Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Главная > Знакомство с буддизмом > Буддизм в современном мире > Значимость Далай-ламы в современном мире

Значимость Далай-ламы в современном мире

Александр Берзин
Рига, Латвия, август 2013 г.

Сегодня вечером я хотел бы поговорить о значимости Далай-ламы в современном мире. Ведь если он играет какую-либо роль, то эта роль должны быть значимой и полезной как можно большему числу людей, но не в смысле развлечения или удовлетворения любопытства, словно он суперзвезда. Далай-лама не имеет к этому отношения: единственная цель его жизни – приносить благо другим.

Служение другим

Хотя в мире много людей, которые заявляют, что они полностью посвящают себя благу других, я думаю, Его Святейшество – так мы его обычно называем – по-настоящему замечателен тем, что он совершенно искренен. Эта искренность передаётся другим, когда они оказываются в его присутствии, слушают его и осознают, что он делает на самом деле. Он всегда говорит с точки зрения трёх главных идей, которые всю свою жизнь старается распространять. Первая – светская этика; вторая – гармония религий; и третья – забота о благополучии Тибета и тибетцев, поскольку эта роль была возложена на него.

Этика

Далай-лама часто обсуждает темы светской этики и гармонии религий, потому что мир очень нуждается в этике: из-за её недостатка существует так много коррупции, нечестности, дисгармонии между людьми. Далай-лама мыслит очень широко и непредвзято: он всегда говорит и думает, заботясь о благе семи миллиардов жителей нашей планеты. Среди них есть исповедующие ту или иную религию и неверующие, и нам необходима нравственная база, приемлемая для всех, которую Далай-лама называет «светская этика». Это не значит быть против религий или систем: наоборот, это предполагает уважение ко всем верованиям. Она опирается на то, что Далай-лама называет «основными человеческими ценностями». Иногда он говорит, что его тема – не светская этика, а распространение основных человеческих ценностей, коренящихся в самой биологии. Материнская любовь и забота о новорождённом ребёнке – очень простые, врождённые проявления, характерные не только для людей, но и для животных; это забота о других. Очень вдохновляет в послании Далай-ламы то, что мы видим, как оно воплощается в его собственной жизни.

Расписание

Его Святейшество путешествует по всему миру с совершенно невероятным графиком. Ему 78 лет, а он посещает множество мест по всему миру и часто, как, например, здесь, в Латвии, останавливается всего на один день. Если подумать об этом, его расписание просто безжалостно. Я путешествовал с Его Святейшеством как помощник по связям с общественностью, переводчик и так далее, поэтому знаю, о чём говорю. Поразительно: несколько лекций в день, пресс-конференции, личные встречи – у него с трудом хватает времени поесть. Вдобавок каждый день он просыпается в 3:30 утра, вне зависимости от смены временных поясов, и занимается практикой глубокой медитации около четырёх часов. У него так много сил, он всегда всё делает с юмором и заботится обо всех, кого встречает. По-настоящему удивительно наблюдать, насколько он счастлив видеть других людей, кем бы они ни были: «Передо мной другой человек, как замечательно!»

Любовь

В буддизме говорится о сердечной любви, наполняющей сердце теплом, когда вы видите другого человека: вы просто счастливы встрече и действительно заинтересованы в его или её благополучии. Мы можем это наблюдать, когда Далай-лама общается с другими, например просто идёт через собрание людей: как он смотрит на людей, как уделяет всё своё внимание каждому, кого видит. Это показывает, что он действительно заботится о благе всех и каждого, в равной степени. Следовательно, он считает идею распространения человеческих ценностей, светской этики, самой полезной для всех. Он не мыслит узко, «как буддист»: ему очень важно предоставить учения на светском уровне для образовательных программ по всему миру, чтобы учить детей, почему хорошо быть честными, добрыми – простым человеческим ценностям, которые были бы очень благотворны для всего мира.

