Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Главная > Знакомство с буддизмом > Духовные учителя > Жизнь Будды Шакьямуни

Жизнь Будды Шакьямуни

Александр Берзин
Февраль 2005, отредактирована в апреле 2007 г.

Введение

Согласно традиционной буддийской датировке Будда Шакьямуни (Shakya thub-pa), также известный как Будда Гаутама (Gau-ta-ma), жил с 566 по 485 год до н.э. в центральной части северной Индии. Буддийские источники содержат многочисленные разнящиеся между собой жизнеописания Будды, снабженные дополнительными подробностями, которые появлялись постепенно, со временем. Поскольку первая буддийская литература была записана только через три столетия после ухода Будды, возникает трудность при попытке установить точность описания той или иной подробности, обнаруживаемой в этих жизнеописаниях. Однако нельзя пренебрегать достоверностью одних деталей по отношению к другим, только на том основании, что они появились в письменной форме позже. Многие описания могли долгое время передаваться в устной форме, в то время как другие были записаны.

Более того, традиционные биографии великих буддийских мастеров, включая самого Будду, в основном составлялись для дидактических целей, а не для сохранения исторических фактов. Особенно это касается биографий великих мастеров, которые строились таким образом, чтобы учить и вдохновлять последователей буддийского учения в их следовании духовному пути к достижению освобождения и просветления. Следовательно, чтобы получить максимальную пользу от изучения истории жизни Будды, мы должны понять ее именно в этом контексте и проанализировать те уроки, которые мы можем вынести из нее.

Источники

К самым ранним источникам, дающим сведения о жизни Будды, относятся несколько палийских сутр из собрания «Наставления среднего объема» (пали: Majjhima Nikaya), которые входят в священные тексты традиции тхеравада, и несколько текстов из собрания Винайи касательно правил монашеской дисциплины, которые относятся к различным школам хинаяны. Однако каждый из этих текстов дает лишь отрывочное представление о жизни Будды.

Первое более подробное жизнеописание появляется лишь в конце второго столетия до нашей эры в буддийских поэтических работах, таких как «Великие материи» (санскр. Mahavastu) хинаянской школы махасангхика. Этот текст, не входивший в «Три корзины учения» (sDe-snod gsum, санскр. Tripitaka), добавил, например, такую подробность, как рождение Будды принцем в царской семье. Другая подобная поэма появилась в литературе хинаянской школы сарвастивада – «Сутре обширной игры» (санскр. Lalitavistara Sutra; Лалитавистара-сутра). Позднее, основанная на раннем варианте махаянская версия этого текста (rGya-cher rol-pa’i mdo) была переработана и уточнена. В ней, например, объясняется, что Будда Шакьямуни достиг просветления намного эпох раньше, а свою эманацию в образе принца Сиддхартхи он явил для того, чтобы продемонстрировать другим путь достижения просветления.

Со временем некоторые биографии были добавлены в «Три корзины учения». Наиболее известная из них – «Деяния Будды» (Sangs-rgyas-kyi spyod-pa zhes-bya-ba’i snyan-ngag chen-po, санскр. Buddhacarita) поэта Ашвагхошы (rTa-dbyangs), написанная в первом столетии нашей эры. Другие версии жизни Будды появились даже еще позже в тантрах, таких как литература по практике Чакрасамвары (‘Khor-lo bde-mchog). Там мы находим такой факт, что, явившись Буддой Шакьямуни и давая учение «Сутр совершенной мудрости» (Sher-phyin mdo; санскр. Prajnaparamita Sutras; Perfection of Wisdom Sutras; сутры о праджняпарамите), Будда одновременно явил эманацию Ваджрадхары и учил тантрам.

Каждая подробность дает нам возможность узнать что-то новое и получить вдохновение. Однако давайте для начала взглянем на историческое описание жизни Будды.

