Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Главная > Знакомство с буддизмом > Современная адаптация буддизма > Как объединить буддийскую практику и буддологию – личный опыт > Как объединить буддийскую практику и буддологию – личный опыт

Как объединить буддийскую практику и буддологию – личный опыт

Александр Берзин
Элиста, Калмыкия, Россия, октябрь 2009
русский перевод: Наталья Босчаева

расшифровка аудио
Слушать аудиоверсию этой страницы (1:16)

Сегодня перед вами выступит профессор, известный во всём мире буддолог, знаток не только европейских, но и множества восточных языков, среди которых санскрит, тибетский язык, китайский и так далее. Сегодня будут две лекции: первая будет посвящена его буддийской практике, то есть он расскажет о своём пути в буддизм, о своей жизни, и вторая лекция будет уже непосредственно адресована к присутствующим здесь у нас и составляющим большую часть зала филологам, особенно специалистам по зарубежной филологии, и будет лекция посвящена особенностям перевода с одних языков на другие. Думаю, вам будет это очень интересно и познавательно. Прошу.

Today I’ve been asked to speak a little bit about the way in which one combines Buddhist practice with Buddhology,

Сегодня меня просили поговорить о том, как можно соединить буддийскую практику и буддологию,

and specifically to tell about my own personal experience;

и попросили рассказать также о моём личном опыте соединения этих вещей.

in other words, to tell you a story about myself.

Короче говоря, я расскажу вам немного о себе.

And although of course it’s always a little bit embarrassing to speak about oneself, I’ll try to do something.

Но хотя, конечно, это непростое дело – рассказывать о себе, – и всё-таки я постараюсь это сделать.

And maybe my experience might be useful or inspiring for you.

И может быть, мой личный опыт послужит вам примером; может быть, для кого-то послужит источником вдохновения.

Поколение спутника

I was born in America in 1944

Я родился в Америке в 1944 году.

in a very ordinary family. My family didn’t have very much money,

Родился я в небогатой семье.

just working people, and they didn’t have very much education either.

Мои родители были обычными людьми и не особо образованными.

But from a very young age I had a very strong instinctive interest in Asian things,

Но меня с детства как-то инстинктивно тянуло ко всему, что связано с Азией.

and this was not encouraged or anything by my family, although they didn’t discourage it either.

В семье не сказать, чтобы они меня особенно поощряли к этому, но в то же время и не отговаривали от этого.

But not very much was available in those days.

В то время какой-либо информации по тем вопросам, которыми я интересовался, было немного.

I started doing yoga when I was thirteen with another friend,

В возрасте тринадцати лет мы с другом начали заниматься йогой.

and read everything I could that was available about Buddhism and Indian thought, Chinese thought, etc.

Я читал всё, что попадалось под руку, всё, что я мог найти о буддизме, об Индии, о Китае.

I was part of what was called in America the “Sputnik Generation.”

И я причисляю себя к тому поколению, которое в Америке называется «поколением спутника».

When Sputnik went up, America became very, very upset because we were so far behind Russia.

И когда в Советском Союзе запустили спутник, для престижа Америки это, конечно, было большим ударом, потому что мы почувствовали, что мы отстаём.

And so all the children at school, including myself, were encouraged to study science, and catch up with Russia.

И нас, детей всех в школе поощряли к тому, чтобы мы занимались наукой и чтобы догнали Россию.

So I studied chemistry.

Я начал заниматься химией.

And I went off to university when I was sixteen

И поступил в университет, когда мне было шестнадцать лет.

at Rutgers University. This was in New Jersey, where I grew up.

Я поступил в университет Рутгерс, это в штате Нью-Джерси, где я вырос.

And although Geshe Wangyal lived only about maybe fifty kilometers away from where I grew up, I didn’t know of his existence.

И любопытно, что я родился и вырос в том месте, в котором находился, в пятнадцати километрах от того городка, где жил геше Вангьял. И интересно, что я тогда совершенно не подозревал о его существовании.

As part of my studies I took an extra course in Asian Studies.

И будучи студентом, я взял факультативный курс по ориенталистике.

And in this it spoke about how Buddhism went from one civilization to another

И на этих курсах нам рассказывали о том, как буддизм шёл от одной цивилизации к другой

and how each civilization understood it in a different way.

и о том, как каждая цивилизация по-своему воспринимала это религиозное учение.

Although I was only seventeen, this made such a strong impression on me that I said, “This is what I want to be involved with,

И хотя мне было только семнадцать лет, на меня всё это произвело такое огромное впечатление, что я сказал себе: «Вот чем я хочу заниматься.

the whole process of Buddhism going from one civilization to another.”

Я хочу заниматься тем, чтобы исследовать, как шёл буддизм от одной цивилизации к другой».

And this is what I have followed for the rest of my life without any deviation or change.

И этим делом я старался неуклонно заниматься всю свою жизнь.

Принстон: от химии к китайскому языку, мысли и философии

They were starting a new program at Princeton University

В Принстонском университете запустили программу

to open up their Asian Studies department to more students,

и стали набирать студентов на факультет ориенталистики.

because there were very few students and this was in the early days of the Vietnam War

Тогда было очень мало тех, кто интересуется азиатскими странами. Это было как раз то время, когда шла война во Вьетнаме.

and there were very few people who knew any Asian languages. So another opportunity opened up.

И оказалось, что в стране очень мало людей, владеющих восточными языками. Так что в образовании открылась новая ниша.

