Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Главная > Знакомство с буддизмом > Современная адаптация буддизма > Развитие беспристрастного отношения к себе: Преодоление непринятия себя > Занятие четвёртое: Девять ракурсов для развития беспристрастия к себе

Развитие беспристрастного отношения
к себе: Преодоление неприятия себя

Александр Берзин
Москва, Россия, сентябрь 2010
русский перевод: Евгений Бузятов

Занятие четвёртое: Девять ракурсов для развития беспристрастия к себе

расшифровка аудио
Слушать аудиоверсию этой страницы (0:59)
In our discussion about how to equalize our attitudes about ourselves, we have covered the various exercises to help us to develop equanimity.

Мы говорили о том, как развить беспристрастное отношение к себе, и мы изучили несколько шагов к достижению этой цели.

And equanimity specifically aimed at ourselves

И здесь эта беспристрастность направлена именно на нас самих,

in terms of what we’ve done in life,

а именно мы развиваем её в отношении того, что мы сделали в жизни,

and in terms of how we regard ourselves and treat ourselves,

в отношении того, как мы обходимся с самими собой

and in terms of various aspects of our personality and life.

и в отношении различных сторон нашей личности и нашей жизни.

When we speak about equanimity in this context,

И в этом контексте, когда мы говорим о беспристрастии,

what we’re referring to is a state of mind that is free of disturbing attitudes or disturbing emotions.

под беспристрастием, или равностностью, мы понимаем такое состояние ума, которое свободно от беспокоящих эмоций.

That’s referring to a state of mind that’s free of aversion or repulsion – we don’t like ourselves; we have a negative attitude –

А именно, от отвращения, или отталкивания, когда мы не нравимся сами себе, у нас есть отрицательное отношение к себе.

and on the other hand, attraction – we’re in love with ourselves; “I’m so wonderful” –

С другой стороны, оно свободно и от влечения к себе, когда мы в себя влюбляемся и думаем: «Как я чудесен».

or naivety with which we consider ourselves a nothing and we ignore our own needs.

И наивности, когда мы считаем, что мы ничто, и мы просто игнорируем свои собственные потребности.

But we must be careful not to misunderstand this

Но очень важно подходить к этому осторожно и не понять это неправильно.

as meaning a state of mind that is totally without any emotions.

Мы не говорим о состоянии ума, которое полностью свободно от каких бы то ни было эмоций.

We don’t mean that at all.

Это мы совсем не имеем в виду.

The problem here is with conceptual framework.

И здесь трудность в той концептуальной основе, или базе, на которую мы опираемся.

In our Western languages, we have the concept of emotions and we put a lot of things into this category of emotions. And in the Sanskrit and Tibetan traditions there is no equivalent conceptual category of emotions. There is no word for emotions.

В западной традиции есть понятие «эмоция», и мы включаем в это понятие множество различных чувств, в то время как в тибетском языке и санскрите такого понятия как «эмоция» нет, то есть подобного, аналогичного понятия нет.

Instead, we speak in terms of mental factors.

Там говорится о факторах ума.

These include certain, almost mechanical types of things, like attention, concentration, interest.

И сюда включаются различные факторы, многие из них просто механически работают, это внимание, интерес.

Then we have disturbing states of mind: constructive ones, destructive ones. We have these types of categories.

И у нас есть беспокоящие состояния ума, или беспокоящие эмоции, есть конструктивные, созидательные состояния ума, есть деструктивные, разрушительные, то есть там другое разделение.

And some elements of these categories – the constructive, destructive, and disturbing attitudes – we would consider emotions, and some we wouldn’t,

И из тех состояний ума, которые включены в эти категории: созидательные, разрушительные – мы многие считаем эмоциями во всех этих категориях, а многие, наоборот, мы эмоциями не считаем.

like indecisive wavering, indecision. “Should I do this; should I do that?” Is that an emotion? What would we call that in our Western conceptual framework? So, like that, it is confusing because when we hear equanimity, we think no emotions at all.

Например, есть такое состояние ума, как нерешительное колебание, или нерешительность, мы думаем: «Сделать это или сделать то?» Будем ли мы считать это с европейской точки зрения эмоцией? Возможно, нет. То есть здесь у нас есть наше понятие, европейское понятие «эмоции», и оно не совпадает с восточным.

So we’re not talking about what we would call positive emotions, like patience, enthusiasm, love, compassion, generosity. These things are fine. They’re not the troublemakers,

И часто, когда мы слышим о беспристрастности, мы думаем, что речь идёт о состоянии, где вообще нет никаких эмоций. Но такие состояния ума, как любовь, терпение или щедрость, они, хотя мы их назовём, возможно, эмоциями, тем не менее, как раз не являются источником наших проблем.

although, of course, they could be mixed with disturbing emotions. Together with love, we could also have attachment.

Но они могут быть смешаны с этими беспокоящими эмоциями. Например, у нас может быть любовь, но одновременно с ней может быть привязанность.

