Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Главная > Знакомство с буддизмом > Современная адаптация буддизма > Развитие беспристрастного отношения к себе: Преодоление непринятия себя > Занятие пятое: Пять решений для развития беспристрастия к себе

Развитие беспристрастного отношения
к себе: Преодоление неприятия себя

Александр Берзин
Москва, Россия, сентябрь 2010
русский перевод: Евгений Бузятов

Занятие пятое: Пять решений для развития беспристрастия к себе

расшифровка аудио
Слушать аудиоверсию этой страницы (1:10)
We’ve been going through the nine points concerning how to develop an equal attitude toward ourselves throughout our lives, an attitude of kindness to ourselves.

Мы начали девять пунктов, или девять шагов, по развитию беспристрастного отношения к себе в разные периоды своей жизни. Здесь мы говорим о беспристрастном и добром отношении к себе.

We’ve gone through six of these nine points and we have three more to cover.

Мы прошли шесть из девяти пунктов, и у нас остались ещё три.

So the next one, the seventh, is if I were truly horrible, or truly special and wonderful, or truly a nobody, then the Buddhas and the great masters would see me that way – but they don’t.

Если бы я на самом деле был ужасным человеком, или, наоборот, прекрасным человеком, или был бы никем, то тогда и учителя, великие реализованные мастера, будды, видели бы меня точно таким же, но это не так.

Well, that’s a difficult one if we haven’t met any Buddhas, which probably we haven’t, and if we aren’t closely associated with any great spiritual masters.

И это непростой пункт, особенно если мы никогда не встречали будд, а, наверно, мы их действительно не встречали, или, во всяком случае, если мы не близко знакомы с каким-нибудь высоким ламой.

But I’ve had the privilege to be close to some really great spiritual masters – His Holiness the Dalai Lama, his teachers, and so on –

Мне вот, например, выпала честь быть знакомым с такими великими учителями: с Его Святейшеством Далай-ламой и другими.

and I can tell you, from my experience, that nobody is special for them. Everybody is the same.

И я могу из своего опыта сказать, что для них действительно никто не особенный: все кажутся им одинаковыми.

They are equally open to everyone.

То есть они в равной степени открыты каждому.

I always think of the example of my own main teacher, Serkong Rinpoche.

И я часто вспоминаю пример моего главного учителя Серконга Ринпоче.

I was with him as his interpreter for nine years, went around the world with him,

Я работал с ним девять лет его переводчиком, и я путешествовал по разным странам мира.

and was with him when we met the previous Pope and when we would meet drunkards on the street. He was the same toward both, whether the Pope or a drunkard. He was the same toward both, whether the Pope or a drunkard.

Пока я всё время был с ним, я обратил внимание, что он относится к другим людям одинаково, будь то Папа Римский, с которым мы вместе были на встрече, или какой-нибудь пьяный человек на улице.

Or the Dalai Lama with presidents of various countries or just ordinary people, that – as he greets, as he walks in to an event – it’s the same openness, same warmth. Nobody special.

Или когда Далай-лама встречается с президентами различных стран или с обычными людьми на улице, он относится к ним в равной степени с открытостью, с добрым сердцем, и не так, что он выделяет кого-то.

It doesn’t mean being cold and with no feeling toward everybody equally. That means being open, and warm, and kind, and happy to meet anybody.

И это не означает, что он в равной степени холоден ко всем: это отношение беспристрастное, оно подразумевает также и теплоту, любовь, сочувствие и радость от встречи с другими людьми.

I was always amazed with Serkong Rinpoche because we traveled to many Buddhist centers around the world and there would usually be a Tibetan teacher there and Rinpoche didn’t seem to have anybody who was his best friend. No matter who he was with, he was acting toward them – toward these Tibetan teachers – as if they were his best friend. It was really quite extraordinary; he was the same with all of them.

И мы путешествовали по разным буддийским центрам во множестве стран мира с Серконгом Ринпоче, и у него было множество друзей – тибетских учителей, лам, которые в этих центрах работали, и я заметил, что у него нет какого-то одного близкого друга среди них: он относится к ним ко всем одинаково – так, как будто каждый из них и есть его близкий друг.

So if we ourselves were truly horrible, or truly special and wonderful, or truly a nobody, the Buddhas and the great teachers would see us as that, and they don’t. They would see us like that if we were truly like that, and they don’t.

И здесь, в этом пункте мы думаем о том, что если бы мы действительно были какими-то особенными или, наоборот, были бы ужасными людьми, то и учителя, и будды, они видели бы нас такими же. Но это не так, они видят нас иначе.

[silence]

[пауза]

In fact, we could include in this first point that not only the gurus, but everybody would see us this way, and they don’t.

Следующий пункт или шаг – и мы это могли бы также включить или совместить с предыдущим, – что не только будды и учителя видели бы нас такими, какими мы сами себе кажемся, но они нас видят иначе, но и все остальные существа – точно так же.

It’s really funny because if we analyze we often say, “Well, they don’t really know me. If they really knew me they would know what a horrible person I am. But they don’t know the real me.”

Например, мы можем здесь исследовать, иногда мы думаем так: «Он меня – или она меня – не знает. Если бы он действительно узнал бы меня, то тогда бы понял, какой я на самом деле ужасный человек. Но настоящего меня они не знают».

But then again, this is identifying with the false “me.” Just choosing the negative things and exaggerating them, and forgetting about everything else concerning ourselves.

Но опять это будет ложное «я»: мы выбираем какой-то один момент нашей жизни, что-то плохое, и отождествляемся полностью с ним, забывая про все остальные.

Again, as I mentioned before several times, everybody has strong points, everybody has weak points. Nothing special about that. A little bit more, a little bit less, but nothing special.

Как я уже несколько раз отмечал, у каждого человека есть сильные стороны и слабые, и у кого-то их больше, у кого-то меньше, но у всех они есть, поэтому ничего особенного в нас нет.