So I was very excited because here was the opportunity to study Chinese, which was one of the possibilities. And so I applied and was accepted.

И я понял, что передо мной открывается такая блестящая возможность, я подал документы в Принстонский университет и был принят. Я хотел изучать китайский язык.

So I started studying Chinese language when I was eighteen,

В возрасте восемнадцати лет я начал изучать китайский язык.

and continued my studies at Princeton University for the second two years of my university training, my baccalaureate. And, so, a four-year program in the United States – the first two years were chemistry and the second two years I did Chinese.

И я учился там четыре года: первые два года занимался химией, последующие два года я занимался китайским языком.

What I was always interested in was how Chinese philosophy influenced the way that Buddhism was understood when it came into China, and what was the effect of Buddhist teachings on the philosophy in China that followed.

И меня интересовало то, как уживался, как был воспринят буддизм с точки зрения китайской философии, какое влияние оказала китайская философия на буддийское учение.

And so I studied Chinese thought and philosophy, history, Buddhism, etc.

И я начал изучать историю развития китайской философии, истории.

They sent me to intensive language school in the summers,

И я интенсивно изучал китайский язык во время летних курсов,

and one summer in Taiwan.

однажды я поехал на Тайвань летом.

And for my graduate studies I went to Harvard.

А чтобы написать дипломную работу, я отправился в Гарвард.

I had already started studying Japanese as part of the Chinese program

И вот в рамках этой программы по изучению китайского языка я начал также изучать и японский язык.

and by the time I got my master’s degree in Far Eastern languages, I had already done very extensive Chinese studies.

И ко времени получения степени магистра по дальневосточным языкам я уже довольно много изучил, в довольно большом объёме изучил китайский язык.

Китайский, санскрит и тибетский: сравнительные исследования

I wanted to know the Indian side as well as I knew the Chinese side, to see what were the influences in the development of Buddhism,

Потом мне захотелось изучать также и индийскую философию, с тем чтобы рассмотреть её более подробнее.

and so I started my study of Sanskrit.

Я начал изучать санскрит.

And I then got a joint doctorate degree from two departments: the Sanskrit and Indian Studies, and the Far Eastern Languages Departments.

И я получил докторскую степень по двум специальностям.

So Sanskrit and Indian Studies was primarily with Sanskrit, and that lead to Tibetan,

Это была, с одной стороны, специализация «санскрит в индийских буддийских исследованиях», и вторая была по китайским языкам.

and the emphasis was on philosophy and history and Buddhism in both sides, the Indian and the Chinese side.

Особый акцент в своих исследованиях я делал на философию и историю буддизма и взаимовлияние их с индийской философией и с китайской философией.

But you know I have a very strong thirst for knowledge,

Но меня обуревала жажда к знаниям,

and so I did extra courses in philosophy and psychology, and kept my interest up in science through all of this.

и я начал также дополнительно заниматься философией и психологией.

In this way I completed my studies

Ну вот, собственно говоря, то, чем я занимался во время учёбы.

and, through all of this, I learned general Buddhological methods

И во время своих разнообразных занятий я получил определённую сумму знаний по буддийской методологии.

of comparing translations. So we would look at Buddhist texts in Sanskrit and then see how it was translated into Chinese and into Tibetan,

Я рассматривал, изучал тексты по буддологии и имел возможность сравнить, как одни и те же термины переводят с санскрита на китайский и на тибетский языки.

and studied the history of the development of ideas and how this interrelated with general history.

Интересно было понаблюдать, как развиваются идеи, как они развиваются в смысле общего учения.

All of this has been very helpful throughout my career, this type of training.

И вот эти вот разнообразные и многочисленные курсы, которые я посещал, и то чем я занимался, всё это мне оказало мне большую поддержку на протяжении моей научной карьеры.

Из Гарварда к живой традиции

Through all of this, I was always interested to know what it would be like to actually think in this way, of all these philosophies and religions of Asia I was studying –

И всё это время меня занимала мысль, а как, действительно, мыслить, как формируется мысль в рамках буддийской философии.

the different forms of Buddhism and Hinduism, and Chinese thought: Daoism, Confucius.

Интересно было рассматривать различные философии: индуизм, даосизм, Конфуция.

But there were no real opportunities to come in contact with living tradition;

Но всё это были лишь книжные знания, а какой-то возможности наблюдать это на практике у меня не было.

all of this was studied like Ancient Egypt.

Мои занятия напоминали занятия какими-то древними языками, например египтологию.

But when I started studying Tibetan in 1967,

В 1967 году я начал изучать тибетский язык,

then Robert Thurman came back to Harvard at that time and we were classmates. We had most of our classes together.

тогда же в Гарвард вернулся Роберт Турман, он стал моим однокурсником, мы вместе занимались (я напомню, что Роберт Турман – это известный Гарвардский профессор, отец известной актрисы Умы Турман).

This was before Uma was born.

Это было ещё до того, как появилась Ума Турман.

I’ve known her since she was a baby; she was very precocious. She acted much older than her age.

И я помню её с детских лет, она выглядела, действовала, была намного взрослее, чем её ровесники.

Whenever you would call the home she would always insist that she would be the one that answers the phone, even when she was a little girl.

И когда она была совсем маленькая, она первая подбегала к телефону и очень расстраивалась, когда это делал кто-нибудь ещё.

Anyway, this was years before she was born.

Но всё это, конечно, уже было потом, а вот тогда мы только встретились с Робертом Турманом.

