Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Развитие сбалансированной чувствительности:
практические буддийские упражнения для повседневной жизни
(дополненное второе издание)

Первое издание опубликовано как:
Berzin, Alexander. Developing Balanced Sensitivity: Practical Buddhist Exercises for Daily Life. Ithaca, Snow Lion, 1998.

Часть IV. Реагируем со сбалансированной чувствительностью

14. Настройка наших врождённых умственных факторов

Сбалансированная чувствительность подразумевает деконструкцию создаваемых нашим умом обманчивых, двойственных видимостей, а также применение нашей основы глубокого осознавания и наших естественных способностей. Кроме того, нам необходимо работать с остальными умственными факторами, составляющими структуру нашей умственной деятельности, но не являющимися частью нашей природы будды. Литература по абхидхарме предоставляет чёткое описание таких факторов.

Десять умственных факторов, сопровождающих каждый момент нашего опыта

Все системы абхидхармы признают пять постоянно функционирующих умственных факторов. Эти факторы: побуждение, различение, внимательность, контактирующее осознавание и чувство некоторого уровня счастья. Некоторые  системы включают ещё пять факторов и дают им определение в наиболее широком смысле. Эти факторы: памятование, интерес, сосредоточенность, распознавание и намерение. Мы воспользуемся примером этих систем.

(1) Побуждение заставляет наш ум следовать в направлении определённого переживания. В некоторых системах этот фактор соответствует карме – фактору, основанному на прошлых поступках и привычках, который приводит нас к переживанию событий в нашей жизни. Другие системы связывают побуждение с мотивацией.

(2) Различение представляет собой умственный фактор, отличающий определённый объект в поле нашего восприятия от фона и определённых умственных или эмоциональных состояний в рамках нашего переживания. Этот фактор обычно переводят как «узнавание». Между тем, термин узнавание вводит в заблуждение. Данный умственный фактор не сравнивает то, что он отличает, с предыдущим опытом, а также не даёт этому названия.

(3) Внимательность нацеливает нас на определённый объект в поле нашего восприятия или на определённое умственное или эмоциональное состояние в рамках нашего опыта. Благодаря этому умственному фактору мы сосредоточиваемся на объекте или рассматриваем его определённым образом. Мы можем быть внимательны к чему-то с заботой, а можем обращать на объект внимание как на нечто важное.

(4) Контактирующее осознавание представляет собой осознавание, устанавливающее приятную, нейтральную или неприятную связь с определённым объектом или с определённым умственным или эмоциональным состоянием. Здесь имеются в виду объекты и состояния, которые мы одновременно различаем и на которые обращаем внимание как на приятные, нейтральные или неприятные.

(5) Чувство относится исключительно к ощущению некоторого уровня счастья – другими словами, счастья, нейтрального состояния или несчастья. По характеру этот фактор всегда соответствует контактирующему осознаванию, постоянно сопровождающему опыт.

(6) Благодаря интересу наш ум не желает отвлекаться от удерживаемого им объекта. Этот умственный фактор отличается от привязанности, которая преувеличивает хорошие качества умственного объекта. Кроме того, здесь мы отличаем интерес от мотивации. Мотивация обеспечивает лишь наше начальное восприятие объекта или умственного либо эмоционального состояния. Как только мы восприняли объект, он может удерживать наш интерес.

(7) Памятование представляет собой умственную деятельность удерживания объекта или умственного либо эмоционального состояния, после того как наше внимание сосредоточилось на нём. Это термин также означает «помнить о чём-то» и «осознавать что-то». В данном случае память о чём-то не имеет отношения к умственному действию запоминания впечатления, а также не относится к умственному действию, которое фиксирует сосредоточенность на впечатлении. Оно лишь означает сохранение внимания на умственном объекте после установления сосредоточенности на нём.