Рождение, начальный этап жизни и отречение

В соответствие с первыми историческими источниками, Шакьямуни (Shakya thub-pa) родился в богатой аристократической семье из касты воинов в государстве Шакья со столицей в Капилавасту (Ser-skya’i gnas), на границе нынешних Индии и Непала. Нет никаких упоминаний о том, что он был рожден принцем царской семьи. Только в более поздних источниках говорится о его царском происхождении и появляется имя Сиддхартха (Don-grub). Его отцом был Шуддходана (Zas gtsang-ma). В более поздних версиях появляется имя его матери – Майядеви (Lha-mo sGyu-‘phrul-ma) – и описание чудесного зачатия Будды во сне, в котором белый слон с шестью бивнями входит в ее бок, а также предсказание мудреца Аситы о том, что ребенок станет или великим властителем или великим мудрецом. Также, позднее появилось описание чудесного рождения Будды. Недалеко от Капилавасту в роще Лумбини (Lumbi-na’i tshal) он вышел из бока своей матери, сделал семь шагов и сказал: «Я явился». Там же упоминается о смерти его матери во время родов.

Юность Будды прошла в удовольствиях и наслаждениях. Он женился и у него родился сын Рахула (sGra-gcan ‘dzin). В более поздних биографиях также появляется имя его жены – Яшодхара (Grags ‘dzin-ma). Однако в возрасте двадцати девяти лет Будда отрекается от семейной жизни и царского престола и становится странствующим нищенствующим духовным искателем (dge-sbyong, санскр. shramana; шраман).

Важно понимать отречение Будды в контексте того времени и той социальной среды, к которым он принадлежал. Становясь странствующим духовным искателем, он не бросал жену и ребенка на произвол судьбы. Заботу о них взяли на себя другие члены его большой богатой семьи. Также не следует забывать, что Будда, будучи членом касты воинов, так или иначе однажды должен был покинуть дом и отправиться на войну. В семьях воинов это воспринималось как мужской долг. В древней Индии воины не брали с собой в поход семьи.

Хотя обычно войны ведутся с внешними врагами, настоящая война – это война против своих внутренних врагов, и это та война, на которую отправился Будда. То, что Будда оставил свою семью ради подобной цели, означает, что для духовного искателя посвятить всю свою жизнь подобной войне является долгом. В нашем современном мире, если мы покидаем семью, чтобы стать монахами и вступить в эту внутреннюю битву, нам необходимо позаботиться о том, чтобы наша семья не испытывала нужды. Это означает поддержку не только супруги (или супруга) и детей, а также и наших пожилых родителей. Но независимо от того, покидаем мы семью или нет, долгом каждого буддийского духовного искателя является уменьшение страданий посредством преодоления стремления к удовольствиям, как это делал Будда.

Чтобы пресечь страдания, Будда стремился постичь природу рождения, старения, болезни, смерти, перерождения, печали и неведения. Подробная версия первой встречи Будды с этими явленими появилась позднее в форме эпизода с возницей колесницы по имени Чанна, который возил Будду на прогулку по городу. Тогда Будда впервые увидел больного человек, старика, мертвеца и аскета, и Чанна объяснил Будде, что это означает. Осознав это, Будда пришел к ясному пониманию истины страдания, которое испытывает каждый, и возможности избавления от него.

Данный эпизод, касающийся получения помощи на духовном пути, аналогичен фрагменту из «Бхагавад-гиты», где описан разговор Арджуны (Srid-sgrub) со своим возницей Кришной (‘Dom-pa nag-po), который говорит о необходимости следовать своему долгу воина и сражаться в битве против своих родственников. В обеих историях (в буддийской и в индуистской) мы можем увидеть более глубокий смысл, который заключается в выходе за пределы стен нашей комфортной жизни, за пределы того, что нам привычно и близко, чтобы никогда не оставлять свой долг постижения истины. В каждом случае, колесница, возможно, олицетворяет собой сознание как средство, ведущее к достижению освобождения, а слова возницы в этом случае будут означать движущую силу, побуждающую наше сознание, а именно истинную природу реальности.

