Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Развитие сбалансированной чувствительности:
практические буддийские упражнения для повседневной жизни
(дополненное второе издание)

Первое издание опубликовано как:
Berzin, Alexander. Developing Balanced Sensitivity: Practical Buddhist Exercises for Daily Life. Ithaca, Snow Lion, 1998.

Часть I. Конструктивный подход к проблемам, связанным с чувствительностью

4. Обращение к нашим естественным способностям

Необходимость практических методов

Визуализация того, на что похоже, подобно будде, быть абсолютно сбалансированными в своей чувствительности, даёт нам некоторое представление о цели, которую нам хотелось бы достичь. Сравнение своего текущего уровня чувствительности с идеальным также побуждает нас стремиться к этой цели. Однако для её достижения нам необходимо нечто большее, чем сила воображения. Нам также необходима убеждённость в нашей способности достичь этой цели и реалистическая основа для развития – спокойный ум и заботливое отношение.

Дыхательная техника «уплывающие облака» и использование образов «букв на воде» и «зыби в океане» позволяют нам хотя бы на время успокоить наш ум. Мы можем упрочить это состояние, сосредоточиваясь на ощущении дыхания, входящего и выходящего из наших ноздрей. При этом мы дышим как обычно. Спокойное состояние ума служит фундаментом для достижения более глубоких уровней внутреннего спокойствия и более ясного видения реальности. Тем не менее трудно создавать и применять такие качества, как радость, сердечность и заботливое понимание, просто вызвав их в своём воображении. Также нелегко полагаться исключительно на рациональный, основанный на логике, подход. В учениях о природе будды содержатся более практичные методы обращения к текущему уровню этих качеств. Применение таких методов даёт нам уверенность в том, что наша цель достижима.

Природа будды

Будда учил тому, что каждый человек, вне зависимости от пола, возраста или расы, может развиться до состояния зрелости, достигнутого им самим. Всё потому, что каждый человек обладает естественными качествами, позволяющими достичь просветляющих систем. Он назвал эти качества природой будды. Они подразделяются на три основные группы. Давайте рассмотрим эти качества в контексте их отношения к теме чувствительности.

(1) Наиболее существенные свойства, позволяющие нам быть сбалансированными в своей чувствительности, – это инопустотная и самопустотная природа ума. Ничей ум не является постоянно перегруженным нескончаемыми мыслями или навязчивыми образами. Ничьё сердце не  может быть всё время обеспокоено тревожащими эмоциями или расстраивающими чувствами. Более того, ничей ум не существует как изначально ущербный или неспособный к уравновешенности. И инопустотная и самопустотная природа ума являются неизменными фактами. Нам просто необходимо их осознать.

(2) Наши сердце и ум естественным образом наделены основными качествами, обеспечивающими сбалансированную чувствительность. Эти качества составляют часть наших врожденных систем позитивного потенциала и глубокого осознавания (yeshey) – наших «накоплений заслуг и мудрости». Аналогично тому, что тело каждого содержит желудок в составе пищеварительной системы, сердце и ум каждого обладают потенциалом сердечности и способностью к пониманию в качестве компонентов их систем позитивного потенциала и глубокого осознавания. Как и в случае с физическими органами, у каждого человека эти основные компоненты развиты до некоторой степени. Например, каждый человек обладает некоторым уровнем потенциала сердечности и некоторой степенью понимания. Не важно, каким может быть этот уровень, или эта степень, нам необходимо лишь устранить препятствия, мешающие этим качествам функционировать в полной мере, и продолжать развивать эти качества – их силу, охват и глубину.

(3) Наши сердце и ум можно побуждать к развитию. Каждый человек может быть вдохновлён чем-то или кем-то на достижение новых высот. Этим объясняется тот факт, что наши способности могут развиться в подходящих условиях – нам нужны лишь открытость и восприимчивость.

Уровень основы, уровень путей и уровень плода

В буддизме некоторые явления рассматриваются с точки зрения трёх уровней: уровня основы, уровня путей и уровня плода. К таким явлениям относятся факторы, входящие в состав систем положительного потенциала и глубокого осознавания. На уровне основы эти факторы пребывают в своём естественном состоянии как качества нашего сердца и ума (не только как потенциальные, но и как естественным образом функционирующие качества нашего сердца и ума, без какой-либо специальной тренировки для их усиления). Выполнение различных практик может усилить эти качества, чтобы они функционировали на уровне широкого спектра путей. Эти пути ведут к достижению уровня плода, на котором естественные качества ума и сердца функционируют абсолютно зрелым образом как часть просветляющих систем.