Гармония религий

С точки зрения гармонии религий он понимает, как много сложностей возникает в мире из-за споров между разными религиозными группами. Причина этих проблем может заключаться в недоверии, страхе и других факторах. Он говорит, что в первую очередь нам нужно просвещение, опять же, подчёркивая значимость образования: не просто светская этика, а изучение традиций друг друга. На самом деле мы боимся неизвестного: так возникают предрассудки о других обществах и религиях, не соответствующие реальности. Далай-лама рассказывает о встречах религиозных лидеров, в которых он участвует, где все собираются, улыбаются и хорошо относятся друг к другу, а потом вместе молятся или медитируют в тишине и тому подобное. Это очень мило, но не слишком плодотворно. Просто повторять: «Да, мы говорим об одном и том же. Все мы одно», – указывая только на общее, не поможет ничего узнать друг о друге.

В июне этого года Его Святейшество встречался с мастерами мусульманской суфийской традиции, где сказал, что хочет узнать не только о сходствах, но и о различиях. Он объяснял, что стыдиться отличий не стоит: благодаря им можно научиться друг у друга тому, что, возможно, будет полезно для наших усилий по работе над собой; цель всех религий одна: сделать жизнь своих последователей более счастливой, но их методы отличаются. Так и должно быть, поскольку люди разные.

Далай-лама говорит: «Все мы пытаемся научить своих последователей, как развить любовь, доброту и другие качества. Какой способ используете вы? Какой применяем мы? Вот чему мы можем у вас научиться. Можно рассматривать различия и относиться к ним уважительно, как к возможности научиться чему-нибудь. Можно проводить встречи, где действительно серьёзные последователи разных религий собираются и делятся опытом – не на публике, а на по-настоящему общаясь на уровне серьёзных практикующих, – это принесло бы большую пользу».

Наука

Как видите, первоочередная обязанность Далай-ламы – заботиться о благе каждого. Конечно, он несёт особую ответственность перед тибетским народом и в рамках тибетских традиций буддизма, но это не единственная его забота. Это очевидно из его отношения к науке. Его Святейшество с детства очень интересуется наукой, механическими вещами и тем, как всё устроено. Он встречался с учёными – я не помню точно, сколько лет назад начались эти встречи, но, определённо, в начале восьмидесятых. Он хочет у них учиться.

Один из основных принципов буддизма: причина наших жизненных проблем в нашей нереалистичности; мы не понимаем и не видим действительность, поэтому проецируем разные фантазии. Главная задача – быть реалистами, а значит, и сострадательными, потому что в реальности все мы должны жить на этой планете вместе; следовательно, нужно ладить друг с другом. Это простой реализм.

Он говорит, если учёные смогут продемонстрировать что-либо, что противоречит буддийским учениям, например описанию вселенной и начала её существования, он совершенно точно исключит из них эту часть. Западное научное понимание работы головного мозга – различные химические вещества, подразделение мозга на функциональные части и так далее – могут отлично дополнять буддийское мировоззрение. Тут нет противоречия.

Буддизм тоже обладает множеством знаний, которыми может поделиться с учёными. Это связано с категориями буддийской науки (буддийского знания) и буддийской философии. Например, подробная карта эмоций: как устроен весь внутренний мир эмоций и как с ними работать – эта тема изложена в буддийском анализе очень научно. Это чрезвычайно полезно и для западных учёных. Его Святейшество учредил изучение науки в монастырях, добавив её в курс обучения монахов и монахинь. Он распорядился, чтобы учебники по всем наукам были переведены с английского языка на тибетский. Таким образом, для лидера одной из мировых религий он удивительно непредубеждённый и очень искренний человек. Это можно понять на основе подобных действий.

Достучаться до других традиций

Его Святейшество стремится достучаться до мусульманского мира. Поэтому он поощряет и материально поддерживает мой буддийский архив в том, чтобы переводить основополагающие буддийские учения и более общие материалы – его выступления на темы основных человеческих ценностей, этики и так далее на исламские языки, чем мы и занимаемся. Ислам демонизируют, и это очень прискорбно. Важно включать мусульман в картину мира, а не исключать как угрозу. Необходимо рассказывать им о буддийских идеях – конечно, не пытаясь обращать их в буддизм, ничего подобного – просто делиться основной информацией, и точно так же узнавать о них. Просвещение – путь к пониманию. С пониманием развивается доверие и дружба.

