Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Главная > Электронные книги > Опубликованные книги > Принятие посвящения Калачакры > 8. Обузданное поведение и тесно связывающие нас практики

Принятие посвящения Калачакры

Опубликовано на английском языке:
Berzin, Alexander. Taking the Kalachakra Initiation.
Ithaca, Snow Lion, 1997

Переиздано: Introduction to the Kalachakra Initiation.
Ithaca: Snow Lion, 2010.

Впервые опубликовано на русском языке:
Александр Берзин. «Принятие посвящения Калачакры».
СПб.: Нартанг, 2002

Часть III. Обеты и тесно связывающие практики

8. Обузданное поведение и тесно связывающие нас практики

Модели обузданного поведения

Другое обязательство при посвящении Калачакры состоит в том, чтобы сохранять двадцать пять моделей обузданного поведения. В соответствии с Цонкапой, это обещание не требуется для других систем ануттарайога-тантры, в то время как Нгари Панчен утверждал, что оно общее для всех высших систем тантры, включая дзогчен. В любом случае обузданное поведение – это воздержание от намеренного совершения двадцати пяти отрицательных действий, когда они вызваны страстным желанием, гневом или тупым заблуждением относительно реальности или еще причины следствия в поведении. Недостаток чувства чести или «лица» также должен сопровождать такие действия.

Данные действия подразделяются на пять групп по пять действий. Первая группа – та же, что в обетах мирянина, которая иногда называется «пять заповедей». Здесь те действия, которых надо избегать, это.

(1) Отнятие жизни. Поскольку воздержание от убийства всех типов одушевленных существ специально уточняется ниже в списке обузданных моделей поведения, то здесь отнятие жизни относится к причинению физического вреда любому человеку или животному. Психологическое истязание других тоже включается сюда.

(2) Высказывание лжи. Особенно серьезный проступок – обучение чему-то неистинному, что сами выдумали. Ложь также включает обжуливание в делах бизнеса, например назначение нечестных цен. Если другие извлекут недолжную выгоду из нашей честности при заключении контракта, тогда, однако, не будет ошибкой жестко торговаться, если только нашей мотивацией не является алчность. Состязательность не обязательно является омрачающим подходом.

(3) Взятие неданного. Это воровство чего-либо, вне зависимости от ценности, и оно включает неуплату сборов или невыплату долгов. Даже использование чьего-либо компьютера без разрешения – это форма взятия неданного.

(4) Неправильное сексуальное поведение. Определенные моменты времени, места и части тела не годятся для сексуального контакта, поскольку обращение к ним обычно возникает из чрезмерной страсти и нежелания применять хоть какое-то воздержание в сексуальной сфере. Однако наиболее неправильная форма сексуального поведения состоит в том, чтобы иметь отношения с чьим-либо супругом (супругой).

(5) Питье алкоголя. В строгой интерпретации это значит не принимать даже капли. Подобный же запрет распространяется на наркотики и экстатические препараты. Вне зависимости от мотивации, употребление алкоголя или наркотиков затуманивает нашу способность к суждению, ослабляет самоконтроль и часто ведет к деструктивным поведению, словам или мыслям.

Существуют некоторые ситуации, в которых алкоголь можно принимать, когда это вызывается не омрачающей эмоцией. Например, не будет ошибкой вкусить алкоголь во время цога – в действительности, отказываться от символического вкушения – это коренное тантрическое падение. Алкоголь также, бывает, применяется в ануттарайога-тантре, чтобы усилить блаженное осознавание пустоты, при тех же ограничениях, что и в сходном случае с сексуальным союзом. Винопитие никогда не расценивается как духовное действо и не рассматривается как путь к освобождению или просветлению, и алкоголь применяется на пути, только когда этому сопутствуют йогическое овладение энергетическими ветрами, предотвращающее опьянение, и полное сохранение блаженного осознавания пустоты. В этом состоит значение утверждения мастера римэ девятнадцатого века Конгтрула, что поддержание этой модели обузданного поведения не запрещает принятие алкоголя во время цога или использование его для усиления своего духовного пути, если только мы не делаемся пьяны. Он не санкционировал контролируемое или умеренное употребление алкоголя.

