Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Главная > Знакомство с буддизмом > Буддизм в современном мире > Введение в буддийскую сексуальную этику: сексуальные отношения с чужим партнером

Введение в буддийскую сексуальную этику: сексуальные отношения с чужим партнером

Александр Берзин
Дорфгемайншафт Бордо, Италия, 1995 г.

Меня попросили рассказать сегодня о буддийской сексуальной этике. Тема сексуальности, очевидно, представляет большой интерес для многих. В частности, когда люди живут в общине за городом, как вы здесь, может возникать множество затруднений в области сексуальности и сексуальных отношений. Из-за неразумного сексуального поведения с нашей стороны или со стороны нашего партнера могут возникнуть большие страдания. Может быть полезным рассмотреть, какие рекомендации в этой сфере предлагает буддизм. Мне хотелось бы сделать сегодняшнее обсуждение менее формальным. Я буду говорить какое-то время, и, если у вас будут появляться вопросы по ходу, пожалуйста, задавайте их. Позже, днем, я думаю, было бы хорошо провести обсуждение с вопросами и обменом идеями.

Западное этическое наследие

В целом, подход к этике в буддизме сильно отличается от западного. Западная культура основана на смеси двух этических систем: первая пришла из библейского культурного контекста, а вторая – из Древней Греции.

Библейская система представляет собой набор правил этического поведения, которые были даны высшей силой, и быть нравственным означает подчиняться этим правилам. Если мы подчиняемся правилам, мы «хорошие», «хорошие люди» и будем вознаграждены на небесах, а если нет – мы «плохие» и после смерти будем наказаны. Таким образом, нравственность, по сути, связана с подчинением этой высшей силе. Мы все время оглядываемся: «Что я должен делать?» – здесь всегда присутствует идея «должен»: «Я должен делать это, но не делаю, значит, я “плохой”, я виноват». Мы становимся неуверенными в себе и тревожными, потому что всегда хотим знать: «Что я должен делать?»

В Древней Греции также существовал свод правил, но это были не заповеди, данные свыше: их создавали граждане. Представители народа собирались в органы законодательной власти и принимали законы для пользы и процветания общества. Опять же, это принцип подчинения, где нужно следовать правилам. Если мы их соблюдаем, то становимся не просто хорошими с точки зрения нравственности людьми, но и «хорошими гражданами». Если не соблюдаем, мы «плохие» люди и должны заплатить штраф или сидеть в тюрьме.

Итак, наша западная этика представляет собой сочетание этих двух систем, которые основаны на подчинении правилам. Буддийская этика совсем другая. Нас, западных людей, практикующих буддизм, это ставит в тупик, потому что нам хочется узнать, что с точки зрения буддизма мы «должны» и чего «не должны» делать. Поэтому, знакомясь с буддийским учением об этике, мы часто понимаем его как библейские заповеди или юридические нормы.

Буддийская этика и отречение

Основа буддийской этики совершенно иная: это главное учение Будды о четырех благородных истинах, или четырех фактах о жизни. В целом, жизнь полна лишений и трудна, но у этого есть причина, которую нужно устранить, если мы хотим избавиться от трудностей. В связи с этим Будда объяснял, что причина наших страданий – в определенных видах поведения, и если мы не хотим страдать, нужно воздерживаться от таких поступков. Если нам все равно, сколько проблем мы себе создаем, тогда другое дело: можно идти напролом и поступать как прежде. Это вопрос личного выбора.

Будда не давал нравственных заповедей, подобных библейским и никогда не говорил: «Нужно делать так, иначе вы плохие». Он сказал: «Поступая так, вы создаете себе проблемы. Если вы не хотите этих проблем – прекратите так себя вести». Мы не становимся «плохими людьми» оттого, что продолжаем совершать действия, которые усложняют нам жизнь, и не становимся «хорошими» оттого, что так не поступаем. Если мы продолжаем делать то, что приводит к проблемам, значит, мы глупы, и это печально, а если перестаем – мы мудры. Вот и все.

Буддийская этика, таким образом, сильно связана с вопросом выбора: как нам поступать. Занимаясь буддийскими практиками, мы развиваем созидательные качества, такие как отречение. Мы смотрим на свои проблемы и понимаем: «Это не очень-то забавно. Я больше этого не хочу», и с чувством отречения твердо решаем, что должны стать свободными от них. Точнее, мы решаем освободиться сами: никто другой нас не освободит. А значит, нужно отказаться и от того, что создает проблемы: если прекратить создавать причины проблем, то и сами проблемы больше не появятся.

Например, не желая больше сталкиваться с проблемами, источник которых в нашей ненависти или навязчивой привязанности, мы отказываемся и от них и от их причин. Мы развиваем решительность: «Я собираюсь измениться. Я намерен отказаться от своего дурного характера и гнева. Я намерен отказаться от привязанности. Я попробую это сделать». Невозможно добиться успеха в буддийской практике без намерения оставить разрушительные привычки. Если мы повторяем тексты или мантры и выполняем ритуалы подношения (пуджи), но не собираемся отказываться от собственной привязанности или гнева, это вряд ли повлияет на разрушительные качества нашего характера. Если в повседневной жизни мы не используем положительные качества, которые развиваем во время пуджи, ритуал превращается в нечто поверхностное, чем мы занимаемся для развлечения, как будто смотрим каждый вечер телепередачу. Итак, если мы действительно заинтересованы в освобождении от проблем, вопрос буддийской этики становится основным.

Быть честными относительно наших целей

В буддийской практике очень важно избегать лицемерия. Если большинство людей, знакомых с буддизмом, честно ответят на вопрос, какая у них цель, то окажется, что на самом деле они стремятся вовсе не к просветлению и даже не к освобождению. Им просто хочется немного улучшить свою ситуацию в сансаре: обычную повседневную жизнь. И это нормально. Будда объяснил методы, с помощью которых можно улучшить сансару, то есть получить благоприятное перерождение, – это часть его учения. Однако большинство из нас даже не верит в будущие жизни, поэтому нам не интересно, как их улучшить. Мы просто хотим сделать приятнее сансару этой жизни, прямо сейчас, и это тоже нормально. Но не нужно притворяться и лицемерно заявлять: «Я стараюсь стать буддой для блага всех живых существ», когда в действительности у нас совсем другая цель. Конечно, этика, с помощью которой мы достигаем просветления и улучшаем жизнь в сансаре, одинакова, но следовать ей будет не так сложно, если мы реалистичны и честны в отношении своих целей.

Одна из сложностей, с которыми нам нужно разобраться, снова в том, что большинство из нас подходят к буддизму с христиано-иудейской точки зрения. Мы привыкли думать: «Я должен работать для достижения просветления, потому что тогда я буду хорошим человеком, хорошим учеником, хорошим буддистом. Если я не работаю, чтобы стать буддой и всем помогать, а думаю только о том, как улучшить свою ситуацию в сансаре, я плохой человек, плохой ученик, плохой буддист». Опять же, акцент на «должен»: мы ищем, что же мы «должны» делать.

В буддизме все по-другому. Мы развиваемся, исходя из того, что нам подходит на нашей стадии развития, и здесь нет «должен» или: «Если ты делаешь это, ты хороший, а если находишься на более низком уровне – это плохо». Мы не можем сказать: «Быть взрослым хорошо, а ребенком – плохо, поэтому, даже если с духовной точки зрения ты ребенок, нужно быть взрослым и действовать как он».

Таким образом, самое главное в буддийской этике – постараться понять связь между поведенческими причиной и следствием, то есть зависимость между нашими поступками и уровнем счастья или страдания, которые мы испытываем в результате. Это самое важное: если мы не убеждены в этой взаимосвязи, то нет оснований следовать буддийской этической системе.

