах Таримской впадины военные гарнизоны. Тем не менее, буддизм не достиг ханьского Китая до тех пор, пока эти колонии вновь не обрели независимость.

Начиная с середины II века н.э. буддизм начал проникать в ханьский Китай, сначала придя туда из Парфии. Его распространение было впоследствии расширено монахами из других буддийских стран Центральной Азии, а также из северной Индии и Кашмира. Монахи из Центральной Азии и северной Индии помогали ханьским китайцам переводить тексты с санскрита и гандхарского пракрита на китайский язык, хотя сами центральноазиатцы первое время предпочитали пользоваться исходными индийскими версиями текстов. Большинство из них были знакомы с другими языками благодаря постоянному общению с иностранными караванами, путешествовавшими вдоль всего Великого шелкового пути. Однако, занимаясь переводами для ханьских китайцев, центральноазиатцы никогда не передавали элементы зороастризма. Вместо этого буддизм ханьских китайцев перенял многие черты даосизма и кофуцианства.

В эпоху Шести династий (220 – 589 годы н.э.) ханьский Китай был разбит на множество недолго просуществовавших царств, условно разделенных на северные и на южные. Потомки по большей части неханьских китайских династий – ранние предки тюрок, тибетцев, монголов и маньчжуров – населяли и правили севером, тогда как на юге существовала более традиционная цивилизация ханьских китайцев. На севере буддизм имел религиозное направление и зависел от прихотей государственного правления, а на юге он был независим и особое внимание в нем уделялось философским изысканиям.

Из-за влияния следовавших даосизму и конфуцианству министров, завидовавших государственной поддержке буддийских монастырей, в период между 574 и 579 годами индийская религия была запрещена в двух северных китайских царствах. Однако Вэнь-ди, объединивший ханьский Китай после трех с половиной веков раздробленности и основавший династию Суй (589 – 618 гг.), провозгласил себя вселенским буддийским императором (санскр. чакравартин). Заявляя о том, что его правление (589 – 605 гг.) обратит Китай в буддийский рай – «чистую землю», он поднял индийскую веру на новый уровень. Несмотря на то, что некоторые ранние императоры династии Тан (618 – 906 гг.) отдавали предпочтение даосизму, они также продолжали поддерживать буддизм.

Западный и Восточный Тюркские каганаты

С начала V столетия обширной империей с центром в Монголии, простиравшейся от Кучи до границ Кореи, правили жужани. Они переняли смесь хотанского буддизма, на который оказала влияние иранская культура, с тохарийским и утвердили его в Монголии. Древние тюрки, жившие в управляемой жужанями Ганьсу, позже, в 551 году, свергли последних. За два года основанная древними тюрками империя распалась на восточную и западную части.

Восточные тюрки правили Монголией и сохранили обнаруженную ими там жужаньскую форму буддизма хотанцев/тохарийцев, добавив в нее элементы буддизма северных ханьских китайцев. Они перевели множество буддийских текстов на древнетюркский с различных буддийских языков при поддержке монахов с севера Индии, Гандхары и ханьского Китая, но в первую очередь – из согдийской общины Турфана. Благодаря тому что согдийцы преобладали среди торговцев на Великом шелковом пути, из их среды происходили монахи, которые были естественными полиглотами.

Основной характеристикой буддизма древних тюрок было его обращение к простым людям, включение в окружение Будды многих широко известных и почитаемых местным населением божеств, включая как традиционно шаманистских – тенгрианских, так и зороастрийских. Тенгрианство было традиционной системой верований различных народов монгольских степей, которая предшествовала буддизму.

Первое время западные тюрки правили Джунгарией и севером Западного Туркестана. В 560 году они отвоевали западную часть Великого шелкового пути у белых гуннов (эфталитов) и постепенно переселились в Кашгар, Согдиану и Бактию. Кроме того, некоторые из них жили в афганской части Гандхары. По мере этого переселения многие из них переняли буддийскйю веру, особенно те ее формы, которые встречались на завоеванных ими территориях.