Некоторые люди, размышляющие о принятии посвящения Калачакры, готовы к тому, чтобы соблюдать другие обязательства, но считают трудным для себя обещать никогда не принимать алкоголь. Они задаются вопросом, значит ли это, что они не смогут получить посвящение как полноправные участники. Чтобы ответить на этот вопрос, мы можем поискать руководящие идеи среди обетов и практик бодхисаттв. Многие из вторичных обетов бодхисаттвы имеют условием, если мы не можем пока еще перестать совершать какое-либо отрицательное действие из-за сильных омрачающих эмоций, тогда мы избежим серьезной ошибки, если уменьшим это действие и серьезно поработаем над собой, чтобы избегать его в будущем. Поэтому некоторые учители советуют потенциальным кандидатам на посвящение, которые сталкиваются с подобной проблемой: если их привязанность настолько захватывает их, что они не могут еще отказаться от алкоголя, тогда, принимая этот обет, им надо хотя бы ограничить и затем последовательно уменьшать свое потребление и не сопровождать свое питье четырьмя сопутствующими факторами. Однако важно не рационализировать интерес к алкоголю. Даже в странах, где большинство людей потребляют вино или пиво вместе с едой, почти всегда есть вежливый и дипломатичный способ отказаться от выпивки, никого не обижая.

Вторая из пяти групп состоит из пяти дополнительных деструктивных действий. (6) Азартные игры. Это включает игру в кости, карты, игры на доске и так далее, с целью выиграть деньги, провести время или из соревновательности. Такая деятельность по времяпрепровождению отвлекает нашу созидательную энергию. Однако нет ошибки в том, чтобы играть в игры с образовательными целями или в качестве способа установить контакт с детьми или неконтактными людьми.

(7) Поедание неподобающего мяса. Это не обет стать вегетарианцем, хотя такая диета считается наилучшей, если позволяют здоровье и условия. Скорее, это обещание избегать поедания мяса животного, относительно которого мы подозреваем или знаем, что оно было убито специально для нашего потребления. Такое мясо называется «неподобающим». Так же, как в случае с алкоголем и сексуальным союзом, практики ануттарайога-тантры иногда употребляют мясо, если только оно не «неподобающее», чтобы усилить блаженное осознавание пустоты путем активизации своих энергий. Однако мясоедение не рассматривается как путь к освобождению или просветлению и используется, только когда мы достигли некоторого уровня блаженного осознавания пустоты и овладения своими энергетическими потоками до той степени, что они не делаются тяжелыми из-за мяса. Далее, когда мы едим мясо в таком контексте, важно возносить молитвы за животного, чья жизнь была пожертвована, и не терять из вида тот факт, что это мясо было телом живого существа. Подобно нам самим, это существо тоже хотело и заслуживало освобождения от страданий.

8) Чтение низких слов. Это относится к чтению книг, статей или, в современном контексте, к рассматриванию фото или смотрению видеоматериалов, которые пробуждают гнев или страсть, когда у нас нет контроля над этими омрачающими эмоциями. Такие формы деятельности просто усиливают наши иллюзии. Например, если мы читаем о негодяе, мы начинаем ненавидеть этого человека и радуемся, когда герой его убивает. Другая формулировка этого отрицательного действия заключается в том, чтобы говорить что угодно, что только приходит нам на ум, особенно это относится к историям или рассказам на темы, которые вызывают гнев или усиливают страсть.

9) Совершение подношений в связи с почитанием предков. Это не относится к зажиганию светильника или помещению цветов на могилу в знак уважительной памяти об утраченном родственнике, но скорее относится к почитанию духов. Любая форма почитания духов подрывает основы нашей практики. Она создает причины для того, чтобы мы выпустили из виду карму и представили, что освобождение от страданий и обретение счастья могут произойти из умилостивления природных духов или духов умерших. Единственно возможные ситуации, в которых совершение подношений духам уместно, это те, которые вызваны состраданием, чтобы помочь облегчить их страдание или умиротворить их, если мы их обидели. Однако важно понимать, что совершение подношений и молитв о сверхъестественной помощи никогда не заменит конструктивное действие по постижению пустоты и принесению блага другим.

10) Следование экстремистским практикам, таким как жертвоприношение животных. Хотя такие типы ритуалов в наши дни редки, полезно проверить, не приносим ли мы в жертву благо других ради того, чтобы вырваться вперед.

