Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

«Бодхичарья-аватара»
(Начиная практику поведения бодхисаттвы) – Шантидева

(sPyod-'jug, санскр. Бодхисаттва-чарья-аватара)
Шантидева
перевод с тибетского Александра Берзина, с использованием санскритского первоисточника для прояснения трудных мест, 2004 г.

Перевод

4. Забота [о бодхичитте]

(1) Подобно Победителей потомкам,
Что в бодхичитте таким образом упрочились,
Я постараюсь практику её не нарушать вовек,
Не буду даже колебаться.

(2) Ведь если я поспешно начал дело
Иль не проверил начинание,
Пусть даже дал я обещание,
Проверить стоит – делать или бросить.

(3) Но как же я могу отбросить то,
Что будды и духовные потомки их
С распознаваньем величайшим проверяли
И сам я тоже много раз проверил?

(4) И если, дав такое обещание,
Его на деле не исполню, обманув
Существ с ограничениями всех,
Что ждёт меня в моих перерождениях?

(5) Ведь сказано [Буддой], что тот, кто однажды решил
Подарить даже малый, обычный предмет,
Если после его не отдаст,
Превратится в голодного духа,

(6) Тогда, обманув всех скитальцев,
Искренне их пригласив
К наивысшему счастью,
Обрету ли рождение лучшее?

(7) И как работать будет карма для того,
Кто, бросив бодхичитту, всё же обретёт освобожденье,
Всем мыслям запредельно:
Понять способен тот, кому всё ведомо.

(8) Для бодхисаттвы же, [однако],
Среди падений [всех], нет тяжелее,
Ведь если происходит это,
Благополучие всех ограниченных существ страдает.

(9) И если воспрепятствует кто-либо,
Пусть даже на мгновенье, деяньям позитивным
    [бодхисаттвы],
Конца не будет вовсе его рожденьям худшим,
Ведь благо ограниченных существ уменьшится.

(10) И раз [перерожденье] станет хуже
Из-за того, что радости лишится одно единственное
    ограниченное существо,
То что уж говорить о прекращении блаженства
[Всех] ограниченных существ,
    повсюду заполняющих пространство?

(11) Поэтому создавший силу от падения
И силу от [повторного развития] бодхичитты
Продолжит по сансаре вверх и вниз блуждать,
Не сможет долго обрести ступень познанья арьи.

(12) Вот почему, с почтеньем величайшим,
Я то, что обещал, исполню
Ведь если я теперь стараться не начну,
Придётся мне блуждать от худшего рождения
    к ещё более плохому.

(13) Бесчисленные будды, помогавшие
Всем существам с ограниченьями, уже не с нами.
Меня, однако же, их врачевание не коснулось
Из-за моих ошибок.

(14) И если я продолжу так же поступать
Всё снова будет повторяться:
Перерожденья худшие, болезни, смерть,
Расчлененье, разрывание на части.

(15) Раз настолько редко появленье [будды]
    Так Ушедшего
И обретенье воплощенья человеком [с] верой в истины
И правильными конструктивными инстинктами,
Когда я обрету всё это [снова]?

(16) Хотя в такие дни, как этот, я не болен
Есть пища, я не покалечен,
Жизнь лишь мгновение продлится, подведёт,
Ведь это тело – будто вещь, одолженная на минуту.

(17) И если поведенья своего не изменю,
Я даже не смогу стать [снова] человеком.
А если я не получу [другое] человеческое тело,
Я накоплю лишь отрицательную кармическую силу –
    ни капли конструктивного.

(18) Ведь если, даже обретя возможность
    для конструктивных действий,
Я созидательно не поступаю,
    то что я буду делать,
Когда меня ошеломят
Страдания рождений худших?

(19) И если я, вообще не поступая созидательно,
Продолжу негативную кармическую силу создавать,
То сотни миллионов кальп
Я даже не услышу слов «хорошее рождение».

(20) Вот почему Победоносный Мастер говорил,
Что трудно обрести рожденье человеком –
Как черепахе голову просунуть
В ярмо, дрейфующее на морских просторах.

(21) Ведь если из-за негативной силы от совершения
    [ужасного поступка] [лишь] одно мгновенье,
Я должен провести эон в печальном мире
    неослабной боли,
То что уж говорить о невозможности
    одно из лучших получить перерождений
Из-за негативной силы,
    что мной накоплена в сансаре безначальной?

(22) Но пережив лишь это,
Я всё же не освобожусь:
За время этой жизни
Создам я много новой негативной силы.

(23) И если, передышку эту обретя,
Я не возьму в привычку созидать,
Не будет большего самообмана,
Не будет большей глупости, чем эта.

(24) Но если, осознав всё это,
Я, тем не менее, откладываю на потом упрямо,
То, лишь настанет смертный час,
Огромные страдания разрастутся.

(25) И если будет моё тело сгорать так долго
В невыносимом пламени безрадостных миров,
Не может быть сомнений: мой ум начнёт страдать
От сожаленья жаркого огня, что вынести нельзя.