And Thurman had been one of the close students of Geshe Wangyal and had lived with him for several years,

К тому времени уже Роберт Турман знал геше Вангьяла и уже прожил у него несколько лет.

and he had even been a monk for about a year and had gone to India and studied in Dharamsala. Geshe Wangyal had brought him there.

Геше Вангьял повёз его в Дхарамсалу, там Роберт Турман провёл один год в индийском монастыре.

So he told me about Geshe Wangyal; he told me about the possibility of studying in India, in Dharamsala. The Tibetans were there; His Holiness the Dalai Lama was there.

И он рассказал мне о геше Вангьяле, рассказал о том, что можно поехать учиться в Индию, что такое Дхарамсала, рассказал о Тибете и о Его Святейшестве Далай-ламе.

And so I started visiting Geshe Wangyal at his monastery in New Jersey whenever I went home for holiday,

И каждый раз, когда я приезжал в Нью-Джерси на каникулы, я старался навестить геше Вангьяла, который жил в том же штате, что и я – в Нью-Джерси.

and I started to have my first understanding that Buddhism was a living tradition.

И вот тогда я впервые почувствовал, что буддизм – это не мёртвое учение, это нечто живое, то, что действительно существует в нашей жизни.

Although I visited Geshe Wangyal many times, I didn’t have the opportunity to live there with him and study.

Я навещал геше Вангьяла много раз, но как-то мне не представилось возможности проживать вместе с ним и получать учение непосредственно в его доме.

Nevertheless, he inspired me very much to go to India and continue my studies there,

Тем не менее, геше Вангьял вдохновил меня на то, чтобы я совершил поездку в Индию и получил новые знания там.

so I applied for the Fulbright fellowship to do my dissertation research in India with the Tibetans.

И я подал заявку на программу, на стипендию Фулбрайта, с тем чтобы проводить исследования в Индии по Тибету.

So I went in 1969

Я отправился туда в 1969 году,

and I met His Holiness the Dalai Lama

и тогда же мне удалось встретиться с Его Святейшеством Далай-ламой.

and was completely immersed in Tibetan society.

И тогда я полностью погрузился в тибетскую жизнь.

And I saw that everything was really very, very alive and here were people who actually knew what everything meant in the teachings of Buddhism,

И я почувствовал, что такое настоящая жизнь – жизнь, которая протекает под знаком буддийской философии.

and here was my opportunity to learn from them.

И мне представилась блестящая возможность многое узнать от простых людей, простых тибетцев.

Изучение разговорного тибетского языка в Дхарамсале

When I went to India I did not know spoken Tibetan language.

Когда я поехал в Индию, я не знал разговорного тибетского.

My professor at Harvard had no idea even how to pronounce the language.

И мой профессор в Гарварде даже не знал, как звучат тибетские слова.

He was Japanese and we learned it in terms of Japanese grammar,

Он был японцем и преподавал тибетский язык по канонам японской грамматики.

because the only textbook that was available at that time explained Tibetan grammar in terms of Latin, and Latin and Tibetan have nothing in common,

Те учебники по тибетскому языку, которые у нас были, они были построены с позиций латинской грамматики.

and Japanese grammar is actually quite close to Tibetan.

Следует сказать, что японская грамматика схожа с грамматикой тибетского языка.

So now I had to learn the spoken language and there were no textbooks or materials available.

Мне предстояло выучить разговорный тибетский язык, а каких-либо пособий или учебников у меня тогда не было.

So through my connection with Geshe Wangyal I was able to connect with two young Rinpoches who had stayed at the monastery with Geshe Wangyal in America for a few years,

И благодаря посредничеству геше Вангьяла, я познакомился с двумя ринпоче, которые до этого жили у геше Вангьяла.

and they arranged for me to live with a Tibetan monk in a small house up on the side of the mountain.

И они определили меня на жительство к одному тибетскому монаху, домик его находился на склоне горы.

He knew no English and I couldn’t speak any Tibetan, and we lived together.

Интересная сложилась ситуация: он не знал английского, а я не знал разговорного тибетского, и вот нам предстояло жить вместе.

So now my Buddhological and other training came in. I had to be like an anthropologist going to Borneo or Africa and try to figure out another language.

Я почувствовал себя антропологом, который отправляется в далёкие путешествия, например на Борнео и Африку, изучает быт и культуру туземцев.

So all the Asian languages that I had studied helped very much to be able to hear the tones in Tibetan language and make some progress.

Но вот тот факт, что я до этого изучал восточные языки, очень помог мне. Всё это помогло мне натренировать слух и воспринимать фонетику тибетского языка, и добиться определённых успехов.

And with the monk, if I wanted to communicate I would write something down (because I could write Tibetan) and he would tell me how to pronounce it, and we worked together like that.

И процесс обучения шёл следующим образом: я писал записки монаху – потому что письменный тибетский я знал, – а он произносил это слово вслух. И так я и учился.

And I had some lessons with someone.

В то же время я брал уроки.

Eventually these two young Rinpoches suggested that I study with their teacher.

Изучение ламрима в хлеву

I was there in India to write my dissertation.

В конце концов уже дело подошло к тому, чтобы выполнять то, зачем я приехал. Вот эти два ринпоче, которых я уже упомянул, предложили мне, чтобы я занимался уже своей диссертацией, ради которой я приехал в Индию.

Although I had gone to do my research on a very vast tantra topic, Guhyasamaja,

И вот, диссертация, которую я собирался писать, была посвящена довольно сложной теме – Гухьясамадже,

the various teachers of His Holiness the Dalai Lama convinced me that this was absurd and I was completely unprepared for that.