В самом буддизме существует тибетская форма, или стиль, буддийской практики, который происходит из Индии, – так называемая традиция махаяны. Есть ещё традиции тхеравады, которые практикуют в Юго-Восточной Азии. К сожалению, обе стороны мало знают друг о друге. Его Святейшество инициировал и материально поддержал проект очень тщательного сравнительного исследования, которым занималась одна моя подруга, буддийская монахиня из Америки. Проект посвящён тому, как практикуют каждую из различных практик в в махаяне и в тхераваде? Пожелание Далай-ламы – перевести эту работу на языки Юго-Восточной Азии. Он хочет делиться знанием; это исключительно важно.

Женская монашеская традиция

Рассмотрим развитие монашеской традиции у тибетцев. По разным причинам, в первую очередь географическим, традиция полных обетов монахинь не достигла Тибета: в древние времена пешее путешествие из Индии в Тибет было для группы индийских монахинь слишком сложным. Передача не состоялась, поэтому линия была прервана. Для передачи линии необходима группа из десяти монахинь с полным набором обетов, и этого не произошло.

Опять же, Далай-лама финансировал исследования и проекты, чтобы выяснить, как можно возобновить эту линию и предоставить женщинам, которые хотят стать монахинями с полным набором обетов в тибетской традиции, такую возможность. Как видите, эта забота проявляется не только на словах: он даёт деньги, поддерживает, предоставляет возможности, развивая все области, которые принесут благо столь многим людям.

«Я простой монах»

Мне кажется, одно из самых привлекательных качеств Его Святейшества – его совершенная практичность, простота, полное отсутствие притязательности или высокомерия. Он всегда говорит: «Я всего лишь простой монах. Я обычный человек, такой же, как и вы». Встречаясь с людьми, он говорит: «Кого бы я ни встретил, я отношусь к нему или к ней как к другому человеку. Наше общение – разговор двух людей, а не Далай-ламы и обычного человека или тибетца и иностранца. Это второстепенные различия, в первую очередь – просто разговор двух людей».

Он немедленно развенчивает любые фантазии, которые есть у людей: что он какой-нибудь бог, божество, царь или обладает особыми магическими силами. Выступая перед огромной аудиторией – Его Святейшество всегда говорит перед десятками тысяч людей, – он совершенно расслаблен и чувствует себя как дома. Он совершенно не озабочен тем, как выглядит со стороны: если он чувствует зуд, то чешется, как самый обычный человек. Он не пытается ничего делать напоказ. Если на нём были резиновые шлёпки для душа, идя на встречу с президентом какой-либо страны, он остаётся в них. Он не хочет и не пытается никого впечатлить: просто это то, что он носит.

Юмор

И всё это с юмором. На самом деле удивительно, как ему удаётся говорить с юмором такие вещи. Мы бы сказали: «Он вышел из положения!» Просто удивительно. Однажды, когда Его Святейшество читал лекцию, его сидение было чрезвычайно неудобным, и в конце выступления он сказал организаторам – и, конечно, всей аудитории тоже, – что всё было прекрасно подготовлено и так далее, но в следующий раз, пожалуйста, найдите мне сидение получше, этот стул очень неудобный! Но он произнёс это в такой лёгкой и любящей манере, что все посмеялись и всё было нормально, никто не обиделся. Но он также отчитывает людей, и это поразительно.

Визит к Вацлаву Гавелу

Я сопровождал Его Святейшество, когда его пригласил Вацлав Гавел. Я забыл, был ли он премьер-министром или президентом Чешской Республики, когда она была Чехословакией. Его Святейшество был вторым человеком, которого он пригласил, первый – Фрэнк Заппа, известная рок-звезда, но вторым был Далай-лама. Гавел хотел, чтобы Его Святейшество научил медитации его и кабинет министров. Он сказал: «У нас нет опыта. Мы не представляем себе, как управлять государством и чувствуем сильный стресс, не можем спать. Не могли бы вы научить нас, как успокоиться? Иначе нам никогда не справиться с управлением новым государством».

