Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Главная > Знакомство с буддизмом > Духовные учителя > Портрет Ценшаба Серконга Ринпоче > Часть 7: Особый совет Ринпоче ученикам, практикующим тантру

Портрет Ценшаба Серконга Ринпоче

Александр Берзин, 1998

Часть 7: Особый совет Ринпоче ученикам, практикующим тантру

Несмотря на то что длительный непрерывный ретрит по практике тантры очень полезен, большинство людей не могут себе позволить такую роскошь. Поэтому Ринпоче считал, что было бы наивно полагать, что возможность выполнять такой ретрит появляется у нас только тогда, когда у нас образуется несколько месяцев свободного времени. Смысл ретрита не в том, чтобы избегать других людей. Ретрит, или затвор, – это период интенсивной медитативной практики, предназначенный для того, чтобы с помощью этой практики сделать наш ум гибким. Выполнять ежедневно две медитационные сессии – одну утром и одну вечером, – ведя при этом нормальный образ жизни в остальное время суток, абсолютно приемлемо. Сам Ринпоче выполнил много своих ретритов именно таким образом, когда никто даже не подозревал, что он это делает.

Единственное ограничение при таком виде практики заключается в том, что нужно спать в той же самой кровати и медитировать на том же сиденье и на том же месте в течение всего ретрита. Иначе будет потеряна движущая сила, определяющая рост духовной энергии. Кроме того, каждая сессия должна включать в себя повторение мантр, простираний или какого-либо другого вида практик в количестве не меньшем, чем во вступительной сессии ретрита. Поэтому Ринпоче советовал делать только три повтора выбранной практики во время вступительной сессии. Благодаря такому подходу серьезная болезнь не вызовет необходимости прерывать ретрит и потом начинать все заново.

И все же в исключительных случаях во всех формах буддийской дисциплины «необходимость иногда берет верх над правилами». Однажды, когда я находился в медитационном ретрите в Дхарамсале, меня попросили поработать переводчиком на церемонии посвящения и учении, которые Его Святейшество Далай-лама давал в Манали – другом гималайском городке, расположенном выше в горах. Я посоветовался с Ринпоче, который велел мне ехать без всяких колебаний и сомнений. Помощь Его Святейшеству важнее любого другого возможного вида моей деятельности. Я не нарушу роста духовной энергии в моей практике, если буду проводить одну медитационную сессию в день, делая то минимальное количество повторений мантр, которое я для себя установил. Я последовал этой схеме и после десяти дней работы на учении Его Святейшества вернулся в Дхарамсалу и закончил свой ретрит.

Ринпоче всегда подчеркивал, что ритуальные обряды и церемонии полны глубокого смысла и имеют определенную цель, поэтому их необходимо выполнять безошибочно. Например, во время тантрического ретрита требуется повторить определенные мантры необходимое количество раз, после чего выполняется так называемая огненная пуджа. Огненная пуджа – это сложный ритуал подношения специальных веществ путем сжигания их в огне. Цель ритуала – восполнить все упущения в нашей практике и, очистив, устранить возможные ошибки.

Некоторые ретриты бывают особенно трудными. Например, в одном из своих ретритов мне пришлось повторить мантру миллион раз, а во время сложной огненной пуджи нужно было поднести 10 000 пар длинных травинок тростника, повторяя мантру над каждой парой. Все 10 000 пар должны быть брошены в огонь за один прием, без перерыва. Когда я выполнял огненную пуджу в конце этого ретрита, травинок оказалось немного меньше установленного количества. После завершения остальной части ритуала я доложил обо всем Ринпоче. Он заставил меня повторить весь ритуал пуджи несколько дней спустя. На этот раз, перед тем как начать, я сперва удостоверился, что у меня заготовлено 10 000 пар травинок тростника!

Поскольку эксперты по данному ритуалу не всегда доступны, Ринпоче подчеркивал, что необходимо полагаться во всем на себя. Поэтому он учил своих наиболее продвинутых западных учеников выполнять огненные пуджи самостоятельно. Он также учил их тому, как приготовить яму для огня и как нарисовать разноцветными порошками мандалу на дне этой ямы. Даже если западным практикующим требовался кто-то для того, чтобы декламировать текст ритуала, поскольку текст еще не был доступен на их родном языке, Ринпоче объяснял, что им нужно выполнять подношения различных веществ, предавая их огню самостоятельно. Это правило также верно и для группового ретрита.