The next point, number eight. If I were truly an awful person – or truly a wonderful person, or truly a nobody who doesn’t count – I would always have to be like that.

И восьмой пункт, он звучит так: если бы я действительно был чудесным человеком, или ужасным, или если бы я был никем, то я всегда был бы таким, но это не так.

That could never change, and our attitudes about ourselves could never change.

У нас никогда бы отношение к себе не могло измениться.

But that’s not the case. Circumstances do change and our attitudes about ourselves do change, if we look over our lives.

Но это не так. Обстоятельства изменяются, изменяется и наше отношение к себе: если мы посмотрим на свою жизнь, за весь этот промежуток времени наше отношение к себе менялось.

Just think about it. When we’re in a good mood, what our attitude is to ourselves; and when we’re in a bad mood. It’s quite clear that our attitudes change.

Например, можем вспомнить: когда мы в плохом настроении у нас одно отношение к себе, когда мы в хорошем настроении – уже другое. То есть очень ясно видно, что от нашего настроения зависит и наше отношение к себе.

[silence]

[пауза]

You see, the confusion here

И возможное заблуждение здесь –

is that we feel that somehow as a person we are inherently a good person – or inherently a bad person, or inherently a nobody – as if this were our true nature.

мы знаем, что мы человек, или личность, и нам кажется, что мы – или уж мы хороший человек, или плохой, и у нас есть какая-то присущая нам природа: что мы или хороший, или плохой человек.

Irrelevant, not at all dependent or relative to our mood, or to what’s going on, or to different periods in our life, or anything.

И это ни от чего не зависит: ни от нашего настроения, ни от обстоятельств нашей жизни, ни от различных её периодов.

There’s a big difference here when we talk about just me as a person. Being a person, an individual, is a neutral phenomenon, neither good nor bad. A hand is neither good nor bad. A hand is just a hand.

И основной момент здесь в том, что мы личность, мы индивидуум и сам факт этот, он нейтральный: это не хорошо и не плохо. Точно так же как – вот у нас есть рука – рука это и не хорошо, и не плохо.

Now some things that we might have done are destructive; negative. Some things that we might have done are positive. Some things that might have happened were painful. Some other things might have been pleasurable. That’s something else. But as a person, we’re neither good nor bad.

Другое дело, что из того, что мы в жизни делали, что-то может быть отрицательным, разрушительным, что-то может быть, наоборот, положительным. И мы могли испытывать болезненные ощущения или, наоборот, счастье, удовольствие, но сами по себе как личность мы не хорошие и не плохие.

And as part of human nature, I want to be happy and I don’t want to be unhappy. Everybody does. And as basic human rights, I have the right to be happy and not to be unhappy.

И мы как люди стремимся к тому, чтобы быть счастливыми и стремимся избежать несчастья, и это наше право – право человека быть счастливыми и не страдать.

And shortcomings can be overcome; they’re not something which is permanent and unchanging.

А недостатки, которые у нас есть, мы можем преодолеть: они не есть что-то постоянное и неизменное.

And if we’ve made mistakes in life – well, some mistakes you can remedy; others, you just deal with it and make the best of the mistake that we might have made. A bad investment and we lost money. I mean, you make the best of it.

Хотя мы допустили какие-то ошибки, какие-то мы исправить уже не можем, какие-то мы можем, мы можем что-то противопоставить, какое-то противоядие использовать, для того чтобы эти ошибки как-то компенсировать. Например, если мы вложили деньги и потеряли их.

If you’ve lost the money, you’ve lost the money. So there’s nothing that you can do. So you try to adjust to the situation. The reality is, “Okay, I lost the money. Now what do I do?”

Иногда мы не можем компенсировать никак это действие. Если мы потеряли уже деньги, это случилось, и мы не можем ничего изменить, и нам нужно просто жить дальше: «Что нам теперь делать?»

Or I might have made a mistake. That doesn’t make me a bad person, as a person. It was a stupid mistake, that’s all.

Если мы сделали какую-то ошибку, это не значит, что мы плохой человек. Да, это была глупая ошибка, но не более того.

So we have to differentiate here: “me” as a person, and what I might have done, or various characteristics, qualities that I might have, that can change according to circumstances.

Поэтому важно различать тот факт, что мы личность, и то, что мы делали, или какие-то качества, которые у нас есть, потому что это может со временем изменяться.

And that brings us to the ninth point.

Это приводит нас к девятому пункту.

If I were truly a horrible person – or so wonderful, or a nobody – I should have been like that my entire life

Если бы я был ужасным человеком, или прекрасным, или никем, то тогда это должно быть так на протяжении всей моей жизни.

and not just relative to some situation, something that happened.

И не только в какой-то одной ситуации, относительно какой-то одной ситуации.

But that’s impossible. Now here we’re talking about not inherently wonderful, or terrible, and so on. We’re talking about my attitude toward myself.

И здесь мы говорим не только о том, что мы ужасный или прекрасный человек, но и о своём отношении к этому.

My attitude toward myself, if I were definitely one way, should be always that way, regardless of situations.

То есть если бы действительно я считал себя всегда, например, хорошим человеком, то тогда во всех ситуациях я должен считать себя хорошим.

But the fact is that, depending on different situations – I succeeded, I failed, I made a good choice, I made the wrong choice, wrong decision – my attitude changes, has changed in the past, and undoubtedly this is how it works.

Но на самом деле, если мы посмотрим на разные ситуации, когда мы достигаем успеха или, наоборот, терпим поражение, принимаем правильное или неправильное решение, наше отношение к себе меняется. И так было в прошлом, как мы можем видеть, и мы понимаем, что так оно и есть, так оно и работает.