(8) Сосредоточенность – умственная деятельность, которая поддерживает фиксацию на объекте или на умственном либо эмоциональном состоянии. Эта умственная деятельность прямо пропорциональна нашему памятованию об объекте. Некоторые тексты описывают памятование и сосредоточенность как активный и пассивный аспекты одной и той же умственной функции.

(9) Распознавание добавляет уверенности к тому, что мы различили. Кроме того, оно осуществляет выбор между альтернативами. Зачастую этот термин переводят как мудрость, что ведёт к неверному его пониманию. Мы можем быть абсолютно уверены в чем-то ошибочном.

(10) Намерение ведёт к совершению чего-то в ответ на то, что мы распознали.

Чтобы понять эти десять факторов, давайте рассмотрим пример из повседневной жизни. Предположим, что у нас есть маленькая дочь и мы уложили её вечером спать. Побуждение заставляет нас позже заглянуть в её комнату. Заглянув в комнату, мы отличаем фигуру на кровати от очертаний и цвета самой кровати. Затем мы внимательно сосредоточиваемся на этой фигуре. Более того, мы обращаем внимание на фигуру как на зрительный образ своего ребёнка и как на приятный образ для созерцания. Мы контактируем с этим образом посредством приятного осознавания и, на его основе, переживаем видение этого образа и чувствуем счастье.

Благодаря интересу, нам не хочется отводить взгляд от образа спящего ребёнка. Следовательно, памятование удерживает наше внимание на этом образе и мы остаёмся сосредоточенными на нём. Распознавание даёт уверенность в том, что наша дочь раскрылась. Мы также распознаем то, где находятся одеяла и где они должны быть, чтобы наша дочь не простыла. Наше намерение состоит в том, чтобы войти в комнату и укрыть дочь одеялом. Все десять умственных факторов непосредственно вовлечены в механизм надлежащей чувствительности к нашему спящему ребёнку.

Диапазон десяти врожденных умственных факторов

Каждый из умственных факторов имеет широкий спектр.

(1) Побуждение возникает для созидательных, нейтральных или разрушительных действий, каждое из которых может повлечь за собой как совершение поступка, так и уклонение от его совершения. У нас может появиться побуждение зайти посмотреть на свою спящую дочь ночью или побуждение проигнорировать её. В зависимости от того, что мы видим, от установленного нами распорядка и нашего психологического характера, у нас может быть побуждение поругать её за то, что в её комнате всё ещё горит свет, побуждение мягко сказать ей о том, что уже пора ложиться спать, или побуждение ничего не говорить.

(2) Когда мы заглядываем в комнату к дочери, мы различаем множество вещей. Например, то, что наша дочь раскрылась или что игрушки разбросаны по полу. Более того, мы способны различать с разной степенью точности. Глядя на пол, мы можем различать игрушки вообще или определённую игрушку среди них.

(3) Мы в разной степени внимательны к тому, что мы различаем, от полного внимания до незначительного или до его отсутствия. Мы можем быть очень внимательны к одеялам, но почти не замечать игрушки, несмотря на то что мы видим и отличаем их от ковра. Кроме того, мы обращаем внимание на то, что мы различаем, по-разному: безошибочно или нет. Обращая внимание на игрушки на полу, мы можем рассматривать их как постоянный хаос или как временный беспорядок. Также мы внимательны к различным объектам как к приятным, неприятным или нейтральным. Мы можем обращать внимание на зрительный образ своей спящей дочери как на нечто приятное, на разбросанные игрушки как на нечто неприятное и на ковёр как на нечто нейтральное.

(4) Контактирующее осознавание умственного объекта имеет диапазон от приятного через нейтральное до неприятного и соответствует тому, как мы рассматриваем этот объект или как обращаем на него внимание. Мы контактируем с образом своей спящей дочери, который мы считаем приятным, посредством приятного осознавания, со зрительным образом игрушек с неприятным осознаванием и со зрительным образом ковра с нейтральным осознаванием.