Однако необходимость точного следования установленному порядку не должна противоречить принципу практичности. Например, тантрические ретриты начинаются с приготовления на домашнем алтаре специальных подношений, которые делаются каждый последующий день, чтобы отвратить препятствия. Подношения мысленно делятся на столько частей, сколько дней будет длиться ваш ретрит, и каждый день подносится соответствующая часть этих подношений. Эти препятствия мысленно представляются в виде вредоносных духов, которых приглашают каждый день для принятия подношений. Ринпоче говорил, что коробки с печеньем – абсолютно приемлемая замена для традиционных разукрашенных торма, используемых для этих целей.

Ринпоче не очень радовало, когда люди пытались выполнять продвинутые практики, не обладая при этом соответствующей квалификацией. Некоторые ученики, например, пытаются выполнять практики стадии завершения, не имея при этом ни интереса, ни желания выполнять соответствующие развернутые садханы, не говоря уже о том, чтобы достичь мастерства в практике таких садхан. На пути практики высшего класса тантры – ануттарайоги, практикующие вначале проходят стадию зарождения, а потом стадию завершения. Выполняя практики начальной ступени, или стадии зарождения, с помощью практики садханы практикующие развивают способность к воображению и концентрации. На второй же ступени, именуемой стадией завершения, практикующие используют эти новые способности ума для работы с тонкими энергиями тела, чтобы достичь подлинной самотрансформации. Без навыков, полученных через практику садханы, работа с энергетическими центрами чакрами, каналами нади и энергетическими ветрами пранами этой тонкой системы не более чем жалкая пародия.

Ринпоче предостерегал, что тем, кто, не имея соответствующей квалификации, выполняет продвинутые тантрические практики, они могут принести немалый вред. Например, практика перемещения сознания пхова, при выполнении которой подразумевается, что в момент приближения физической смерти сознание выходит из отверстия в макушке головы, может сократить жизнь. Практика принятия экстрактов в виде пилюль чулен, во время которой человек голодает неделями и поддерживает силы организма, питаясь только освященными пилюлями-реликвиями, может вызвать голод в округе, особенно если это проделывается группой практикующих. В довершение всего тот, кто это практикует, может серьезно заболеть из-за недостатка еды и воды и даже умереть.

Тантрические ретриты сами по себе являются весьма продвинутой практикой, и Ринпоче предостерегал учеников от ухода в ретрит, пока они не достигли некоторой зрелости. Иногда, например, люди идут в ретрит, чтобы выполнить сто тысяч повторений определенной мантры, не ознакомившись заранее с практикой. Они думают, что приобретут опыт в процессе прохождения ретрита. Несмотря на то что процесс изучения и ознакомления с определенной практикой в течение длительного периода времени очень полезен, это не та деятельность, которой занимаются во время традиционного тантрического ретрита. Тот, кто не умеет плавать, не начинает свое обучение с того, что тренируется в бассейне по 12 часов ежедневно. Такая «храбрость», граничащая с авантюризмом, ведет к мышечным судорогам и переутомлению. Интенсивная тренировка предназначена только для опытных пловцов, которые выполняют ее с целью стать спортсменами высшего класса. То же самое можно сказать и относительно практики тантрических ретритов.

Далее, для выполнения тантрической практики требуется конфиденциальность. Иначе может возникнуть много помех. Ринпоче замечал, что многие западные ученики не только не хранили свои практики и достижения в тайне, но даже похвалялись ими. Он говорил, что абсурдно хвастаться тем, что вы великий йогин, выполняющий практику определенного образа Будды, если все, что вы сделали, – это короткий ретрит, в течение которого вы выполнили пару сотен тысяч повторений соответствующих мантр. А быть таким самонадеянным и надменным, учитывая, что вы даже не практикуете ежедневно развернутую садхану избранного йидама, – это просто абсурд. Ринпоче всегда объяснял, что развернутые садханы предназначены для начинающих. Эти садханы часто содержат более ста страниц и похожи на либретто для продолжительных оперных постановок. Короткие, или сокращенные, садханы предназначены для опытных практикующих, которые настолько хорошо знакомы со всей практикой, что за время декламации всего лишь нескольких слов могут проделать все необходимые визуализации.