Разрушительное поведение и его последствия

Если мы рассмотрим, что именно в буддизме называют «разрушительным поведением», то увидим, что это действия, вызванные гневом, привязанностью, жадностью или наивностью. Это основные беспокоящие эмоции или состояния, которые нарушают спокойствие ума и вынуждают нас терять самообладание. В некоторых объяснениях добавляется, что разрушительное поведение также всегда сопровождается отсутствием чувства собственного достоинства и заботы о том, как наше поведение скажется на окружающих, например на родителях и духовных учителях. С точки зрения кармы поведение, которое мотивировано этими беспокоящими эмоциями и состояниями ума, обязательно влечет за собой страдание, то есть «созревает» в страдания.

Теперь нужно понять это утверждение, а оно не такое простое. Мы не говорим о влиянии наших действий на других, потому что оно неопределенно. Можно с огромной любовью подарить человеку цветы, но это вызовет у него страшную аллергию и он сильно заболеет. Можно украсть чью-нибудь машину, и это сделает ее владельца невероятно счастливым, потому что он хотел от нее избавиться и теперь сможет получить страховую компенсацию и купить новую. Итак, невозможно определить, принесут ли наши действия другим счастье или несчастье: мы стараемся не причинять им очевидного вреда, однако никогда не можем заранее сказать, что именно они испытают. Мы приготовили прекрасную пищу, а наш гость подавился и умер. Откуда мы могли знать, что произойдет?

Однако, согласно буддийским учениям, точно известно, что результат наших действий отразится на нас, но речь идет не о немедленном результате. Например, совершив изнасилование, сразу после этого мы можем ощущать удовольствие от сексуального оргазма. Мы не говорим о счастье, которое ощущаем в конце действия, а о переживаниях в долгосрочной перспективе: как это действие повлияет на наш ум и что мы испытаем в будущем как результат развитых наклонностей и привычек.

Например, у нас может быть внебрачный роман, и в это время мы наслаждаемся близостью с новым партнером. Однако позже, даже не рассматривая проблемы личной жизни в следующих перерождениях, в этой жизни нас, без сомнений, ждет множество сложностей в семье. То есть мы говорим не о сиюминутном удовольствии от сексуальных отношений, а о долгосрочном результате.

Мотивация в сексуальном поведении

Основная тема, которую нужно рассмотреть, говоря о буддийской сексуальной этике, – это мотивация сексуального поведения. Сексуальная активность как действие не слишком сильно отличается от принятия пищи, в том смысле что это биологическая функция, связанная с определенным типом тела. Обладая сансарным телом, мы периодически испытываем голод, который нужно утолять. Подобным образом в этом теле есть половые гормоны, и нам приходится иметь дело с сексуальностью как биологической функцией. Однако есть большая разница между удовлетворением сексуального желания и утолением голода: мы можем жить без секса, но не без пищи.

Сексуальная активность, как и принятие пищи, может быть мотивирована беспокоящей эмоцией, созидательным или нейтральным состоянием ума, и в зависимости от мотивации эти действия становятся разрушительными, созидательными или нейтральными. Например, если мы едим вследствие сильной жадности и привязанности, объедаясь как свиньи, это разрушительно. Если мы едим потому, что нам нужны силы для заботы о семье, для работы и так далее, то это положительная мотивация и принятие пищи созидательно. Если мы едим потому, что пришло время есть и все остальные едят, это с этической точки зрения нейтрально.

То же самое верно и для секса. Если мы занимаемся сексом под влиянием сильной привязанности и желания или гнева, как в случае, когда солдаты насилуют жен и дочерей своих врагов, это разрушительно. Если мы делаем это, чтобы выразить свою любовь и помочь другому (подходящему) человеку, надеясь, что ему станет немного лучше, это созидательно. Если же мы не можем уснуть и занимаемся сексом, потому что после него чувствуем усталость и быстрее засыпаем, это нейтрально.

Результат, который мы испытаем от одного и того же действия, отличается в зависимости от мотивации. Если она «разрушительная», это создаст для нас проблемы в будущем. Для большинства людей отрицательная мотивация, которая делает секс разрушительным и приводит к проблемам, – привязанность и страстное желание. В смысле отречения мы работаем над тем, чтобы отказаться не от самого полового акта, а скорее от привязанности и страстного желания.

Я приведу пример. Допустим, мы стремимся к идеальному оргазму, но такая задача будет причиной нашего недовольства любым сексуальным опытом. Мы постоянно ищем чего-то лучшего, всегда жаждем большего и не можем по-настоящему наслаждаться тем, что есть. Такое отношение сделает нас недовольными, несчастными и приведет к тому, что мы никогда не получим удовлетворительного сексуального опыта.

То же самое происходит, если постоянно искать идеального сексуального партнера: мы никогда его не найдем. Мы всегда будем неудовлетворены и несчастны из-за нашего настроя. Сексуальное действие, которое вызвано такими состояниями ума, разрушительно для нас самих. Под разрушительностью мы всегда имеем в виду, что это приносит вред нам самим.

Итак, нам следует отказаться от мифов об идеальном партнере и идеальном оргазме, а также от страстного желания, которое они создают. Страстное желание основано на наивном заблуждении, что «где-то есть идеальный партнер, с которым я достигну идеального оргазма». Это миф, детская сказка, и такого никогда не случится. Простите за эту печальную новость.

Сексуальные отношения с чужим партнером

Нам следует подходить к проблеме сексуальности более реалистично. Если рассмотреть учения о том, какие виды сексуального поведения разрушительны, мы найдем самые разные списки, но в каждом из них упоминается секс с чужим партнером. Исследуя это, нужно постараться понять, почему это разрушительно и вызывает проблемы. Это разрушительное действие можно совершить в двух случаях: когда у нас уже есть сексуальный партнер или когда у нас его нет. Давайте рассмотрим первый. Мы можем сказать, что это разрушительно потому, что возникнут сложности с нашим партнером, которому наш поступок причинит боль, или потому, что он ранит партнера другого человека, – это один уровень проблем, которые могут появиться. Но это необязательно произойдет: может быть, в наших отношениях партнер считает это нормальным или так думает партнер другого человека, – такое возможно. Однако мы должны быть очень чувствительными в этом вопросе, потому что наш партнер может сказать: «Это нормально, если у тебя будет секс с кем-нибудь другим. Мне все равно», но на самом деле он или она говорит так просто потому, что не хотят нас терять. Если нам возражать, это может случиться, поэтому они предпочитают промолчать и сказать, что все в порядке, хотя внутри им очень больно. Чрезвычайно важно быть чутким к нашему партнеру и видеть, действительно ли они или она искренни, когда говорят, что это нормально.

И если это приемлемо только для одной стороны, то есть нашему партнеру неважно, что мы занимаемся сексом с кем-либо еще, а нам не нравится, если он так поступает, очевидно, что наши отношения не слишком устойчивы. Кроме того, недальновидно думать о человеке, с которым мы занимаемся сексом: «Ну, все хорошо, пока его или ее партнер ничего не знает, а он вроде бы не знает», – его партнер неизбежно все узнает.

В соответствии с буддийскими текстами, главным результатом сексуальных отношений с чужим партнером будет неустойчивость личной жизни с нашим партнером: он не будет нам верен. Даже если у нас сейчас нет партнера, это может случиться в будущих отношениях. Кроме того, хотя необязательно в этой жизни у нас будет неверный партнер, последствия нашей измены могут принять форму развода и всех проблем, которые с ним связаны. В текстах сказано, что секс с чужим партнером может стать причиной многих других разрушительных действий. Например, нам придется лгать о нашем романе или даже, возможно, убить или украсть, если нас будут шантажировать, чтобы наш партнер ничего не узнал или мы не потеряли работу. Нам придется избавиться от вымогателя, чтобы он нас не разоблачил. Или мы будем вынуждены сделать аборт из-за нежелательной беременности от внебрачного партнера. Могут произойти подобные события, хотя, конечно, в этом нет полной уверенности.