Обучение и просветление

Как странствующий духовный искатель, давший обет безбрачия, Будда обучался у двух учителей методам достижения различных уровней умственной устойчивости (bsam-gtan, санскр. dhyana; дхьяна) и медитативного состояния вне форм. Несмотря на то, что он был способен достичь этих глубоких состояний совершенной концентрации, находясь в которых, он более не испытывал ни страданий в их грубой форме, ни даже обычного мирского счастья, он не был удовлетворен. Эти высокие состояния давали только временное, непостоянное избавление от омраченных ощущений, и, конечно, не устраняли более глубокого всеобщего страдания, которое он стремился преодолеть. Затем вместе с пятью спутниками он практиковал суровый аскетизм, но это также не устранило тех глубоких проблем, которые связаны с подневольным круговоротом перерождений (‘khor-ba, санскр. samsara; сансара). И только в более поздних жизнеописаниях появляется эпизод о том, как Будда прервал свой шестилетний пост на берегу реки Найранджана (Chu-bo Nai-ranyja-na), когда девушка Суджата (Legs-par skyes-ma) поднесла ему миску с рисом в молоке.

Для нас пример Будды показывает, что достижение полного спокойствия или блаженства в процессе медитации не является ее целью. Тем более что такое состояние достижимо и без помощи медитации посредством искусственных препаратов, таких как наркотики. Уход в глубокий транс, самоистязание или самонаказание также не являются решением проблемы. Мы должны пройти весь путь к освобождению и просветлению и не довольствоваться теми духовными методами, которые оказываются недостаточными для достижения этих целей.

После отказа от аскетизма Будда в одиночестве медитировал в джунглях, чтобы преодолеть страх. Подсознательный страх – это более сильное проявление эгоизма и цепляния за несуществующее "я", даже более сильное, нежели то, что лежит в основе непреодолимого стремления к поиску удовольствий и развлечений. Так, в «Колесе острых орудий» (Blo-sbyong mtshon-cha’i ‘khor-lo; The Wheel of Sharp Weapons; Боевая чакра), сочинении десятого века нашей эры индийского мастера Дхармаракшиты (Dharma-rakshi-ta), используется образ блуждающего в джунглях ядовитых растений павлина, который символизирует бодхисаттв, применяющих и трансформирующих ядовитые эмоции желания, ненависти и неведения для помощи в преодолении эгоистичного отношения и цепляния за несуществующее "я".

После продолжительной медитации Будда достиг полного просветления в возрасте тридцати пяти лет. В поздних источниках содержатся подробности этого события – Будда достиг просветления под деревом бодхи (byang-chub-kyi shing) в местечке, называемом ныне Бодхгайя (rDo-rje gdan), после того, как отразил все атаки Мары (bDud). Завистливый бог Мара пытался помешать Будде достичь просветления, являя себя в ужасающих или привлекательных образах с тем, чтобы нарушить покой медитации Будды под деревом бодхи.

В ранних источниках Будда достигает просветления путем обретения трех видов знания: полного знания всех своих прошлых жизней, полного знания кармы и перерождений всех живых существ и полного знания четырех благородных истин. Более поздние источники объясняют, что с просветлением он достиг всеведения.

Распространение учения и основание монашеской общины

После достижения освобождения и просветления Будда не решался учить других этому пути. Он чувствовал, что никто не сможет его понять. Но индуистские боги Брахма (Tshang-pa) и Индра (dBang-po) умоляли его даровать учение. Согласно брахманистским учениям, которые впоследствии развились в индуизм, Брахма является творцом вселенной, а Индра – царем богов. Обращаясь к Будде с просьбой, Брахма сказал, что если Будда откажется давать учение, мир будет страдать бесконечно, и что, по крайней мере, некоторые люди поймут его слова.

Возможно, эта подробность является сатирическим элементом, призванным продемонстрировать превосходство учений Будды над методами, которые предлагались устоявшимися духовными традициями Индии того времени. В конце концов, если даже высшие из богов признают, что мир нуждается в учении Будды, потому что сами они не обладают методами, способными положить конец страданиям каждого, то мы, простые последователи, нуждаемся в этих учениях еще больше. Далее, в буддийском представлении, Брахма служит символом высокомерной гордыни. Его ложное мнение о том, что он всемогущий творец, является миниатюрным изображением нашей ложной убежденности в существовании истинного "я" – такого "я", которое может управлять всем в жизни. Такая ошибочная (омраченная) вера неминуемо ведет к разочарованиям и страданиям. Только учение Будды об истинном способе существования каждого из нас предлагает путь осуществления истинного прекращения этого реального страдания и истинных причин этого страдания.

