Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Развитие сбалансированной чувствительности:
практические буддийские упражнения для повседневной жизни
(дополненное второе издание)

Первое издание опубликовано как:
Berzin, Alexander. Developing Balanced Sensitivity: Practical Buddhist Exercises for Daily Life. Ithaca, Snow Lion, 1998.

Часть II. Раскрытие способностей своего ума и сердца

9. Обращение к естественным способностям своего ума и сердца

Во втором упражнении мы формировали одну из составляющих сбалансированной чувствительности, полагаясь на цепочку рассуждений. В третьем упражнении мы представляли, что наша умственная деятельность уже обладает всеми необходимыми качествами. В четвертом упражнении мы обращались к уровню основы нескольких  таких качеств, вспоминая свой собственный опыт переживания той или иной степени каждого из них. Теперь мы готовы к работе с другим источником составляющих сбалансированной чувствительности.

Седьмое и восьмое упражнения подготовили нас к этому. В седьмом упражнении мы познакомились с основными свойствами умственной деятельности, а в восьмом – с качествами её природы ясного света. Теперь мы можем воспользоваться естественными способностями своего ума и сердца, чтобы обратиться к составляющим сбалансированной чувствительности.

Способности ясного света

Согласно объяснению инопустотности, ум ясного света естественными образом наделён всеми просветляющими качествами, включая две основные составляющие сбалансированной чувствительности: внимательность и отзывчивость. Тот факт, что в каждый момент наша умственная деятельность вовлечена в создаваемые ею ментальные объекты, означает, что некоторый уровень внимательности задействован постоянно. Иначе умственная вовлеченность была бы невозможна. Внимательность к чему-либо означает отношение к этому как к объекту сосредоточенности, независимо от того, видим мы его, или слышим, или чувствуем, или думаем о нём и так далее. Таким образом, у нас есть первая предпосылка для сбалансированной чувствительности: внимательность. Эта основная деятельность представляет собой каркас, на котором держатся остальные необходимые факторы, такие как заинтересованность и сосредоточенность.

Далее, тот факт, что в каждый момент времени наша умственная деятельность порождает видимости ментальных объектов – объектов зрения, слуха, чувств или мышления, – означает, что частью этой деятельности является некоторый уровень отзывчивости. Другими словами, часть умственной деятельности, естественным образом возникающая как реакция, к примеру, на видение чьего-либо лица, представляет собой создание его зрительного образа, который мы затем видим. Поскольку встретив кого-либо, мы реагируем по крайней мере таким рефлекторным образом, мы естественным образом обладаем второй предпосылкой для сбалансированной чувствительности: отзывчивостью. Мы можем добавить к ней другие важные качества, такие как сердечность и понимание.

Естественная заботливость

Наш ум ясного света естественным образом наделён и другими качествами, необходимыми для сбалансированной чувствительности. Одним из таких, заслуживающих внимание качеств является заботливость. Как умственная деятельность, это качество может на данный момент не функционировать на своём наивысшем уровне. Если наша заботливость сопровождается эгоизмом и алчностью, она может в первую очередь быть направлена на нас самих. Более того, наша заботливость к самим себе может быть не особенно сердечной, если она сопровождается заниженной самооценкой. Как бы там ни было, заботливость присутствует. Иначе мы бы ничего не делали ради собственных эгоцентричных интересов.

Очистив от заблуждения уровень основы заботливости, которая является видом умственной деятельности, мы обнаруживаем, что естественная сердечность и заботливость распространяются на всё вокруг нас. Эгоистическое беспокойство и альтруистичная заботливость представляют собой разные формы одной и той же умственной деятельности.

Связь между заботливостью и видимостями

С биологичесткой точки зрения инстинкты самосохранения и выживания видов естественным образом влекут за собой разнообразную деятельность для поддержания жизни. Система дзогчен описывает этот же феномен, когда объясняет, что естественная заботливость ума автоматически ведёт к деятельности создания видимостей.