Положение буддизма в Западном Туркестане с приходом западных тюрок

На протяжении столетий до прихода западных тюрок буддизм процветал в центральной и южной частях Западного Туркестана, которыми поочередно правили греко-бактрийцы, саки, кушаны, персидские сасаниды и белые гунны. Фа Сянь – паломник из ханьского Китая, отправившийся в Индию, – путешествовавший по этой территории в период между 399 и 415 годами, сообщил о том, что на этой территории много действующих монастырей. Тем не менее, когда в этот регион спустя полтора столетия прибыли западные тюрки, они обнаружили буддизм в ослабленном состоянии, особенно в Согдиане. Несомненно, он пришел в упадок в период правления белых гуннов.

Белые гунны, в большинстве своем, оказывали буддизму твердую поддержку. Например, в 460 году их правитель отправил из Кашгара лоскуток одеяния Будды в качестве подношения реликвии одному из северных китайских дворов. Тем не менее, в 515 году царь белых гуннов Михиракула начал преследование буддизма, предположительно под влиянием завистливых манихейской и несторианской фракций своего двора. Больше всего пострадали Гандхара, Кашмир и западная часть северной Индии, однако гонения распространились и на Бактрию с Согдианой, но в меньшей степени.

Приблизительно в 630 году, когда Сюань Цзан, следующий знаменитый паломник из ханьского Китая, отправившийся в Индию, посетил Самарканд – западно-тюркскую столицу Согдианы, он обнаружил, что, хотя здесь было много буддистов-мирян, местные последователи зороастризма относились к ним враждебно. Два главных буддийских монастыря были пусты и закрыты. Между тем, в 622 году, за несколько лет до визита Сюань Цзана в Самарканд, западно-тюркский правитель Самарканда, каган Тонгшиху, официально принял буддизм под руководством Прабхакарамитры – монаха из северной Индии. Сюань Цзан предложил царю заново открыть опустевшие монастыри в окрестностях города, а также построить новые.

Царь и его преемник последовали совету китайского монаха и построили несколько новых монастырей в Согдиане – не только в Самарканде, но и в Ферганской долине и в нынешнем западном Таджикистане. Кроме того, они распространили смесь согдийской и кашгарской форм буддизма на севере Западного Туркестана. Здесь они построили новые монастыри в долине реки Талас на юге современного Казахстана, в долине реки Чу в северо-западной Киргизии, а также в Семиречье на юго-востоке Казахстана, рядом с современным городом Алма-Ата (каз. Алматы).

Сюань Цзан сообщил о том, что, в противоположность Согдиане, многие буддийские монастыри процветали в Кашгаре и Бактрии – других больших регионах, находившихся под управлением западных тюрок. В Кашгаре существовали сотни монастырей, и количество монахов достигало десяти тысяч, в то время как в Бактрии их число было скромнее. Самым замечательным монастырем всего региона был Нава Вихара (Навбахар) в Балхе – столице Бактрии. Он служил главным центром высшего буддийского образования во всей Центральной Азии и имел монастыри-спутники в Бактрии и Парфии, которые тоже назывались Нава Вихарами.

Действовавший как университет, Нава Вихара принимал только тех монахов, которые уже составили научные тексты. Он был знаменит своими невероятно прекрасными статуями Будды, облаченными в драгоценные шелковые одеяния и обильно украшенными роскошными драгоценными орнаментами в соответствии с местными зороастрийскими традициями. У Нава Вихары были очень близкие связи с Хотаном, куда монастырь посылал много учителей. Согласно Сюань Цзану, Хотан в то время имел сотни монастырей с пятью тысячами монахов.

Упадок западных тюрок

В середине VII столетия контроль западных тюрок над этими районами Западного и Восточного Туркестана стал слабеть. Сначала западные тюрки потеряли Бактрию в войне с тюркскими шахами – другим тюркским народом, следовавшим буддизму и правившим Гандхарой. Сюань Цзан нашел буддизм в Гандхаре в еще худшем состоянии, чем в Бактрии, несмотря на то, что в 591 году западные тюрки основали монастырь в Каписе, недалеко от Кабула. В главном монастыре с кабульской стороны Хайберского прохода, Нагара Вихаре, немного южнее современного Джелалабада, хранилась реликвия – часть теменной кости Будды. Этот монастырь был самым священным из паломнических мест в буддийском мире. Однако монахи этого монастыря стали меркантильными и брали с паломников по золотой монете за каждый взгляд на реликвию. Кроме того, во всем регионе не было центров образования.