Отвечая согласием на просьбу Брахмы и Индры, Будда отправляется в Сарнатх и там, в Оленьем Парке (Ri-dags-kyi gnas, санскр. Mrgadava), дает пяти своим прежним спутникам учение о четырех благородных истинах. В системе буддийской образности олень олицетворяет умеренность, таким образом, Будда учит благородному методу, который избегает крайности гедонизма и аскетизма.

Вскоре некоторое количество молодых людей из окрестностей Варанаси (Va-ra-na-si) присоединилось к Будде, став странствующими духовными искателями, строго придерживающимися обета безбрачия и живущими подаянием. Их родители стали учениками-мирянами, которые посредством подаяний поддерживали эту группу. Когда кто-либо из членов группы становился в достаточной мере обученным и сведущим, Будда отправлял его учить других. Таким образом, группа последователей Будды быстро увеличивалась, и вскоре они установили и сформировали отдельные «монашеские» общины в различных местах.

Эти монашеские общины Будда организовал, руководствуясь практическими принципами. Монахи, если конечно мы можем использовать данный термин применительно к той ранней эпохе, позволяли желающим вступать в общину, однако были вынуждены придерживаться определенных ограничений, чтобы избежать конфликтов со светской властью. Поэтому Будда не позволял вступать в монашескую общину преступникам, тем, кто находился на царской службе, например в армии, не свободным от рабства невольникам, а также тем, кто был поражен заразными болезнями, такими как проказа. Также в общину не мог быть принят никто моложе двадцати лет. Будда стремился избежать любых неприятностей, а также обеспечить уважение общества к общинам и учению о Дхарме. Это говорит нам о том, что мы, как последователи Будды, должны уважительно относиться к местным традициям и поступать достойно, чтобы у людей сложилось хорошее представление о буддизме и возникло уважительное отношение к нему.

Вскоре Будда возвратился в Магадху (Yul ma-ga-dha), царство, в котором находилась Бодхгайя. Он был приглашен в столицу Раджагриху (rGyal-po’i khab) – современный Раджгир – царем Бимбисарой (gZugs-can snying-po), который стал его покровителем и учеником. Там же к разрастающейся общине Будды присоединились два друга Шарипутра (Sha-ri’i bu) и Маудгальяяна (Mo’u dgal-gyi bu), ставшие его ближайшими учениками.

Через год после достижения просветления Будда вернулся в свой родной город Капилавасту, где его сын Рахула присоединился к монашеской общине. Ранее двоюродный брат Будды, славящийся своей красотой Нанда (dGa’-bo), оставил дом и стал монахом. Отец Будды, царь Шуддходана, был опечален тем, что линия его рода была прервана, поэтому он попросил Будду, чтобы впредь, прежде чем стать монахом, сын должен был получать согласие своих родителей. Будда полностью с ним согласился. Смысл этой подробности в биографии заключается не в том, что Будда был жесток к своим родителям, скорее она призвана продемонстрировать, насколько важно не порождать враждебного отношения к буддизму, особенно в собственных семьях.

Более поздний эпизод, касающийся встречи Будды со своей семьей, описывает то, как он, используя свои сверхъестественные способности, отправляется на небеса Тридцати трех богов или, как гласят некоторые источники, на небеса Тушита (dGa’-ldan) и даровал учение переродившейся там матери. Это символизирует важность признательного отношения за материнскую доброту и желания отплатить за нее.

Разрастание монашеской общины

Первые сообщества буддийских монахов были небольшими, в них входило не более двадцати мужчин. Каждая община была автономной и придерживалась границ, которые определяли территорию, предназначенную для обходов, совершаемых монахами в поисках подаяния. Во избежание раздоров все решения, касающиеся деятельности отдельно взятой общины, принимались путем голосования, с учетом мнения всех ее членов. У этих общин не было безоговорочных лидеров, наделенных авторитарной властью. Напротив, Будда учил своих последователей воспринимать в качестве авторитета учение о Дхарме как таковое. Даже правила монашеской дисциплины, в случае необходимости, могли быть изменены, однако любые изменения должны были основываться на решении, выработанном общими усилиями всех членов общины.