(5) Наши чувства по отношению к объекту также охватывают спектр от счастья через нейтральное состояние к несчастью, и соответствуют характеру нашего контактирующего осознавания умственного объекта. Мы счастливы видеть образ своей дочери, несчастливы видеть образ игрушек и нейтрально смотрим на образ ковра.

(6) Интерес может находиться в диапазоне от сильного через слабый до полного отсутствия интереса. Мы можем смотреть на своего спящего ребёнка с большим интересом, не желая отводить взгляд. С другой стороны, видя ковёр, нам может быть не интересно смотреть на него. Наш взгляд тут же перемещается на кровать.

(7) Памятование имеет диапазон в зависимости от силы и качества умственного удерживания объекта, от чрезмерно сильного и напряженного до крепкого и стабильного, затем через среднее до вялого и слабого, и наконец до почти полного его отсутствия. Мы можем сохранять внимание прочно зафиксированным на зрительном образе дочери так, что ум не будет отвлекаться и притупляться. С другой стороны, мы можем лишь едва удерживать своё внимание на образе ковра, то есть мы в состоянии быстро отвести от него взгляд.

(8) Сосредоточенность также имеет диапазон от сильной через слабую до полного её отсутствия. Наше внимание может сохраняться на нашей дочери, а не на ковре.

(9) Распознавание относится к широкому набору переменных и охватывает весь спектр уверенности в том, что мы узнали об объекте. Мы можем распознать то, где лежат одеяла, и то, что наша дочь может простыть, хотя мы можем и не быть абсолютно уверены в этом. Мы также можем распознать, что именно необходимо сделать. Наше распознавание может быть, а может и не быть безошибочным. Иногда мы распознаём что-либо абсолютно неверно, но мы уверены в этом, даже несмотря на ошибочность распознанного нами. Мы можем поклясться, что видим кота, спящего на одеяле дочери, хотя на самом деле это её скомканный свитер.

(10) Наконец, мы обладаем всевозможными намерениями в отношении того, что мы воспринимаем, некоторые из которых полезны, а другие нет. Мы можем намереваться поплотнее укутать дочь одеялом или прогнать воображаемого нами несуществующего кота. Иногда наше намерение состоит в том, чтобы ничего не делать.

Как эти факторы работают в моменты недостаточной чувствительности

Чтобы усилить свою чувствительность, если она ослаблена, нам необходимо осознать, что десять умственных факторов работают постоянно, даже когда кажется, что это не так. Хотя они могут быть задействованы на нижней границе своего спектра, ни один из них никогда не пропадает совсем, за исключением случаев, когда мы находимся в глубоком медитативном трансе. Чтобы стать более чуткими к остальным или к себе, нам необходимо лишь усилить или изменить рабочий уровень некоторых, уже присутствующих, умственных факторов. Понимание этого делает задачу менее пугающей.

Рассмотрим ситуацию, когда мы сидим за обеденным столом напротив своего родственника и недостаточно чувствительны к его или её расстроенному состоянию. Давайте проанализируем эту ситуацию, чтобы осознать десять участвующих в ней умственных факторов. Во время обеда, мы смотрим в основном в свою тарелку и заняты своими мыслями. Тем не менее, время от времени возникает побуждение поднять взгляд от тарелки. В такие моменты мы видим зрительный образ лица своего родственника, с нахмуренными бровями и перекошенным ртом. Мы отличаем лицо родственника от стены за ним. Однако мы почти не обращаем на него внимание, лишь едва замечая выражение лица нашего родственника. Фактически, мы рассматриваем его или её выражение лица как нечто неважное и считаем зрительный образ лица своего родственника нейтральным переживанием. Наше контактирующее осознавание этого образа также нейтрально, и мы не чувствуем ни счастья, ни печали.

Мы смотрим на лицо своего родственника с минимальным интересом. Мы заняты собой. Следовательно, мы удерживаем зрительный образ его или её лица с минимальным уровнем памятования. Вскоре мы опять возвращаемся к своим мыслям. Наша сосредоточенность на его или её лице крайне слаба, и потому мы поспешно возвращаемся к своей тарелке. Мы распознаем кое-что о своём родственнике – что всё в порядке, – хотя это и ошибочно. Наше намерение состоит в том, чтобы проигнорировать его или её и посмотреть телевизор сразу после обеда.

