Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Главная > Знакомство с буддизмом > Современная адаптация буддизма > Предложения о сотрудничестве Дхарамсалы и Узбекистана в области исследований

Предложения о сотрудничестве Дхарамсалы и Узбекистана в области исследований

Александр Берзин
Дхарамсала, Индия, 15 январь 1996 года

Между Тибетом и существующими в настоящее время Центрально-Азиатскими исламскими республиками бывшего Советского Союза существует длительная история политического и культурного взаимодействия. Наряду с Монголией и Восточным Туркестаном, Тибет формирует с этими республиками блок Центрально-Азиатских государств.

Принимая во внимание все возрастающее китайское присутствие и влияние в этих исламских республиках, получаемую ими политическую поддержку и формирующиеся основы будущего экономического сотрудничества для развития этого региона, Его Святейшество Далай-лама воодушевлен восстановлением исторических связей между тибетскими, монгольскими и центрально-азиатскими тюркскими народами. Как шаг в этом направлении, Библиотека тибетских трудов и архивов (БТТА) начала обмен публикациями академических статей с буддологами Академии Наук Республики Узбекистан, начало которому положили Борис Мацкин (Ташкент) и д-р Александр Берзин.

Д-р Д. Русанов, ученый из Ташкентского Научно-исследовательского института искусствознания, и руководитель информационной группы «Великий шелковый путь», учрежденной г-ном Мацкиным, в своем стремлении содействовать развитию программы академического сотрудничества с БТТА обратились к г-ну Мацкину с предложением о сотрудничестве. Информационная группа, возглавляемая им, предложила:

  • составить перечень библиографических и фотографических материалов, доступных в Узбекистане, равно как и в других исламских республиках и странах бывшего Советского Союза, относящихся к темам исследования Центральной Азии и Великого шелкового пути, а также кратко изложить их содержание;
  • перевести все значимые материалы с русского и других языков Центральной Азии на английский;
  • содействовать приезду тибетских ученых из Индии в Ташкент для проведения дальнейших исследований;
  • способствовать сотрудничеству с музеями, библиотеками, архивами, академическими учреждениями, фондами и частными коллекциями произведений искусства во всех исламских республиках;
  • участвовать в совместных проектах, публикациях, выставках и конференциях.

Предлагалось также найти среди тибетского сообщества ученых, заинтересованных предложениями г-на Мацкина и д-ра Русанова. Было выделено несколько областей исследования, которые могли бы оказаться плодотворными:

  • политическое и культурное взаимодействие между Тибетом и тюркскими нациями Центральной Азии в период между правлениями царей Сонгцена Гампо и Лангдарма. В то время между этими двумя сторонами многократно заключались военные союзы перед лицом угрозы со стороны китайских, арабских и уйгурских вторжений. Особое значение имели возможные связи между согдийским буддизмом, распространенным в то время в Центральной Азии, и появлением тибетского буддизма. Так, двое из двадцати пяти учеников Гуру Ринпоче в Тибете были из Самарканда (sNa-nam): Нанам Дордже Дуджом (sNa-nam rDo-rje bdud-'joms) – один из министров царя Три Сонгдецена, посланных в Непал для приглашения Гуру Ринпоче в Тибет, и Нанам Еше (sNa-nam Ye-shes sde);
  • масштаб тибетского культурного влияния в восьмом веке на государство тюркских шахов в Афганистане, вассальное по отношению к Тибету, возможное влияние зародившегося здесь буддизма на развитие тибетского буддизма и политическое и культурное взаимодействие между Тибетом, арабскими и тюркскими нациями через это государство;
  • возможное проникновение в Западный Тибет буддийских элементов из Центральной Азии в период, предшествующий правлению Сонгцена Гампо;
  • идентификация Тагзиг (sTag-gzig) – земли, которая была источником традиции бон, а также исследование древних верований Центральной Азии, которые могли повлиять на развитие бона.