Царь Бимбисара предложил Будде перенять обычаи других групп духовных искателей, живущих подаянием, таких как, например, джайны (gCer-bu-pa), и каждую четверть месяца проводить собрание (gso-sbyong, санскр. uposhadha). В соответствии с этой традицией члены духовной общины собирались в начале каждой фазы луны для обсуждения учения. Будда согласился, что демонстрирует его открытость к советам следовать обычаям своего времени. На самом деле, многие стороны жизни своих духовных общин и структуру учения Будда создал по образцу общин джайнов. Основатель джайнизма, Махавира, жил около пятисот лет до Будды.

Вскоре Шарипутра попросил Будду сформулировать правила для кодекса монашеской дисциплины. Однако Будда решил немного подождать до тех пор, пока не возникнут какие-либо характерные проблемы, и тогда установить обет для избежания любых повторений подобных происшествий в будущем. Будда использовал такой подход как в отношении поступков, вредоносных по своей природе, то есть приносящих вред каждому, кто их совершает, так и в отношении нейтральных с этической точки зрения действий, запрещенных лишь определенным людям в определенных ситуациях и по определенным причинам. Таким образом, дисциплинарные нормы (‘dul-ba, санскр. vinaya) были практичными, созданными для специальных целей и, по расчетам Будды, помогали избегать проблем и не провоцировать правонарушений.

Затем, основываясь на этих дисциплинарных нормах, Будда установил традицию перечисления обетов во время проводимого каждую четверть лунного месяца собрания монахов, на котором все монахи вместе открыто признаются в совершенных нарушениях. Изгнание из общины применялось в качестве наказания за самые серьезные нарушения, в остальных случаях наказанием являлся только позор испытательного срока, в течение которого провинившийся мог быть исключен из общины за малейший проступок. Позднее, эти встречи стали проводиться только два раза в месяц.

Другой традицией, учрежденной Буддой, стал проводимый в сезон дождей трехмесячный ретрит (dbyar-gnas, санскр. varshaka), в течение которого монахи, как правило, оставались на одном месте и избегали странствий. Это делалось для того, чтобы предотвратить повреждение зерновых культур монахами, которые были вынуждены идти через поля, когда дороги были затоплены. Следование традиции проведения ретрита в сезон дождей привело к основанию постоянных монастырей. И вновь, такое развитие произошло в результате желания избежать причинения любого вреда общине мирян и стремления приобрести их признание. Строительство постоянных монастырей также было перенято из соображений практичности.

Начиная со второго ретрита и далее, Будда провел двадцать пять таких ретритов в сезон дождей в роще Джетавана (rGyal-bu rgyal-byed-kyi tshal), расположенной на краю Шравасти (gNyan-yod), столицы царства Кошала (Ko-sa-la). Здесь, меценат Анатхапиндада (mGon-med zas-sbyin) построил для Будды и его монахов монастырь, а царь Прасенаджит (rGyal-po gSal-rgyal) в дальнейшем содержал общину. Этот монастырь в Джетаване стал местом свершения многих великих событий в жизни Будды. Наиболее известным из них является победа Будды над главами шести крупнейших небуддийских школ того времени в состязании силы сверхъестественных способностей.

В наше время никто из нас не способен совершать сверхъестественные поступки. Тем не менее, чтобы одержать победу над своими оппонентами, Будда охотнее использовал сверхъестественные силы, нежели логику, и это означает, что если умы других людей закрыты разумным доводам, лучшим способом доказать обоснованность нашего понимания будет демонстрация нашего уровня постижения на деле. Как гласит английская поговорка: «Поступки говорят громче слов».