So there’s no point in having this disturbing attitude toward myself. “This is the way that I definitely am.” It doesn’t have to be like that. We can change it

Поэтому нет необходимости придерживаться отрицательного отношения к себе, думая, что «я плохой, и так оно и есть и так всегда будет». На самом деле мы можем это изменить.

if we understand that our feeling toward ourselves has been dependent on circumstances or situations, but basically there’s nothing wrong about me, there’s nothing special about me, then we can have an equal attitude toward ourselves at all times. Equal one, of kindness and respect. Self-respect, very important.

И если мы понимаем, что, хотя наше отношение к себе меняется в разных ситуациях, если мы возьмём в целом и посмотрим, то с нами всё в целом нормально – не то чтобы с нами что-то не то. И мы не являемся каким-то особенно выдающимся человеком. И на основании этого беспристрастного отношения мы можем относиться к себе с добротой и уважением. И здесь самоуважение – также один из тех факторов, которые нам нужны.

[silence]

[пауза]

I think that – particularly as Buddhist practitioners, but not necessarily limited to Buddhist practitioners – we tend to think that we need to be perfect.

Я думаю, что мы как буддийские практикующие, – хотя не обязательно это происходит только с буддийскими практикующими, – нам зачастую кажется, что мы должны быть совершенными.

And if we’re not perfect, we’re bad. We think we’re bad. “I’m no good. I’m a failure.”

И если мы видим, что мы несовершенны, нам кажется: «Я плохой, я неудачник».

But I think we need to remember that I’m not yet a Buddha.

Но, я думаю, нам важно помнить, что мы пока ещё не будды.

And human beings make mistakes.

Люди допускают ошибки.

And so just because I make mistakes, there’s nothing special about that, is there? What do I expect?

И просто потому, что я делаю какие-то ошибки, это не значит, что со мной что-то не так, что происходит что-то не то, что-то особенное. На самом деле это совершенно нормально: я человек, что ещё я могу ожидать.

So there’s no reason to hate myself, have such a low opinion of myself, just because I made a mistake. It’s an unrealistic expectation that I’m never going to make mistakes and that I’m never going to fail in what I try to do. Of course I will.

И если мы делаем какую-то ошибку, нет повода себя ненавидеть за это, потому что нам и не следует ожидать от себя, что мы перестанем совершать сейчас ошибки, никогда больше не будем ошибаться. Это нереалистично: конечно, ошибки у нас ещё будут.

All of these unfortunate things that happen, they happen from various circumstances. They happen on the basis of my confusion. There are many, many causes for these unpleasant things to happen. But as a person – person: neutral phenomenon.

И те неудачи, которые у нас происходят, они происходят из-за множества разных причин, и в том числе из-за нашего заблуждения, неправильного понимания. И дело не в том, что мы плохой человек: именно человек или личность – это нейтральное явление.

So we try our best and try to learn from our mistakes

Мы стараемся делать то, что можем, и учимся на своих ошибках.

without being judgmental about ourselves: “I’m so wonderful,” or “I’m so horrible.”

И не стараемся судить себя, думая: «Я так чудесен», – или: «Я так ужасен».

Now we have a set of five decisions that come from this way of thinking.

И если мы таким образом размышляем, мы приходим к пяти решениям.

The first is: no matter how well or poorly I do, I will develop an equal, kindly attitude toward myself.

Первое: как бы хорошо или плохо у меня ни шли дела, я буду стараться развивать беспристрастное отношение к себе, доброе и беспристрастное отношение к себе.

When I have self-hatred or an overly high opinion of myself, it harms my ability to help others.

Если у меня возникает ненависть к себе, или я, наоборот, преувеличиваю собственную значимость, то это мешает мне помогать другим.

Same if I think I’m a nobody: it harms my ability to help others,

Точно так же и если я думаю, что я никто, это тоже мешает моей способности помогать другим.

in addition to just making me unhappy.

Это ещё помимо того, что таким образом мы сами становимся несчастными.

Therefore, the decision here is I resolve to try my best to get rid of it. Get rid of these disturbing emotions and attitudes toward myself. They’re just troublemakers.

И мы принимаем решение избавиться от этих беспокоящих эмоций, состояний ума в отношении себя – они только источник наших проблем.

[silence]

[пауза]

Then second: we think about how all unhappiness comes from cherishing the false “me.”

Второе решение – мы понимаем, что все наши проблемы возникают из-за того, что мы лелеем наше ложное «я».

“Cherishing” here means being totally preoccupied with this false “me” – that it’s so, so important.

Если мы озабочены собой и себялюбивы, это возникает из-за этого ложного «я»: нам кажется, что мы очень, очень важны, и мы собой становимся одержимы.

But remember the false “me” doesn’t exist at all; it’s just something that we project, this solid “me” that then we identify with being so wonderful, or so horrible, or such a nobody.

Но помните, что этого ложного «я» на самом деле не существует, просто нам зачастую кажется, что у нас есть такое прочное «я» – некий предмет, некий объект «я», который мы начинаем считать или прекрасным, или ужасным, или ничем и никем.

But when I have self-hatred – this low, negative attitude toward myself – it makes me unhappy, doesn’t it?

Но когда у нас возникает такое отрицательное отношение к себе, мы чувствуем несчастье. Не правда ли?

And when I’m so attached to myself that I’m absolutely completely self-preoccupied – worried about what’s going to happen, am I going to succeed, worrying that I’m going to get sick, just clinging, overly protective toward myself – it’s also a very unhappy state of mind.

И когда мы чувствуем привязанность к себе и озабоченность собой, мы думаем: «Что со мной произойдёт? Достигну ли я успеха? Буду ли я здоров?» – это тоже всё состояния озабоченные, они несчастливые.

And when we are just thinking “Oh, I have no qualities” – like that, that also isn’t a very happy state of mind either.

И когда мы думаем, что «у меня нет никаких качеств, я просто никто», это тоже не очень счастливое состояние ума.

And what does this cause us to do, when we have these attitudes toward ourselves?

И когда у нас появляются подобное отношение к себе, что мы делаем?

We’re so busy beating ourselves, or worrying about ourselves, or ignoring our needs, that we can’t really pay attention to the needs of others.