Обсуждая вопрос о неуместном сексуальном партнере, классические буддийские тексты не различают, есть ли у нас партнер или нет. Однако, что в с современном западном контексте можно сказать, что упомянутые выше отрицательные результаты последуют в обоих случаях. В этих текстах не сказано, что нас ждут отрицательные последствия, если, будучи в отношениях, мы вступаем в сексуальную связь с человеком, даже если у него нет партнера и его родители или обеты ему этого не запрещают. Но опять же, я думаю, мы вынуждены признать, что следствием этого будут подобные страдания.

Неудовлетворенность

Глубоко исследовав этот вопрос, мы обнаружим, что именно неудовлетворенность делает секс с чужим партнером разрушительным. Если у нас уже есть партнер, мы ищем нового, потому что не удовлетворены нынешним. Если у нас нет партнера, на сексуальные отношения с чужим партнером нас подталкивает то, что мы не были удовлетворены поиском среди тех, с кем такая связь была бы уместна, а может быть, даже и не пытались искать.

Неудовлетворенность – главный виновник почти всех видов неправильного сексуального поведения, упомянутого в классических текстах, то есть секса с использованием неподходящих частей тела, в неподходящее время, в неподходящих местах и так далее. За всем этим стоит неудовлетворенность. Например, мы можем заниматься сексом в нашей спальне ночью, когда никто не войдет или не постучит в дверь, но это нас не удовлетворяет: это не так захватывающе. Поэтому мы решаем заняться сексом на заднем дворе днем, когда кто-нибудь может прийти, увидеть нас, смутиться или устроить скандал, либо в гостиной среди бела дня, когда дети могут в любой момент прийти и увидеть нас, а это может серьезно травмировать ребенка. Неудовлетворенность может принимать множество форм, и, в целом, она означает, что мы не удовлетворены тем, что есть, и хотим большего. Например, у нас есть сложившиеся сексуальные отношения с нашим партнером, то есть мы занимаемся сексом при взаимном согласии о позах и способах. Необязательно быть чересчур строгим, ограничиваясь всего одной позой, но, скажем, у нас уже есть сложившийся «репертуар».

Во-первых, чтобы этот репертуар был правильным, не следует включать в него такие формы секса, которые традиционно считаются разрушительными для нашего партнера или для нас. Если мы привыкли сковывать другого человека цепями и пытать его перед тем, как заняться сексом, такое садомазохистское сексуальное поведение неприемлемо. Или мы не предохраняемся и вступаем в сексуальные отношения с риском заразиться венерической болезнью или передать ее другому человеку, если сами больны. Это разрушительно и недопустимо. Половой акт должен происходить в формах, которые с общепринятой точки зрения считаются разумными и здоровыми.

Конечно, может быть множество мнений, как личных, так и культурных, о том, какие формы секса являются разумными и здоровыми, а какие разрушительными, но давайте оставим эту дискуссию в стороне. Разрушительным половой акт делает именно неудовлетворенность от приемлемой сексуальной модели поведения, относительно которой мы пришли к обоюдному соглашению, и тогда, к примеру, у нас появляется потребность заглядывать в пособия по экзотическому, эзотерическому сексу и пробовать сотни различных позиций, чтобы сделать секс более возбуждающим. В поисках идеального удовольствия, которого никогда не найдем, мы даже можем думать: «Попробуем заняться сексом, стоя на головах». Мы жаждем нового способа испытать идеальное сексуальное переживание, но это лишь миф, подобный мифам об идеальном сексуальном партнере или об идеальном оргазме: этого никогда не случится. Настоящий источник проблем – это неудовлетворенность, страстное желание большего и лучшего. Это страстное желание основано на цеплянии: «Я-я-я хочу получить больше». Особенно важно проверять мотивацию своего сексуального поведения в таких местах, как это, где группа людей, которые тепло относятся друг к другу, живет вместе вдали от города и те, у кого уже есть отношения, иногда занимаются сексом с чужими партнерами. Очень важно проверить, не связано ли это с неудовлетворенностью собственным партнером и постоянным поиском лучшего.

Если наш поступок основан на таком состоянии ума, он станет разрушительным для нас самих и неминуемо станет причиной проблем и несчастья. Почувствуют ли счастье или несчастье наши партнеры, новый и старый, – другой вопрос, но нам это неизбежно создаст трудности. Это наш выбор. Если мы хотим оставаться несчастными и разочарованными (ведь такой поиск обречен на неудачи), то можем продолжать – пожалуйста, это наш выбор, – но если мы не хотим больше страдать, беспокоиться из-за постоянных неудач и все время искать чего-то лучшего, нужно воздерживаться от такого поведения.

«Тело – это прекрасно» и свободная любовь

Есть еще один вид самообмана, связанный с невинностью некоторых видов сексуального поведения. У нас на Западе есть идея, что «тело – это прекрасно». Предположительно культ тела достался нам в наследство от Древней Греции и более поздней эпохи Ренессанса. Вы знаете этот подход: «Молодое тело так прекрасно и совершенно», и мы почти ему поклоняемся. Занимаясь сексом с таким отношением к телу, мы считаем его прекрасным и удивительным и верим, что это действительно принесет большое счастье и другому человеку, и нам. Речь идет о типичной для Запада идее «свободной любви», которую разделяют некоторые люди.

Например, у нас уже есть сексуальные отношения с партнером, но мы встречаем на вечеринке человека, которого находим привлекательным, и, возможно, задумываемся: «На самом деле я вполне доволен моим партнером, но тело этого человека так прекрасно. Я хотел бы его ласкать. Нам стоит заняться любовью, наслаждаясь красотой наших тел. Это было бы так прекрасно». Мы даже можем думать: «Заняться любовью было бы так духовно». На самом деле такое наивное мышление – один из способов самообмана. В основе веры в то, что секс – нечто «свободное», совершенно невинное, прекрасное и даже духовное, может быть страстное желание, жадность и привязанность, которые поддерживаются наивным преклонением перед красотой тела.

Большинство из нас, будучи западными людьми, не любят буддийские учения, связанные с памятованием о том, что находится под кожей, внутри желудка и кишечника и так далее. Но игнорируя реальность о содержимом тела, мы становимся жертвой мифа о том, что тело прекрасно: оно становится объектом навязчивого желания.

Буддизм объясняет страстное желание как беспокоящую эмоцию, которая основана на неправильном представлении об объекте, а точнее на преувеличении его хороших качеств или привлекательности. Когда речь идет о теле, страстное желание рассматривает как чистое и прекрасное то, что в сущности нечисто. Попробуйте летом походить неделю, не принимая душ или не чистя зубы, и посмотрите, насколько «чисто» наше тело. Или же страстное желание считает то, что на самом деле приносит проблемы, источником настоящего счастья. Или нечто непостоянное – постоянным. Или то, что не имеет прочной сущности, – имеющим прочную сущность. Действуя под влиянием такого наивного заблуждения, мы создаем самим себе проблемы.

Опять же, если мы хотим избежать несчастья, которое возникает из-за сексуального поведения, нужно перестать идеализировать секс. Это не означает, что мы должны прекратить им заниматься, но не стоит его идеализировать. Другими словами, будьте реалистами в отношении тела другого человека и вашего собственного. Ноги часто потеют и плохо пахнут. Это правда, поэтому не нужно притворяться, что это не так, что тело всегда прекрасно и замечательно, как в голливудских фильмах: оно не такое.

Кроме того, секс не принесет окончательного счастья ни другому человеку, ни нам. Поэтому, если мы думаем: «Я собираюсь заняться сексом с этим человеком, и это разрешит все его проблемы и сделает его счастливым, – или: – Секс решит все мои проблемы и сделает меня счастливым» – это миф, и очевидно, что такого не произойдет. Возможно, это временно снимет напряжение у нас или у нашего партнера, но будьте реалистичны: это лишь временное облегчение. В нем нет ничего глубокого или особенного, и, без сомнения, оно не продлится долго, поэтому не следует обманываться.