So we have to differentiate, here, constructive emotions and the destructive ones –

Поэтому нам важно различать созидательные и разрушительные эмоции

and, more specifically, what we would call disturbing emotions. I don’t really want to get into the technical difference.

и ту особенную группу, которую мы называем беспокоящими эмоциями, – я не буду вдаваться в технические подробности.

If we look at these three troublemakers that I mentioned – which are basically anger, attachment, and naivety – we have here, with attachment and anger, an exaggeration.

Здесь мы говорим о трёх главных источниках проблем, о трёх беспокоящих эмоциях, таких как привязанность, отвержение и наивность, и из этих трёх первые два связаны с преувеличением.

With anger – here we’re talking about directing it at ourselves; “I really dislike myself” – what we’re doing is exaggerating negative aspects. So, for instance, failure, or shortcomings in our personality, or bad moods that we’re in. We exaggerate them. We make them into something solid, and make it almost into some sort of monster, and we completely lose sight of all the positive things that would counterbalance it – our successes, for example, or the strong points in our personality.

И когда мы говорим здесь о гневе или об отвращении в отношении самих себя, то мы имеем вот эти отрицательные эмоции, направленные на или нашу жизнь – то, что мы сделали, какие-то наши провалы, – или на те или иные черты нашей личности, или на наше плохое настроение. И мы преувеличиваем все эти аспекты, мы думаем что «да, вот, они ужасны», и у нас из-за этого появляется отрицательное отношение к себе. Мы в этот момент не видим положительных качеств своей личности, мы как бы оказываемся зашоренными.

And when we have attachment – and we have too high an opinion of ourselves, and so on – then we do just the opposite. We make into a solid thing our good qualities, or the positive things that have happened in our life, and we exaggerate them, as well, and ignore the negative aspects.

И, наоборот, если мы чувствуем привязанность, возбуждённость в отношении себя, то мы преувеличиваем свои положительные качества или какие-то свои достижения, положительные события в нашей жизни, – и не обращаем никакого внимания на отрицательные аспекты.

And when we have naivety – considering ourselves a nobody, and ignoring our needs – we go to the other extreme and deny any qualities, whatsoever, of ourselves, either positive or negative. We even deny that we are a human being and have certain rights.

Если же говорить о наивности – это такое состояние, когда мы отрицаем, будь то положительные, или отрицательные, или нейтральные аспекты нашей личности, и в этом состоянии нам кажется, что мы вообще не человек и у нас нет никаких прав.

So, with equanimity, what we try to do is to get a more objective view of ourselves, our lives, and so on, without exaggerating any aspect or denying any aspect.

И беспристрастие – это когда мы стараемся рассматривать себя объективно, и положительные аспекты, и отрицательные, при этом стараясь их не преувеличивать и не отрицать.

We accept that this is our reality and none of these things are solid and stuck and forever. We can work on ourselves, we can improve, but first we have to accept what is the actual situation now.

Мы принимаем это как реальность. Да, одновременно с этим мы знаем, что все эти качества, они такие не навсегда, мы не застряли как бы в этом состоянии, мы можем изменять свои качества, но сначала, перед этим нам важно просто принять себя такими, какие мы есть.

So having this more objective view of ourselves doesn’t in any way block having positive emotions, like love, and kindness, and compassion, and patience, and enthusiasm, etc.

Таким образом, это беспристрастное отношение к себе не означает, что мы стараемся остановить, прекратить положительные состояния ума, такие как любовь, доброта, сострадание, терпение или энтузиазм.

In fact, it makes it much easier to have these positive feelings,

Более того, беспристрастие позволяет нам ощущать это лучше.

because when we have these disturbing emotions, particularly directed to ourselves, it makes a block. When we have anger toward ourselves, when we don’t like ourselves, that can block having a warm feeling toward others.

И более того, отрицательные эмоции они, направленные на себя, могут блокировать эти положительные. Если мы злимся на себя, если мы относимся к себе с нелюбовью, то в этом случае мы можем блокировать свои собственные чувства по отношению к другим, положительные.

Okay. Now let’s go on to the next stages of the training.

Теперь мы переходим к следующему шагу, к следующим стадиям нашего упражнения.

Now that we have a basis of equanimity – we’re sort of calmed down in terms of these disturbing emotions to ourselves – now we can work on trying to be kinder to ourselves and having a more positive, healthy attitude.

Мы уже достигли определённого беспристрастия, то есть мы успокоили беспокоящие эмоции в отношении себя, и теперь на основе этого мы стремимся развить определённые положительные состояния.

And, for this, we want to try to equalize our attitude about ourselves over our entire lifetime.

И для этого нам важно беспристрастно относиться к себе на протяжении разных периодов нашей жизни.

And also we’ve discussed the difference between conventional “me,” which does actually exist – I’m here; I’m doing things; etc. – and the false “me,” which is this horrible thing that I don’t like, or this wonderful thing that I’m in love with, or this nothing that I ignore.