Третья группа заключает в себе пять типов убийства. (11) Убийство скота (что относится к животным вообще). Люди могут считать довольно легким делом перестать охотиться и ловить рыбу, но намного труднее перестать убивать насекомых. Если наша автоматическая реакция на букашку состоит в том, чтобы прихлопнуть ее, мы закладываем привычку обращаться со всяким раздражением в жизни посредством жестоких методов. Часто существуют альтернативные способы устранить насекомых из дома или с полей. И если нет никаких альтернатив и мы должны уничтожить назойливых паразитов ради здоровья или по хозяйственным причинам, важно не действовать из гнева или ненависти.

(12) Убийство детей. В комментариях не объясняется, почему дети здесь обособлены в отдельную категорию. Это может иметь отношение к детоубийству девочек в тех странах, где отпрыски мужского рода были в предпочтении. Или, поскольку десять стадий жизни, описанные в учениях внутренней Калачакры, начинаются с зародыша, здесь могут также подразумеваться аборты. Для аборта могут иметься определенные узаконенные причины, такие как здоровье, но это тонкий вопрос и он зависит от индивидуальных обстоятельств. Однако часто причиной является омрачающая эмоция или подход, такой как привязанность к своему удобству, гнев, если беременность явилась результатом изнасилования, или глупая тупость – видение в аборте средства контроля за рождаемостью. Вне зависимости от мотивации, однако, аборт после определенной стадии в развитии зародыша все же является отнятием жизни. Если нет никакого способа избежать отнятия этой жизни, тогда наилучшим вариантом будет постараться улучшить результаты – и непосредственно следующие за этим психологические следствия, и долгосрочные кармические результаты – посредством зарождения любви и сострадания к этому нерожденному ребенку. Например, может быть полезно признать эту жизнь, дав этому ребенку имя и почтив его или ее надлежащей погребальной церемонией.

(13) Убийство женщин и (14) убийство мужчин. Это отрицательное действие ставит вопрос об эвтаназии как относительно людей, так и относительно домашних животных. Есть очень большая разница между тем, чтобы предоставить кому-то смертельный укол, и тем, чтобы лишить медицинской поддержки, искусственно продлевающей жизнь, не способную уже сохраняться. С кармической точки зрения, последний выбор – допустить естественную смерть – более предпочтителен, при условии, что человеку или животному будет доставлен максимально возможный комфорт при помощи болеутоляющих средств.

15) Разрушение предметов, символизирующих просветленное тело, речь или ум Будды – таких, как изображения, тексты или сооружения-святилища (ступы), или убийство тех, кто практикует высшую нравственную самодисциплину, сосредоточение или распознавание. Если нужно избавиться от религиозных текстов по какой-либо причине, обычная традиция состоит в том, чтобы с почтением сжигать их.

Четвертая группа состоит из пяти типов презрения. (16) Ненависть к друзьям, которые в общем приносят пользу Дхарме или миру. Если мы обнаруживаем, что методы, которые применяют люди, чтобы помогать другим, не очень искусны, и делаемся эмоционально подавлены, мы скоро начнем отрицать любую пользу которую приносят эти люди и эти методы. Такое надменное отношение легко направляет нас к эгоистическим мыслям, что только мы знаем, как надо наилучшим образом приносить благо другим. Такой подход серьезно мешает нашей способности помогать кому бы то ни было.

(17) Ненависть к лидерам или старшим, достойным уважения. Мы можем не любить личность каждого, но, когда наши личные предпочтения затуманивают наше различение, кто достоин уважения, а кто – нет, тогда мы скоро потеряем свою способность различать реальность.

(18) Ненависть к духовным мастерам или Буддам. Объекты включают здесь не только наших собственных духовных учителей, но распространяются на других духовных учителей, даже если они и не квалифицированы должным образом. Распознание ошибок и недостатков в учителях – это не то же самое, что ненависть к ним как к личностям. В некоторых случаях это отрицательное действие состоит в выказывании неуважения к Буддам или Дхарме.