Поскольку каждый человек обладает по крайней мере уровнем основы таких качеств, как потенциал сердечности и понимания, каждый из нас может вспомнить ситуацию, в которой эти качества были в некоторой степени задействованы. Память о личном переживании обычно гораздо ярче, чем визуализация события. Следовательно, воспоминание о некотором чувстве более эффективно для его воссоздания. Именно этот метод нам предстоит применять на следующем шаге нашего тренинга.

Обнаружение нашей системы положительного потенциала

Положительный потенциал или потенциал оказания помощи другим и самим себе возникает в результате созидательных поступков, и его результатом является переживание счастья и спокойствия. Созидательные поступки в основном можно разделить на два вида: (1) помощь другим и себе и (2) отказ от того, чтобы поступать, говорить или думать под влиянием беспокоящих эмоций. Такое поведение является результатом любящей заботливости и самообладания. Следовательно, если каждый из нас обладает некоторым потенциалом сердечности в качестве части природы будды, то мы также должны обладать уровнем основы счастья в качестве его результата и уровнем основы любящей заботливости и самообладания в качестве его причин. Если мы сможем осознать эти три качества и обратиться к ним, то мы сможем развивать их дальше.

Счастье, или спокойствие, определяется как чувство, испытывая которое, мы хотим, чтобы оно продолжалось или повторялось. Это вовсе не означает непременной привязанности к такому чувству. Мы можем быть довольны и счастливы, глядя на своих играющих детей, но не цепляться за это переживание, если детям пора ложиться спать. Кроме того это определение не означает, что чувство, которое нам нравится, должно быть интенсивным, чтобы считаться счастьем. Спокойное чувство расслабленности после рабочего дня не драматично, но оно приятно, и нам хотелось бы чтобы оно повторилось.

Независимо от того, насколько мы обычно можем быть мрачными или унылыми, каждый из нас переживал моменты в жизни, которые ему или ей хотелось бы продолжить. Почти каждый человек получал удовольствие от прогулки в парке тёплым солнечным днём или от того, что лежал утром в тёплой, уютной постели. Мы чувствуем спокойствие, удовольствие и счастье от того, что находимся там, и не испытываем ни малейшего желания быть где-либо ещё. Если мы помним такие простые радости в жизни, мы можем пользоваться ими как исходной точкой для чувства спокойствия, удовольствия и счастья не только от своего пребывания в каком-то определённом месте, но также и от того, что мы находимся вместе с определённым человеком, не испытывая при этом желания остаться одному или быть с кем-то другим. Такое спокойное состояние ума формирует основу для расшрирения нашего чувства радости на этого человека.

Кроме того, каждый обладает уровнем основы заботливости о других. Биологи называют его инстинктом самосохранения видов. Мы ясно видим доказательство врожденной заботливости о других в маленьких детях. Почти всем детям инстинктивно нравится заботиться о кукле, играть в дом или врача или защищать свою территорию от захватчиков. Более того, повзрослев, мы получаем удовольствие и удовлетворение, когда, не находясь под принуждением, добровольно, обучаем кого-нибудь, даём совет или защищаем. Это происходит, даже в тех случаях, когда речь не идет о нашем ребёнке. Вспоминая сердечную заботу, естественным образом испытываемую нами, когда мы гладим лежащего на наших коленях котёнка или щенка, мы обретаем исходную точку для расширения этого отношения на кого угодно, включая нас самих.

Каждый из нас также может до некоторой степени развить дисциплину и самообладание, чтобы не причинять вреда другим и себе. Например, мы естественным образом развиваем заботливость и самообладание, когда вынимаем занозу из своего или чьего-либо ещё пальца. Вспоминая эту способность, мы можем применять её для того, чтобы сдерживать себя от разрушительных или неуместных поступков.