И также нам важно то, что мы уже обсуждали: провести различие между обусловленным «я», которое существует, – то есть мы что-то делаем – и ложным «я», которое не существует, которое мы отрицаем, например, «я», которое мы очень любим, или «я», которое всё всегда делает не так и которое мы ненавидим [или «я», которое есть никто и которое мы игнорируем].

So when we are developing a kinder, more positive attitude toward ourselves, this is directed at the conventional “ me,” not at the false “me.”

И когда мы стремимся развить в себе положительные качества, доброту по отношению к себе, мы направляем всё это именно на наше обусловленное, или относительное, «я», а не на ложное.

It’s not that "Well, I don’t like myself, but I’ll try to be a little bit kinder to myself. I’ll tolerate it."

Мы не думаем, что «да, я не очень хороший человек, но я постараюсь всё-таки относиться к себе с добротой, я буду себя терпеть».

Or “I’m so in love with myself, I’ll be even kinder to myself and indulge myself even more.” We’re not talking about that.

Или: «Я себя уже люблю, но я сейчас буду развивать ещё большую доброту и буду любить себя ещё больше», – об этом мы не говорим.

Or “I feel so sorry for this poor me who’s such a nobody. Out of pity I will be a little bit kind to it,

Или мы можем себя жалеть, и мы думаем: «Я никто, я такой бедный и несчастный, и поскольку это так, то я постараюсь быть с собой подобрее».

but deep down I know I don’t deserve it.”

Но где-то в глубине своего существа на самом деле я думаю: «Нет, я этого всё-таки не заслуживаю».

So, for developing this more positive attitude toward our conventional “me,” we need to think in terms of our entire lifetime. From a Buddhist point of view, we would think of many lifetimes, but we can, in a lighter version of this, just think in terms of this lifetime.

Если мы говорим о развитии положительных состояний по отношению к себе, то мы рассматриваем разные периоды своей жизни. И если мы подходим к этому с буддийской точки зрения, то мы рассматриваем не только эту жизнь, но и множество жизней, но мы можем сейчас позаниматься более облегчённой версией: взять только одну жизнь для примера.

And we have basic Buddhist thoughts that we can apply here: I have a precious human rebirth. I have opportunities to be able to improve myself. Even if I was born into a very poor family in a very difficult part of the world with a war and so on going on; nevertheless, I am a human being, and I have a mind, I have emotions, I have the working materials to try to improve myself.

И мы можем применять здесь классические буддийские размышления, например о драгоценном человеческом рождении. Мы думаем, что «даже если я родился в неблагоприятном окружении, где-то, например, в стране, где идут ожесточённые войны, тем не менее, я человек, у меня есть определённые способности, у меня есть ресурсы, я могу развиваться и совершенствовать себя».

Even if we are in difficult situations in life externally – in terms of our environment, or society, or even if we have some health problems – still, we’re alive. We’re human beings; we’re not an insect.

Даже если на внешнем уровне у нас трудная ситуация в жизни: мы находимся во враждебной окружающей среде, например, или, например, если мы болеем, тем не менее, мы по-прежнему люди, мы отличаемся от насекомых.

And we have interest in being able to develop ourselves in a more – what we would call “spiritual” way, not just to make more money.

И мы заинтересованы в том, чтобы работать над собой и продвигаться по духовному пути, а не просто зарабатывать деньги.

And we have here nine different points of view for equalizing, through which we can look at ourselves and equalize our attitude about ourselves.

И здесь у нас есть на этой стадии девять шагов, с точки зрения которых мы можем развивать более беспристрастное отношение к себе.

So this is slightly different from the equanimity that we were discussing before. The equanimity – that’s the first step – is a state of mind that’s free of disturbing emotions toward ourselves.

И здесь уже под беспристрастием мы будем понимать несколько другое. На первом шаге, или на первой стадии, то есть первом длительном промежутке, который мы уже прошли, мы говорили о беспристрастии, которое свободно от отрицательных эмоций по отношению к себе.

Now we’re talking about how to develop an equal attitude of kindness, a positive attitude toward ourselves in all situations. So that’s a slightly different emphasis here.

Здесь мы будем говорить о другом беспристрастии: мы будем иметь в виду равное отношение, и это будет положительное равное отношение к разным периодам своей жизни, то есть здесь акцент уже немного смещается.

So how can we be kinder toward ourselves. And we don’t mean in spoiling-the-baby type of kinder, but in a healthier way, more positive toward ourselves, as in taking care of ourselves, eating properly, sleeping properly, setting the limits in terms of how much we can do, and so on.

Мы стараемся развивать доброту по отношению к себе в разные периоды жизни. И мы здесь не говорим о такой доброте, которая больше похожа на балование ребёнка. Вместо этого мы говорим о здоровом отношении: мы стараемся заботиться о себе, то есть мы хорошо питаемся, мы спим столько, сколько необходимо, мы стараемся делать то, что мы можем.

Setting limits, by the way, has two meanings here. One is: when something is really destructive, being able to say “no” – or really damaging, whether in terms of what another person is doing to us, let’s say, in a very unhealthy relationship, or in terms of engaging in some very dangerous activity that is pointless. Being able to say “no.”