но мои наставники – и в том числе и Далай-лама [наставники Далай-ламы] – убедили меня, что это тема сложная и за неё не стоит браться.

So they suggested that I studied lam – rim, the graded stages of the path, first.

И они предложили, чтобы я сначала начал изучать ламрим – это великие ступени [этапы пути].

And nothing was translated at that time, so it was completely new.

В то время переводов этих трудов не было, всё это было для меня в диковинку. Могу сказать, что всё это было довольно трудно.

I then studied it with their teacher – the oral tradition – and based my dissertation on that, the oral teachings of lam – rim.

И я, в конце концов, пришёл, сформировал тему следующим образом: «Устные традиции передачи ламрима».

I lived very primitively: no water in my house, no toilet.

Условия жизни были довольно суровыми: в доме не было водопровода и канализации.

The teacher I studied with lived in a shed that was where a cow lived before him.

Наставник мой жил, можно сказать, в хлеву. До него там раньше держали коров, потом поселился он.

There was only room for his bed and a little space in front of the bed.

В комнате не было практически никакой мебели: там стояла койка, и перед койкой было немного свободного места, вот и всё.

And he had three young teenage Rinpoche disciples and they and I sat on the floor by his bed in this cowshed

И вот в этом хлеву я получал учение вместе с тремя ринпоче-подростками. Мы сидели на полу перед кроватью, а монах учил нас, давал нам учение.

filled with flies and all other sorts of insects. This is how I studied.

Ну и к этому следует добавить ещё и мух, которые летали там в огромном количестве. Вот в таких условиях я обучался.

This was a very exciting period because so many new things were starting.

Но, несмотря на все лишения, неудобства, я всё-таки вспоминаю с радостью эти годы, это время, потому что тогда я учился, я получал новые знания.

His Holiness the Dalai Lama took interest in what we were doing, my studies,

И Его Святейшество заинтересовался тем, что я делаю,

and already gave us some small texts to translate for him.

и дал нам несколько небольших текстов для перевода

And then when His Holiness built the library in Dharamsala he asked my teacher to be the teacher there for the Westerners.

И когда в то время Его Святейшество основал библиотеку в Дхарамсале, он предложил моему наставнику стать там библиотекарем, чтобы он преподавал западным исследователям буддизма.

His name was Geshe Ngawang Dhargyey,

Его звали геше Нгаванг Дхаргье.

and he asked the two Rinpoches, the young tulkus who were helping me, to be the translators at the library.

И он попросил ринпоче, которых я уже упомянул, которые помогли мне туда попасть, – стать переводчиками для этой библиотеки.

I asked can I be of help as well and His Holiness said, “Yes, but go back to America and hand in your dissertation, get the degree and then come back”.

Я обратился к Его Святейшеству с предложением внести свою лепту в это дело. Он же мне сказал, чтобы я возвращался в Америку, защищал свою диссертацию, получил учёную степень.

Вхождение в тибетское общество: начало работы переводчиком

You see, during this whole first phase of my time in India I tried to fit in with Tibetan society

Первый период моего пребывания в Индии я старался каким-то образом вписаться в тибетское общество.

by assuming a role in their society, a position in their society, that was traditional; and that was the role of the translator.

Как можно было адаптироваться к этому обществу – нужно было принять какую-то из социальных ролей, и я взял на себя роль переводчика, которая была для них привычной.

So they knew how to relate to me in terms of that role.

И это облегчало мои взаимоотношения с ними, будучи в этой роли.

I was extremely interested to start my Buddhist practice,

Я горел желанием начать буддийскую практику.

and so formally I became a Buddhist in early 1970

И вот в 1970 году я стал буддистом,

and started my meditation practice,

я начал заниматься медитацией.

and so I’ve continued meditating every day since then.

И с тех пор я каждый день занимаюсь медитацией.

In this role of a traditional translator, this is someone who needs not only the language skills, but a very deep understanding of the Buddhist material,

Всё это – буддийская практика – мне очень помогает, потому что роль переводчика предполагает не только глубокое знание языка, но также и понимание философии.

which means meditation, practice, putting the teachings into real life.

Всё это подразумевает медитацию, практики, то есть то, как воплощается буддийская философия в реальную жизнь.

There is no way to translate the technical terms that are discussing different states of mind, different experiences in meditation, without actually experiencing it yourself.

И невозможно, переводя тексты, объяснять определённые термины, если не испытываешь этого состояния сам лично.

And the words in the dictionary were usually chosen by missionaries who were interested in translating the Bible into Tibetan and they had very little to do with the actual meaning of the words in Buddhism.

Словари не очень нам помогали, потому что это были словари, составленные миссионерами, переводившими Библию на тибетский, и, соответственно, толкование слов давалось с их позиций.

So from this early time I combined the Buddhist practice with my Buddhological training.

И вот с тех пор я начал соединять буддийские практики с буддологией, с принципами буддологии.

I went back to Harvard and after a few months handed in my dissertation, got my doctorate.

Я отправился в Гарвард, там я защитил свою докторскую диссертацию – несколько месяцев спустя – и получил учёную степень.

And although my professor had arranged a very nice teaching job for me at another university, since I had always intended to become a university professor, I said, “No, thank you.”

И передо мной открывались возможности трудоустройства: мой профессор предложил мне очень хорошее место преподавателя в университете, в общем, это тоже была хорошая возможность, но я вежливо отказался.