Вацлав Гавел был очень практичным человеком. Он пригласил Его Святейшество и министров в летний дворец – не знаю, как вы это называете, нечто вроде места для уединения, замок за пределами Праги. Сам он никогда там не был. Дворец был очень большим, и все терялись в коридорах: никто не знал его устройства. Он сказал Далай-ламе: «Это был бордель для коммунистических лидеров». Обычно вы не используете такие выражения и не говорите о таких вещах, приветствуя Далай-ламу, но Вацлав Гавел был очень прозаичным в этом смысле человеком. Происходило следующее: все, включая Далай-ламу, сели на пол в одной из больших комнат, одетые в тренировочные костюмы – не Далай-лама, но Гавел и его министры были одеты в спортивную одежду, – и Его Святейшество научил их простым дыхательным и энергетическим медитациям, которые помогают успокоить ум.

Обычно Его Святейшество не ест вечером, он строго следует своим монашеским обетам, но при этом очень гибок, поэтому, когда Гавел пригласил Далай-ламу на ужин в летнем дворце, Его Святейшество согласился. Я тоже там был: нечто вроде живого словаря по другую сторону стола. Они общались на английском, и следует кое-что отметить: во время беседы Далай-лама отругал Вацлава Гавела! Он был заядлым курильщиком и курил прямо за столом рядом с Далай-ламой, что совершенно неприемлемо. Перед ним был президент страны, но Далай-лама чувствовал себя очень непринуждённо, критикуя его: «Вы слишком много курите, а это может привести к раку и другим болезням. Вам действительно пора бросить». Мне кажется, это было очень и очень добрым поступком со стороны Его Святейшества. Вацлав Гавел на самом деле позже заболел раком лёгких. Я рассказал это просто как пример, что главная забота Его Святейшества – благо другого человека. Он не беспокоится: «Что они обо мне подумают?»

Ум и память

Прибавьте к этому, что Далай-лама, без сомнения, – самый умный человек, которого я когда-либо встречал. У него идеальная фотографическая память. Давая учения, он в совершенстве владеет самым большим собранием буддийских учений разных традиций, чем кто-либо ещё. Он цитирует все эти тексты. Обучаясь, тибетцы заучивают все основные тексты наизусть. Большинство людей могут запомнить примерно тысячу страниц, но Далай-лама помнит невероятное количество комментариев. На учениях он берёт один небольшой отрывок отсюда, один оттуда; это очень сложно. Запомнив текст, большинству людей, чтобы его вспомнить, нужно повторить его весь, но не так, что им дают одно или несколько слов из середины и они могут воспроизвести, что следует за ними. Так работает фотографическая память Далай-ламы. Конечно, это знак очень высокого интеллекта: вы способны сопоставить информацию, увидеть, как разные вещи связаны, и обнаружить закономерность. Как люди, подобные Эйнштейну, открывают «E=mc2»? Они умеют сопоставить множество разных явлений, увидеть общий принцип – и вот оно. Далай-лама в состоянии оперировать обширными знаниями тибетского буддизма и множеством текстов.

У него фотографическая память не только текстов, но и людей. Я сам это видел. Просто немыслимо. Он помнит разных людей, с которыми встречался. Я присутствовал, когда один старый монах приехал из Тибета и смог посетить его в Дхарамсале. Его Святейшество взглянул на него и сказал: «О! – перед ним этот пожилой человек, и он говорит: – Я вас помню. Тридцать лет назад, когда я был на пути в Индию, мы останавливались в вашем монастыре. Там проводили церемонию, и вы держали блюдо с подношениями. Вам было очень тяжело продержаться до конца ритуала. Вы помните?» Они встретились спустя тридцать лет, и Его Святейшество его узнал. Невероятно. Мой основной учитель Серконг Ринпоче был одним из наставников Далай-ламы. Он вспоминал, что, когда Его Святейшество был ребёнком и Серконг Ринпоче или другие учителя ему что-либо объясняли, всегда было достаточно одного раза, ничего не нужно было повторять дважды. Его Святейшество понимал и запоминал всё.