И когда мы говорим о том, что нам необходимо устанавливать определённые границы, делать то, что мы можем – какие границы здесь имеются в виду? С одной стороны, мы должны устанавливать границы в отношениях с другими: если у нас нездоровые отношения и другой человек нас сильно беспокоит, то мы должны уметь сказать «нет». И с другой стороны, мы сами должны воздерживаться от тех действий, которые не имеют смысла, например от каких-то нездоровых рисков.

The other variant here is in terms of when something is just too much – in terms of work, in terms of time obligations, and so on – it’s too much, so that if we continue like that it’s going to be damaging to us; and so being able to say, “Enough! I can’t do anymore. I have to take a rest,” or whatever.

Если мы видим, что мы чем-то занимаемся, но наши возможности ограничены, мы работаем больше, чем можем, – к примеру, это может быть на работе, – мы должны сказать: «Нет, мне нужно отдохнуть, больше я работать не могу».

Now with the second one – knowing when to take a rest – that’s very important for developing enthusiasm. If we never take a rest, if we never take a break, then our enthusiasm goes way down. We don’t want to continue when we go back to our work.

Вот этот последний момент, связанный с необходимостью периодически отдыхать, он помогает нам развивать энтузиазм, потому что если мы постоянно работаем и никогда не отдыхаем, то постепенно наш энтузиазм в работе будет угасать, и, чтобы вновь работать усердно, нам нужно отдохнуть.

On the other hand, we don’t want to always treat ourselves like a baby.

Но с другой стороны, нам важно и не относиться к себе как к малому ребёнку.

So, for instance, my own teacher, Serkong Rinpoche, for whom I used to translate – when I was really, really tired and felt as though I couldn’t continue any more, he always had me do five minutes more. He always said that no matter how tired you are, you can do five minutes more. You can’t do an hour more, but you can do five minutes more. So that your limits, your endurance, increases. So this way, you don’t always stay as a baby; you grow.

Например, мой учитель Серконг Ринпоче, для которого я переводил, он часто, когда я уже очень сильно уставал и больше работать не мог, он говорил мне, чтобы я работал больше, хотя бы на пять минут. То есть он не говорил мне, чтобы я работал ещё на час больше, но, с другой стороны, он постоянно стремился к тому, чтобы я расширял свои возможности и становился более терпеливым в работе, чтобы я не оставался на одном уровне, как ребёнок, а рос.

So whether we’r e engaging in translation or we’re training for a sport, or whatever we’re doing, I think that this is a helpful policy. At least it was helpful for myself.

И это очень важная стратегия, или политика, в любой сфере деятельности, занимаемся мы переводом или спортом – чем угодно. Во всяком случае, это было полезно для меня.

The first of these nine is to think: At various times of my life, I have been kind to myself, whether I was as a child or a teenager, or whatever. There have been times when in fact I have been kind to myself.

И первый шаг: мы, рассматривая разные промежутки своей жизни, думаем: «Всегда было время, когда я относился к себе с добротой – и когда я был ребёнком, и когда я был подростком, и взрослым – всегда мы можем найти, когда я относился к себе по-доброму».

Whether I was kind to myself and had a positive attitude at one point or another in my life,

В тот или иной момент жизни я был добр к себе или имел положительное к себе отношение.

whether fifteen minutes ago or fifteen years ago, I was still kind to “me.”

И это могло быть пятнадцать минут назад или пятнадцать лет назад, но я по-прежнему относился с добротой к себе.

It’s just a matter of difference in time, but still the object is “me.” So I have been kind to myself.

И здесь разница только во времени, но по-прежнему мы относились с добротой к одному и тому же объекту – к себе.

And I have felt okay about myself.

И у меня было такое чувство, что со мной, в общем, всё в порядке.

So the conclusion is that I am capable of that.

Вывод из этого шага – что я способен это делать.

So we think about that.

Мы размышляем об этом.

That it makes no difference when we had this positive attitude. We have had it at some point or another, or various points, so we’re capable of it.

Неважно, когда именно мы испытывали это положительное отношение к себе, но оно у нас было в то время или в другое. Неважно, когда именно, важно, что оно было.

[silence]

[пауза]

Then the second point is we might object and think, “Well, I’ve only had a positive attitude some of the time. Most of the time I’ve been quite negative and really not liked myself at all.”

Второй шаг – это ответ на возможное возражение. Мы можем думать: «Вообще, на самом деле у меня всё-таки большую часть времени было отрицательное отношение к себе, хотя иногда оно и было положительным, но это было значительно реже».

But if we think about it, we’ll see that our kindness has been greater and more frequent than the times that I’ve treated myself badly.

Но если мы действительно это исследуем, мы всё-таки увидим, что мы чаще к себе были добры, нежели у нас было отрицательное отношение.

Because, after all, I’ve fed myself

В конце концов, мы себя кормим

every day of my life –

каждый день нашей жизни,

except when I was a baby and my mother fed me –

за исключением, конечно, того времени, когда я был маленьким ребёнком и меня кормила мама;

I’ve brushed my teeth;

я чищу зубы;

I’ve slept.