С пенджабской стороны Хайберского прохода монахи сохранили только лишь правила монашеской дисциплины и едва ли понимали буддийские учения. К примеру, в долине Сват (Уддияне) Сюань Цзан обнаружил многие монастыри в руинах, а в уцелевших монахи совершали лишь ритуалы для обретения защиты и могущества сверхъестественных существ. Здесь больше не было каких-либо традиций изучения или медитации.

Более ранний путешественник из ханьского Китая Сонг Юн посетил Сват в 520 году, спустя пять лет после гонений на буддизм, устроенных Михиракулой. Он сообщил о том, что в то время монастыри все еще процветали. Правитель белых гуннов по-видимому не слишком строго следовал своей антибуддийской политике в более отдаленных регионах своих владений. Более поздний упадок монастырей в Свате произошел из-за нескольких мощных землетрясений и наводнений, имевших место на протяжении столетия, прошедшего между посещениями этих мест двумя китайскими паломниками. С обеднением горной долины и прекращением торговли через Гилгит с Восточным Туркестаном, монастыри потеряли почти всю свою экономическую поддержку, а также связи с остальными буддийскими культурами. Местные суеверия и шаманские практики сочетались здесь с тем, что осталось от понимания буддизма.

В 650 году территория Западного Тюркского каганата уменьшилась еще раз – Кашгар достался ханьским китайцам, расширявшим свою империю с 618 года, когда была основана династия Тан. Перед тем как получить контроль над Кашгаром, военные силы династии Тан отвоевали у восточных тюрок Монголию, а затем города-государства, располагавшиеся вдоль северной границы Таримской впадины. Видя растущую угрозу со стороны ханьских китайцев и невозможность получить защиту у ослабевших западных тюрок, Кашгар и независимый Хотан на южной границе Таримской впадины мирно сдались.

Тибет

Тибетцы объединили свою страну во второй четверти VII века. Царь Сонгцен Гампо (Srong-btsan sgam-po, годы правления 617 – 649) основал империю, протянувшуюся от северной Бирмы до границ ханьского Китая и Хотана. Эта империя включала Непал в качестве вассального государства. Территория Непала в то время была ограничена долиной Катманду. После основания империи в 640-х годах Сонгцен Гампо утвердил в своих владениях буддизм. Однако утверждение буддизма было весьма ограниченным, и тибетский буддизм был смешан с различными особенностями форм буддизма, принятых в ханьском Китае, Непале и Хотане. Расширяя свою территорию, тибетцы в 663 году отвоевали Кашгар у Китая династии Тан и в том же году установили свое господство в Гилгите и Ваханском коридоре, связывающем западный Тибет с восточной Бактрией.

Индо-Гангская равнина в Индии

С ранних пор на территории Индо-Гангской равнины в северной Индии буддизм мирно сосуществовал с индуизмом и джайнизмом. Начиная с IV века н.э. индуисты относились к Будде как к одному из десяти реинкарнаций (санскр. аватара) их верховного божества – Вишну. На бытовом уровне многие индуисты рассматривали буддизм как еще одну форму их собственной религии. Императоры первой империи Гупта (320 – 500 гг.) зачастую покровительствовали храмам, монастырям и учителям обоих вероисповеданий. Они построили многочисленные буддийские монастырские университеты, в которых процветали философские дебаты. Самым знаменитым был Наланда в центральной части современного индийского штата Бихар. Они также позволяли буддистам из других стран посещать паломнические места, располагавшиеся на территории империи. Император Самудрагупта, к примеру, дал разрешение царю Шри-Ланки Мегхаванне (годы правления 362 – 409), построить монастырь Махабодхи в Ваджрасане (современная Бодхгайя) – месте, где Будда достиг просветления.