Достижения

Перед нами один из самых выдающихся людей нашего времени – в чём же его значимость? В следующем: посмотрите, чего он достиг как человек. Как он говорит, он много работал над собой, чтобы стать лучше, и на это способны мы сами. Посмотрите, как он справляется с разными проблемами. Можете себе представить, каково это, когда один миллиард людей на этой планете считают вас врагом народа номер один? Его Святейшество просто смеётся над этим: он знает, что это неправда, у него нет рогов на голове, ничего подобного. А как бы мы справились с такой ситуацией, если бы нас называли врагом народа номер один, демоном в монашеских одеждах?

Он не унывает. Я имею в виду, что, по его словам, он никогда не испытывал депрессии! Для него сложно понять, что это такое – быть подавленным. Интересно, не так ли? Он говорит – я присутствовал при этом, – что никогда не слышал об идее низкой самооценки или ненависти к себе. Он ни разу с этим не сталкивался, определённо никогда сам не испытывал и не слышал об этом.

Он остаётся оптимистичным, реалистичным и имеет дело с ситуациями как они есть. По поводу нынешних сложностей в мире, он говорит: «Проблемы в мире были созданы человечеством, и им же могут быть устранены», – и Его Святейшество этому способствует. Он распространяет идею основных человеческих ценностей, включает этику в систему детского образования, пытается установить гармонию среди разных культур и религий: если они больше узнают друг о друге, станет понятно, что бояться нечего. Он деятельно старается способствовать благополучию всего мира и каждого существа, сохраняя совершенно скромный, реалистичный настрой: «Во мне нет ничего особенного». Это самое притягательное. Прибавьте к этому чувство юмора и невероятную энергичность – удивительно.

Его секретари и помощники всегда говорят: «Его Святейшество, отдохните. Не путешествуйте так много». Его Святейшество путешествует, и его график невероятен: каждый его день расписан по минутам – одна встреча за другой. Например, он неделю или десять дней в авиаперелётах, потом длинный рейс обратно в Индию, а после самолёт или машина до Дхарамсалы (в последнем случае это двенадцать часов езды), где он останавливается, скажем, на неделю, а потом снова отправляется в следующую поездку. И так постоянно. Поэтому они говорят: «Пожалуйста, Его Святейшество, отдохните». А он отвечает: «Нет, пока у меня достаточно сил, я буду так путешествовать, потому что это помогает другим».

Ценность, я думаю, в том, что он даёт нам надежду. Мы видим по-настоящему искреннего человека, который так тяжело трудится. Он совершенно реалистично говорит, как улучшить человечество: нужны образование, взаимопонимание и этика. Это разумно, речь не идёт о чудесах. Когда он приезжает в вашу страну или город, это, несомненно, замечательная и стоящая возможность, которой можно воспользоваться, чтобы лично побыть в присутствии Его Святейшества Далай-ламы.

Какие у вас есть вопросы?

Вопросы

Участник: Какими языками владеет Его Святейшество?

Алекс: Его Святейшество знает английский язык – сам он называет его ломаным английским – и, очевидно, говорит на своём родном тибетском языке. Он немного знает китайский, поскольку родился очень близко к области с большим китайским населением и в детстве немного ему научился, всего нескольким словам. Я предположу, что теперь он, наверное, знает и несколько слов на хинди.
Участник: Как Его Святейшеству удаётся совмещать обязанности духовного лидера тибетцев и такие практичные вещи, как обустройство жизни беженцев?