(19) Ненависть к членам Сангхи, то есть высокореализованному духовному сообществу. Хотя главные объекты для этого отрицательного действия – это те, кто имеет прямое неконцептуальное постижение пустоты, Сангха условно представлена монашеской общиной. Некоторые люди могут стать монахами или монахинями не с духовными целями, и все же, поскольку их одежды представляют общину, не годится выказывать им презрение. В западных кругах слово «сангха» получило значение членов буддийского Центра. Враждебность в рамках таких сообществ подвергает духовный рост серьезной опасности.

(20) Обман тех, кто нам верит. Это отрицательное действие включает в себя разочаровывание тех, кто зависит от нашей помощи, равно как и оскорбление власти.

Последний комплект – это пять вожделений, которые заключаются в том, чтобы увлекаться приятными: (21) видами, (22) звуками, (23) запахами, (24) вкусами, (25) осязательными или физическими ощущениями. Такие увлечения отвлекают нашу направленность к достижению неизменного блаженного осознавания пустоты. Это не обет аскетизма, но скорее обет сохранять разумные границы и практиковать самоконтроль, например за обеденным столом.

Обзор тесно связывающих практик

В дополнение к принятию обетов, в случае с Калачакрой, обещая сохранять обузданное поведение, мы также обязуемся как активные участники в посвящении ануттарайоги сохранять определенные практики или подходы, которые тесно cвязывают нас с тантрой. Они называются в санскрите самая и (дамциг по-тибетски) и иногда переводятся как «заповеди» или «обязательства». Принятие обета ведет к обещанию воздерживаться и от естественно деструктивных действий, таких как убийство, и от форм нейтрального поведения, вредных для духовного продвижения, – например, не проделывания длительных медитацией о пустоте. Привыкание к тесно связывающей нас практике, с другой стороны, включает в себя обещание включаться в конструктивное или этически нейтральное действие, пригодное для прогресса, такое как щедрость или поддержание целомудренного поведения.

Посвящение Калачакры призывает нас к принятию набора дополнительных тесно связывающих практик, общих для всех систем ануттарайоги, и также набора, специфичного для материнской тантры, – то есть тех тантр ануттарайоги, в которых делают акцент на практиках по достижению сознания ясного света. Общие заповеди – это переформулировки или расширенные изложения нескольких коренных тантрических обетов и моделей обузданного поведения, указывающие, скорее, поведение, которое здесь надо принять, нежели действия, которых надо избегать. Заповеди, специфичные для материнской тантры, помогают нам оставаться в русле достижения блаженного осознавания пустоты с помощью сознания ясного света. Нет необходимости изучать их детали до получения посвящения.

Также для посвящения требуются обязательства осваивать и поддерживать определенные практики, которые создают тесные связи с индивидуальными особенностями «семейств будд». Эти особенности относятся к аспектам природы будды – в особенности к аспектам сознания ясного света как нашей основы тантры – то есть тому, что дает нам возможность достичь просветления. Так же, как в случае с совокупностями, каждый из них представлен в чистой форме образом будды. Так же, как в коренных тантрических обетах, они имеют две версии этих тесно связывающих практик – одна общая для всех систем ануттарайога-тантры, а другая – специфичная для Калачакры. Давайте сначала рассмотрим общие практики, как они объясняются в традиции гелуг Цонкапой. В других трех тибетских традициях они объясняются подобным образом, с небольшими отличиями.

Общие практики для тесной связи с особенностями семейств будды

Существуют девятнадцать общих практик, которые могут тесно увязывать нас с пятью особенностями семейств будды. Чтобы создать тесные связи с глубоким осознаванием, подобным зеркалу, представленным образом будды Вайрочаной, мы принимаем надежное направление в (1) буддах, (2) Дхарме и (3) Сангхе. Также мы практикуем три типа нравственной самодисциплины, состоящей в (4) воздержании от деструктивных действий, (5) включении в конструктивную деятельность и (6) работе на благо других. Многие из традиций кагью учат, что эти практики, связанные с Вайрочаной, создают связь с глубоким осознаванием сферы реальности. В традиции ньингма первые три заменяет развитие устремленной бодхичитты и деятельной бодхичитты. Принятие надежного направления (прибежища), практика нравственной самодисциплины и развитие бодхичитты приносят еще более возрастающую зеркальную ясность относительно сферы реальности и просветления и той причинно-следственной линии поведения, которая к нему приводит.