Если мы лежим, обнимая другого человека, рука, которая находится снизу, в конце концов онемеет. Всевозможные неудобства неизбежны, и нам следует принять их как часть общей проблемы пребывания в сансаре. Сансарное тело, которым мы располагаем, связано с заблуждением и создает проблемы. Это верно и для секса: он тоже неминуемо принесет проблемы. Итак, если мы романтизируем и идеализируем секс, то испытываем множество связанных с этим несчастий: нам нужно быть реалистичными.

Краткий итог

Таковы, как мне кажется, некоторые из основных положений буддийской сексуальной этики, которые связаны с тем, как минимизировать количество несчастья и проблем, вызванных сексуальным поведением. Нужно очень честно исследовать мотивацию нашей сексуальной жизни и с нашим партнером, и, если мы к этому склонны, с чужими партнерами, а также подробно исследовать свое отношение к сексу. Идеализируем ли мы его или рассматриваем более реалистично? Если мы заинтересованы в том, чтобы освободиться от проблем, или даже если нас не интересует столь высокая цель и мы просто хотим улучшить нашу жизнь в сансаре, сталкиваться с меньшим количеством проблем в этой жизни, – следует стараться избегать сексуального поведения, мотивированного беспокоящими эмоциями или фантазиями. Кроме того, конечно, нужно изо всех сил стремиться не создавать нашим сексуальным поведением проблем другим людям, хотя очень трудно предугадать, как наши действия на них повлияют.

Помните, что в буддийской этике никогда не говорится: «Вы должны делать так и не делать так». Это всегда вопрос желания прекратить создавать себе проблемы и иметь реалистичное понимание причин и следствий в нашем поведении.

Выражение любви

Перед тем как начать дискуссию, последним пунктом мы рассмотрим вопрос о том, как выражать любовь к другим. Независимо от того, есть ли у нас партнер, если мы чувствуем очень сильную любовь к другому человеку, какой способ ее выражения уместен? Некоторые думают, что единственный настоящий способ выразить любовь – тот или иной вид сексуального поведения. Речь необязательно идет о половом акте с другим человеком с достижением оргазма, а о намеренном взаимодействии сексуального характера, которое возбуждает нас самих, другого человека или обоих. Но, очевидно, мы не собираемся так поступать с каждым, кого любим: например, я очень люблю свою собаку и часто выражаю любовь, гладя ее, однако мне не приходит в голову заняться с ней сексом или вызвать у нее сексуальное возбуждение. Интересно рассмотреть, как обстоит дело с выражением симпатии в разных культурах. Например, когда западные люди приезжают в Индию или на Средний Восток, их иногда смущает то, как местное население выражает приязнь. В Индии и на большей части Среднего Востока два друга одного пола могут гулять, держась за руки, или пожимать друг другу руки очень долгое время. На Западе это было бы воспринято иначе, а в этих регионах в таком поведении нет сексуальной подоплеки и держаться за руки – общепринятый знак выражения симпатии и дружелюбия по отношению к человеку одного с нами пола. В то время как в британской или американской культуре это воспринимается с сексуальным подтекстом и потому неприемлемо для гетеросексуалов.

Другой пример. В странах Западной Европы мужчина приветствует женщину, целуя ее в щеку один, два, три или даже четыре раза, в зависимости от культурных особенностей, однако в этом нет ничего сексуального: в действительности мужчина просто надавливает щекой на щеку женщины, не касаясь губами ее лица. Но, например, в Индии мужчины никогда так не делают, а на исламском Среднем Востоке мужчины так приветствуют мужчин, опять же, без всякого сексуального подтекста.

Любопытно также, что у западных людей, похоже, есть навязчивая потребность говорить: «Я тебя люблю», словно такое выражение любви делает ее реальной и слова могут придать любви истинное существование. Будто, если вы скажете, что любите меня, это сделает любовь реальной. С другой стороны, если вы не говорите: «Я тебя люблю», или говорите недостаточно часто, это подразумевает, что на самом деле вы меня не любите. Интересно наблюдать с точки зрения пустотности, как мы ошибочно полагаем, что слова могут создать или подтвердить истинное существование эмоций.

Если посмотреть на традиционное индийское общество, люди не говорят друг другу: «Я тебя люблю», даже своим супругам и детям. В тибетском языке вообще нет такого выражения: «Я тебя люблю». Человек показывает любовь и расположение к другому действиями, а не словами.

Вернемся к нашему вопросу чтобы продемонстрировать сильную любовь, нужно ли вступать в сексуальную связь? Если мы считаем, что это так, то, вероятно, обманываем себя. На самом деле, нашей мотивацией может быть не только наивность, но и страстное желание. Вот пример наивности: «Я должен заняться с тобой сексом, чтобы показать и подтвердить свою любовь. Только так я могу по-настоящему ее выразить». Даже если мы не размышляем так радикально, у нас может быть навязчивая потребность проявлять любовь к человеку страстным поцелуем в губы. Важный момент, над которым стоит подумать: действительно ли такой поцелуй демонстрирует нашу любовь и является ли это единственным способом сообщить о ней? Это действительно очень интересный вопрос, особенно если углубиться в исследование мотивации нашего полового поведения.

Пожалуй, этого достаточно для общего понимания темы. Давайте обсудим эти вопросы.

Секс, развлечение и разнообразие

Вопрос: А как насчет развлечений? Секс – это также развлечение и нечто прекрасное для двух людей. Опять же, если вернуться к аналогии с едой и голодом, я не хочу жить каждый день лишь на хлебе и воде, поэтому стараюсь иногда готовить вкусные блюда или хожу куда-нибудь поесть, просто чтобы сделать это интересным, добавив некоторую новизну. Разве это не обоснованное отношение, которое помогает поддерживать здоровье и удовлетворение?

Берзин: Вы затронули два вопроса. Во-первых, что секс – это развлечение. Да, он может быть развлечением. Проблемы появляются, когда мы его идеализируем и воображаем, что это совершенный способ развлечься, который сделает нас счастливыми. Меньше всего проблем возникнет, если наслаждаться сексом таким, какой он есть, не пытаясь сделать из него нечто большее. Конечно, это развлечение, но не источник бесконечного и совершенного счастья. Принятие пищи может приносить удовольствие и даже быть развлечением, но, закончив есть, через два часа мы снова голодны. То же самое верно и в отношении секса.

Второй момент касается аналогии: мы устаем все время есть только хлеб и воду, поэтому естественно хотеть иногда чего-нибудь более интересного. Такой взгляд на секс многое говорит о наших сексуальных отношениях с партнером: если они кажутся нам подобными хлебу и воде, в них что-то не так. Экзотические формы секса, подобно приготовлению хорошего блюда, или связь с кем-нибудь другим для новизны, подобно походу в ресторан, не решат проблему, а, возможно, усугубят ее.

Уточнение: Я упомянул этот пример просто из-за вашего сравнения сексуального желания и голода. Есть хлеб и пить воду – это хорошо и прекрасно, но это не может нас развлекать каждый день.

Берзин: Это затрагивает очень интересный вопрос: что такое развлечение? Очень трудно дать ему определение. Кто-нибудь хочет это сделать? Чтобы привести пример, я расскажу об одном случае с моим учителем Серконгом Ринпоче в Голландии. Мы остановились у очень богатых людей, у которых была большая яхта. Они держали ее в очень маленьком датском озере и однажды взяли нас покататься. Это напоминало плавание на корабле в ванне: все, что мы могли сделать, – это обойти по кругу маленькое озеро, двигаясь в толчее вместе примерно с пятьюдесятью другими большими лодками, которые проделывали то же самое. Серконг Ринпоче прокомментировал это для меня на тибетском: «Вот это они называют развлечением?»