я сплю;

I’ve done what was necessary to take care of myself and my basic needs; otherwise I wouldn’t be alive.

делаю то, что необходимо для того, чтобы поддерживать себя в этой жизни. То есть то, благодаря чему мы вообще выживаем.

And so, although we might trivialize these things, actually these are quite important. No matter how negative we might have felt about ourselves, we still ate, and we still slept, and we still got dressed, and dealt with life, didn’t we?

И хотя мы можем преуменьшать значимость этих вещей, на самом деле, действительно, мы всё время едим и одеваемся, и спим, и решаем наши жизненные трудности.

So that, if you analyze it, is based on – or is a demonstration of – being kind to ourselves.

И если проанализировать, это основано на доброте к себе.

So, in that perspective, we have been more frequently kind to ourselves than treated ourselves badly.

И с этой точки зрения получается, что мы в большей степени относились к себе с добротой, чем у нас было негативное отношение.

I might not have eaten a very good diet, but I ate something. And I might not have slept enough, but I did sleep – this type of way of thinking.

Возможно, у меня было не очень правильное питание, но я хотя бы что-то ел, и, может быть, я не досыпал, но я хотя бы спал какое-то время.

So we think about this.

Мы размышляем об этом.

[silence]

[пауза]

It’s quite interesting, here, if we analyze why we tend to emphasize incidents or periods in which we’ve treated ourselves badly. I think it’s because there is a strong emotional component – disturbing emotional component – of those periods, rather than when we just feed ourselves and eat. There isn’t a very strong emotion there, is there?

И очень интересно подумать о том, почему мы легче запоминаем те события или те периоды в нашей жизни, когда мы относились к себе плохо. Я думаю, это связано с тем, что здесь вовлечено очень много беспокоящих эмоций. Когда у нас такое отношение к себе появляется, оно связано с беспокоящими эмоциями, а когда мы, наоборот, заботимся о себе, кормим себя и спим, то, в общем, никаких здесь особых эмоций нет.

So, because the emotion is stronger, particularly if it’s a disturbing emotion, we tend to count that as or consider that more real, in a sense,

И если эмоция сильная, особенно если это беспокоящая эмоция, у нас есть склонность считать эту эмоцию более реальной.

which is, of course, absurd. How can one incident in our life be more real than another incident? It all took place.

Что, конечно, довольно абсурдно, потому что как одно событие в нашей жизни может быть более реальным, чем другое?

So I’m thinking of examples like, for instance, we are in an unhealthy relationship which is rather abusive. The other person treats us badly or speaks very badly to us and so on. It doesn’t have to be that they beat us. But all of that is based, usually, on a tremendous amount of attachment and insecurity. We’re so attached that we don’t want to say “no” because we’re afraid that then we’ll be abandoned. “Poor me. I’ll have nothing.”

Например, возможно, мы находимся в очень нездоровых отношениях с другим человеком, и мы терпим оскорбления, и другой человек постоянно говорит нам грубости – может быть, не бьёт, но, во всяком случае, мы страдаем. Но мы не можем сказать человеку «нет», потому что боимся, что в этом случае будем отвергнуты, и останемся ни с чем, и будем себя жалеть.

Or another example are people who eat so much they become obese. Usually they have quite a negative attitude about themselves and the naivety of thinking that somehow they can overcome this by the pleasure of eating. This is quite naive and also mixed with attachment, but it’s based on very low self-esteem, very bad attitude toward oneself.

И бывает, что люди очень много едят, они толстеют, при этом у них появляется отрицательное отношение к себе, но они стремятся компенсировать его тем, что они едят только больше. И здесь вовлечена и привязанность, и наивность, и также и низкая самооценка.

Or anorexia, or bulimia – these things where you starve yourself, or you throw up after you’ve eaten. That also is based on very low self-esteem. “I have to be perfect. I’m not perfect.” And then you have quite a distorted idea of what perfect is, and then you treat yourself so badly – in terms of an eating disorder.

Или, например, анорексия и булимия – болезни, когда у нас нарушается питание: мы или голодаем, едим очень мало, или нас может тошнить после того, как мы поели, а всё это тоже основано на низкой самооценке. Мы можем хотеть быть совершенными, но у нас довольно странное представление о том, что значит совершенство, и мы таким образом себя ведём.

But, as I said, just the fact that the times when we have treated ourselves kindly, taken care of ourselves, might not have been emotionally dramatic, they are no less real than these more dramatic emotional incidents. And if you look at it, they far outweigh the times when we have been negative toward ourselves.

И как я уже говорил, если мы сравним то время, когда мы относились к себе с добротой, хотя это было менее драматичным переживанием, тем не менее, это было чаще и по времени эти периоды длились дольше по сравнению с более сильными эмоциями, беспокоящими эмоциями, когда мы относились к себе отрицательно.

So let’s think about that for another moment before we go on.