Следующие четыре практики создают тесные узы с семейной особенностью, представленной Ратнасамбхавой, – глубоким осознаванием равенства вещей. Это щедрость четырех видов: даяние или постоянное желание дать (7) материальные объекты или богатство; (8) учения или наставление Дхармы; (9) защиту от страха, прежде всего путем равного отношения и открытости по отношению к другим, в результате чего у людей не будет страха оказаться захваченными, отвергнутыми или проигнорированными нами; и (10) любовь, пожелание другим быть счастливыми и иметь причины счастья. Совершая щедрое даяние, мы обретаем еще более обширное постижение равенства себя и других.

Три практики создают тесные связи с глубоким осознаванием индивидуальности вещей, представленным Амитабхой. Это следование учениям: (11) трех колесниц сутры; (12) внешних колесниц низших классов тантры и (13) тайных колесниц высших классов тантры. Следование всем учениям Будды приносит еще более глубокую оценку индивидуального блеска и искусности каждой методики.

Две практики создают тесные связи с глубоким осознаванием осуществления действий и Амогхасиддхи. Это: (14) сохранение своих обетов и (15) совершение подношений.

В традиции ньингма вместо сохранения обетов ставят такую деятельность, как успокоение страданий и стимулирование достоинств других к развитию. Также в ньингма совершение подношений подразделяют на две практики: подношения в общем и подношение торма, то есть лепных хлебцев из ячменной муки и масла. Действие в согласии с обетами, занятия подобными практиками Будды и совершение подношений приносят все возрастающую мудрость и искусность в осуществлении всех целей.

И, наконец, четыре практики создают тесные связи с Акшобхьей и семейной особенностью глубокого осознавания сферы реальности. Многое из систем кагью замещают его глубоким осознаванием, подобным зеркалу. Эти четыре практики следующие: (16) неразлучность с ваджрой и блаженным осознаванием, которое ваджра символизирует, как наш метод; (17) неразлучность с колоколом и распознаванием пустоты, которую он представляет, как наша мудрость; (18) поддержание мудры, то есть печати мысленного представления себя как парного образа будды, представляющего нераздельный союз метода и мудрости; (19) вверение себя должным образом тантрическому мастеру. Поддержание уровня осознавания, которое одновременно является и блаженством, и различением пустоты, и следование наставлениям полностью квалифицированного мастера приносят все более полное постижение сферы реальности, такое ясное, как в зеркале.

Практики, специфичные для Калачакры, по созданию тесной связи с особенностями семейств будды

Принятие посвящения Калачакры в качестве полноправного участника также приводит к дополнительному обещанию поддерживать шесть практик, которые создают тесные связи с шестью особенностями семейств будды. Так же как в случае девятнадцати общих обязательств, первые пять практик создают тесные связи с пятью типами глубокого осознавания, представленными образами Будды Акшобхьей, Амогхасиддхи, Ратнасамбхавой, Амитабхой и Вайрочаной. Это, соответственно, отнятие жизни, произнесение неистинных слов, кража чужого имущества, присваивание чужих супругов и принятие алкоголя и мяса. Система Гухьясамаджи и высшие классы тантр ньингма также включают в себя эти пять заповедей. Однако исключением для Калачакры является представление шестой особенности – самого сознания ясного света, представленного образом Ваджрасаттвы. Неосмеяние сексуальных органов женщин создает тесную связь с этой особенностью. Калачакра также представляет уникальным образом два уровня значения для каждого из шести связывающих действий.

На интерпретируемом уровне: (1) отнятие жизни означает – убить приносящее вред существо, например бешеную собаку, которая кусает людей, когда нашей мотивацией является единственно сострадание и нет никаких других способов прекратить тот вред, который она причиняет. Это подобно одному из вторичных обетов бодхисаттвы – не колебаться в совершении деструктивного действия, когда нас призывают к нему любовь и сострадание. Этот тип убийства требует от нас глубокого осознавания сферы реальности, чтобы различать между тем, что должно быть принято, и тем, что нужно отвергнуть, так же как и глубокого осознавания, подобного зеркалу, чтобы отражать полный охват всей ситуации. Также требуется самозабвенная храбрость, как у развивающегося бодхисаттвы, чтобы принять какие бы то ни было болезненные последствия, которые могут последовать из этого нашего действия.