Итак, что же такое развлечение? Покататься на американских горках, от которых нас тошнит и становится очень страшно? Это настоящее счастье?

Неудовлетворенность и скука

В любом случае, давайте вернемся к вопросу о сексуальности и о том, что делает ее интересной. Это приводит нас к целой дискуссии о скуке и ее причинах. Я думаю, что скука возникает из-за чрезмерного обилия вариантов и, как следствие этого, предвкушения выбора. Будучи западными детьми, мы приучены ожидать разнообразия. Нас всегда спрашивали: «Чего ты хочешь? Что ты хочешь сегодня надеть? Что ты хочешь сегодня поесть?» С раннего возраста западный ребенок выбирает среди множества доступных вариантов и, конечно, ожидает, что это разнообразие и возможность выбора будут всегда.

Рассмотрим, например, западные супермаркеты и число телеканалов, где есть сотни вариантов выбора. В ожидании найти что-нибудь интересное среди этого множества вариантов, быстро возникает скука: мы никогда не довольны тем, что есть, и всегда надеемся найти что-нибудь новое и непохожее, более интересное или приятное. Кажется, что ожидание разнообразия и скука, которая часто его сопровождает, распространилась в наши дни на западное отношение к сексуальности. Будучи современными западными людьми, мы любим разнообразие в нашей сексуальной жизни, ведь нам скучно, когда постоянно повторяется одно и то же. Это может выражаться в том, что мы пробуем разные позы с нашим партнером или занимаемся сексом с разными людьми. Поэтому стоит задуматься, какую роль играет скука в нашем поиске большего удовольствия от секса. Нужно подумать, что нам интересно, а что больше не интересно, как мы это разграничиваем и почему? Если говорить о том, как современному западному человеку лучше всего справляться с привычным ожиданием разнообразия и потребностью в нем: я думаю, хорошим решением будет, как мы раньше упоминали, тот или иной репертуар в отношениях с постоянным сексуальным партнером, а не половые отношения на стороне. Если мы договариваемся с партнером об определенном распорядке в сексе, который включает в себя не одну позицию, а последовательность из нескольких поз, это дает нам некоторое разнообразие. Но даже стремление разнообразить секс с нашим партнером принесет проблемы, если постоянно искать идеальный способ заняться любовью. Этот поиск основан на неудовлетворенности и постоянном разочаровании, поэтому мы не наслаждаемся тем, что имеем. Такое отношение создает неприятности.

Я не думаю, что можно утверждать, будто заниматься сексом в нескольких позах с нашим партнером разрушительно по своей природе и результатом этого будут несчастье и страдания. Проблема появляется, если нам скучно, мы не удовлетворены и бесконечно ищем чего-нибудь более интересного и захватывающего. Это также верно, если нам хочется попробовать что-нибудь новое и, как мы надеемся, более увлекательное с другим партнером всего один раз, а потом вернуться к обычной сексуальной «диете».

Вопрос: Не могли бы вы побольше рассказать о неудовлетворенности?

Берзин: Неудовлетворенность и ожидания тесно связаны друг с другом: их источник в наших фантазиях и цеплянии за то, чего не существует. Мы мечтаем найти идеального партнера: явятся Прекрасный Принц на белом коне или Прекрасная Принцесса, которые будут совершенством. Мы займемся любовью и будут играть валторны, взрываться фейерверки, а потом мы сорвем джекпот. Это полная иллюзия, и такого никогда не случится. То есть неудовлетворенность возникает, потому что мы верим в миф: в сказку о том, что где-то нас ждет Прекрасный Принц или Принцесса и что существует джекпот-оргазм.

Облегчение напряженной ситуации дома

Замечание: Секс с человеком, с которым мы не связаны в повседневной жизни со всеми ее обыденными проблемами, который не устал от трудного рабочего дня или от детей, скрашивает нашу жизнь. Нам становится легче, если у нас есть связь на стороне, и качество сексуального опыта в отношениях с другим партнером сильно отличается.

Берзин: Хорошо, какая здесь мотивация?

Ответ: Расслабиться и облегчить себе жизнь.

Берзин: Хорошо, но для этого, я думаю, тоже есть разные способы. Мы должны задуматься о причине и следствии: можно отправиться на пробежку, заняться спортом, сходить в кино, мастурбировать в душе, заняться сексом с проституткой, с человеком, не состоящим в браке, или с чьим-либо партнером. Какие из этих вариантов разрядки ситуации будут менее разрушительными, а какие более? Или все они равны?

Одна из форм неосознавания (неведения) относится к закону причины и следствия, когда мы считаем, что у наших действий не будет последствий, или же просто не хотим о них задумываться. Однако необходимо учитывать, как повлияет наше поведение не только на нас, но и на нашего партнера, на партнера другого человека, если он у него или у нее есть, и на детей, которых эта ситуация может затронуть. Мы должны задуматься даже о воздействии на общество в целом, ведь мы живем в очень небольшом обществе. Иногда, попробовав экзотический фрукт, мы становимся еще более несчастными, когда возвращаемся к хлебу и воде.

Конечно, многое зависит от ситуации, но мы должны по-настоящему исследовать свою мотивацию, всех вовлеченных людей, их чувства и, на более простом уровне, отношения с нашим партнером. Нужно изучить последствия каждого варианта, и это не так-то просто. Можно ли расслабиться и облегчить себе жизнь по-другому, без поиска партнера на стороне и интимных отношений с ним? Единственный ли это способ, и если мы считаем, что это так, возникает важный вопрос: почему это единственный способ? Мы выражаем свою симпатию к другому человеку, вступая с ним в половые отношения, потому что глубоко его любим, или мы бы занялись сексом с любым, кто этого хочет и доступен? Это тоже интересный вопрос.

Кроме того, мы должны понять, каков уровень наших устремлений в духовной практике. Стремимся ли мы к полному освобождению или просветлению? В этом случае мы стараемся избежать любого действия, которое повлечет за собой страдания или ограничит нашу способность помогать другим. Значит, мы будем воздерживаться от внебрачных связей, потому что это, определенно, принесет много проблем, из-за которых в конечном счете другие перестанут нам доверять. Или же наша цель – улучшить жизнь в сансаре? Тогда нам следует выбирать наименее разрушительные действия, а еще лучше находить этически нейтральные решения. То же самое верно, даже если мы не находимся на духовном пути.

Неудовлетворительные отношения

Вопрос: Если мы стремимся к освобождению, означает ли это, что нам следует оставаться в ситуации, в которой мы неудовлетворены или очень несчастны? Как узнать, что следует разорвать отношения?

Берзин: Без сомнения, отношения пора прекратить, если они взаимно разрушительны и мы не в состоянии их исправить. В буддийских учениях не говорится, что нужно оставаться в плохой ситуации. Но очень важно быть честным с другим человеком: собираясь разорвать отношения, нужно их прекратить. Мы не должны их сохранять, имея в то же время связь на стороне: это просто приведет к ухудшению ситуации.

Ответ: Мне кажется, одна из причин неудовлетворительных отношений и огромных проблем – это вступление в отношения с ожиданием, что они будут длиться вечно. Я говорю об идее «пока смерть не разлучит нас».