Основной источник нашего недостаточно чуткого отношения в данном случае – наша занятость собой. Чтобы преодолеть её, нам необходимо распознавать пустотность и испытывать сострадание к нашему родственнику. Методы деконструкции помогают нам развивать эти качества. Вооружившись этими двумя необходимыми факторами, мы обнаруживаем, что наши побуждения, внимательность, интерес, памятование, сосредоточенность, следующее за ними распознавание и намерения автоматически меняются. Мы естественным образом становимся более чутким человеком, который всё замечает и реагирует по-доброму.

Упражнение 16: Настройка наших врождённых умственных факторов

Первая фаза этого упражнения направлена на осознавание десяти врождённых умственных факторов и понимание того, что мы можем их настраивать. Нам, однако, следует быть осторожными, чтобы не воспринимать процесс настройки как совершаемый неким хозяином в нашей голове, крутящим ручки на сложной панели управления. Любые происходящие изменения являются результатом мотивации, побуждения и силы воли – умственных факторов, также сопровождающих наш опыт. Более того, хотя нам предстоит работать с каждым из десяти факторов по отдельности, нам необходимо помнить, что все десять функционируют одновременно и сложным образом переплетены между собой, представляя единую систему.

Для этой фазы упражнения мы можем воспользоваться свитером или каким-нибудь другим предметом одежды в качестве вспомогательного средства. Если мы практикуем самостоятельно или в небольшой группе, мы можем положить его перед собой на пол. Если же группа большая, то мы можем повесить свитер на что-нибудь достаточно высокое в передней части комнаты так, чтобы каждый мог беспрепятственно его видеть.

(1) Мы начинаем с того, что сидим спокойно и пытаемся наблюдать за тем, что мы воспринимаем. У нас может возникнуть побуждение посмотреть на свитер или в сторону или почесать голову. В результате мы можем совершить это действие или удержать себя от его совершения. Хотя большинство побуждений возникают бессознательно, мы также в состоянии преднамеренно, посредством сознательной мотивации, создать побуждение что-то сделать. Чтобы попробовать это на практике, мы представляем, что замёрзли. Желая согреться, мы решаем поискать что-нибудь, что можно одеть. Это вызывает у нас побуждение окинуть взглядом комнату в поисках свитера, что мы теперь и делаем. Мы убеждаемся, что подобным образом можно создавать побуждение проверить, как у кого-то обстоят дела, если нами движет заботливое отношение.

(2) Затем мы исследуем умственный фактор различения. Окидывая взглядом комнату, в которой мы сидим, мы естественным образом различаем множество деталей. Не пытаясь делать это специально, мы автоматически отличаем, к примеру, стул от стены, ножку стула от других его частей и царапину на ножке стула от остальной его поверхности.

Мы также можем выбирать, что именно мы различаем, включая выражение чьего-то лица. Это зависит от нашего интереса. Чтобы практиковать различение, мы смотрим на свитер и намеренно пытаемся отличать его от пола, а так же ворот свитера от его рукавов, интересуясь при этом V-образный ли у свитера вырез.  

(3) Внимательность также является переменной, влияющей на наш опыт. Мы еще раз окидываем взглядом комнату и пытаемся обратить внимание на то, что некоторые вещи автоматически привлекают наше внимание, в то время как другие – нет. Будучи мотивированными, мы также можем принять решение уделять чему-то больше внимания, например, уделять больше внимания выражению чьего-то лица. Мы практикуем повышение уровня своей внимательности, поворачиваясь к свитеру и принимая решение тщательно исследовать, нет ли на нём кошачьих волос, поскольку мы страдаем аллергией. Затем мы стараемся направить всё своё внимание на свитер и тщательно его осматриваем.