I didn’t want to spend the rest of my life with people who just were guessing what Buddhism meant, but to be with those who actually knew what it meant –

Я не хотел провести всю свою жизнь, пытаясь втолковать дилетантам, что такое буддизм, я хотел общаться с людьми, которые действительно знали, что же такое буддизм.

to study and learn from the real thing, the authentic tradition,

И я хотел обучаться у тех, которые знали, что это такое, которые действительно представляли себе всё это во всей полноте.

while keeping my objective perspective from my Buddhological training.

Я представлял себе свою будущую карьеру с точки зрения буддологии.

So, although my professor of course thought I was crazy, nevertheless I went back to India. It was very cheap to live there, so it was possible.

Хотя профессор недоумевал, он вообще очень удивился, назвал меня сумасшедшим, я же отправился обратно в Индию, но тогда это не представляло особых проблем, потому что жизнь в Индии была дешёвой и сделать это было нетрудно.

Моя новая жизнь в Индии

So I moved to Dharamsala with my teacher and we all worked at the Library there. My teacher had gone already and was teaching at the Library, and I joined them.

В то время уже мой учитель, у которого я получал образование, в то время уже работал в Дхарамсале в библиотеке, и я к нему присоединился.

So I lived in an even smaller shed,

И на этот раз я жил ещё в более стеснённых условиях – это была совершенно крохотная комнатка,

also with no water and no toilet.

это был буквально сарай, где не было водопровода и канализации.

And the Tibetan monk that I was with came with me as well, stayed with me.

И тибетский монах, который меня обучал, жил вместе со мной.

Altogether I lived in India, as my home, for twenty – nine years

И всего в общей сложности я прожил в Индии двадцать девять лет.

in this very simple little shack that I lived in.

И вот все эти годы я жил в этой крохотной комнатушке.

I helped to establish the Translation Bureau at the Library for His Holiness

И я наладил переводческое дело, основал Бюро переводов в Библиотеке Его Святейшества Далай-ламы.

and continued my studies, because I saw that the Buddhological background that I had gave me the tools to be able to study further in Buddhist teachings.

И всё это время я непрестанно учился, потому что я знал, что знание философии, глубокое знание буддологии будет помогать мне в моих дальнейших изучениях.

I knew the names of the various texts, I knew the history and so on, and here were the people that were teaching me the real content, so I could put things together quite easily.

Это была теория, связанная с практикой: я знал разные тексты, знал, как они называются, знал историю буддийской философии, и рядом были люди, которые всегда готовы были объяснить мне содержание этих текстов.

His Holiness the Dalai Lama encouraged me to study with all four Tibetan traditions, although primarily I studied Gelugpa,

И Его Святейшество побудил меня к изучению всех четырёх тибетских традиций, хотя к тому времени я основательно изучил одну из тибетских традиций, а именно гелуг.

so that I could see the larger picture of the full scope of Tibetan Buddhism.

И всё это помогло мне получить полное представление о буддизме.

And I was very excited because I had no idea – people in those days had no idea of the full extent of what even was contained in the Buddhist teachings.

И всё это доставляло мне большое удовольствие, и я понял, что большинство людей даже не знает, насколько это глубокое и полное учение.

Обучение у Серконга Ринпоче: развитие памяти и смирения

Then I started studying with one of His Holiness the Dalai Lama’s teachers,

И затем я начал обучаться у одного из наставников Его Святейшества Далай-ламы,

Serkong Rinpoche.

Серконга Ринпоче.

And from the very beginning he saw that I had the karmic connection to be a translator for him and eventually for His Holiness the Dalai Lama.

И он указал мне, что быть переводчиком и работать для Его Святейшества – это моя карма.

And so he, from the very first beginning, started to train me to be a translator.

И он с самого начала наших совместных занятий стал преподавать мне теорию и практику перевода.

And so, although I was translating books already, this was oral translation

И хотя к тому времени я уже переводил книги письменно, всё-таки это было дело новое, потому что нужно было переводить устно.

and also trained me to be a teacher.

Одновременно он преподавал мне и методы обучения.

He would have me just sit near him and watch how he dealt with different people.

Я просто сидел рядом с ним и смотрел, как он общается с разными людьми.

And he would train my memory:

Он развивал у меня память,

any time that I was with him he would stop all of a sudden and say, "Repeat word for word what I just said,"

и одним из его приёмов был следующий: внезапно он останавливался и требовал, чтобы я повторил слово в слово то, что он сейчас сказал,

or, “Repeat what you just said, word for word.”

или требовал, чтобы я повторил опять же вот то, что я только что сказал.

I started translating for him when he was teaching,

Я начал переводить его проповеди

and he would never teach me anything by myself; I always had to translate it for somebody else if he was going to teach me –

Занятия наши никогда не протекали так, чтобы мы один на один сидели и просто занимались отвлечённо переводом, обучению технике перевода. Всё это проходило на практике в то время, когда он общался с людьми.

except for Kalachakra. That he taught me privately; he saw that I had some connection.

Ну, конечно, Калачакра – это особое дело, этому он обучал меня приватно и сказал, что я должен это знать.

He would never allow me to take notes; I always had to remember everything and write it down afterwards.

Во время его наставлений мне не разрешалось делать каких-либо пометок, не разрешалось записывать. Всё это я мог делать уже после свидания с ним.

He wouldn’t even let me, after a while, write down after the lesson. He would give me other things to do, and I could only write it down at night.