Видимости, возникающие вследствие заботливости о ком-то, могут быть зрительными образами, звуками, запахами, вкусами, физическими или тактильными ощущениями, мыслями или эмоциями. В частности, это видимости самих себя, вовлеченных в разнообразную физическую, вербальную и умственную деятельность. Более того, сердечная заботливость порождает не только зрительный образ, звук или связанное с этой деятельностью чувство, но и сами действия.

Приведенные выше замечания относятся к развитию сбалансированной чувствительности. Когда наша заботливость в первую очередь направлена на нас самих и мы смешиваем её с собственной важностью, тогда она не функционирует на своём высшем уровне. Однако, будучи свободна от эгоизма, наша заботливость естественным образом трансформируется в видимость сбалансированных и чутких слов и действий.

Естественная сердечность и радость

Система инопустотности традиции сакья уделяет большое внимание «естественному блаженству» тончайшего ума ясного света, называя эту радость «молодостью ума». Блаженство этого уровня естественным образом свободно от концептуальных мыслей и беспокоящих эмоций. Это блаженная радость его свободы от работы грубых уровней: выдумывания фантастических идей и невозможных ролей, которые мы, как нам кажется, вынуждены играть. Когда наша умственная деятельность перестает плести сети предубеждений, мы испытываем облегчение и радость, естественным образом наполняющие наши сердце и ум.

Концептуальные мысли и беспокоящие эмоции препятствуют течению нашей внутренней энергии, проявляясь зачастую в виде напряжённости и нервозности. На уровне тончайшего ясного света эта энергия течет свободно. Когда мы достигаем этого уровня, мы, в некотором смысле, заново обретаем забытую нами молодость нашего ума. Ясность, свежесть и радость, которые всегда присутствовали, естественным образом приводят к чуткой внимательности и сердечной заботливости.

Кроме того, многие адепты самопустотности традиции сакья говорят о естественном блаженстве как об источнике проявляемых нами видимостей. Эти мастера сосредоточиваются на блаженной радости, характеризующей понимание того, что ум ясного света естественным образом свободен от всех нелепых способов существования.

Такое описание естественного блаженства также имеет отношение к достижению сбалансированной чувствительности. Многие люди страдают от заниженной самооценки. Некоторые даже чувствуют вину, если они счастливы. Подобное самоуничижение блокирует чуткость к их собственным истинным качествам и мешает внимательности к таким качествам в других. Как бы там ни было, мы не существуем вызывающим осуждение способом, проецируемым нашим заблуждением. Следовательно, у нас нет причин для чувства вины из-за удовлетворённости и счастья, испытываемых нами по отношению к самим себе. Фактически, счастье представляет собой естественное состояние ума. Поняв это, мы автоматически чувствуем удовлетворённость и радость. Хорошее отношение к самим себе естественным образом ведёт к чувству удовлетворённости другими, чуткости к их ситуации и уверенности в своей способности помочь другим в том, в чем они нуждаются.

Упражнение 9: обращение к естественным способностям своего ума и сердца

Первая фаза этого упражнения начинается с того, что мы смотрим на чьё-то изображение или просто думаем о ком-то, с кем у нас близкие взаимоотношения. Это может быть друг, родственник или коллега по работе. Пользуясь дыхательным методом «уплывающие облака» и образом букв на воде, мы пытаемся расслабить мышечное напряжение и освободить свой ум от вербальных мыслей и образов.

Затем мы пытаемся осознать предубеждения, которые у нас есть в отношении этого человека, наших с ним взаимоотношений и самих себя. Мы пытаемся вспомнить любые собственные суждения, такие как: «Ты такой ленивый и невнимательный», «Ты не уделяешь внимание нашим взаимоотношениям» или «Я всегда прав». Понимая, что никто не остается навсегда неизменным, ведь наш опыт постоянно меняется, мы пытаемся оставить эти предубеждения и суждения. Мы представляем, как они  медленно покидают нас вместе с нашим дыханием, когда мы мягко выдыхаем. Кроме того или вместо этого мы можем представить, как они естественным образом исчезают, подобно буквам на воде.