Еще одним аспектом внимательности является то, как мы обращаем внимание на воспринимаемое нами – как мы к этому относимся или как мы это оцениваем. Данный аспект тесно связан с типом осознавания, имеющимся у нас в связи с (4) умственным контактом с объектом и с (5) уровнем счастья или несчастья, который мы испытываем в процессе этого контакта. Например, когда мы обращаем внимание на предмет, который нам нравится, такой как красивая деталь одежды на вешалке, наше осознавание контакта с этим предметом приятно, и мы испытываем счастье. С другой стороны, когда мы обращаем внимание на объект к которому мы равнодушны, к примеру на громко жужжащую муху, мы испытываем неприятное контактирующее осознавание этого объекта и чувствуем несчастье. Мы еще раз окидываем взглядом комнату и пытаемся заметить, что мы естественным образом обращаем внимание на то, что нам нравится, например на какую-то картину, и это отличается от того, как мы обращаем внимание на то, что нам не нравится, например на царапину на ножке стула.

Мы также можем сознательно обращать внимание на вещи определённым образом, когда у нас есть на то причины. Например, если мы испытываем недостаток в деньгах, мы можем принять решиние уделять больше внимание ценам в меню, когда приходим в ресторан. Контактирующее осознавание недорогого, но вкусного блюда, приятно и радует нас. Когда мы видим блюдо, которое нам нравится, но оно нам не по карману, происходит обратное. Аналогично, если нам это интересно, мы можем принять решение смотреть на выражение чьего-либо лица как на нечто важное. Если мы видим, что человек счастлив, мы испытываем приятное осознавание контакта с этим зрительным образом и сами чувствуем себя счастливыми. А если мы видим, что человек расстроен, мы переживаем неприятный контакт и чувствуем печаль. Предположим, однако, что мы не считаем настроение этого человека важным для нас. Даже если мы заметили его или её выражение лица, наше контактирующее осознавание нейтрально. Мы не чувствуем ни счастья, ни печали.

Чтобы понять связь между этими умственными факторами, мы пытаемся осознанно смотреть на свитер как на свою любимую деталь одежды, которую связал нам любимый человек. При этом мы испытываем приятное осознавание контакта со зрительным образом свитера и чувствуем счастье. Затем мы пытаемся обращать на него внимание как на неудобную вещь, потому что он оставляет пух на нашей рубашке. Наше контактирующее осознавание неприятно, и мы чувствуем несчастье.

(6) Следующим умственным фактором является интерес, который сильно влияет на (7) памятование и (8) сосредоточенность. Некоторые вещи естественным образом вызывают наш интерес, когда мы их видим, например, спортивные соревнования по телевизору. Когда мы смотрим спортнивные соревнования, наше внимание без труда удерживается на происходящем посредством памятования и остается фиксированным посредством сосредоточенности. Теперь мы окидываем взглядом комнату и стараемся обратить внимание на то, что некоторые вещи из тех, что мы видим, естественным образом интересуют нас больше, чем остальные.

Мы также можем повлиять на свой интерес, чтобы продолжать на что-то смотреть или что-то слушать. Один из способов состоит в том, чтобы помнить о необходимости это делать, например, если мы сидим без работы и видим в газете рубрику «требуются». Другой способ – напоминать себе о хороших качествах чего-то, например о том, что фильм был удостоен наград, если первые его кадры кажутся нам скучными. Меняя наше отношение к объекту или к человеку, мы решаем больше им интересоваться.

Таким образом мы можем усилить наши интерес, памятование и сосредоточенность в отношении чьего-либо настроения. Подтверждая своё заботливое отношение к человеку, мы относимся к его или её настроению как к чему-то важному. Сознательно принимая решение больше интересоваься, мы естественным образом смотрим на выражение лица человека с возросшими памятованием и сосредоточенностью. Далее мы практикуем, пытаясь представить, что свитера вдруг стали последним криком моды. Все наши друзья носят свитера. Теперь, когда мы видим этот свитер, мы смотрим на него с интересом. Наше внимание естественным образом удерживается на зрительным образе свитера и остается фиксированным.