Давайте ещё об этом немного подумаем, перед тем как перейдём дальше.

[silence]

[пауза]

Question: We are talking about what’s going on when we have taken drugs, drink alcohol, smoking. In the meantime, understanding these are negative deeds. So this point of view that we are talking about, it’s the kind of situation inside. It’s like a split in your mind – in my case, for example. One part inside me saying, “You, don’t do that!” and another part thinks “Okay, maybe today is a bad day to give up the smoking” – or some other habit that people do. What is this?

Вопрос: Если у нас есть пристрастие к курению, или к наркотикам, или к алкоголю, то, когда мы принимаем всё это, у нас может быть раскол, во всяком случае, так я это переживаю. С одной стороны, одна часть может говорить, что «нет, это отрицательное действие, делать это не нужно». А другая говорит: «Но, может быть, сегодня всё-таки можно, сегодня был тяжёлый день, и я могу выкурить сигарету или сделать что-то ещё, что другие люди тоже делают, например, рядом?» Как вы бы прокомментировали это с этой точки зрения?

Alex: So, in a situation in which we’re doing something self-destructive like taking drugs or alcohol, smoking, then we could have two conflicting attitudes here.

Алекс: В ситуации, когда мы делаем что-то саморазрушительное: употребляем алкоголь, наркотики, курим, то здесь могут быть два состояния ума.

One is that we discriminate that this is destructive, this is harmful; but on the other hand, we have attachment, which exaggerates any positive qualities or effects that we have from these substances and ignores the drawbacks.

С одной стороны, у нас есть различение: мы понимаем, что это разрушительно, но, с другой стороны, у нас есть привязанность к этим веществам, то есть мы преувеличиваем их положительные свойства, их воздействие и мы не уделяем достаточно внимания их недостаткам.

So the Buddhist point of view: we analyze the mental factors that are involved in this state of mind. So here we have discriminating awareness and we have attachment.

То есть с буддийской точки зрения мы смотрим, какие состояния ума вовлечены в эту ситуацию. Здесь у нас есть распознавание – с одной стороны, и с другой стороны – привязанность.

And what we have is not only is it that the discriminating awareness is not stronger than the attachment, the attachment seems to be stronger.

И у распознавания, и у привязанности может быть разная сила. Возможно, если мы это делаем, то у нас сильнее оказывается привязанность.

So all of these mental factors have a spectrum between being very weak and very strong.

То есть у каждого из этих умственных факторов есть спектр – от низкого уровня до высокого.

Then what else is here in this state of mind is indecisive wavering: “Should I not smoke?” “ Should I not take another drink?” or “Should I take another drink?” So indecision is there, which is an unsettling state of mind; you’re not sure what to do.

Кроме этого здесь присутствует нерешительное колебание, мы думаем: «Может быть, больше не нужно курить или пить или, может быть, всё-таки выкурить ещё сигарету или ещё одну бутылку?» То есть мы колеблемся.

And very weak self-control or discipline: discipline to say “no” to the attachment and go on the side of the discriminating awareness that understands that this is harmful to me.

И здесь присутствует довольно низкий уровень самоконтроля, благодаря которому мы могли бы сказать «нет» этой привязанности и встать на сторону нашего распознавания.

So what we need to develop here is strengthen this discriminating awareness, which means to reaffirm it, remember it, to stay mindful of it. Mindfulness is this mental glue that sticks you to it.

И наша цель в данном случае – усиливать наше распознавание, то есть подтверждать его, обращаться к нему вновь и вновь. И у нас в этом случае появляется то, что называется памятованием, это такой как бы умственный клей, который приклеивается в данном случае к распознаванию.

And put the big emphasis on this discipline, self-discipline, that even though I feel like taking another drink, so what? That’s just force of habit, and I’m not going to be a slave to that.

И важно развивать самодисциплину. Даже если у нас появляется эта привязанность, мы думаем: «Может быть, всё-таки выпить ещё одну бутылку?» – мы отвечаем себе: «Я не буду следовать за этой привязанностью [это просто привычка], я не буду её рабом».

Shantideva said it very nicely, a great Indian Buddhist master.

Очень хорошо об этом сказал Шантидева – великий буддийский индийский учитель.

To paraphrase what he said,

Если немножечко перефразировать его высказывание,

he said speaking to – in our minds – speaking to our disturbing emotions, “I’ve been a slave to you long enough. You have caused me enough trouble and enough harm over time. That time where you can cause me all this trouble is finished.”

мы говорим этому беспокоящему состоянию ума, которое у нас возникает: «Я тебе подчинялся уже много времени, и всё время ты приносил мне одни беды. И теперь, понимая это, я отвечаю тебе, что всё – твоё время ушло».

So this is strong willpower and saying “Enough already!” Now, of course, that’s not so easy, but that really is the only way, initially, to stop it. I mean, deeper and deeper, we have to get into what’s behind the disturbing emotion and all of that. But the first step is just discipline, just self-control, just “Enough!” Even though I want to, want to have another drink, it doesn’t matter. So what?

