Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Главная > Знакомство с буддизмом > Современная адаптация буддизма > Разрушенная вера?

Разрушенная вера?

Интервью с д-ром Александром Берзиным
Newsweek Magazine, Asia & Atlantic editions, 13 января 1997, No56.

Монгольскому буддизму с трудом удалось выжить во времена Сталинских репрессий. Сейчас, спустя пять лет после прекращения существования Советского Союза, перед монгольскими религиозными традициями встает новая угроза – экспансия христианских миссионеров. Так говорит д-р Александр Берзин, известный американский буддист и исследователь, вышедший из стен Гарвардского университета. Недавно он посетил Монголию с циклом лекций на тему древней религии этой страны. По его собственным словам, во время этого путешествия ему представилась возможность стать свидетелем этого стремительного натиска иностранных евангелистов. Берзин поделился своими размышлениями с журналистом Newsweek Джордем Ферфритцем в Пекине. Ниже представлены выдержки из этого интервью.

Ферфритц: Кто организовал Ваш последний визит?

Берзин: Я был приглашен Национальным Государственным университетом Монголии прочитать серию лекций о буддизме. Предыстория этого события такова, что после падения коммунистического режима, в Монголию хлынул огромный поток американских христианских миссионеров из различных сект, которые оказывают огромное давление на население, особенно на молодых людей, с целью обращения их в христианскую веру. Это оказывает чрезвычайно разрушительное воздействие на попытки возродить монгольскую традиционную культуру и религию.

Ферфритц: Чем же разрушительна деятельность миссионеров?

Берзин: Для того, чтобы Монголия могла адаптироваться к демократии и новым рыночным условиям, людям очень важно чувствовать себя уверенно. Это чувство собственной значимости происходит из укоренения в своей собственной культуре. Так, если убрать все культурное наследие бывшего Советского Союза, а вдобавок к этому искоренить традиционную монгольскую культуру и ее ценности, – что и пытаются сделать миссионеры – то люди останутся просто ни с чем. Они почувствуют себя ненужными, почувствуют что все, чему они посвятили свою жизнь, просто взяли и выкинули в мусорное ведро.

Ферфритц: Приведите пример, что именно делают миссионеры с целью подорвать монгольские традиционные ценности?

Берзин: Они приходят и говорят о том, что причина нищеты и отсталости Монголии в буддизме. Это же просто абсурд, если взглянуть на развитие буддийских обществ в Южной Азии, Тайване, Южной Корее, Японии и Гонконге. Но многие монголы верят в это, потому что не имеют достаточной информации о внешнем мире. Также, миссионеры приходят под видом преподавателей английского языка. Они печатают бесплатную христианскую литературу на разговорном монгольском и на английском, что привлекает студентов языковых вузов. Они также дают деньги и компьютерную технику университетам, предоставляют гранты детям влиятельных чиновников. Они пролагают себе путь с помощью денег. Буддисты не могут соревноваться с ними.

Ферфритц: Почему нет?

Берзин: Они находятся в процессе восстановления. За «сталинский» период было уничтожено более 700 монастырей. Коммунистическое правительство разрешило оставить открытым лишь один монастырь. А сейчас восстановлено уже более 155 монастырей. Но старые монахи, которые выжили, могут лишь учить ритуалам молодых послушников. У них нет денег для перевода и издания книг на монгольском разговорном языке. Вдобавок к этому, конечно, миссионеры устраивают «вечеринки» для молодежи, с музыкой и бесплатной едой – и это очень привлекает людей на их сторону.

Ферфритц: Чего они хотят достичь?

Берзин: Дело в том, что миссионеры свято верят в то, что спасают души этих людей и ведут их в рай. В перспективе они могут просто уничтожить монгольское общество.

Ферфритц: А как может ответить на это буддийская община?

Берзин: Тут есть разные подходы. Я принимаю участие в проекте по переводу текстов с тибетского, английского или классического монгольского языка на разговорный. Другой шаг, который был предпринят, это приезд учителей из Индии, посланных Его Святейшеством Далай-ламой для помощи в реорганизации буддийской образовательной системы. Монголия получала свою форму буддизма из Тибета, начиная где-то с XIII века. Так что это долгие отношения.

Ферфритц: А другая стратегия – это приглашение американских буддистов, таких как Вы, правильно?

Берзин: Все миссионеры здесь – американцы, так что монгольская молодежь находится под впечатлением, что их христианский пыл есть главная основа западной культуры. Поэтому, монгольским или тибетским буддийским учителям не так легко принять этот вызов. Так как я американец, мое присутствие здесь играет другую роль: донести понимание того, что не каждый американец заражен этим миссионерским духом, что в Соединенных Штатах также есть множество других религий, и что мы достигли своей мощи в силу многих факторов, и помимо христианства.

Ферфритц: Есть ли место христианству в Монголии?

Берзин: Я приведу один пример. У Далай-ламы и Папы Римского есть опыт положительного сотрудничества в течение многих лет. Одним из проектов, которые они организовали вместе, был «обмен» монахами. Несколько монахов-католиков посетили тибетские буддийские монастыри в Индии для изучения техник медитации, в особенности занятия по улучшению концентрации. Подобным же образом, Далай-лама отправил монахов в христианские монастыри для обучения правилам организации сиротских приютов, пансионов для пожилых людей, школ и больниц. В Тибете традиционно об этих вещах заботилась деревня и семья. Но в изгнании, в Индии, у них уже не было подобных структур, поэтому монастыри очень в них нуждались. Христианские монахи, которых отправили в Индию, конечно, не стали буддистами, так же, как и буддийские монахи – христианами. Но они получили возможность научиться чему-то друг у друга и улучшить свои собственные религии и общества. Такой вариант обмена опытом на основе взаимного уважения имеет место и в Монголии.