(2) Произнесение неистинных слов означает – объяснять, как вещи являются, что не согласуется с тем, как они существуют. Например, чтобы помочь кому-то принять трудное решение, как, например, при покупке дома, мы упрощаем варианты, которые нужно принимать в расчет, хотя, в действительности, вопрос гораздо более сложен. Чтобы говорить обманчивые слова, подобные этим, требуется глубокое осознавание того, как осуществить различные цели.

(3) Кража чужого имущества означает – забирать вещи у тех людей, которые проявляют скаредность относительно них, с целью помочь этим людям преодолеть скупость и чтобы дать эти объекты другим, у которых есть в них нужда. Пример – обложение богатых налогом на предметы роскоши и использование их денег, чтобы прокормить бедных. Взятие того, что не отдают с готовностью, происходит из глубокого осознавания равенства нуждающихся.

(4) Присваивание супругов других означает – забирать при особенных обстоятельствах жен или мужей у тех людей, которые чрезмерно привязаны к ним, чтобы помочь этим людям преодолеть их зависимость. Эта тесно увязывающая нас практика не означает конкретно любовного приключения. Даже присваивание себе на несколько дней чьего то мужа, чтобы помочь переехать из одного дома в другой, может способствовать, чтобы его цепляющаяся жена стала более полагаться на саму себя. Кража чужих супругов основана на глубоком осознавании индивидуальности, которое выделяет конкретную личность.

5) Принятие алкоголя и мяса означает – использовать их для специальных целей без привязанности. В определенных лекарствах имеется алкогольная основа, и некоторые болезни, например гепатит, требуют такой диеты, которая включает в себя мясо. Чтобы восстановить здоровье и укрепить тело для занятий медитативной практикой и служения другим, нам могут требоваться эти субстанции, даже если мы обычно их избегаем. Принятие алкоголя и мяса в таких обстоятельствах требует от нас глубокого осознавания, которое подобно зеркалу, чтобы ясно отражать нашу ситуацию, и глубокого осознавания сферы реальности, чтобы действовать в соответствии с фактами.

6) Неосмеяние половых органов женщин равносильно четырнадцатому коренному тантрическому обету – не осмеивать женщин. Блаженство соития, которое возникает в половых органах женщин, может усилить блаженное осознавание пустоты и привести наш ум к более тонким уровням – так, что это блаженное осознавание будет пребывать вместе с сознанием ясного света.

На высшем уровне шесть практик – отнятие жизни и так далее – это особенные методики, культивируемые в йогических практиках стадии завершения Калачакры и применяемые в центральном энергетическом канале на месте шести главных чакр. Эти практики помогают растворить тонкие энергетические ветры в этих чакрах и достичь неизменного блаженного осознавания пустоты при помощи сознания ясного света. Например, «отнимать жизнь» означает – связать белые тонкие творческие капли в чакре на макушке головы так, что при этом отнимается жизнь энергетических потоков оргазма. Поскольку шесть чакр представлены шестью образами будд, эти практики создают тесные связи с каждым из них.

В системах Гухьясамаджи и ньингма значение первых пяти тесно связывающих практик не отнятия жизни и так далее соответствует окончательному значению их в Калачакре. Они объясняются как методики, специфичные для стадии завершения Гухьясамаджи или для дзогчена.

Шестиразовая йога

Если мы получаем посвящение Калачакры или любой другой ануттарайога-тантры в традиции гелуг в качестве полноправного участника, мы посвящаем себя ежедневной практике, называемой шестиразовой йогой. Йога означает «соединяющая практика», и в шестиразовой йоге мы повторяем серию стихов и практик шесть раз в день с целью соединить свою жизнь с девятнадцатью практиками, которые закладывают тесные связи с пятью особенностями семейства будды. Шестиразовая йога – не то же самое, что садхана. Садханы содержат в себе все те практики, которые действуют как причины для того, чтобы быть способным дойти до стадии завершения, в то время как шестиразовая йога не настолько обширна.