Учреждение женской монашеской общины

Позднее, в рамках своей учительской деятельности, Будда по просьбе своей тети Махапраджапати (sKye-dgu’i bdag-mo chen-mo) основал в Вайшали (Yangs-pa-can) общину монахинь. Сначала он не хотел учреждать такой общины, но затем решил, что это будет возможно в том случае, если монахиням будет предписано соблюдение большего числа обетов, нежели монахам. Поступая так, Будда не подразумевал этим, что женщины в сравнении с мужчинами являются менее дисциплинированными и нуждаются в большем обуздании с помощью соблюдения большего числа обетов. Скорее, он опасался, что основание женской общины создаст дурную славу его учению, послужит причиной преждевременного исчезновения учения. Прежде всего, Будда хотел избегнуть возникновения неуважительного отношения к общине в целом, поэтому община монахинь должна была быть вне каких-либо подозрений в безнравственном поведении.

В общем, однако, Будда не хотел разрабатывать правила и велел уменьшать их количество, в случае ненужности признавая их недействительными. Его политика показывает взаимодействие двух истин – глубочайшей (абсолютной) истины и обусловленной (относительной) истины, которая зависит от местных традиций. Несмотря на то что с точки зрения глубочайшей истины в учреждении женского монашеского ордена нет никаких проблем, чтобы избежать презрительного отношения обычных людей к буддийскому учению, потребовалось установить для монахинь большее количество правил. На уровне глубочайшей истины мнение общества не имеет значения, однако относительная истина заключается в том, что для буддийской общины важно заслужить уважение и доверие общественности. Таким образом, в современную эпоху и в современном обществе, где любое предубеждение со стороны буддийских обычаев в отношении монахинь, женщин вообще или любой другой социальной группы вызывает неуважительное отношение к буддизму, подход Будды заключается в изменении этих обычаев в соответствии с нормами времени.

В конце концов, терпимость и сострадание являются основными идеями учения Будды. Например, Будда побуждал новых учеников, которые раньше поддерживали другие религиозные общины, продолжать это делать. Внутри буддийской общины он также учил ее членов заботиться друг о друге. Например, если кто-то из монахов болел, другие монахи должны были заботиться о нем, потому что все они являлись членами буддийской семьи. Это также ценное наставление для всех буддистов-мирян.

Дидактический метод Будды

Будда учил других как на примере своей жизни, так и путем устных наставлений. Впоследствии он придерживался двух методов, применение которых зависело от того, давал ли он учение группе или отдельной личности. Для группы Будда, как правило, излагал учение в форме проповеди, часто разными словами повторяя один и тот же пункт, чтобы слушатели могли лучше его запомнить. Однако, давая индивидуальные наставления, – часто после приема пищи у какого-нибудь домохозяина, который пригласил Будду и его монахов на обед – Будда использовал другой подход. Он никогда не возражал и не оспаривал точку зрения своего слушателя, напротив он принимал позицию этого человека и начинал задавать вопросы, чтобы помочь слушателю прояснить его собственные воззрения. Таким способом Будда подводил человека к совершенствованию собственной позиции и постепенному обретению более глубокого понимания реальности. Примером этого может служить то, как Будда привел гордого члена жреческой касты брахманов к пониманию того, что превосходство проистекает не из касты, в которой рождается человек, а из индивидуального развития положительных качеств.

В качестве другого примера можно привести наставления Будды, данные им отчаявшейся матери, которая принесла Будде своего мертвого сына и попросила вернуть его к жизни. Будда велел ей принести горчичное зерно из дома, который никогда не посещала смерть, и тогда он посмотрит, что можно сделать. Женщина ходила от дома к дому, однако каждый домохозяин пережил чью-то смерть в своем доме. Постепенно она осознала, что каждому суждено рано или поздно умереть. Таким образом, она смогла сохранить большее спокойствие ума во время кремации тела ее мертвого сына.

Метод, который использовал Будда, показывает нам, что, когда дело касается индивидуальных встреч, лучший путь помощи людям – не противоречить. Самым эффективным средством будет помочь им задуматься над собой. Однако, для групп людей, желающих изучать Дхарму, мы должны объяснять последовательно и понятно.