Алекс: Как вы упомянули, он уделял внимание не только тому, что много учился и медитировал, но, кроме того, занимал должность главы правительства в изгнании, которую смело, разумно и предусмотрительно оставил, учредив демократическое тибетское правительство в изгнании. Как бы там ни было, много лет он его возглавлял и направлял или курировал все усилия по расселению беженцев, основанию разных учреждений и так далее. Я думаю, его основной стратегией был реализм, он не превращал происходящее в ужасающую, чудовищную ситуацию: «Это уже слишком, я не могу этим заниматься, это невозможно». Как только вы проецируете это на ситуацию: «Какой я несчастный. Наверное, я не справлюсь, для меня это слишком», – всё потеряно. Просто организованно делайте то, что должно быть сделано. Благодаря потрясающим уму и памяти, он помнит обо всех проектах под своим началом, подобно хорошему руководителю международной компании, который должен помнить обо всём, и разумно решает, как делегировать обязанности. Он просто делает, тут нет ничего особенного.

Я часто шучу о системе Калачакры: она очень помогает научиться делать множество разных вещей. Это шутка наполовину. В мандале Калачакре, если вам это о чём-нибудь говорит, вы представляете 722 фигуры. Возможно, Далай-лама способен на это, я точно нет, но это даёт общее представление: вокруг вас огромное множество фигур, составляющих группы, и практикующий ощущает, что его представление о себе охватывает всё это целиком. Есть божества, связанные с каждым из 360 дней лунного года, со всеми астрологическими конфигурациями, с разными аспектами тела и его систем, – божества охватывают всё. Если мы размышляем о себе в контексте этой системы практики, в столь обширном и сложном ключе, то, когда появляется новая задача или проблема, это просто ещё одна группа из десяти фигур вон в том углу мандалы – ничего особенного. Тут ещё одна группа, и там ещё одна. Вы можете справиться с этим, поскольку способны иметь дело со сложнейшим единым целым, и всё это взаимосвязано и работает слаженно; вам ничто не страшно, никакое новое задание. Вы не делаете из мухи слона.

Да, жизнь сложна. У некоторых людей она сложнее, чем у других, но наши жизни сложны. Вместо того чтобы бояться сложностей, вы их принимаете: чем больше, тем лучше. Почему нет? С таким настроем я способен – я скажу об опыте с моим сайтом – работать с 20 языками. Ничего особенного: если нужно, я смогу работать и с большим количеством. Добавить ещё один язык – почему бы и нет? Я этого не боюсь. Это маленький проект по сравнению со всем тем, что делает Далай-лама. Мне кажется, вот так это и возможно. Нет места жалобам: «Бедный я», «Это невозможно». Вы просто это делаете. Как бы сказала моя мама, «не колеблясь». Просто сделайте это! Никаких «ооо, делать или не делать? неужели я буду это делать?» – не стоит беспокоиться. Просто делайте!

Участник: Объясните, пожалуйста, почему Далай-ламу называют Его Святейшеством, хотя он сам подчёркивает, что он простой человек?

Алекс: Сам Далай-лама не называет себя Его Святейшеством. Я не знаю, кто первым начал использовать этот термин в английском языке, но, видимо, его взяли из христианского титула, и это закрепилось. Люди используют его в знак уважения, как «Его Высочество» в отношении царя. В тибетском языке много уважительных обращений к духовному наставнику, есть и особые для Далай-ламы. Что можно перевести как «Его Святейшество»? Нет ничего буквально похожего, это простая условность, принятая людьми, и он не может заставить их перестать так себя называть, хотя ему, конечно, не нравится, если люди поклоняются ему как богу.

Участник: Поскольку вы знаете тибетский, возможно, вы можете предложить другое, более подходящее слово на английском, чем «Его Святейшество», – взять из тибетского, так сказать.

Алекс: В основном там используют титул «Кундун», что означает «Высшее Присутствие».

Участник: Высшее Присутствие?

Алекс: Верно. Я не знаю, как перевести его на другие языки, это непросто. «Присутствие» означает, что он олицетворяет, воплощает в себе все лучшие качества самых развитых существ. Вы в присутствии человека с действительно высоким постижением – в Высшем Присутствии. Я пытался ввести это, но никто не заинтересовался.

Что-нибудь ещё? Хорошо. Давайте на этом остановимся. Спасибо большое, что вы пришли. Надеюсь, это было полезно. Спасибо.