Что происходит? Мы или начинаем бичевать себя, или, наоборот, лелеем себя, или мы заняты мыслями о том, как мы неважны. И из-за того что мы всё время заняты, мы не обращаем внимания на нужды других.

We act destructively toward others very often.

И очень часто мы действуем разрушительно по отношению к другим.

“I’m annoyed with myself,” for example. “I’m very annoyed with myself. I did something so stupid,” and so on. And so what happens when we’re in that state of mind?

Например, мы раздражены самими собой, мы думаем: «Вот, я сделал что-то ужасно глупое». И из-за этой раздражительности мы всё время об этом думаем. И что происходит?

Well, we’re not tolerant toward ourselves and so we get annoyed with other people as well. “What are they doing!” I’m in this annoyed state of mind and so then we snap out at others as well. So we say nasty things, we aren’t kind to them, and so on, which just brings even more unhappiness.

И когда мы в этом состоянии находимся и появляются другие люди рядом с нами, мы уже по поводу самих себя раздражаемся и начинаем раздражаться и на других людей, мы говорим какие-то неприятные слова и из-за этого только становимся ещё более несчастливыми.

Or I’m so worried and preoccupied with myself, that I have enough, that I don’t give anything to you. I give you the worst piece of whatever it is that we have to eat, for example.

Или мы настолько озабочены тем, достанется ли нам достаточно пищи, что мы не даём поесть другому человеку, мы оставляем уж там какие-то остатки или что-то похуже.

And that causes bad relations. The other person is going to resent us, and it will bring us more unhappiness.

Из-за этого наши отношения портятся, другой человек на нас обижается и мы становимся ещё более несчастливыми.

Or I’m ignoring my own needs, my own capacities, and I get over tired. What happens when we get over tired? You make more mistakes, don’t you?

Или мы игнорируем свои нужды и мы не понимаем, каковы наши способности, и тогда мы, например, работаем без отдыха. Но когда мы перенапрягаемся, мы ведь делаем больше ошибок, не так ли?

We don’t pay attention very well. We get irritable. We get annoyed very easily, because we’re overtired, overstressed.

Наша внимательность уже не такая хорошая, и мы легче раздражаемся. Таким образом, мы работаем хуже из-за этого стресса.

And in our relations with others, again, it produces more unhappiness. So really our attitude toward ourselves is very, very crucial here. If we have a disturbing attitude toward ourselves, it really comes from this preoccupation with this false “me,” this disturbing attitude, which is based on thinking of myself in terms of this solid thing.

И если у нас есть эти беспокоящие эмоции в отношении себя, у нас портятся и отношения с другими. А что является источником этих беспокоящих эмоций в отношении себя? Именно вот эта озабоченность собой, потому что нам кажется, что есть такой предмет – прочный объект «я».

[silence]

[пауза]

The next point is: working for the benefit of the conventional “me” – in other words, working for self-development – is the source of all happiness.

И следующий шаг: работа над улучшением своего обусловленного «я» – это источник счастья.

We’re not talking about working on ourselves to develop a bigger ego or a better ego. We’re not talking about that.

И здесь мы не говорим о том, чтобы увеличить своё эго или сделать своё эго получше.

But the more that we work on self-development, improving ourselves, then the more we’re able to… not only are we happier, but the more we’re able to benefit others. The more that we develop our good qualities, the more that I’m able to help others. And that truly is the source of happiness.

И мы, работая над собой, не только можем достичь своего счастья, но и, развивая себя, мы можем всё лучше и лучше помогать другим, а это и будет источник наивысшего счастья.

[silence]

[пауза]

It’s very interesting. If we are at peace with ourselves and secure with ourselves because we have a healthy attitude toward ourselves,

И это очень интересно. Если мы с собой в мире и мы уверены в себе, то есть у нас есть положительное к себе отношение,

a kind attitude toward ourselves,

мы относимся к себе с добротой,

then it gives us a much more stable position to be able to help others.

у нас будет значительно лучше основание, или фундамент, для того чтобы мы могли помогать другим.

In other words, it doesn’t matter whether the other person thanks me or doesn’t thank me, my mood isn’t going to change. “Oh, I’m so great!” – they thanked me, or anything like that. “Oh, they didn’t appreciate me” because they didn’t thank me.

И нам неважно, хвалят нас или нет, наше настроение не меняется оттого что нас, например, не похвалили. Мы не думаем: «Вот, меня не похвалили, значит, меня не ценят».

And although, of course, we want our help to succeed; nevertheless, I don’t base my whole feeling of self-worth on whether what I do succeeds or fails. Whether it succeeds or fails is due to a million causes, not just what I do. So my self-worth, my sense of self-worth, is not dependent on that – this is very important – because I’m stable, I’m secure with myself.

И, конечно, мы стремимся к тому, чтобы наша попытка помочь другим осуществилась. Но мы не основываем на этом своё отношение к себе и чувство собственной ценности, потому что на самом деле на результат влияет множество факторов и мы только один из них. И поэтому, если мы даже проиграем или не добьёмся своего, это не повлияет на чувство нашей самооценки.

As long as I sincerely tried my best to do what I thought would be of help.

До тех пор пока мы действительно искренно стремимся делать то, что будет полезно.

And if I made a mistake, or gave poor advice, or they didn’t follow my advice – well, I’m human; they’re human. We all have our shortcomings.

Если я где-то ошибся, дал плохой совет или другие люди не последовали моему совету – ну, что ж, ничего особенного: и я человек, и они тоже люди, у всех у нас есть недостатки.

What’s interesting is we have this attitude of “Well, I didn’t try my best. I could have done better.”

И очень интересно, часто у нас появляется чувство: «Я не сделал всё что мог, я мог бы сделать и лучше».

Well, first we have to analyze is that realistic? Could I really have done better, or am I just blaming myself because what I did didn’t work?