Потом мы пытаемся осознать роли, которые, как мы чувствуем, каждый из нас обязан играть по отношению к другому. Это может быть: «Ты должен быть исполнительным секретарем», – или, – «Я должна быть тебе идеальной матерью». Мы также пытаемся осознать свои ожидания, такие как: «В любой момент ты должен быть к моим услугам», – или, – «Я постоянно должен за тобой убирать». Затем мы напоминаем себе о том, что невозможно прожить жизнь в рамках фиксированной роли. Никто не существует только лишь как роль. Каждый является просто человеком. Понимая это, мы пытаемся освободить этого человека и самих себя от подобных спроецированных ролей и ожиданий. И снова мы выполняем это упражнение, пытаясь либо выдыхать их из себя, либо позволяя им естественным образом исчезнуть, подобно буквам на воде. Во время этого процесса мы пытаемся чувствовать, как высвобождаются всё более и более глубокие уровни физического, умственного и эмоционального напряжения и медленно рассеиваются всё более и более тонкие уровни стресса. Мы входим в состояние полного и тихого покоя.

Наконец, мы пытаемся обратить внимание на то, что теперь мы естественным образом чувствуем это состояние, являющееся близким к состоянию ясного света. Если мы успешно вынесли на поверхность и хотя бы частично освободили наши основные предубеждения, мы автоматически чувствуем сердечность, радость и открытость к этому человеку. Мы естественным образом внимательны, заботливы и не чувствуем сомнения или опасения, отвечая любыми кажущимися нам подходящими словами и действиями. Мы пытаемся задержаться на несколько минут в этом состоянии. Тибетские мастера называют это состояние «местом отдохновения йогина».

Затем мы повторяем это упражнение, глядя на журнальную фотографию незнакомого человека. В качестве альтернативного варианта мы можем смотреть на фотографию малознакомого человека или думать о нём. Мы пытаемся осознать и затем избавиться от собственного публичного образа, который мы, как нам кажется, обязаны поддерживать, особенно когда знакомимся с новыми людьми. Пытаясь также отбросить свою предубежденность к иностранцам или незнакомцам, мы стараемся отдохнуть в естественной сбалансированной чувствительности по отношению к человеку, которая автоматически возникает благодаря этому расслабляющему процессу. После этого мы следуем той же процедуре, сосредоточиваясь на ком-то, кто нам не нравится.

Во второй фазе упражнения мы практикуем, сидя в кругу остальных участников нашей группы. Сосредоточиваясь на людях, заполняющих наше поле зрения, мы пытаемся отбросить все концепции и напряжённость, которые могут у нас быть в отношении того, чтобы находиться с людьми. Затем мы повторяем эту процедуру, поочередно практикуя с несколькими партнёрами. Мы пытаемся отбросить различные предубеждения, суждения, роли и ожидания, характерные для наших взаимоотношений с каждым из них. Очень важно практиковать с как можно большим количеством людей. Лучше всего работать с людьми обоих полов из трёх возрастных групп: своей собственной, младше и затем старше нас. Мы пытаемся позаниматься практикой с людьми, представляющими каждую из этих категорий, сначала с людьми из нашей социальной группы, нашей национальности и расы, а затем – из другой социальной группы, другой национальности и расы. Более того, внутри каждой подкатегории мы пытаемся работать сначала с кем-то, кого мы знаем, а затем с незнакомым человеком. Мы можем практиковать даже с собакой или кошкой. Нам необходимо основательно очистить себя от всех фиксированных идей. Если в нашей группе нет подобного разнообразия, мы можем воспользоваться изображениями из журнала.

В третьей части упражнения наша практика направлена на нас самих. Сначала мы смотрим в зеркало, а затем откладываем его в сторону. Здесь важно пытаться обнаружить предубеждения и ожидания, имеющиеся у нас по отношению к самим себе, а так же роли и игры, которые мы разыгрываем в своей жизни. Нам необходимо всё это отбросить. Мы завершаем практику, сосредоточиваясь на серии своих фотографий. Перестав держаться за свои суждения, мы обнаруживаем, что мы естественным образом более сердечны, открыты и чувствительны к себе, какими мы были в прошлом, к себе в настоящем и к таким себе, какими мы станем в будущем.