(9) Следующим умственным фактором является распознавание. Мы естественным образом распознаем разнообразные возможности, касающиеся всего, что мы встречаем. Например, когда мы заглядываем в холодильник, мы распознаем и выбираем то, что хотим съесть. Еще раз оглядывая комнату, мы пытаемся обращать внимание на то, что мы автоматически распознаем, какие вещи были расставлены аккуратно, а какие – нет. Если мы видим, что некоторые предметы разбросаны, мы дополнительно решаем, прибрать их или оставить как есть.

Когда мы мотивированны, мы также можем сознательно решить распознавать что-то в отношении объекта и человека. Перед тем как идти спать, если нам необходимо встать пораньше, мы можем решить проверить будильник, чтобы распознать, завели ли мы его. Аналогичным образом, когда нам это интересно, мы решаем посмотреть на чье – либо выражение лица, пользуясь распознаванием, чтобы определить, счастлив ли этот человек или расстроен и надо ли нам сказать ему или ей что-нибудь успокаивающее. Мы практикуем распознавание, представляя, что хотим купить свитер, и принимая решение проверить конкретный, находящийся перед нами, свитер на предмет того, подходит ли он нам по размеру и в состоянии ли мы его купить. Затем мы стараемся смотреть на него в соответствии с тем, что распознали.

(10) Наконец, мы проверяем умственный фактор намерения. Мы естественным образом сопровождаем наше восприятие вещей различными намерениями. Мы распознаем, что что-то кипит на плите, и, не думая об этом специально, мы естественным образом намерены уменьшить огонь. Теперь мы ещё раз окидываем взглядом комнату и пытаемся наблюдать за автоматически возникающими намерениями. В зависимости от того, что мы распознаём, а также от необходимости и интереса, мы можем намереваться открыть окно или купить цветы.

Мы также можем сознательно намереваться что-либо сделать, например сходить сегодня в магазин за продуктами, если видим, что холодильник пуст. Аналогично, когда мы определяем, что кто-либо расстроен, мы можем создать намерение быть более чуткими по отношению к этому человеку и эмоционально поддержать его или её. Теперь мы сознательно пытаемся создать намерение посредством распознавания того, что свитер подходит нам по размеру и что мы в состоянии его купить, а затем смотрим на него с намерением его приобрести.

Направляем эти факторы на других и на себя

Во время второй части первой фазы этого упражнения мы практикуем настройку десяти умственных факторов, сопровождающих наше восприятие людей. Для этого мы сначала работаем с фотографией человека, который нам нравится, затем с фотографией незнакомого нам человека и наконец с фотографией кого-то, кто нам не нравится. Мы проходим всю последовательность шагов с каждым человеком, прежде чем перейти к следующему. Поскольку умственные образы обычно не очень яркие, для этой практики недостаточно лишь представлять человека. Так как нам предстоит сосредоточиваться на выражении лица человека и на языке жестов, нам надо выбрать фотографию, снятую незаметно для запечатленного на ней человека, а не портрет, на котором он или она позирует с фиксированной улыбкой. Более того, нам необходимо представить, что фотография является живой сценой, с которой мы столкнулись прямо сейчас. Лучше всего воспользоваться видеозаписью.

Сначала мы сознательно создаем мотивированное побуждение смотреть на человека. Например, мы чувствуем заботу о человеке, который нам нравится, или нам нужно что-то сказать незнакомому нам человеку или человеку, который нам не нравится. Затем мы пытаемся различать разнообразные аспекты того, как выглядит этот человек и что он или она делает. Например, человек может быть уставшим или занятым. Стараясь обращать внимание на эти моменты, потому что они помогают нам понять, как найти общий язык с этим человеком, мы переживаем приятное контактирующее осознавание и чувствуем счастье видеть его или её.