Козни против Будды и раскол монашеской общины

За семь лет до ухода Будды в паринирвану его завистливый двоюродный брат Девадатта (Lhas-byin) замыслил занять место Будды и стать главой монашеской общины. Точно так же принц Аджаташатру (Ma-skyes dgra) задумал свергнуть своего отца – царя Бимбисара и стать правителем Магадхи. Таким образом, они сговорились. Аджаташатру совершил попытку покушения на жизнь Бимбасара в результате которой царь отрекся от своего трона в пользу сына. Увидев успех Аджаташатры, Девадатта попросил его убить Будду, однако все попытки убить Будду провалились.

Затем Девадатта пытался увести монахов от Будды, утверждая, что он, Девадатта, всегда был более благочестивым, нежели его двоюродный брат, и поэтому его комплекс дисциплинарных норм более строгий. Согласно «Пути очищения» (пали: Visuddhimagga), сочинению четвертого века нашей эры тхеравадинского мастера Буддхагхоши, предложения Девадатты для монахов включали:

  • ношение одеяний, сшитых из кусочков лохмотьев,
  • ношение только трех элементов монашеского одеяния,
  • прошение подаяния и отказ от приглашений к приему пищи в доме,
  • во время обхода в поисках подаяния не пропускать ни одного дома,
  • съедать все, что было собрано во время подаяния, за один раз,
  • прием пищи только из своей чаши для подаяния,
  • отказ от любой другой пищи,
  • жить только в лесу,
  • жить под деревом,
  • жить только на открытом воздухе, не в домах,
  • пребывание, главным образом, в местах расчленения, кремирования или скармливания хищникам трупов умерших людей,
  • во время непрерывных странствий от места к месту, удовлетворяться найденным для остановки местом, каким бы оно ни было,
  • спать в сидячей позиции, никогда не спать в позиции лежа.

Будда сказал, что если его монахи хотят придерживаться этих дополнительных правил, то это хорошо; но никто не обязан так поступать. Некоторое количество его монахов, тем не менее, предпочли последовать за Девадаттой и таким образом, покинув общину Будды, образовали свою собственную.

В школе тхеравады дополнительные дисциплинарные нормы, установленные Девадаттой, называются тринадцатью ветвями выполняемой практики (пали: dhutanga). Лесная монашеская традиция, которая и ныне функционирует, например, в современном Таиланде, по-видимому, происходит от данной практики. Самым знаменитым практиком, придерживающимся такой строгой дисциплины, был ученик Будды Махакашьяпа (‘Od-bsrung chen-po). Кроме того, многие из этих разновидностей дисциплинарных норм соблюдаются странствующими праведниками (санскр. sadhu) в индуистской традиции. Кажется, что их практика является продолжением традиции живущих подаянием, странствующих духовных искателей времен Будды.

В школах махаяны есть подобный перечень двенадцати характеристик выполняемой практики (sbyangs-pa’i yon-tan, санскр. dhutaguna). В этот перечень не включается правило «не пропускать ни одного дома во время сбора подаяния», также добавляется «ношение одежды, выброшенной в мусор», а «прошение подаяния» и «прием пищи только из своей чаши для подаяния» понимается как одно правило. Позднее, в индийской традиции значительное количество этих дисциплинарных принципов соблюдалось практиками тантры с высоким постижением (grub-thob chen-po, санскр. mahasiddha), упоминания о которых можно найти как в буддизме махаяны, так и в индуизме.

В то время откол от устоявшейся буддийской традиции и создание другой общины – например, в современных терминах, создание отдельного Дхарма-центра – не было проблемой. Такое действие само по себе не является «внесением раскола в монашескую общину», одним из пяти тягчайших преступлений (mtshams-med lnga). Тем не менее, Девадатта произвел именно раскол и совершил именно такое преступление, поскольку отделившаяся и последовавшая за ним группа питала крайнюю неприязнь по отношению к монашеской общине Будды и, жестоко ее критиковала. Как гласят некоторые источники, дурные последствия этого раскола давали о себе знать на протяжении нескольких веков.

[Перечень пяти тягчайших преступлений см.: Коренные обеты бодхисаттвы.]