(26) Найдя каким-то образом полезное рождение,
Которое так трудно обрести,
Если [теперь], пока могу распознавать,
Я снова затащу себя в низы, в миры без радости,

(27) То это всё равно что оставаться здесь, но без ума,
Как будто обездвиженный заклятьем-мантрой.
И если я не знаю, что делает меня настолько глупым,
То что же в [голове] моей?

(28) Хотя враги, такие как цепляние и гнев,
Не обладают ни руками, ни ногами,
Они не храбрые, не мудрые,
Как сделали они меня подобным своему рабу?

(29) Ведь, захватив мой ум,
Они, ликуя, мне вредят как им захочется.
Терпеть их и не гневаться
Здесь неуместно – печален этот вид терпенья.

(30) Даже если бы все боги, антибоги
Напали на меня, врагами став,
Они не в силах утащить меня и бросить в пламя
[Безрадостного мира] непрерывной боли.

(31) Но беспокойные эмоции мои – враг сильный
    и могучий,
В мгновенье может зашвырнуть меня в миры,
Где от Царя всех гор, туда он попади,
И пепла не останется.

(32) Беспокойные эмоции мои – враги навеки,
У них нет ни начала, ни конца.
Никто не может больше быть таким врагом –
На срок столь длительный.

(33) [Ведь] все [другие], лишь с ними сблизишься
    и хорошо послужишь,
Приносят пользу, счастье.
Но близость с беспокойными эмоциям
[Приносит только] вред и новые страданья.

(34) Подобные извечные, живучие враги –
Другой причины нет у разрастанья бурного
    огромного вреда.
Как радоваться мне и не бояться ужасов сансары,
Отдав [им] безопасное местечко в своём сердце?

(35) Где обрести мне счастье,
Если в сетях привязанностей в моём уме
Они таятся, сторожат мою тюрьму-сансару,
Становятся убийцами моими в безрадостных мирах
    и прочим?

(36а) Поэтому усилия свои на этом [поприще]
    я не оставлю никогда,
Пока навеки, лично, я того врага не уничтожу.

(36б) Разозлившись на того,
    кто причинил им даже небольшой, случайный вред,
Раздутые от гордости не смогут спать,
    пока не разобьют того [врага].

(37) И раз, построившись по росту перед битвой
    против тех, кто беспокойные эмоции имеет,
Кто своей смертью [в случае любом] умрёт, страдая,
[Они, желая] одержимо сокрушить врага из мести,
    пренебрегают болью от ударов стрел и копий
И не отступят, не добившись своих целей, –

(38) То мне тем более не должно унывать и медлить,
Пусть даже причиняют мне страданий сотни,
Когда теперь я одолеть стараюсь
    своих действительных врагов, [эмоций беспокойных] –
Источник вечный всех моих страданий.

(39) И если раны, нанесённые врагами,
    без всякой даже пользы,
Считают украшением на теле,
То почему страданья причиняют беспокойство мне,
Ведь я безукоризненно стремлюсь к Великой цели?

(40) И если рыбаки, изгнанники, крестьяне и другие,
Имея помыслы лишь о своём достатке,
Страданья терпят, например жару и холод,
То почему бы мне
Не потерпеть для счастья [всех] скитальцев?

(41) Когда я обещал освободить от беспокоящих эмоций
Существ-скитальцев десяти сторон
Везде, докуда простирается пространство,
Я сам от беспокоящих эмоций ещё свободен не был

(42) И даже не осознавал, насколько
    [я в их власти].
Уж не безумием ли было [это] говорить?
Но коли вышло так, я никогда не отступлю
От истребленья беспокоящих эмоций.

(43) Я стану этим делом одержим:
Обиду затаив, я встречусь с ними в битве!
Такой вид беспокоящих эмоций
Для разрушения беспокоящих эмоций нужен только.

(44) Уж лучше я умру, сгорев в огне,
Иль голову мою отрубят,
Я, что бы ни случилось, никогда,
Не поклонюсь врагу – [своим] страстям.

(45) Обычные враги, когда их из страны прогнали,
Осядут, захватив другие земли,
И, только восстановится их сила, вернутся снова.
Но этот враг, мои эмоции-волнения,
    ведёт себя иначе в этом смысле.

(46) Несчастные волненья, бегущие от ока мудрости,
Когда из своего ума вас изгоню, куда пойдёте вы?
Где будете вы жить, чтобы вернуться причинить мне вред?
Но, малодушный, я опустился до бездействия.

(47) Раз волненья не живут в объектах чувств,
    в системах чувствующих клеток, между [ними],
И где-либо ещё, то где же могут они жить,
    тревожа [раз за разом] всех скитальцев?
Они иллюзии подобны; потому
    избавлюсь я от страха в своём сердце
    и посвящу себя, без колебаний, стремленью к мудрости.
Зачем же я пытал себя, без истинной причины,
    в безрадостных мирах и прочих [злоключениях]?

(48) Решительно помыслив так,
Я в практике начну усердствовать, как объяснялось.
Не слушая советов доктора,
Сумеет ли больной, в лечении нуждаясь,
    его лекарством исцелиться?