Подтверждая свою заботливость о человеке или необходимоcть обратиться к нему или к ней, мы пытаемся проявить интерес к пониманию того, что он или она чувствует. Наши памятование и сосредоточенность естественным образом возрастают. Пользуясь распознаванием, мы пытаемся понять, в каком настроении находится этот человек и подходящее ли сейчас время поговорить с ним. Затем, в соответствии с тем, что мы распознали, мы сознательно намереваемся начать или отложить разговор. Чтобы помочь нам придерживаться последовательности, ведущий нашей группы может повторить десять ключевых фраз, либо мы можем повторить их самостоятельно:

  • «мотивированное побуждение»
  • «различение»
  • «внимательность»
  • «контактирующее осознавание»
  • «чувство»
  • «интерес»
  • «памятование»
  • «сосредоточенность»
  • «распознавание»
  • «намерение»

Во время второй фазы этого упражнения мы сидим в кругу остальных участников группы и повторяем эту последовательность два или три раза, пользуясь десятью ключевыми фразами. Мы каждый раз сосредоточиваемся на новом человеке и выполняем всю последовательность. Мы пытаемся настроить свои десять умственных факторов так, чтобы мы могли найти общий язык с человеком и относиться к нему или к ней надлежащим образом, со сбалансированной чувствительностью.

Во время третьей фазы упражнения мы сосредоточиваемся на себе. Сначала мы смотрим в зеркало. Как правило, мы пользуемся этими факторами, чтобы побриться или накрасить губы помадой. Теперь мы пытаемся использовать их, например, для того, чтобы выяснить, выглядим ли бы больными или уставшими и, если это так, чтобы сформировать намерение сделать что-нибудь по этому поводу, например отдохнуть. Как и раньше, мы пользуемся десятью фразами. Тем не менее, нам необходимо быть осторожными, чтобы не смотреть на своё отражение двойственно: как если бы человек, на которого мы смотрим в зеркало, был кем-то отличным от того, кто смотрит.

Затем, опустив зеркало, мы пытаемся настроить свои десять умственных факторов так, чтобы относиться к себе со сбалансированной чувствительностью на протяжении этого дня. Мы начинаем с того, что пытаемся создать потребность исследовать себя. Мы делаем это напоминая себе о том, что, если мы испытываем отстраненность от своих чувств, то сегодня мы можем бессознательно создать проблемы другим и самим себе. Затем, пытаясь различать своё эмоциональное состояние и свой уровень счастья, мы стараемся внимательно относиться к ним, считая их важными. При этом мы стараемся не преувеличивать свои чувства до чего-то настолько значительного, что вынуждены самовлюбленно оповещать о них всех, как будто бы другие интересовались или беспокоились о том, что мы чувствовали. Мы также пытаемся не преувеличивать их до чего-то настолько непреодолимого, чтобы невольно жаловаться. Обладая приятным осознаванием контакта с собственными чувствами, мы естественным образом испытываем счастье от того, что осознанно их понимаем.

Мы можем выявить глубоко укоренившееся чувство одиночества, печали или неуверенности. Однако если мы считаем, что наши чувства имеют отношение к качеству нашей жизни и что мы можем их изменить, мы счастливы, а не напуганы, когда их исследуем. Благодаря такому подходу нам естественным образом очень интересно и мы с памятованием удерживаем своё внимание на собственных чувствах посредством устойчивой сосредоточенности. Мы пытаемся распознавать различные чувства и понимать, какие из них приносят вред, а какие созидательны. Затем мы устанавливаем намерение попытаться сделать что-либо для улучшения своего настроения.

На последнем шаге мы смотрим на фотографию или думаем сначала о человеке,  который нам нравится, затем о незнакомом человеке и наконец о ком-то, кто нам не нравится. Мы пытаемся применять десять умственных факторов к чувствам, испытываемым нами к каждому из этих людей. Затем мы делаем то же самое в отношении серии своих портретов, относящихся к разным периодам нашей жизни, пользуясь при этом десятью ключевыми фразами.