И здесь важно исследовать, а действительно ли мы могли сделать что-то лучше или просто мы себя обвиняем, потому что то, что мы сделали, не принесло успеха?

So is it realistic or unrealistic that I could have done better, that it was within my power to have done better?

Нам важно обнаружить, реалистично это или нет – наша мысль о том, что мы могли сделать лучше, – действительно ли это было в наших силах или нет?

Well, again, we’re human. Sure, if I were aware of some other factors that were involved in the situation, I could have made a better decision, but I didn’t. I didn’t know.

И здесь важно, что мы люди, мы не знаем всего. Конечно, если бы мы обладали большей информацией, то мы бы приняли лучшее решение, то есть если бы у нас было больше сведений о всех факторах, которые в этой ситуации вовлечены, но, тем не менее, мы не всегда знаем всё.

And if I didn’t do my best because I was overtired, or I was lazy, or whatever, we see what we have to work on in order to be able to do better.

И если мы увидели, что мы сделали не всё возможное по тем или иным причинам, то нам важно разобраться, а что мы могли сделать лучше, чтобы в следующий раз поступить уже правильно.

But the issue of self-worth is really quite irrelevant. And as soon as we start thinking in terms of self-worth, we produce unhappiness for ourselves, regardless of whether our judgment is that “I’m so wonderful” or “I’m so horrible.”

Но вопрос о чувстве собственной ценности здесь не имеет значения, потому что, как только мы начинаем об этом рассуждать, у нас сразу появляется страдание, независимо от того, начинаем ли мы думать, что мы ужасный человек, или мы думаем, что мы чудесный человек.

When we think we’re so wonderful, we become arrogant. And what happens is we become sloppy; we’re not careful. You become overconfident and then you make mistakes.

Если мы думаем: «Какие мы чудесные», – то мы становимся высокомерны, заносчивы, и мы можем стать невнимательными, допустить ошибку, думая, что мы лучше, чем мы есть. То есть у нас появляется чрезмерная уверенность в себе.

Think about that for a moment.

Давайте подумаем об этом какое-то время.

[silence]

[пауза]

Then the fourth decision is that I am capable of changing my attitudes about the false “me” and the conventional “me.”

И четвёртое решение: я способен изменить своё отношение к обусловленному, или относительному, «я» и к ложному «я».

In other words, we were so preoccupied about the false “me” and we pretty much ignored the conventional “me,”

Другими словами, сейчас мы можем быть чрезмерно поглощены этим ложным «я» и не уделять должное внимание обусловленному «я».

and what we want to do is to be able to switch that. Which doesn’t mean to be neurotically self-preoccupied with the conventional “me.” It doesn’t mean that either. But, in a healthy way, to take care of the conventional “me” and forget about this false “me” because it never existed at all.

И нам нужно поменять своё отношение, но и не допускать другой крайности, когда мы становимся чрезмерно озабочены своим обусловленным «я». Нам вместо этого важно выработать здоровое отношение и здоровым образом заботиться о своём обусловленном «я», при этом не обращать никакого внимания на ложное «я», потому что его никогда и не существовало.

And we are capable of doing this.

И мы можем это сделать.

Why?

Почему?

Because when we have benefitted ourselves in the past,

В прошлом, когда мы о себе заботились и приносили себе пользу,

we’ve in fact been benefitting the conventional “me.”

мы как раз на самом деле приносили пользу именно этому обусловленному «я».

Because the false “me” doesn’t exist at all, so it can’t be benefited or harmed.

Потому что ложного «я» вообще не существует и ему нельзя принести ни пользу, ни вред.

So when I’ve thought of myself in terms of a false “me” – “Oh, I’m so wonderful”. And I should do this and do that, and so on, for this false “me” – if there was any benefit from it, it wasn’t benefiting the false “me”; it was benefiting the conventional “me.”

И если мы были из-за этого ложного «я» одержимы мыслями, например, что «я так чудесен и поэтому мне нужно сделать то и это», и потом мы что-то делали, и это приносило пользу, на самом деле эта польза была принесена нашему обусловленному «я», а не ложному.

We think about that.

Давайте подумаем об этом.

[silence]

[пауза]

If this is a little bit confusing, let me give an example.

Если это немного сложно, я приведу пример.

Let’s say we are totally preoccupied and worried about ourselves: “I have to do perfectly in school.”

Допустим, мы очень озабочены собой, стремимся быть совершенными, например идеально учиться в школе.

So we’re worried about how we’re going to do and we study really, really hard for the exam. And we pass. We get a good grade.

Предположим, мы действительно очень старательно готовились к экзамену и на экзамене получили хорошую оценку.

Who has benefited from this,

Кто от этого выиграл?

the false “me” or the conventional “me”?

Ложное «я» или обусловленное?

The false “me” doesn’t exist at all. I’ve benefited from it – the conventional “me” has benefited. Even though I was thinking in terms of this false “me” – that “Oh I’m so worried about this,” and “I have to succeed,” and stuff like that – nevertheless, it’s the conventional “me” that benefits.

Пользу получило обусловленное «я», потому что ложного «я» вообще не существует. И даже несмотря на то что у нас появлялись мысли: «Да, я обязательно должен сдать этот экзамен», – и потом, когда мы сдали, мы думаем: «Да, наконец у меня получилось», – тем не менее, пользу-то на самом деле получили мы сами, а не наши фантазии, то есть пользу получило это обусловленное «я».

So although we cause the conventional “me” perhaps to be quite unhappy because we were so worried; nevertheless, we also were kind to that conventional “me” because we passed the exam.

И хотя, конечно, этому обусловленному «я» было причинено и определённое беспокойство, потому что мы так сильно переживали по поводу экзамена, но, когда мы его сдали, в результате также получило пользу именно это обусловленное «я».

That’s why I say we are capable of being kind to the conventional “me” – because we have, in fact. Any benefit that we have given to ourselves has been to the conventional “me.”