То есть мы развиваем силу воли, и для начала наша цель – просто научиться пресекать вот это побуждение, к примеру, выпить ещё одну бутылку. Потом уже можем исследовать и думать, какие здесь вовлечены умственные факторы, но самое главное – с самого начала научиться принимать сторону дисциплины. И даже если у нас возникает желание выпить ещё, мы думаем: «Ну и что. Желание возникло, ну и что с того?»

Whatever the situation might be. I would like to eat another piece of cake, but I understand I’m really just being a pig, and I am really full, and I really have had enough. And then you say, “No!” even though of course I’d love to have another piece.

Это может быть любая ситуация: возможно, мы хотим съесть очередной кусок пирога, но мы уже понимаем, что мы наелись, нам достаточно. И мы думаем, что «я не буду вести себя как свинья, и на этом я остановлюсь», хотя, конечно, нам по-прежнему хочется съесть кусок пирога.

I’d love to stay in bed longer in the morning, but I have to get up. So there are many examples that we can refer to in our lives to reaffirm that we do have the ability to exercise self-control. Even though we would like to stay in bed longer; I’m sure most people would.

Или, например, я хотел бы подольше поспать, но уже пора вставать. В нашей жизни мы можем найти очень много таких примеров, на которых мы можем упражнять самодисциплину. Я думаю, что большинство из людей, например, действительно хотят подольше полежать в кровати утром.

You see, that’s really what we had in this first point here, to reconfirm that we do have the ability to do these things. Sometimes we think, “Oh, I’m incapable.” We’re not incapable. It’s just that the examples in which we have been capable, we trivialize.

И поэтому важен этот первый шаг, когда мы признаём, что мы способны это делать, способны относиться к себе с добротой. И мы видим, что такие ситуации, когда мы это делали, в нашей жизни встречались. Мы не можем сказать, что мы не можем этого делать.

Now the third point for developing this equal attitude toward ourselves is to think of death, that death can come at any time.

Третий пункт здесь, в упражнении беспристрастия связан со смертью, это мысль «смерть может прийти в любую минуту».

And this is true. I mean, we could die at any time.

И это правда: смерть действительно может прийти в любую минуту.

You could be hit by a truck at any time.

Нам даже не обязательно для этого болеть, нас может сбить грузовик когда угодно.

So we think, “ Suppose this were my last minutes, my last hour.” Let’s say I was a prisoner about to be executed. We don’t have to be a criminal; it could be in a war. They’re going to shoot us. How do we want to spend our last hour?

И мы размышляем: «А что если это вообще наш последний час?» Допустим, мы заключённый, которого приговорили к смертной казни. Или можно взять любой другой пример: это может быть война, когда нас могут просто застрелить. И мы думаем: «Как я хочу провести свой последний час?

Do I want to spend that in just thinking with self-hatred how horrible I’ve been and how horrible I am?

Хочу ли я в этот час предаваться размышлениям о том, как я ужасен, или о том, каким ужасным я был в прошлом?»

Or in self-indulgence? I’m going to stuff myself with ice cream during this last hour, or have as much sex as I can have in this last hour?

Или, может быть, мы хотим побаловать себя и объесться мороженым или позаниматься сексом – столько, сколько мы за этот последний час успеем?

Or ignore my need to have a calm state of mind as I am going to be shot?

Или, может быть, у нас появляется желание игнорировать этот факт, ту ситуацию, в которой мы находимся? И тогда мы, действительно, можем умереть, нас могут просто застрелить. [Или мы игнорируем свою потребность в спокойном состоянии ума перед тем, как нас казнят.]

And just continue reading a book, for example, or looking at a magazine during this last hour – some fashion magazine, during this last hour? Is that how I’m going to spend the last hour of my life?

Или мы смотрим на витрину магазина, или читаем журнал про моду в последний час нашей жизни?

Or watch television, and just sort of deny that this is my last hour?

Или смотреть телевизор в последний этот час, отрицая, что это последний час нашей жизни?

Obviously, this is a waste of time – having these disturbing attitudes of either anger, or overattachment, or naivety.

Всё это, безусловно, пустая трата времени – когда мы или гневаемся, или мы чувствуем излишнюю привязанность, или мы наивны.

And so it’s equal throughout our life in the future, that we could die at any time, and so thinking like that helps us to develop an equal attitude. “Well, I’m going to be kind to myself in this situation. Try to have a calm state of mind and be at peace with myself. I’m going to die.” That’s being kind to myself.

И это верно для каждого момента в нашей жизни, и в том числе и в будущем, – что мы можем умереть когда угодно и нам, конечно, важно этот наш предполагаемый последний час жизни провести в мире с собой, в спокойном состоянии ума. Это и будет добротой к себе.

So we think about that.

Мы думаем об этом.

[silence]

[пауза]

The fourth point is that I want to be happy and I don’t want to be unhappy.

Четвёртый шаг – я хочу быть счастлив и не хочу несчастья.

I think that’s true of everybody.

Я думаю, что это справедливо в отношении каждого.