Эпизод раскола говорит нам о том, что Будда был чрезвычайно толерантным и не был фундаменталистом (крайним консерватором). Если его последователи хотели принять более суровый кодекс дисциплины, нежели тот, который установил для них он сам, это было приемлемо; если такое желание у них отсутствовало, это тоже было нормально. Никто не был обязан практиковать то, чему учил Будда. Даже если монах или монахиня хотели оставить монашескую общину, это тоже было нормально. Однако крайне разрушительным действием является раскалывание буддийской общины, особенно монашеской общины, на две или более группы, одна из которых (или обе) крайне недоброжелательно настроена по отношению к другой и пытается дискредитировать ее или причинить какой-либо вред. Даже присоединение к одной из этих враждующих группировок впоследствии и участие в процессе дискредитации, который она осуществляет в отношении другой группы, является в высшей степени губительным. Однако если одна из групп вовлечена в разрушительную или дурную деятельность или же придерживается пагубных норм дисциплины, тогда сострадание требует того, чтобы мы предостерегли людей от присоединения к этой группе. Но к побудительному мотиву такого действия никогда не должны примешиваться чувства гнева, ненависти или стремление к отмщению.

Уход Будды

Несмотря на то, что, достигнув освобождения, Будда вышел за рамки опыта обычной неуправляемой смерти, все-таки в возрасте восьмидесяти одного года он решил, что будет полезно дать своим последователям учение о непостоянстве и оставить тело. Перед тем, как сделать это, Будда дал своему спутнику Ананде (Kun-dga’-bo) возможность попросить о том, чтобы он, Будда, жил и учил дольше, но Ананда не понял намек Будды. Это говорит о том, что Будда учит только, когда его об этом попросили, а если никто не просит или никто не интересуется учением, тогда он уходит в другое место, туда, где может принести больше пользы. Наличие учителя и учения зависит от учеников.

Затем, в Кушинагаре (Ku-sha’i grong-khyer, gNas rtsva-mchog), в доме Чунды, Будда смертельно заболел после принятия пищи, которую этот покровитель преподнес Будде и группе его монахов. Будучи при смерти, Будда сказал своим монахам, что если у них остались какие-либо сомнения или неразрешенные вопросы, им следует полагаться на учение о Дхарме, которое он преподал, и собственную внутреннюю дисциплину. Теперь это будет для них учителем. Таким образом, Будда указывал на то, что каждый человек сам для себя должен постигать сущность учения. Не было абсолютного авторитета, способного ответить на все вопросы. Затем, Будда покинул этот мир.

Чунда совершенно обезумел, думая, что это он отравил Будду. Однако Ананда утешил домохозяина, сказав, что, на самом деле, он создал огромную позитивную силу или «заслугу», поскольку поднес Будде последнюю перед его уходом еду.

Будда был кремирован, а его останки были помещены в ступы – сооружения, в которых хранятся мощи святых – в особенные места, которые стали главными буддийскими центрами паломничества:

  • Лумбини, где Будда родился,
  • Бодхгайя, где Будда достиг просветления,
  • Сарнатх, где он впервые преподал учение о Дхарме,
  • Кушинагар, где он ушел из этого мира.

Заключение

В различных буддийских традициях даются разные жизнеописания Будды. Эти различия показывают, каким образом каждая традиция представляет себе Будду, а также обращают наше внимание на то, чему может научить пример его жизни.

  • В хинаянских версиях речь идет только об историческом Будде. Они показывают, как усердно Будда работал над собой для достижения просветления, и таким образом мы сами учимся прикладывать усилия.
  • Согласно основным махаянским версиям, Будда достиг просветления множество эонов тому назад. Проявив себя в форме человека, свершившего двенадцать просветляющих деяний, Будда учит нас тому, что просветление влечет за собой непрекращающуюся деятельность ради всех живых существ.
  • В источниках ануттарайога-тантры Будда одновременно проявился как Шакьямуни, дающий учение «Сутр о далеко ведущем распознавании» (The Prajnaparamita Sutras, Сутры о совершенной мудрости), и как Ваджрадхара, дающий учение тантры. Это указывает на то, что практика тантры целиком основывается на учении школы мадхьямаки о пустоте.

Таким образом, мы можем почерпнуть много полезного из каждого варианта жизни Будды и обрести вдохновение на различных уровнях.