Белые гунны правили Гандхарой и западной частью северной Индии почти на протяжении всего VI века. Разрушение Михиракулой монастырей распространилось до Каушамби, располагавшегося немного западнее современного Аллахабада (штат Уттар-Прадеш). С началом второй империи Гупта (конец VI века – 750) ее императоры прилагали усилия по восстановлению разрушенного. Тем не менее, когда Сюань Цзан посетил этот район, многие монастыри к западу от Каушамби все еще были в руинах. Однако те, что были в Магадхе, на востоке, – такие как Наланда и Махабодхи, все еще процветали.

Император Харша (годы правления 606 – 647) – самый убежденный  покровитель буддизма династии Гупта, держал тысячу монахов из Наланды при своем императорском дворе. Он настолько почитал буддизм, что, по сообщениям, прикоснулся к ступням Сюань Цзана, демонстрируя уважение в традиционной индуистской форме, когда в первый раз встретил монаха из ханьского Китая.

В 647 году министр Арджуна, настроенный против буддизма, сверг Харшу и на короткое время узурпировал власть у династии Гупта. Когда он плохо обошелся с паломником и монахом из ханьского Китая Вангом Суанце и приказал ограбить и убить большую часть его группы, монах, который также был доверенным лицом императора династии Тан Тай Цзуна (годы правления 627 – 650), бежал в Непал. Здесь он обратился за помощью к императору Тибета Сонгцену Гампо, женившемуся в 641 году на дочери императора династии Тан, принцессе Вен Ченг. Заручившись поддержкой непальского вассала, тибетский правитель сверг Арджуну и восстановил правление династии Гупта. После этого буддизм продолжил пользоваться привилегированным положением на севере Индии.

Кашмир и Непал

На территории Кашмира и Непала, как и на севере Индии, буддизм также процветал в основном в индуистских государствах. Сюань Цзан свидетельствовал о том, что буддизм в Кашмире почти восстановился после преследований Михиракулы, особенно при поддержке основателя новой династии Каркота (годы правления 630 – 856).

Непал, c другой стороны, избежал правления белых гуннов. Правители династии Личчави (годы правления 386 – 750) непрерывно оказывали поддержку буддизму. В 643 году император Тибета Сонгцен Гампо сверг Вишнагупту, узурпатора власти этой династии, и восстановил правление царя Нарендрадевы – наследника Непальского трона, получившего приют в Тибете. Тем не менее, этот инцидент оказал некоторое влияние на состояние непальского буддизма в долине Катманду. Сонгцен Гампо позднее женился на принцессе Бхрикути, дочери царя Нарендрадевы, для укрепления связей между двумя странами.

Подведение итогов

Таким образом, буддизм присутствовал практически повсюду в Центральной Азии, куда в середине VII столетия прибыли арабы-мусульмане. Наиболее развитым он был в Бактрии, Кашмире и окрестностях Таримской впадины; был распространен в Гандхаре и Монголии, хотя уровень понимания там был ниже; только появился в Тибете и переживал недавнее возрождение в Согдиане. При этом буддизм не был единственным верованием в этом регионе. Кроме буддистов здесь были зороастрийцы, индуисты, несториане, иудеи, манихеи и последователи шаманизма – тенгрианства, а также других, местных неорганизованных систем верований. В граничащих с Центральной Азией странах буддизм был развит в ханьском Китае, Непале и на севере Индии, где его последователи жили мирно с даосами, конфуцианцами, индуистами и джайнистами.

В канун прихода в Центральную Азию арабов-мусульман тюркские шахи правили Гандхарой и Бактрией, тогда как западные тюрки управляли Согдианой и частями северной территории Западного Туркестана. Тибетцы удерживали Гилгит и Кашгар, в то время как Китай династии Тан правил остальной частью территории Таримской впадины, а также Монголией. Восточные тюрки Монголии, в течение короткого периода времени находившиеся под властью ханьского Китая, ничего не предпринимали.