Первый текст шестиразовой йоги был составлен в семнадцатом веке Первым Панчен-ламой. Ее наиболее полная версия содержит в себе перечни обетов бодхисаттвы и тантры, так же как и достойные модели обузданного поведения и тесно увязывающих практик. Начитывание также содержит стихи, которые помогают выполнять обеты принятия прибежища, развития обязующего состояния вдохновенной бодхичитты и следования наставлению о правильном поведении в отношении тантрического мастера, которое мы находим в «Пятидесяти стихах о почитании Учителя» – тексте конца первого тысячелетия индийского учителя Ашвагхоши II. Таким образом, шестиразовая йога обеспечивает обширную базу для практики ануттарайога-тантры. Мы обещаем поддерживать ее всю свою жизнь.

Хотя негелугпинские традиции тибетского буддизма не имеют эквивалента шестиразовой йоги, на посвящениях ньингма в тантры уровня ануттарайоги и выше мастера этих традиций передавали все те обеты и тесно связующие практики, памятование которых помогает нам поддерживать эта йога. Однако охранение обетов – не просто зачитывание их списка. Вне зависимости от того, какую линию преемственности посвящения мы получили, нашей главной ответственностью является – формировать свою жизнь в соответствии со своими обетами и тесно связующими практиками.

Есть несколько разновидностей длины шестиразовой йоги – краткая, полная и расширенная версия, специфичная для Калачакры. Существует даже версия в одном четверостишии для использования при крайней необходимости. Вне зависимости от того, какую версию мы используем, мы начитываем ее три раза в течение каждого дня и три раза каждую ночь, в то же время зарождая надлежащие визуализации, мысли и чувства. Мы можем начитывать этот текст вслух или молча, на тибетском или на родном языке. Однако начитывание текста на тибетском без понимания навряд ли полезно. Нет необходимости начитывать каждый раз одну и ту же версию или следовать одному и тому же заведенному порядку. Далее, если мы получили несколько посвящений ануттарайоги в традиции гелуг, тогда начитывание одного цикла текстов йоги шесть раз ежедневно осуществляет обязательства для всех них. Таким образом, после посвящения Калачакры нам нет нужды начитывать расширенную версию Калачакры ежедневно и нет необходимости добавлять вторую шестиразовую практику, если мы уже делаем одну ежедневно.

Мы можем начитывать шестиразовую йогу в шесть приемов на протяжении дня и вечера, но большинство людей начитывают одну из ее версий три раза подряд каждое утро перед тем, как начать свой день, и три раза подряд каждый вечер перед тем, как отойти ко сну. Если мы выполняем или полную или калачакринскую версию таким образом, тогда только некоторые стихи нужно повторять во втором и третьем прочтении, а не весь текст.

Если мы уснули, начитывая свой вечерний набор, можно добавить то число раз, которое мы не сделали, в практику следующего дня. Не доводя себя до того, чтобы уснуть, прежде чем начать, мы минимизируем эту опасность. Если мы ужасно спешим утром, можно даже начитать один из текстов шесть раз вечером, но лучше избегать этого. Конечно, если мы очень больны и не можем начитывать ничего, нет ошибки в том, чтобы пропустить свою шестиразовую практику. Однако, если мы в целом способны, надо стараться поддерживать импульс этой практики без перерыва. Это помогает нам на пути к просветлению. Таким образом, в зависимости от нашего расписания, мы можем выбрать – начитывать полную версию каждое утро и сокращенную версию каждый вечер или наоборот и иногда расширенную версию Калачакры по выходным, когда у нас бывает больше времени.

Поскольку повторение четырехстрочной версии три раза занимает не больше чем минуту или две, обещание проделывать по крайней мере ее дважды в день – это не ужасное обязательство или наложенное на нашу жизнь бремя ответственности. Если у нас есть время чистить зубы каждое утро и каждый вечер, как бы мы ни были заняты, у нас найдется время для ежедневной шестиразовой практики. В действительности, ее намного легче встроить в наше расписание, чем все остальное, поскольку в неотложном случае мы можем начитывать ее даже в своей машине, останавливаясь на красный свет, или когда ждем перехода на улице. Нет нужды быть фанатичными в плане требования специальной комнаты для медитации, тишины и воскурений, чтобы напоминать самим себе о своих обязательствах каждый день и каждую ночь в процессе практики шестиразовой йоги.