И поэтому мы и говорили о том, что мы способны заботиться о своём «я», и мы здесь имеем в виду относительное, или обусловленное, «я», потому что, если мы о себе заботимся, пользу получает именно оно.

[silence]

[пауза]

The last decision is a confirmation that we are going to try our best to stop having these disturbing attitudes, disturbing ways of treating the false “me,” and instead have a positive, kind attitude and treatment toward the conventional “me.”

И последнее решение: мы ещё раз подтверждаем, что мы постараемся уменьшить беспокоящие эмоции и, вместо того чтобы разными способами, которые приносят нам беспокойство, пытаться защищать своё ложное «я», мы будем вместо этого здоровым образом заботиться о своём обусловленном «я».

And for this, we think in terms of the ten destructive actions and the ten constructive actions as listed in the Buddhist literature.

Здесь мы размышляем с точки зрения десяти созидательных и десяти разрушительных действий, которые мы можем встретить в буддийской литературе.

Here we need to be a little bit flexible in our way of understanding these destructive and constructive actions, and not just limit it to exactly the way that they are defined, but be a little bit more broad. In other words, not just think in terms of taking the life of others, but physically harming, physically hurting, or causing physical pain. Here we’re thinking in terms of not to others, but to ourselves. So that’s in the general category of taking the life of others. So this is damaging the life.

И здесь, когда мы размышляем об этих десяти классических пунктах, нам важно быть гибкими и понимать, что на самом деле это более широкое понятие. Разрушительное и созидательное поведение может не ограничиваться именно этими десятью пунктами, как они перечислены. Например, есть пункт «не убивать других», «не забирать жизнь других» дословно, и мы понимаем, что здесь также имеется в виду не причинять другим физического вреда. То есть в этой категории «забирать жизнь» также имеется в виду любой физический вред, и хотя эти десять пунктов сформулированы для наших отношений с другими, то есть там говорится о том, что нам не нужно забирать жизнь других, здесь мы будем это всё брать в отношении себя.

Now we have to be a little bit imaginative here with these ten.

И нам здесь важно использовать воображение, когда мы говорим об этих десяти.

The traditional way of describing them: We have three destructive actions of body, physical actions:

Традиционное описание, что из этих десяти три имеют отношение к нашему физическому телу, это физические действия –

[1] Taking the life of others.

[1] забирать жизнь других,

[2] Taking what is not given to us.

[2] брать то, что нам не дано,

[3] Engaging in inappropriate sexual behavior – which has quite a large discussion to it, but what is unhealthy

[3] вести неправильную половую жизнь, и здесь есть довольно обширное обсуждение того, что понимается здесь под неправильным, нездоровым поведением,

or harmful.

или вредоносным.

Then four of speech:

Четыре из десяти относятся к речи.

[1] Lying; saying what’s untrue.

Это [1] ложь – когда мы говорим то, что неправда.

[2] Using divisive language, which is basically saying very negative things to someone about their friends in order to cause division.

Это [2] сеяние раздоров, когда мы говорим какие-то слова другим людям о третьих с целью их поссорить.

[3] Harsh language; saying things that hurt.

Это [3] грубые слова, когда мы говорим то, что причиняет другим боль.

And [4] idle chatter, just meaningless “Blah blah blah blah blah” that wastes everybody’s time, interrupts and wastes everybody’s time –

И это [4] бессмысленная болтовня, или пустословие, когда мы просто говорим совершенно бессмысленные, ничего не значащие слова и таким образом тратим чужое время или, может быть, прерываем их.

which is meaningless, what we’re saying.

И то, что мы говорим, не имеет никакого смысла.

And then three destructive actions of thinking, destructive ways of thinking:

Далее, три из этих десяти разрушительных действий относятся к мышлению.

[1] One is covetous thinking, in which we’re really jealous and I have to get what this other person has, and plotting how I can do it.

[1] Первое – это алчное и завистливое мышление, когда мы думаем, что то, что есть у другого человека, должно принадлежать нам, и планируем, пытаемся разработать какой-то план, как нам этим завладеть.

And [2] thinking with malice. How can I hurt somebody? And plotting and planning what I could say to them when I see them next time that really is going to hurt them.

[2] Второе – это враждебность, когда мы хотим причинить кому-то вред. Например, мы обдумываем, что мы скажем какому-то человеку в следующий раз, когда мы его увидим, так чтобы это ему принесло побольше обиды.

And then [3] antagonistic, distorted thinking.

И [3] враждебное, искажённое мышление.

Somebody else is doing something positive – let’s say they’re going to some spiritual practice – and then we’re thinking, “Oh this is so stupid. This is so terrible. How can I stop them? What can I say negative toward them that would make them see that this is stupid?”

Например, человек занимается какой-нибудь духовной практикой, а мы пытаемся его от этого отвадить: мы говорим что-нибудь плохое об этой практике, для того чтобы человек увидел, что это глупо, и не пошёл.

There are many varieties of that.

Есть много разных примеров, разновидностей.

Anyway, I think that with some imagination we can think of variants of these that would be applicable here.

И если у нас хорошее воображение, мы можем здесь привести множество разных примеров, которые будут подходить под этот пункт [эти пункты].

So we think of the disadvantages of the destructive behavior aimed at the false “me” and contrast it with the benefits of directing the opposite of these – the constructive actions – towards the conventional “me.”

И мы размышляем об этих десяти разрушительных действиях, связанных с нашим ложным «я», и, наоборот, о противоположных им десяти созидательных действиях, связанных с нашим обусловленным «я».

And whether the destructive actions are aimed at the false “me” or the conventional “me,” still it’s not very beneficial at all.

И эти разрушительные действия, направлены они на ложное «я» или на обусловленное, они по-прежнему неполезны.

So the first one: Trying to punish myself because I’m no good. This type of thing, as opposed to taking care of myself, taking care of the conventional “me.” We’re thinking in terms of the false “me,” treating it badly as opposed to treating it kindly. Disadvantages of one, the advantages of the other.