Цель этой практики, направленной на наши чувства и эмоции, состоит не в том, чтобы стать более озабоченными собой, а в том, чтобы лучше себя узнать. Озабоченность собой, из-за которой мы относимся к себе либо с заниженной, либо с завышенной самооценкой, мешает нам поступать естественным образом. Мы заставляем себя и других чувствовать неудобство. Однако благодаря самоосознаванию или пониманию себя, мы избегаем невольно говорить или делать глупые вещи, о которых впоследствии жалеем.

Обретение сбалансированного взгляда на других и на себя

Классические учения махаяны по уравниванию себя с другими говорят еще об одной области, в которой полезна настройка десяти факторов. Иногда из-за ненависти или гнева мы теряем из виду чьи-то позитивные качества. Когда мы увлечены человеком, то же происходит в отношении его или её слабых сторон. В обоих случаях наши неведение и недостаток чувствительности являются причинами нездоровых отношений. Настройка собственных умственных факторов возвращает нас к реальности и ведёт к эмоциональной уравновешенности.

Сначала мы представляем человека, по отношению к кому мы обычно испытываем лишь негативные чувства, или смотрим на его или её фотографию. Напоминая себе о внутреннем потрясении, произошедшем в результате нашего излишне чувствительного отношения, а также о вызванных этим потрясением эмоциональных блокировках в отношениях с другими людьми, мы пытаемся мотивировать себя преодолеть эти чувства. С такой мотивацией мы создаём сознательное побуждение сосредоточиться на хороших качествах человека. Следуя этому побуждению, мы пытаемся различать эти качества и очень внимательно относиться к ним, считая их безошибочными и важными. Если наша мотивация искренна, мы естественным образом переживаем приятный контакт с этим знанием и мы счастливы, что обнаружили это.

Наслаждение таким переживанием помогает нам развивать интерес к разрешению проблем в отношениях с этим человеком. Благодаря этому у нас появляется внимательность к нему или к ней, которая сопровождается памятованием и сосредоточенностью. Мы пытаемся распознать более сбалансированный способ взаимоотношений. Наконец мы устанавливаем намерение придерживаться этого подхода во время наших с ним или с ней встреч. Если выбранный нами человек уже умер, мы стараемся развить намерение напоминать себе о его или её позитивных качествах во всех случаях, когда у нас будут возникать негативные чувства к этому человеку.

Мы повторяем этот процесс, выбирая привлекательного для нас человека. Мы пытаемся мотивировать себя обнаруживать и признавать отрицательные черты этого человека, чтобы не быть недостаточно чувствительными к своим собственным потребностям и перестать поступать саморазрушительно. Например, мы можем не заботиться о своих делах, поскольку хотим провести как можно больше времени с этим человеком. Контактирующее осознавание отрицательных аспектов этого человека естественным образом неприятно и может временно заставить нас чувствовать печаль. Когда такое происходит, нам не следует переживать из-за этого. Отрезвление взаимоотношений не означает потери сердечности, любви или заботливости. Более того, сбалансированность усиливает эти аспекты. Настраивая остальные умственные факторы, мы пытаемся сформировать намерение относиться к этому человеку более реалистично.

На последнем шаге, мы работаем с десятью умственными факторами, чтобы сбалансировать свои чувства по отношению к самим себе. Чтобы работать с возникающими чувствами, мы сосредоточиваемся непосредственно на них и не используем зеркало. Чтобы вызвать чувства к своему прошлому, мы обращаемся к серии своих фотографий. Глядя на каждую из них по очереди, мы работаем с чувством ненависти к себе путем различения своих хороших качеств в прошлом. Мы сознательно принимаем решение вспоминать о них каждый раз, когда у нас будут появляться отрицательные чувства по отношению к себе, какими мы были в прошлом. Чтобы обуздать самомнение, мы делаем то же самое со своими слабыми чертами.