Берзин: В буддизме мы размышляем с точки зрения бесконечного количества прошлых и будущих жизней. Близкие отношения не ограничены рамками лишь одной жизни. Если у нас есть крепкие отношения с кем-либо, они обусловлены кармической связью из предыдущих жизней. Более того, когда мы прекращаем отношения, отдаляясь друг от друга, это не значит, что кармическая связь просто исчезнет и мы никогда не встретимся с этим человеком или не будем вступать с ним ни в никакие отношения в будущих жизнях. Невозможно выбросить кого-то в мусорную корзину, будто старую, испорченную капусту. Значит, если вы со своим партнером приходите к выводу, что лучше прекратить отношения, скажем развестись, или не жить вместе, или прекратить заниматься сексом, лучше всего постараться закончить их на положительной, а не на отрицательной ноте. Было бы хорошо, если это возможно, поддерживать впоследствии дружеские отношения, даже если они будут таковыми только с вашей стороны. Это особенно важно, если в отношения вовлечены дети. Если и вы, и ваш партнер продолжаете жить в одном небольшом сообществе, при встрече старайтесь быть дружелюбными. Враждебное отношение друг к другу неизбежно повлечет за собой отрицательные последствия и отразится на окружающих людях.

Ответ: Правильно ли я понял, что кармическая связь с другим человеком не заканчивается, когда прекратилась интимная связь: отношения просто видоизменяются? Связь меняет форму, и тогда, даже испытывая к своему бывшему партнеру неприятие и враждебность, я все еще нахожусь с ним во взаимоотношениях? Поэтому вы говорите, что лучше поддерживать с этим человеком положительные, хотя и менее крепкие или близкие отношения? Мы позволяем отношениям измениться, думая о том, что существует череда жизней и продолжительность кармы. Я правильно понимаю?

Берзин: Да, хотя это может быть непросто, особенно если отношения разорвал наш партнер и нам все еще больно и грустно. Тем не менее, необходимо преодолеть это страдание и попытаться развить более положительное состояние ума. Основная мысль – жить, не застревая на мыслях о прошлом. Ведь у нас нет выбора. Жизнь продолжается. По-прежнему отождествляя себя с неудовлетворительными отношениями, мы будем испытывать боль и отрицательные чувства к бывшему партнеру. Но если мы начали новую главу своей жизни и отождествляем себя с ней – неважно, будем ли мы в этой новой главе сами по себе или начнем новые отношения, – наше эмоциональное состояние будет значительно более устойчивым. С большей эмоциональной стабильностью и уверенностью в собственной способности жить дальше, мы сможем развить положительное отношение к бывшему партнеру. У нас получится в большей степени сосредоточиться на достоинствах этого человека, чем на его недостатках или трудностях, которые были в наших отношениях.

Выражение чувства связи с каждым

Вопрос: Развемы не связаны со всем и со всеми, так или иначе? Мы просто усиливаем эту связь, когда вступаем в близкие отношения.

Берзин: Давайте вернемся к тому же вопросу, который я поднимал раньше: как нам выразить взаимосвязь и обязательно ли делать это, занимаясь сексом, держась за руки, принимая вместе пищу, гуляя вместе или как-нибудь еще. Вопрос о том, как выражать любовь, действительно трудный. Дело в том, что правильный ответ с точки зрения Дхармы: нужно выражать любовь таким образом, чтобы другому человеку было проще ее принять и не понять это превратно. Важно выразить любовь понятным для другого способом, не так ли?

С некоторыми существами это просто: можно проявить любовь к своей собаке, погладив ее по голове или дав ей кость. Это уместные способы продемонстрировать ей свои чувства, которые собака сможет понять и оценить. Мы не собираемся показывать ей свою любовь таким же образом, как к человеку: иногда мне хочется обнять собаку, но на самом деле ей не очень нравится, когда ее обнимают. Это неуместный способ выражения любви к собаке. С другой стороны, когда собаки выражают любовь друг к другу, особенно собираясь заняться сексом, самец кусает самку за шею, но для человека это неуместный способ проявления чувств к своей собаке или к другому человеку.

Более того, принятые среди людей способы выражения любви к мужчинам, женщинам, детям, взрослым, индусам, итальянцам, немцам, англичанам, американцам, японцам и так далее очень сильно различаются. Отличия связаны не только с человеком, любовь к которому мы выражаем: они также зависят от того, являемся ли мы мужчиной, женщиной, ребенком или взрослым, от жизненных ролей каждого из нас, от обстоятельств наших встреч, от окружающих людей и так далее. Однако мы часто подсознательно уверены, что «мои чувства имеют истинное и прочное существование, и я должен выразить их своим способом», в этом случае нас вынуждает действовать большое «я».

Цепляние за прочное «я» чрезвычайно трудно преодолеть, ведь мы обманываемся мыслью, будто, выражая любовь, становимся любящими людьми, и никогда не задумываемся, что другой человек может из-за этого почувствовать себя неловко или что это может быть разрушительным. Мы думаем, что любим, и если другой человек не принимает наше выражение любви и расположения, значит, он нас отвергает.

С другой стороны, проявляя любовь не «своим способом», а так, чтобы другой человек смог это понять и принять, мы чувствуем неудовлетворенность: выражение любви не кажется нам настоящим. Допустим, нам хочется выразить свои теплые чувства через физический контакт, например объятия, и только такой способ кажется нам реальным. Но это было бы большой проблемой для мужчины, испытывающего симпатию к мусульманской женщине из традиционного общества, на которой он не женат.

Для работы с внезапно возникающим желанием нужна медитация

Вопрос: Что делать непосредственно в тот момент, когда возникает желание, когда внезапно появляется цепляние за удовольствие? Например, мы кого-нибудь встречаем, чувствуем близость, находим общий язык, а затем испытываем влечение и желание заняться сексом. Это очень распространенная ситуация, с которой, я думаю, все знакомы. В целом, понять, пересказать то, что вы объясняете, и следовать этому нетрудно, но в это время мы не хотим об этом думать. Мы доверяемся возникающей эмоции, и нам кажется, что следовать ей нормально. Как нам иметь дело с этим чувством? Как вы уже сказали, проблема не в самой сексуальности: нам нужно работать с эмоцией, которая за ней стоит.

Берзин: Эта проблема касается не только секса. Например, наш ребенок плохо себя ведет, и в этот момент мы злимся и кричим на него. На интеллектуальном уровне нам понятно, что это не поможет и что это не лучший способ справиться с ситуацией, но все происходит так быстро, что мы просто безотчетно злимся и кричим. Это относится и к желанию заняться сексом: нет большой разницы с точки зрения того, как работать с появившейся эмоцией.

В обоих случаях может помочь только значительный опыт в медитации. Медитируя, мы создаем полезную привычку быть осознанными, внимательными по отношению к происходящему, применять противоядия и так далее. Если мы достаточно натренированы, когда возникнет желание, проявятся также и наши новые привычки, и мы сможем им следовать.

«Синдром голодной собаки» и кормление демона

Есть еще один фактор, из-за которого нам сложно справляться с сексуальным желанием, которое внезапно возникает во время общения с другим человеком. Наверное, это относится не ко всем, но некоторые люди чувствуют, что «это возможность заняться сексом», и бессознательно ощущают себя будто голодная собака. Независимо от того, есть ли у них партнер, они думают: «Если я не воспользуюсь этим шансом, другого может не быть». Поэтому такие люди, даже если человек не подходит им как партнер, «берут то, что могут взять». Один из видов этого синдрома бывает у тех, кто переживает кризис среднего возраста: им кажется, что это их последняя возможность перед тем, как они станут слишком старыми и непривлекательными. Если это наш случай, очень многое станет понятно после изучения причин, по которым мы чувствуем себя как голодная собака. Нужно исследовать цепляние за прочное «я», на котором основана жажда любви, то есть состояния ума, выраженные в идеях: «Я заслуживаю любви», «Почему у кого-то есть любовь, но не у меня», «Никто меня не любит», и так далее.

Полезный способ справиться с этим синдромом – метод Цултрим Аллионе под называнием «кормление демона». Она адаптировала буддийскую практику чод, которая отсекает привязанность к «я» с помощью подношения своего тела демонам.