Из того, что каждый обладает уровнем основы счастья, заботливости к другим и самообладания, мы можем заключить, что все мы имеем по крайней мере некоторый потенциал оказания помощи другим и самим себе. Это означает, что каждый уже поступал созидательно в прошлом. Другими словами, никто не является абсолютно плохим. Важно признавать это, особенно в отношении самих себя, если мы страдаем от заниженной самооценки.

Понимание важности нашей системы глубокого осознавания и нашей способности чувствовать вдохновение

Все мы от рождения обладаем не только системой положительной силы, или положительных потенциалов, но также и системой различных типов глубокого осознавания. Наш ум от рождения способен к познанию, что позволяет нам получать знания, распознавать, что уместно, а что нет, и знать, что делать. Например, если у нас развязалась обувь, мы в состоянии это увидеть, распознать, что что-то неладно, и понять, что нам следует сделать и как это сделать. Более того, каждый из нас также способен сосредоточиться. Когда мы что-то пишем, мы поддерживаем сосредоточенность на этом занятии. Признание этих способностей даёт нам уверенность в себе, чтобы чувствовать, понимать и разумно реагировать, будучи внимательными к условиям, в которых находятся другие или мы сами.

И наконец, сердце каждого может быть чем-то или кем-то тронуто – музыкой, красотой природы, просто какой-то причиной или выдающимся человеком. Вспоминая вдохновляющее чувство, обретённое нами благодаря чему-то, что тронуло нас, мы можем пользоваться этим чувством в созидательных целях. Мы можем использовать его для того, чтобы вдохновить себя выйти за границы начального состояния вспомненных нами хороших качеств. Это даёт нам возможность медленно довести эти качества до уровня плода – абсолютно сбалансрованной чувствительности, которую в настоящее время мы можем лишь вообразить.

Упражнение 4: обращение к нашим естественным способностям

Чтобы добиться более яркого переживания некоторых из тех качеств, которые мы только лишь визуализировали в предыдущем упражнении, в этом упражнении мы пытаемся вспомнить свой естественный опыт различных аспектов сбалансированной чувствительности. Затем, стараясь продолжать чувствовать эти ментальные факторы, мы обращаем своё внимание на других людей и на самих себя. Это упражнение не содержит некий искусственный метод, позволяющий вспомнить чувство, испытанное нами во время какого-то события и затем перенести это чувство на другое событие. Вместо этого, мы убеждаемся в том, что мы от рождения обладаем основными составляющими сбалансированной чувствительности и что мы в состоянии их переживать, сосредоточиваясь на других людях и на самих себе.

Мы начинаем первую фазу упражнения с того, что сосредоточиваемся на фотографии или просто думаем о ком-то, с кем у нас есть или были положительные взаимоотношения. Почувствовав спокойное состояние ума и заботливое отношение, мы обращаемся к человеку. Затем, глядя вниз или закрыв глаза, мы пытаемся вспомнить спокойствие, удовольствие и счастье, которые мы испытывали, гуляя или сидя в парке в тёплый солнечный день. Тогда мы не хотели быть где-либо ещё или делать что-либо другое. Позволив образу парка уйти, мы представляем ощущение легкости, наполняющее наше тело и излучаемое нашими порами, как если бы мы были солнцем. Без преднамеренного или принуждённого усилия с нашей стороны, это чувство естественным образом охватывает любого, кто оказался в его пределах. Далее мы смотрим на фотографию или думаем о человеке. Представляя, что он вошёл в поле нашего сияния, мы чувствуем спокойствие, удовольствие и счастье от встречи с этим человеком. Затем мы смотрим вниз или закрываем глаза и позволяем этому переживанию стабилизироваться.

Мы повторяем эту процедуру с перечисленными далее пятью вспоминаемыми нами состояниями ума. После того как мы почувствовали спокойствие, удовольствие и счастье оттого, что находимся с кем-то, мы обращаем внимание на ситуацию, в которой этот человек находится, и на его или её слова. Вспоминая свою способность сосредоточиваться, когда мы что-то пишем, мы пытаемся «излучать поле» внимательности и затем обращаемся к человеку.

В случае, когда нам необходимо ответить сердечным, заботливым отношением на что-то из замеченного или услышанного нами, мы вспоминаем чувство заботливого покровительства, которое мы испытывали, гладя лежащего у нас на коленях котёнка. Почувствовав сердечность заботливого отношения, мы пытаемся «светиться» этим чувством и затем смотрим на фотографию или думаем о человеке.