Then we think in terms of how other people treat me.

И мы размышляем о том, как другие люди ко мне относятся.

I don’t like it if others reject me or treat me badly, do I?

Мне не нравится, когда другие меня отвергают или со мной обращаются плохо. Не правда ли?

And I don’t like it when others cling to me or are overprotective, worrying about me all the time.

И я не люблю, когда за меня цепляются, когда кто-то старается с излишним рвением меня защищать или всё время обо мне беспокоится.

And I don’t like it, I’m not happy, if others totally ignore me, either.

И точно так же я несчастлив, и когда другие меня полностью игнорируют.

So I’m unhappy when others treat me this way.

Когда другие со мной таким образом обращаются, то я несчастлив.

So then we think in terms of how I treat myself.

И теперь мы размышляем о том, как мы сами с собой обращаемся.

Actually, when I treat myself badly, I don’t feel happy, do I?

Вообще говоря, если мы с собой обращаемся плохо, то мы чувствуем несчастье. Не правда ли?

And if I’m completely preoccupied with myself and always worried about myself and overprotective – about my health or whatever; hypochondria – that’s not a happy state of mind.

И точно так же, если мы собой озабочены, если мы стараемся себя всячески защитить, от всего избавить, например от проблем со здоровьем, – есть даже такая крайность, как ипохондрия, – то ведь это тоже несчастливое состояние ума.

And when I ignore my needs, it’s also not a happy state of mind.

И когда я безразличен к своим собственным нуждам, ведь это тоже несчастье.

So, if I don’t want others to treat me like that, why should I treat myself like that?

И если мне не нравится, когда другие со мной так обращаются, почему мне самому с собой так обращаться?

It just makes me unhappy, whether somebody else treats me like that or I treat myself like that.

Ведь и в том, и в другом случае – и когда я обращаюсь так с собой, и когда другие – я чувствую несчастье.

And basically I do want to be happy. I don’t want to be unhappy. I don’t enjoy being unhappy.

И в целом, я ведь хочу быть счастливым, а не несчастным, последнее мне совсем не доставляет удовольствия.

So why make myself unhappy? There are plenty of other people that can make me unhappy. Why make myself unhappy?

Зачем же делать себя несчастными: есть и так много других людей, которые могут сделать меня несчастным, зачем ещё что-то поверх этого?

Think about that.

Давайте подумаем об этом.

[silence]

[пауза]

Then the next one, the fifth one. Throughout all my life I have the right to be happy and to be treated well by myself.

Пятый шаг – на протяжении всей моей жизни у меня было право обращаться с собой хорошо.

Not just some of the time.

Не только какие-то промежутки времени.

You think about that. Do I have the right to be happy? Do I feel that I have to earn it? That I have to deserve it? Somehow it’s a reward? Or don’t I have the right to be happy, regardless?

Мы думаем о том, что действительно ли у нас есть это право быть счастливыми, или мы должны как-то заслужить это, чтобы это стало нашей наградой, или, может быть, это право у нас есть всегда?

[silence]

[пауза]

This is an interesting point, actually. Are we getting into socialist thinking here? Or is this just one of the basic human rights? The right to be happy.

И это очень интересный момент: относимся ли мы к этому в социалистическом ключе или это действительно одно из основополагающих прав человека – быть счастливым?

Basic human rights doesn’t necessarily imply a socialist political system, does it?

То есть мы можем найти этот постулат и там, и там, но основополагающие человеческие права, они не обязательно свойственны только социалистической системе.

[silence]

[пауза]

The sixth point is quite similar. Throughout all my life I have the right not to be unhappy – I have the right not to be treated badly by myself – not just some of the time.

И шестой шаг здесь похож на предыдущий: на протяжении всей моей жизни у меня есть и было право не быть несчастным и не обращаться с собой плохо, а не только в какие-то отдельные промежутки времени.

The point here, with this sixth and the fifth points, is an equal attitude throughout my life. It’s not just some of the time that I have the right to be happy and not to be unhappy. It’s always the case.

И здесь, в пятом и шестом пунктах мы делаем упор на том, что у меня не только в какие-то отдельные промежутки времени было это право – или быть счастливым, или не страдать, – а на протяжении всей жизни у меня это право есть.

It’s not just that I want to be happy and not to be unhappy. I have the basic right to that. It’s not an unreasonable thing to want.

Мы не просто хотим быть счастливыми и не страдать, но у нас есть это право, это наше желание – стремление к счастью, – оно не безосновательно.

There’s nothing wrong with me for wanting to be happy.

Нет ничего плохого в том, что мы стремимся к счастью.

[silence]

[пауза]

Okay. Let’s take our break here. And then, in our last session, we’ll look at these last three ways of developing this equal attitude and then the five decisions that follow from that.

Давайте здесь остановимся, сделаем перерыв, и после перерыва мы закончим три последние шага в этом развитии беспристрастия и потом ещё перейдём к пяти решениям, которые следуют за ними, которые из них вытекают.

Thank you.

Спасибо.