Но и даже после того, как заканчивалось наше общение, я не мог сразу бежать и записывать то, что он сказал, потому что он сразу загружал меня другими делами. И записывать те знания, которые он мне давал, я мог только по ночам.

And, like Geshe Wangyal, he scolded me all the time.

И как геше Вангьял, он постоянно надо мной подтрунивал.

His favorite name for me was “idiot”

И он всё время обзывал меня идиотом,

and he never failed to point out when I was acting like an idiot,

не упускал случая заметить мои слабости и называл меня идиотом каждый раз,

especially in front of many other people.

особенно в присутствии других людей.

And this was excellent training.

Конечно, метод обучения был эффективным.

I remember once translating for His Holiness the Dalai Lama: there were about ten thousand people,

И однажды я помню, что мне пришлось переводить Далай-ламу в присутствии десятитысячной аудитории,

and His Holiness stopped me and said, “Ha, ha, ha. He just made a mistake.”

и Его Святейшество в середине моего дискурса меня прервал, рассмеялся и сказал: «Посмотрите, он только что сделал ошибку».

From my training of being called an idiot all the time, I was able to continue translating and not just crawl under the rug.

Так протекало обучение – меня называли идиотом, и часто мне хотелось просто скрыться и куда-нибудь заползти. [И так как я привык, что меня всё время называли дураком, я смог продолжать переводить, а не просто забился под ковёр].

To be a translator requires tremendous memory and always paying attention,

Чтобы стать переводчиком, нужно развивать память и развивать внимание.

so I was very fortunate to not only have the traditional Buddhological training, but also the traditional Tibetan training.

И мне повезло, потому что я получил не только знание буддийской традиции, но также и знание тибетской буддологии.

I was with Serkong Rinpoche for nine years, very intensively,

И я провёл с моим наставником Серконгом Ринпоче девять лет.

translating, helping him with letters, with his travels.

Я переводил всё, что он мне ни давал: переводил его письма, которыми он описывал свои поездки. [Переводил, помогал ему с письмами, сопровождал в путешествиях].

In all that time he said “thank you” to me twice,

В то время [за всё это время] он [всего] дважды благодарил меня.

and this was also very helpful

Он меня благодарил [Это было очень полезно,]

because, as he used to say, what do I expect – that I’m going to get a pat on the head and then like a dog I’ll wag my tail?

и с благодарностью он меня похлопывал по голове и говорил: «Молодец!» Я чувствовал себя какой-то собачкой. [потому что, как он обычно говорил, чего я жду, что я собираюсь получить – что меня погладят по голове, а я как собака начну вилять хвостом?]

One’s motivation for translating, or doing anything in this area, needs to be just to benefit others, not to get praised with “thank you.”

И конечно, здесь скрыт глубинный смысл, потому что цель перевода – не получить одобрение за свой труд, похвалы, а принести пользу людям.

And of course all my Buddhist meditation, Buddhist practice, was absolutely essential for being able to go through this process of traditional training.

И конечно, та медитация и те буддийские практики, которые я уже предпринимал в то время, они были существенной частью моего обучения и моей деятельности в роли переводчика.

Участие в возведении моста между культурами

So after this, my teacher, Serkong Rinpoche, died, in 1983.

В 1983 году мой наставник, Серконг Ринпоче, скончался.

I was already doing a little bit of translating for His Holiness the Dalai Lama.

И в то время я уже немного переводил для Его Святейшества.

After that I started being invited to travel around the world and give lectures myself, because I had done that as a translator for my teacher.

И к тому времени я получил возможность получать приглашения из других стран и выступать с лекциями по переводу.

And although I didn’t translate very often for His Holiness, sometimes I did.

Но хотя и не сказать, чтобы я часто переводил для Его Святейшества, всё же такая возможность мне представлялась.

But translation is not just translating the words, but explaining and translating ideas.

Сложность перевода в данном контексте заключается в том, чтобы не только переводить слова, но ещё нужно объяснять те идеи, понятия, которые за ними стоят.

So at the very early meetings that His Holiness had with Western psychologists or religious leaders, my task was basically to try to explain their ideas, the scientists’ ideas, not the words (because you didn’t have these words in Tibetan), but to try to make that cultural bridge.

И во время встреч Его Святейшества с западными психологами, исследователями, руководителями западных стран мне приходилось не столько переводить, сколько объяснять, что всё это значит, – предоставить своего рода культурный мостик между двумя странами.

And this is what I was always interested in, as I mentioned, from a very, very young age, is how to make a bridge between different cultures in terms of the Buddhist teachings.

И наконец я пришёл к тому, чем я хотел заниматься в детстве – мне хотелось перекидывать мостики от одного языка к другому, от одной культуры к другой.

And to make that bridge, you really have to know the two cultures extremely well – to know how the people think, what their life is like.

И чтобы действительно перекинуть такой мостик, нужно не только знать язык: нужно основательно знать культуру этого народа, нужно знать то, как мыслят эти люди, как протекает их жизнь.

So I had the great privilege, the very rare privilege, to be able to live with the Tibetans for so long, so that I really could gain complete familiarity with the way they think, the way they live, and so on. This has been absolutely essential in the transmission of Buddhism.

Мою переводческую деятельность отличал тот факт, что я так много лет прожил в Тибете. Я знал, как живут эти люди, я знал их культуру, поэтому это помогало мне выступать в роли посредника, с тем чтобы доносить их язык, их культуру, их понятия другому народу.