Чтобы реагировать подходящим образом, недостаточно сердечной заботливости: нам также необходимо понимание. Вспоминая то понимание, которое у нас было, когда мы зашнуровывали свою обувь, мы пытаемся «излучать» это понимание и сосредоточиваться на человеке, как бы помещая его в сферу нашего чувства. В данном случае понимающее состояние ума не означает, что мы на самом деле понимаем всё, что может тревожить этого человека. Скорее, это чёткое и ясное состояние ума, способного к пониманию, остро заинтересованное и желающее попытаться понять всё воспринимаемое им.  

Когда мы отвечаем человеку надлежащим образом, нам необходимо заботится о том, чтобы не причинять вреда ему или себе. Воскрешая в памяти внимательность и самообладание, которым мы пользовались, чтобы не повредить себе, когда вынимали занозу из своего пальца, мы расширяем поле самодисциплины, позволяющей не причинять вреда, и обращаемся к этому человеку.

Наконец, нам необходимо вдохновение, чтобы поднять свои энергии и активно реагировать свежим и творческим образом, так, чтобы наше сердце было полностью вовлечено в действие. Иначе, как и в случае, когда мы в четвертый раз встаем посреди ночи, чтобы успокоить своего плачущего младенца, мы можем быть внимательными, заботливыми и понимающими, но реагировать на «автопилоте». Младенец, как и взрослые люди или другие существа, чувствует разницу между механической и сердечной реакцией. Поэтому мы вспоминаем вдохновение, которое мы чувствовали, глядя на прекрасный закат, и пытаемся светиться вдохновением, поднимающим наши энергии, а затем сосредоточиваемся на человеке.

Поддерживая сосредоточенность на человеке, мы несколько раз воссоздаём шесть чувств одно за другим, слушая ведущего нашего семинара, медленно повторяющего следующие шесть ключевых фраз, либо повторяем их самостоятельно:

  • «приятное спокойствие, когда находитесь в парке в тёплый, солнечный день»
  • «сосредоточенность, когда пишите»
  • «заботливое покровительство, когда гладите лежашего у вас на коленях котёнка»
  • «понимание, когда зашнуровываете обувь»
  • «самообладание, чтобы не причинять вреда, когда вынимаете занозу из своего пальца»
  • «вдохновение, когда наблюдаете прекрасный закат»

С каждой фразой мы воссоздаём состояние ума, лишь на мгновение опираясь на образ парка и прочего. Затем, светясь соответствующим чувством, мы визуализируем, что это наше сияние охватывает человека.

Сначала мы работаем только с одним состоянием ума за один раз. Постепенно мы используем ту же технику для того, чтобы собрать все шесть состояний ума в систему. Система содержит несколько элементов, каждый из которых взаимосвязан с остальными и усиливает их так, что в результате формируется интегрированная система, работающая как единое целое. Поэтому когда мы объединяем несколько чувств чтобы сформировать сбалансированное состояние чувствительности, нам необходимо сосредоточивать своё внимание в первую очередь на объединённой системе, а не на её отдельных составляющих. Только если мы заметили, что один из взаимосвязанных элементов слаб или не соответствует остальным элементам, мы «подстраиваем» этот фактор.

Хотя музыка, звучащая по радио, и представляет собой скорее смесь, чем систему таких элементов, как высокие звуковые частоты, низкие звуковые частоты, громкость и точная настройка, мы можем воспользоваться примером звучащей музыки, чтобы понять этот метод практики. Звучание музыки – это объединённая смесь составляющих её элементов, таких как высокие и низкие звуковые частоты. Слушая музыку, мы слышим звучание как единое целое. Тем не менее, мы можем определить, когда высокие частоты требуют коррекции. Точно так же, объединяя несколько чувств, чтобы они работали как единая система, мы сосредоточиваемся в первую очередь на результирующем умственном и эмоциональном состоянии. Мы подстраиваем некоторые элементы, только если замечаем, что они недостаточно хорошо встраиваются в согласованную систему.