Например, в первом случае мы размышляем о том, что нам не нужно причинять себе физическую боль, думая о том, какие мы плохие, что связано с нашим ложным «я». И ему противоположное действие – это забота о себе, о своём обусловленном «я».

Taking care of the conventional “me” doesn’t mean overindulging and just giving everything that we want.

И эта забота об обусловленном «я» не означает, что мы себя балуем и себе обеспечиваем всё, что мы хотим.

Or depriving myself of something, as opposed to giving myself something. Depriving because I don’t deserve it. This sort of attitude.

Второе – когда мы лишаем себя чего-то, и противоположность созидательная – когда мы, наоборот, что-то себе даём. И здесь именно имеется в виду, когда мы лишаем себя чего-то из-за такого настроения, как «я этого не заслуживаю».

Sometimes we do that.

Иногда мы это действительно делаем.

Sometimes we are very, very cheap and miserly with ourselves. We’ll never spend anything on ourselves to make life a little bit easier – even though we could afford to; we’re talking about when we can afford to –

Иногда мы очень скупы к себе и не можем себе купить то, что сделало бы жизнь нашу проще, даже несмотря на то что мы можем себе это позволить. Здесь, конечно, важно, что речь идёт о ситуации, когда мы можем себе это позволить.

whereas we could, in fact, be kind to ourselves.

Хотя на самом деле мы могли бы быть к себе добрее.

I’m thinking of an example like, for instance, we’re out late at night. And I don’t know about here in Moscow, but in Berlin the metro, the underground, and the buses do run at night, but very infrequently; and if you have to change once or twice to get home, it could take you hours to get home. So not being willing to spend the money on a taxi in order to go home late at night. This type of thing. And who’s going to suffer? I’m going to suffer because I have to get up in the morning and go to work. So if I only have three hours of sleep, how am I going to be able to do that? This attitude of “I’m not going to spend the money, even though I have the money to take the taxi.” This is what I’m talking about.

Например, если мы припозднились – я не знаю, как в Москве, но в Берлине ночью поезда и автобусы ходят, но они ходят очень редко – и если мы едем поздно ночью, то мы можем, особенно если у нас две пересадки, например, ждать метро или автобуса час или даже два. Если у нас в этой ситуации есть деньги на такси, но мы при этом их не тратим, потому что мы скупы по отношению к себе, а завтра утром нам вставать на работу и мы в этой ситуации поспим только три часа, то кто из этого страдает? Мы, получается, сами и страдаем.

If we don’t have the money, that’s something else.

Если у нас нет денег, то это, конечно, другое.

So these sorts of examples. We don’t have time to go through all ten. But rather than speaking harshly to myself – “You’re such an idiot. You’re so horrible!” – giving the conventional “me” encouragement: “Come on. You can do it.”

И у нас нет времени, чтобы пройти через все эти десять пунктов, но мы можем привести здесь много разных примеров. Например, вместо того чтобы разговаривать с собой грубо, думая, что «я такой глупый и ничего не смогу добиться», мы, наоборот, подбадриваем себя и понимаем, что, да, мы можем.

Instead of lying to myself, being honest to myself.

Вместо того чтобы обманывать себя, мы с собой честны.

So this is treating myself unkindly as opposed to treating myself kindly, and we see the disadvantages of being destructive, self-destructive, treating myself unkindly, and the advantages of being kind to myself, being constructive. So we would work with this. We don’t really have time to do it one by one with each of the destructive and constructive actions, but you get the idea.

Из этих созидательных и разрушительных действий мы рассматриваем, по одному, сначала недостатки разрушительных действий, когда мы не по доброму к себе относимся, и потом, наоборот, достоинства созидательных действий, когда мы относимся к себе хорошо, и так мы проходим по всем этим пунктам. У нас просто нет времени сделать это, но вы, наверно, поняли общий смысл.

Now, as I said, this training, this series of points – what I have done is taken these points that we have in the context of equalizing and exchanging our attitudes about self and others and applied it just to ourselves.

Итак, в целом как устроен этот метод: мы берём пункты, которые традиционно предназначены для развития беспристрастного отношения к себе и к другим, и применяем их по отношению к себе.

And the next step in the sequence, when we’re talking about self and others, is the practice of tonglen: giving and taking. So is there a way in which we can apply that here?

И в этой последовательности традиционно следующий шаг – это практика «тонглен», или «донглен», «принятие и отдавание», и мы можем посмотреть, можем ли мы применить её к самим себе.

And we do have the Seven-Point Attitude-Training saying you start with yourself when we have this practice of giving and taking, so how would we do that?

И как говорится в этом тексте «Семь пунктов по уравниванию своего отношения к себе и к другим» [«Семь пунктов о тренировке состояний ума»] – там говорится «начните с себя». Итак, как мы можем применить это к себе?

When we’re thinking of taking on the sufferings of others, we imagine them in front of us – or you can do it with people that you see in the metro or on the bus.

Когда мы делаем это упражнение с другими, мы представляем их напротив себя. Или мы можем делать это с настоящими людьми, когда мы едем, например, в автобусе.

Of course, when you are doing this with others who are actually physically present, you don’t let them know what you’re doing. You don’t go, you know, “Oooh, I’m trying to take this away from you.” This is really a very dangerous thing to do because you’re really fooling others and they think you’re a complete idiot when such things don’t work – in terms of taking on their problems. It’s just a big trip, ego trip.

Конечно, если мы занимаемся этой практикой в присутствии других людей, то нам не нужно сообщать им о том, что мы делаем, о том, что мы каким-то чудесным образом стараемся забрать на себя их страдания. Потому что в большинстве случаев мы будем выглядеть полными дураками, потому что это всё равно не сработает: мы не сможем на себя взять страдания других, то есть здесь есть большая ловушка со стороны нашего эго.