After this I took on, or was asked to do, various types of projects for His Holiness the Dalai Lama.

После этого мне предложили сделать ряд проектов для Его Святейшества Далай-ламы.

Some I initiated, some I was asked to do.

Некоторые из этих проектов задумал я, а некоторые были мне предложены.

One of the main things was to try to open up the world to His Holiness and to the Tibetans.

Целью одного из проектов было открыть мир, открыть границы для Его Святейшества и тибетцев в целом.

They have refugee papers, no passports, and so they cannot get a visa to any country unless somebody invites them.

Будучи беженцами, они не могли свободно передвигаться, поскольку у них не было паспортов, и они не могли выезжать в другие страны.

And they need to know people around the world.

Они не знали, как протекает мир за границами места их прибежища.

They know people only in a few countries.

Они имели ограниченные познания о том, как, может быть, живут люди лишь в нескольких странах.

So now my Harvard PhD came in very handy

И тут пригодилась моя докторская степень, полученная в Гарварде.

because I was able to be invited all over the world to give guest lectures at universities.

Я уже имел возможность путешествовать по различным странам, университетам, читать лекции.

In this way I made the contacts for the Tibetans that would lead in the future to the Tibetans being invited, eventually His Holiness the Dalai Lama being invited,

Когда я находился с курсами лекций в различных странах, различных университетах, я устанавливал контакты с людьми, которые в дальнейшем помогали оформить приглашения тибетцам и Его Святейшеству, с тем чтобы он мог вызжать из Индии.

and eventually opening up offices of His Holiness in different regions of the world.

И в ряде стран мира мне удалось открыть офисы Его Святейшества.

So I started in 1985 going to the former communist countries,

И после 1985 года я получил возможность выезжать в страны бывшего социалистического лагеря.

and almost all of the Latin American countries,

И я посетил практически все латиноамериканские страны,

and large portions of Africa.

бывал практически во всех африканских странах.

And then I started with the Middle East and opened the dialogue between the Buddhists and the Muslims.

И мне удалось посетить и ближневосточные страны, и мне удалось наладить диалог между мусульманами и буддистами.

Throughout all of this, what I also focused on was writing reports back for His Holiness

И результаты этой поездки выражались также в том, что я писал отчёты по своим поездкам и направлял их Далай-ламе.

so that he knew a little bit about the culture and the history of each country.

Таким образом, из моих путевых заметок он имел возможность получать представления о том, как живут люди в той или иной стране.

Again my Harvard background allowed me to meet the religious leaders of these countries

И опять-таки, имея докторскую степень Гарварда, я имел возможность встречаться с религиозными лидерами в этих странах.

and to learn more about their religions from them, like African religions, or in Brazil, and so on, so that when His Holiness would go to these countries and meet these people he would have some idea of what their beliefs were.

И я встречался с представителями самых различных религий: я встречался с африканскими лидерами, а также и с такими экзотическими, как бразильские представители религиозных учений. И я письменно записывал, я излагал свои впечатления, то, что мне сообщали, и направлял Далай-ламе, с тем чтобы, когда он отправится в ту или иную страну, он уже имел определённое представление о том, какая религия исповедуется в этой части земного шара.

All the Buddhological training that I had and the scientific training helped me to be able to see what was important, organize it, present it in a way that would be useful.

Имея разнообразную подготовку – я имел уже подготовку в плане буддизма, уже знал многое, имел и научные познания, – и всё это помогало мне сформировать определённую всеобъемлющую картину, сформировать полностью свои впечатления.

I was involved with many other types of projects, too many to enumerate.

Число проектов, в которых я был занят, очень велико, я даже затрудняюсь назвать их точное количество.

But one of the most interesting was helping to organize a project of Tibetan medicine to help with the Chernobyl victims of Russia,

Но в числе самых интересных я могу упомянуть проект, который помог представителям тибетской медицины, тибетским лекарям предоставить медицинскую помощь детям, пострадавшим в аварии на Чернобыле,

organized by the Ministry of Health of the Soviet Union.

который был поддержан Министерством здравоохранения Советского Союза.

And although the Tibetan medicine was extremely effective, when the Soviet Union broke up, Russia and Belarus and the Ukraine refused to cooperate on the project and mounted three completely separate projects and that was the end of the project.

Конечно же, тибетская медицина очень эффективна, и этот проект успешно работал, но, к сожалению, после распада Советского Союза этот проект распался на три самостоятельных: российский, белорусский, украинский, – и всё это привело к краху этого мероприятия.

Возвращение на Запад

So, all in all, I travelled to and taught probably in more than seventy countries around the world.

И всего я побывал и дал лекции в более чем семидесяти странах.

Throughout all of this I maintained my daily meditation practice.

И, путешествуя в разные концы света, я никогда не забываю совершать буддийские практики.

This has been extremely helpful for being able to do all of these things.

И всё это помогает мне держаться в форме и быть способным делать то, ради чего я приехал.

And I kept on being invited to various places to teach and lecture.

Меня приглашают в разные страны с тем, чтобы я выступал с лекциями.

And these lecture tours got bigger and bigger; the longest one was fifteen months –

И эти курсы, они всё длиннее и длиннее. Последний курс, который я читал, растянулся на пятнадцать месяцев. [Моя самая длинная поездка растянулась на пятнадцать месяцев].

two or three cities, different cities, every week.

Это были каждую неделю три разных города.

So with all that travel, it was the Buddhist meditation practice that gave me stability to do all of this,

Конечно же, всё это требует больших физических и моральных сил, но мне всегда помогает держаться в форме, выполнять намеченное буддийская медитация.

because I always travelled by myself.