Так как объединять одни чувства легче, чем другие, давайте при создании единой системы изменим порядок шести объединяемых чувств. Чтобы еще больше облегчить объединение чувств в многогранное, но целостное состояние ума, мы поменяем образы. Поскольку в повседневной жизни у нас может не быть собственного опыта составления сложного образа, который нам предстоит создать по шагам, мы будем пользоваться комбинацией памяти и воображения.

Сначала мы пытаемся объединить приятное спокойствие и заботливое отношение, представляя себя сидящими в удобном кресле в прекрасной комнате и ласково гладящими щенка, спящего на наших коленях. Позволив этому образу уйти и светясь чувством, являющимся комбинацией, во-первых, состояния спокойствия, удовольствия и счастья и, во-вторых, состояния заботливого любящего отношения, мы представляем, что человек, на котором мы сосредоточиваемся, входит в поле нашего чувства и это чувство охватывает его.  

После этого мы добавляем чувство самообладания, позволяющее не причинять вреда. Мы представляем, что, сидя в удобном кресле и гладя спящего у нас на коленях щенка, мы стараемся не делать ничего неосторожно или неосмотрительно, чтобы не разбудить его. Добавляя по одному чувству, мы постепенно расширяем своё состояние ума сначала чувством сосредоточенной внимательности, которую мы проявили бы к спящему щенку, если бы заметили, что он дрожит у нас на коленях, и затем чувством понимания, которым мы бы воспользовались, чтобы осознать, что щенок замёрз и что нам надо держать его ближе к себе, чтобы согреть. И наконец, для того чтобы чувствовать вдохновение и бодрость в этой ситуации, мы представляем, что слушаем прекрасную музыку, пока наше состояние ума не будет включать все шесть факторов одновременно, взаимосвязанных и усиливающих друг друга. На каждом шаге мы визуализируем своего друга внутри поля нашего состояния сбалансированной чувствительности.

На каждом шаге, чтобы укрепить объединение этих чувств в действующие системы, мы можем пользоваться соответствующим количеством ключевых характеристик, описывающих состояние:

  • «спокойный»
  • «заботливый»
  • «осторожный»
  • «внимательный»
  • «понимающий»
  • «вдохновленный»

Если этого метода оказалось недостаточно, то мы можем также воспользоваться соответствующими ключевыми словами и фразами, воссоздающими описывающий состояние образ:

  • «удобное кресло»
  • «спящий щенок»
  • «стараться не разбудить»
  • «дрожь»
  • «холод»
  • «музыка»

Пользуясь последним набором слов и фраз, мы лишь на мгновение вспоминаем сцену с щенком, которую мы визуализировали, и затем возвращаемся к излучению ментального и эмоционального состояния сбалансированной чувствительности.

Обретя некоторый опыт в излучении поля сбалансированной чувствительности, мы сможем легко замечать слабые элементы в системе. Мы подстраиваем каждый из таких элементов, повторяя молча, про себя, ключевую характеристику, относящуюся только к нужному элементу. Если это не помогает усилить элемент, мы пользуемся соответствующим ключевым словом или фразой из последовательности образов.

Мы завершаем первую фазу упражнения, повторяя эту технику три раза: дважды сосредоточиваясь на журнальных фотографиях, выбирая каждый раз нового человека, и один раз – на фотографии шумного, властного родственника, или надоедливого соседа, или коллеги по работе либо на мыслях о таком человеке.

Во время второй фазы упражнения мы следуем той же самой процедуре, сидя в кругу остальных участников нашей группы. На каждом шаге мы вспоминаем и излучаем соответствующее чувство и затем, расширяя радиус его свечения так, чтобы оно включало в себя каждого из сидящих в кругу людей, мы поочередно сосредоточиваемся на каждом человеке. Затем мы повторяем процедуру в парах, глядя на партнера.

Во время третьей фазы мы вспоминаем и пытаемся излучать эти чувства, сосредоточиваясь на самих себе. На каждом шаге мы сначала смотрим в зеркало и затем, опустив зеркало, мы непосредственно сосредоточиваемся на себе, глядя вниз. На последнем шаге мы пытаемся представить, что границы этих чувств охватывают наше прошлое. При этом мы смотрим на две свои фотографии из разных периодов своего прошлого, поочередно проходя всю последовательность действий с каждой из них.