Ринпоче говорил, что западным ученикам нужно отказаться от свойственного им стремления к тому, чтобы все учения и инструкции были им четко объяснены с самого начала, особенно когда дело касается тантры. Великие мастера Индии и Тибета, без всякого сомнения, обладали способностью писать ясные тексты. Тем не менее они использовали малопонятный стиль при написании текстов и делали это умышленно. Подача материала, касающегося тантры, в слишком очевидной и доступной форме может легко вызвать препятствия в практике и ее деградацию. Например, люди могут принять учения безоговорочно, со слепой верой, не прикладывая усилий к их пониманию и освоению.

Важная часть буддийских методик обучения состоит в том, чтобы заставить других задаваться вопросами о смысле. Если ученики искренне заинтересованы, они будут искать дальнейших разъяснений. Такой подход автоматически отсеивает тех, кто является «духовными туристами» и кто не хочет прилагать никаких усилий, необходимых для достижения просветления. Однако, если цель объяснения учений тантры состоит в том, чтобы устранить искаженное и негативное впечатление о ней, Его Святейшество Далай-лама одобряет публикацию подробных комментариев. Но они относятся только к теории, а не к конкретным практикам индивидуальных йидамов. «Пошаговое руководство пользователя» может побудить людей заняться продвинутыми практиками без руководства учителя, что может оказаться очень опасным.

Ринпоче также предостерегал, что наиболее опасным является легкомысленное отношение к защитникам Дхармы. Защитники Дхармы – это могучие силы, а зачастую и духи, которых укротили великие учителя прошлого. Они заставили этих, как правило, злонамеренных существ дать клятву в том, что они будут защищать Учение Будды и оберегать ею искренних последователей от вреда и препятствий. И только великие йогины могут держать их под контролем.

Ринпоче часто рассказывал историю об одном защитнике, который дал обет защищать практику монастыря, где основной дисциплиной были философские диспуты. Он должен был чинить помехи, такие как болезни и несчастные случаи, на пути каждого, кто пытался бы практиковать тантру на территории монастыря, в то время как ему следовало участвовать в диспутах. Только те монахи, которые завершили свое обучение в диалектике и которые затем прошли обучение в одном из двух тантрических колледжей, имели разрешение практиковать тантру, но даже им запрещалось это делать в пределах стен монастыря.

Один геше, когда он был еще студентом, имел обыкновение выполнять ритуал подношения на территории монастыря, сжигая можжевеловую хвою, как это принято в тантрической традиции. И его постоянно мучили препятствия. Затем он поступил в один из тантрических колледжей и после его окончания снова стал выполнять аналогичные подношения, но уже за стенами монастыря, на холме неподалеку. Спустя несколько лет, когда этот геше уже обрел прямое неконцептуальное постижение пустотности, защитник появился перед ним в видении. Свирепого вида дух принес свои извинения, сказав: «Прости, что я причинял тебе вред, но это было частью моего обета, данного основателю твоего монастыря. Теперь, когда ты достиг прямого восприятия пустотности, то, даже если бы я и хотел, я не смог бы повредить тебе».

Ринпоче подчеркивал важность этого примера. Игра с силами, контроль над которыми выше наших возможностей, может привести к бедствию. Он часто цитировал Его Святейшество, который говорил, что нужно всегда помнить, что защитники Дхармы – слуги будд. Только тот, кто полностью компетентен в практике стадии зарождения ануттарайога-тантры и обладает необходимой силой, может, трансформируясь в образ Будды, повелевать защитниками. Иначе в случае преждевременного обращения к подобным силам ситуация будет такая же, как в рассказе про маленького мальчика, который зовет огромного свирепого льва, чтобы тот защитил его. Лев может попросту проглотить ребенка. Его Святейшество учил, что карма, созданная нашими действиями, – наш наилучший защитник. Кроме того, не следует забывать о защите Трех драгоценностей – Будде, Дхарме и Сангхе, духовном сообществе высокореализованных мастеров, в которых мы принимаем прибежище.