Метод состоит в следующем: мы кладем перед собой подушку и, сидя к ней лицом, выбираем одну из своих эмоциональных проблем, например любовный голод, который вынуждает нас блуждать в навязчивом поиске новых партнеров. Мы представляем и пытаемся почувствовать, что эта проблема затаилась внутри нашего тела, подобно преследующему нас демону. Затем мы рисуем в воображении, как выглядит этот демон. Какая у него форма и какого он цвета? Худой ли он? Есть ли у него тысяча рук, которые тянутся, чтобы кого-нибудь схватить? Есть ли колючие шипы на шкуре и острые клыки? Большой ли он и толстый или маленький и истощенный?

Затем представляем, что демон выходит из нас и садится на подушку, после чего мы его спрашиваем: «Чего ты хочешь?» И он нам отвечает или мы сами пересаживаемся на подушку и отвечаем, глядя на свое место: «Я хочу любви. Я хочу, чтобы у меня была любовь, которую бы никто не мог прервать или отобрать», или еще чего-нибудь, что хочет демон. Потом мы возвращаемся на свое место, если пересаживались на подушку, и представляем, что кормим демона, давая ему все, чего он хочет: сами отдаем то, что ему нужно (в нашем случае физическое выражение любви). Мы кормим демона неограниченно, пока ему не будет достаточно. Этот способ может быть очень действенным: Цултрим Аллионе наблюдала огромную пользу от этой практики, особенно среди больных СПИДом и раком. Судя по всему, он помогает усилить иммунную систему. Пожалуйста, попробуйте применить его сейчас к любой из своих проблем.

[медитация]

Результаты кормления демона

У вас есть какие-нибудь комментарии или вопросы, касающиеся этой практики?

Комментарий: Практикуя этот метод, я обнаружил огромное богатство. Я действительно чувствовал, что способен отдать все, хотя обычно у меня такого состояния не бывает. Во время этой медитации я действительно почувствовал, как много могу дать: думаю, это очень значимый сопутствующий эффект практики. Помимо кормления демона и работы с проблемой она также приносит ощущение, что у нас есть огромное богатство, которое можно отдать.

Берзин: Это ощущение богатства похоже на чувство, которое появляется в практике тантры, когда мы освящаем подношения. Первым делом мы с помощью понимания пустотности очищаем объекты, которые подносим: цветы, благовония, свечи, еду. Потом преобразуем их в нектар и другие чистые формы; и наконец умножаем так, что они становятся неисчислимыми, чтобы мы могли сделать безграничные подношения. Они никогда не иссякнут. Если мы по-настоящему этому научились, когда делали подношения, то в практике кормления демона мы почувствуем в себе бесконечную любовь, которую можем отдать, или неограниченное внимание, или то, чего хочет определенный демон.

Комментарий: Я также обнаружил, что отдавать демону желаемое кажется очень естественным: получив это, он сразу уходит прочь. Но как у нас это получается? Сначала мы так сильно отождествляемся с демоном внутри нас и не хотим ничего отдавать другим. Это действительно странно.

Берзин: Это странно. Метод работает, потому что мы отдаем демону то, что нужно нам и чего хотим сами, и это по-настоящему целительно. Решение в том, чтобы отдавать другим то, что нужно нам самим: например, если у нас были плохие отношения с родителями или с одним из них, единственный способ это преодолеть – быть хорошим родителем для наших детей или для чужих детей. Нужно давать им то, что мы бы хотели получить от других, но желательно не в невротическом, а в положительном ключе. Это может по-настоящему исцелять. Многие обеспечивают своих детей материальными благами и возможностями, в которых сами нуждались в детстве, хотя с психологической точки зрения важнее давать им внимание и любовь, которых тоже было недостаточно.

Комментарий: Кормление демона дает мне ощущение огромного удовлетворения.

Берзин: Я думаю, причина в том, что с помощью этой практики мы обретаем уверенность в своей способности отдавать. У нас есть, что предложить, и когда мы отдаем это тому, кто это примет, то есть демону, и благодаря этому возрастает наше чувство собственного достоинства.

Более глубокая причина действенности этого метода заключается в том, что мы, в некотором смысле, как и в практике чод, отсекаем прочное «я». Мы делаем это, потому что отождествляем нашу проблему с демоном, который символизирует прочное «я». Например, если демон хочет быть любимым и мы даем ему безграничную любовь и понимание, так что он удовлетворяется и уходит, то прочного «я», отождествленного с демоном, здесь больше нет. Благодаря этому укрепляется здоровое чувство «я»: мы показали себе, что способны отдавать, и наше чувство собственного достоинства, основанное на здоровом чувстве «я», усиливается. Поэтому мы можем свободно давать другим то, в чем так отчаянно нуждались сами. Таков основной смысл практики чод: отсечение прочного «я».

Комментарий: Во время упражнения моим демоном было беспокойство, которое я ощущаю внутри: под его влиянием появляется навязчивая потребность понять, чего от меня ожидают другие люди. Моим подношением демону была возможность быть собой, не пытаясь все время угодить другим. Я почувствовал большую свободу.

Берзин: Это хороший пример того, как справляться со скрытыми проблемами, которые заставляют нас заводить сексуальные отношения на стороне. Может возникнуть чувство, что в отношениях с нашим партнером мы все время стараемся делать то, что он от нас ожидает. Ощущая такую клаустрофобию, мы неосознанно ищем партнера на стороне, с которым могли бы расслабиться. Как кто-то говорил, с ним можно развлечься и забыть о напряжении и проблемах, которые есть дома. Но если дать демону (и, стало быть, себе) свободу быть самим собой, ощущение клаустрофобии начнет уходить и мы почувствуем себя более расслабленными даже в трудной домашней ситуации. Кроме того, благодаря этому мы сможем предоставить такую же свободу нашему партнеру.

Итак, подобные медитативные практики могут быть очень полезны для работы с неудовлетворенностью в сексуальных отношениях, которая навязчиво вынуждает нас искать все новых партнеров или ощущений. Эта навязчивость – демон, так накормите демона!

Работа с влечением к красоте тела

Вопрос: Как вы думаете, влечение к другим людям почти всегда приводит нас к неудовлетворенности в отношениях?

Берзин: Нет, необязательно. Можно получать огромное удовольствие от красоты других людей, и это не будет нас беспокоить, если мы не цепляемся за них. Просто наслаждайтесь красотой: необязательно дотрагиваться до всего, что мы находим прекрасным, например до прекрасного заката или костра.

Когда мы видим красоту и наслаждаемся ей, это не обязательно должно нас беспокоить. Если наш ум полон цепляния, основанного на чувстве прочного «я», которому кажется, что его обделили любовью, встреча с красотой другого человека действительно может нас тревожить. То есть мы не можем наслаждаться этой красотой чисто, без заблуждения.

В практике тантры мы совершаем еще одно преобразование, связанное к подношениями: представляем, что способны наслаждаться ими чисто, без заблуждения. Нам нужно выработать эту полезную привычку, поэтому в тантрических ритуалах делают столько подношений. Мы представляем, как наслаждаемся ими, свободные от любых беспокоящих эмоций и заблуждений, как это делал бы будда, а потом стараемся наслаждаться таким образом в своей жизни. При достаточной практике и привычке мы можем наслаждаться красотой других людей, не испытывая беспокойства: у нас больше нет потребности дотронуться до человека или вступить с ним в половой акт. На самом деле с таким более расслабленным и открытым состоянием ума мы получаем больше удовольствия.

Чтобы понять, что я имею в виду, подумайте, например, как расслабленно мы себя чувствуем, когда наслаждаемся красотой дикой птицы, которую увидели в поле, не цепляясь за нее как за «мою». Цепляясь за ее красоту, мы становимся напряженными и пытаемся поймать птицу, а если нам это удается, сажаем ее в клетку. Несчастная птица оказалась в тюрьме. Как вы думаете, насколько счастливой она себя чувствует?