In the Eight Verse Attitude-Training it says do this as a hidden practice – sometimes translated as “secret” – but “hidden” means you do it in private; you don’t let other people know what you’re doing.

И в «Восьми пунктах тренировки состояния ума» говорится о том, что мы делаем это секретно или, можно сказать, в тайне. То есть здесь имеется в виду, что мы не говорим другим, что мы делаем.

If we’re thinking in terms of taking on our own problems – for instance, problems of old age – and dealing with that now, or something like that in the future, we could imagine ourselves as an old person in front of us and take on that problem. Or being sick, getting sick later in our lives. We could imagine ourselves sick, and taking on that problem – in terms of how would we deal with this – and give some solutions so that we are ready to be able to deal with these problems. We don’t deny them.

И если мы работаем с такими проблемами, с которыми нам предстоит встретиться в будущем, например, мы думаем о своей старости или болезни, то мы действительно можем представить себя пожилым человеком или мы можем представить себя больными. И таким образом мы готовимся, мы размышляем: «Каково нам придётся и что мы сможем сделать, как мы сможем в этой ситуации работать?» Таким образом, мы готовы к этой ситуации, мы её не отрицаем.

Whereas here, when we’re working with taking away a negative attitude that we have toward ourselves and the suffering that that brings about – this is my own idea; I haven’t heard this from anyone else – but I don’t think we have to visualize ourselves in front of us. I think we can do that in a slightly different way.

Если мы работаем с нашими проблемами, которые у нас есть сейчас, то, я думаю, нам не обязательно, как это в традиционном методе предлагается, представлять себя напротив себя же: нам достаточно просто делать это без этого, по-другому.

When we’re working with others, we imagine that the suffering – these negative things come from them and enter us in a variety of different forms. No need to go into that here, since we only have a few minutes left anyway. But sort of repulsive forms that come in and dissolve into our heart, dissolve into the calmness of the clear light mind, as it were, and then send out happiness.

Когда мы работаем с другими, мы представляем, как их проблемы выходят из них и попадают в нас, и там они оседают в спокойствие нашего ума ясного света, и потом мы уже отдаём им это спокойствие, решение этих проблем.

It’s not that we keep these negative things inside us and hold on, but it’s like a disturbance on the ocean of the mind and that sort of calms down. And then – on the basis of calming down – then we can give positive feeling.

Мы не сохраняем в себе это отрицательное переживание, когда мы принимаем на себя эти проблемы других. Мы успокаиваем свой ум, представляя, что все эти переживания подобны волнам, ряби на поверхности океана, и, успокаиваясь, мы уже делимся с ними каким-то положительным переживанием.

So I could imagine (just my own way of thinking) that rather than visualizing myself in front of myself and doing this, that just the feeling of myself the way that I am, with this body, feeling that I’m taking these negative things – this low self-esteem, this negative attitude, and so on – and, in a sense, just sort of drawing it in. We can visualize it in many different ways – dark light, or some repulsive substances, and so on – but just drawing it into the heart, to the center of the heart, and dissolving it there. And then from the heart, sort of shining out a positive attitude toward the conventional “me.” Giving a positive attitude. I think that would be certainly a little bit less dualistic.

Я думаю, что в этом случае нам не нужно представлять себя вовне, а просто достаточно представить, что все эти проблемы, которые мы представляем в виде, например, чёрного света или в виде каких-то отталкивающих субстанций, они впитываются в наше сердце и там они успокаиваются. Потом из нашего сердца по всему телу расходятся, наоборот, приятное переживание и положительная самооценка. Таким образом мы избежим двойственности в этой практике.

And there’s a deeper reason for suggesting this way of visualizing.

И есть более глубокая причина, почему я предлагаю именно так делать эту визуализацию.

When we have a negative attitude, a disturbing attitude toward ourselves, our energy is quite disturbed.

Когда у нас низкая самооценка, отрицательное отношение к самим себе, то наши энергии также находятся в беспокойном состоянии.

And so when we’re doing this dissolution process in terms of this body, also it helps us to physically calm down and work also on calming down the energy within ourselves, which I think would be more difficult to do – I mean, we wouldn’t even think of doing that – in terms of taking it on, this suffering on, from an object visualized in front of us. So this is my way of thinking.

И когда мы представляем, что работаем внутри нашего собственного тела, мы можем успокоить и физические эти ощущения, то есть расстройства нашей энергии, потому что мы представляем, как все эти проблемы растворяются в нашем сердце, и таким образом мы сможем настроить, сможем сбалансировать свои энергии. Если же бы мы представляли другого человека или себя вовне, то тогда этот метод применить таким образом нельзя.

Even if we’re only capable of doing this on the level of relaxing our muscles, relaxing the tensions in our shoulder and neck – which is where usually the most tension is – it can be very helpful to relaxing this negative attitude, and dissolving it, and trying to have a more positive attitude shine out from deep within us to pervade – at least our body, if not everything about us.

Даже если мы сосредоточены только на теле, на тех напряжениях, которые в нашем теле есть, например в плечах и в шее, где обычно напряжения больше всего, и мы представляем, как всё это растворяется в нашем сердце, а потом, наоборот, положительные энергии расходятся по телу, – даже если мы не работаем на уровне наших чувств, тем не менее, даже если мы работаем с телом, это уже очень полезно.

We only have a few minutes left, so let’s try this just for a minute and then we’ll have to end.

У нас осталось всего несколько минут, поэтому давайте попробуем несколько минут заняться этой практикой и после этого закончим.

[silence]

[пауза]

So we end with a dedication. We think whatever positive force, whatever understanding has come from this, may it go deeper and deeper and act as a cause to reach enlightenment for the benefit of all.

И давайте теперь посвятим положительную силу в конце. Мы думаем: «Пусть всё понимание и вся положительная сила, которые таким образом образовались, пусть они углубляются и служат причиной для того, чтобы мы достигли просветления ради блага всех существ».