Стремление потрогать

Вопрос: Мы работаем с различными чувствами. Можно сделать вывод, что смотреть – это «нормально», а прикасаться – «плохо». Почему прикосновение так сильно меняет ситуацию, особенно если мы обхватываем что-то и ощущаем его форму?

Берзин: Это очень интересный и важный вопрос. С точки зрения анализа пустотности, если мы что-либо трогаем, становится ли оно от этого реальным? Становимся ли мы от этого реальными? Нам нужно глубоко исследовать этот вопрос. В конце концов, есть психологически неуравновешенные люди с навязчивым желанием потрогать все, что их окружает, например всю одежду на стеллажах в магазине. Если говорить о случае, когда мы держим что-либо в руке, нужно подумать о цеплянии за истинное существование: цепляние – это жесткий способ удерживать объект в уме. Когда мы, в дополнение к умственному удерживанию, на самом деле что-нибудь держим, физическое цепляние усиливает умственное. Вот почему мы чувствуем б ольшую надежность, когда что-либо держим, когда обнимаем другого человека или обнимают нас. Мы чувствуем себя еще более защищенными, когда ощущаем обернутое вокруг нас одеяло. Хотя в буддийской теории познания говорится, что сознание глаза «удерживает» форму и цвет, сознание уха «удерживает» звуки и так далее, сознательно мы не переживаем восприятие как физическое «удержание» объекта.

Также есть большая разница между тем, чтобы касаться одежды или держать ее в руках, или тем, чтобы прикасаться к руке другого человека, держать его за руку, или гладить часть его тела. Отличие в том, что люди и большинство животных испытывают биологическую и психологическую потребность в телесном контакте с другими существами, а также в физическом выражении любви. Врачи доказали, что, если физического контакта с людьми недостаточно, развитие ребенка значительно замедляется. Для взрослых и особенно для престарелых людей физический контакт и проявление любви тоже очень важны, чтобы укрепить иммунную систему, благодаря чему улучшается здоровье и продлевается жизнь. Получается, что за желанием прикоснуться к другому человеку или обнять его стоят биологические факторы.

Тем не менее, есть разница между здоровым физическим взаимодействием и навязчивым стремлением к этому. Мы по-прежнему должны различать уместные и неуместные виды физической близости в отношениях с широким кругом людей, с которыми мы общаемся.

Стремление испытать удовольствие оргазма

Вопрос: Иногда объятия недостаточно, и оно неожиданно приводит к сексу. Что делать, если мы чувствуем, что обнять человека недостаточно?

Берзин: Нужно очень внимательно исследовать наше стремление испытать оргазм. Когда мужчина достигает оргазма, это означает, что сексуальное удовольствие для него закончено. Оргазм – это счастливое высвобождение напряжения, которое накопилось до полового акта и во время него, однако с оргазмом заканчивается не только напряжение, но и блаженство. Поэтому, если мужчина хочет продлить удовольствие, оргазм можно рассматривать как полное фиаско. Хотя женщины могут испытать множество оргазмов и их удовольствие не заканчивается с первым из них, так или иначе, когда энергия этого блаженства высвободится, наслаждение в конечном счете закончится. Тогда возникает интересный вопрос: чего же мы в действительности хотим? Хотим ли мы оргазма, которым все заканчивается, или физического выражения любви и соприкосновения, которые происходят до этого? Для многих последнее важнее, чем оргазм, и особенно это верно, когда мы становимся старше: это не так волнующе, однако во многом приносит большее удовлетворение. И если вы скажете, что после оргазма можно лежать рядом и по-прежнему проявлять любовь, – что ж, наверное, это возможно, но курильщики обычно чувствуют, что им нужно выкурить сигарету, а большинство людей быстро засыпает.

Очень интересно сравнить оргазм с зудом. Если, практикуя медитацию памятования, сосредоточить внимание на зуде, мы обнаружим, что на самом деле это приятное ощущение. Но оно слишком приятно, поэтому у нас появляется навязчивое желание почесаться и избавиться от зуда. Приятное ощущение слишком сильное, и мы его уничтожаем. Случай с оргазмом очень похож: когда сексуальное наслаждение усиливается и мы близки к пику оргазма, возрастает навязчивое стремление приблизить момент окончания удовольствия. В сущности, мы уничтожаем блаженное переживание, так же как зуд. И это очень интересно.

Если таким образом исследовать свое навязчивое стремление испытать оргазм, это может помочь нам довольствоваться более уместными способами выражения и принятия любви от чужих партнеров или вообще всех, кроме нашего партнера. Проявление любви к человеку не обязательно должно приводить к половому акту и оргазму.

Работа с сексуальным напряжением

Замечание: Я прочитал в газете, что, когда мы влюблены и занимаемся сексом в этом эйфорическом состоянии, выделяются определенные гормоны, которые вызывают зависимость. Из-за гормонов мы становимся зависимыми от состояний эйфории. Если в отношениях с партнером любовь проходит и секс становится рутиной, выделение гормонов не такое сильное, поэтому мы пытаемся увеличить их количество. Это подталкивает нас искать другого, более возбуждающего партнера на стороне.

Берзин: Подумайте о примере с двумя магнитами. Если держать два магнита на небольшом расстоянии, напряжение и, в определенном смысле, возбуждение будет больше, чем когда они соприкоснутся. Что касается гормона, описанного в газете, то можно значительно сильнее возбудиться, просто находясь в присутствии привлекательного для нас человека, который был бы неуместным партнером для секса, нежели имея с ним интимные отношения.

Подумайте об этом. Когда мы испытываем сильное влечение к другому человеку и смотрим на него, он очень легко захватывает наше внимание. Но во время долгого объятия мы начинаем смотреть уже не на человека, а на стену или на кровать, или закрываем глаза. В большинстве случаев во время объятия нам немного скучно и ум начнет блуждать. Очень трудно удерживать внимание на другом человеке, и мы можем даже начать фантазировать о ком-нибудь другом. И напротив, если мы в нескольких шагах от человека, наше сосредоточение на нем может быть очень сильным. Мы чувствуем нечто похожее на притяжение магнитов.

Хитрость в том, чтобы наслаждаться этим магнетизмом, не поддаваясь навязчивому желанию его уничтожить, как мы делаем это с зудом или с нарастающим напряжением оргазма. Это все равно что терпеть щекотку: многие ужасно боятся щекотки, но в действительности этот страх мешает нам наслаждаться приятными ощущениями, которые возникают, когда нас щекочут. Нам нужно решить, что мы не боимся щекотки. Когда мы поймем, что дело только в нашем отношении, мы можем перестать считать себя человеком, который боится щекотки. Изменив отношение, мы расслабимся и будем наслаждаться щекоткой. Примерно так же можно поступить с напряжением, возникающим, когда мы видим прекрасного незнакомца или незнакомку, которые нас возбуждают и волнуют, или начинаем с ним или с ней дружить, или даже во время любовного контакта. Можно просто наслаждаться возбуждающим удовольствием – независимо от того, описываем ли мы это как игру гормонов, – без необходимости его уничтожать, вступив в неуместные сексуальные отношения.

Комментарий: Я думаю, что у меня был подобный опыт, когда я занимался йогой, выполняя упражнения с партнером. Иногда мы дотрагиваемся до партнера, и это приятно. Мы называем это «пустое прикосновение»: мы осознаем свою руку и возникающие чувства, не надавливая и не дергая, без загрязнений влечения и привязанности. Мы просто находимся в соприкосновении, чувствуя связь, теплоту и доброжелательность, которые с этим связаны. Я могу наслаждаться этим, и это не приобретает сексуальную окраску.

Берзин: Это хороший пример того, о чем мы говорили. Итак, как видите, подобные способы работы с побуждениями к неуместному сексуальному поведению реалистичны.

Пожалуй, это хороший момент, чтобы закончить обсуждение. Большое вам спасибо.