Я везде путешествовал один.

At a certain point I had been writing many books

Наступил какой-то период в моей карьере, когда я вплотную занялся написанием книг.

and I found that it was not very easy, being based in India, to work with my publishers,

Но оказалось, это дело довольно сложное: работа с издателями предполагает определённые сложности,

and I wanted to go into the direction of the internet

и я устремился в сторону Интернета.

and this was too difficult to do in India.

В Индии, конечно, какие-либо выходы в Интернет – это весьма сложное занятие.

And so in 1998 I moved from India to the West.

И в 1998 году я уехал из Индии и отправился на Запад.

After about a year of trying out various places that invited me, I decided to settle in Berlin, Germany.

Я сменил несколько городов – везде, всюду меня приглашали, – но в конце концов я остановился на Берлине, сейчас я проживаю в Германии.

I already knew the German language, so that was no problem,

Я уже к тому времени знал немецкий язык, поэтому для меня проживание там не составляло особых проблем.

and there I was given the most independence, which is very important for me – not to be part of any organization.

И вот такой стиль жизни меня устраивает, потому что он даёт мне свободу, и я не хочу принадлежать к какой-либо организации.

I came back to the West with about thirty thousand pages of my unpublished manuscripts –

И я прибыл на Запад, располагая огромным архивом, который насчитывает тридцать тысяч страниц рукописей.

of reading notes, of lectures, and things that I had written (many of them I’d never finished),

Среди моих трудов разные по жанрам произведения – это какие-то заметки, комментарии, лекции (некоторые рукописи я так и не окончил),

and transcriptions of my lectures,

это транскрипции моих лекций,

and of translations of lectures that I had translated for His Holiness the Dalai Lama and his three teachers, and my own teacher, Geshe Dhargyey –

это переводы лекций, которые я выполнял для Его Святейшества, которые выполнял я [трём] его наставникам, а также для своего наставника, геше Дхаргье.

and I was very concerned that all of this not be thrown into the garbage when I die.

Конечно, мне не хотелось бы, чтобы всё то, что я написал, то над чем я трудился, отправили в мусор, в мусорный контейнер после моей кончины.

Библиотека Берзина

I had such an unbelievably privileged position, and fairly unique, to study for so long with the greatest of the great lamas of the last generation,

Не хотелось бы, чтобы пропал даром труд, который я совершил, будучи в Индии и получая обучение из первых рук. Мне представилась такая уникальная возможность, чтобы получать обучение от величайшего из учителей.

that what I had was too precious and really needed to be shared with the world.

И то, что я сделал, – мои труды – это всё богатство, которое следует разделить с миром.

Books, although maybe very nice to hold and look very nice, don’t reach a very large audience.

Конечно, книги – это замечательно: приятно держать в руках книгу, в которой содержатся ценные знания. Но всё-таки книги достигают не столь широкой аудитории.

They are expensive to produce, they are expensive to buy, and take a tremendous amount of time to produce,

Книгопечатание, публикация – дело сложное, это требует огромных затрат и материальных, и всяких технических.

and you can’t correct them until the next edition.

И их невозможно уже поправить, только если представится возможность следующего издания.

So although I’m a great fan of studying history, I also am a great fan of looking to the future, and the future is the internet

И хотя я очень люблю изучать историю, всё-таки я люблю заглядывать в будущее, а сейчас будущее связано с Интернетом.

and, in fact, the present is the internet as well.

Интернет – это также и то настоящее, чем мы сейчас живём.

So I decided to put all my work into a website,

И я решил разместить свои труды на вебсайте.

and I started berzinarchives.com in November of 2001.

И в ноябре 2001 года я открыл свой вебсайт, который называется www.berzinarchives.com.

The main principle that I’ve always followed is that everything on it should be available free of charge

И главный принцип, которым я руководствовался, открывая свой вебсайт, – это то, что материалы должны быть открыты для бесплатного доступа.

with no advertising and no selling of anything.

Там не будет какой-либо коммерческой рекламы, там не будет никаких продаж и покупок, всё это будет свободно от коммерциализации.

I have on it all the various aspects of Tibetan Buddhism,

И в своих трудах, которые встречаются на этом вебсайте, я освещаю самые различные аспекты тибетского буддизма,

of the four Tibetan traditions,

я описываю четыре тибетские традиции,

although primarily the Gelug tradition.

хотя, конечно, как я сказал уже, я первоначально занимался традицией гелуг.

But a lot of comparative material,

Там содержится много материалов по компаративистике.

material on Tibetan medicine, astrology,

Там желающие могут найти информацию по тибетской медицине, тибетской астрологии,

Buddhist history, Asian history, Tibetan history,

там можно найти информацию по истории буддизма, по истории Тибета, вообще по истории Азии,

and a lot of material on the relation between Buddhism and Islam.

а также достаточное количество материала по взаимоотношениям буддизма и мусульманства.

I also am a very strong believer in having things translated into many other languages.

И, будучи переводчиком, я полагаю, что труды следует переводить на различные языки.

Already we have six languages on the website:

На этом вебсайте уже есть материалы на шести языках:

English, Russian,

английский, русский,

German,

немецкий,

Polish,

польский,

Spanish, and Portuguese,

испанский и португальский,

and we’re actively producing Chinese and French.

а также мы сейчас занимаемся переводом на китайский и французский.

The work with the Muslim section is very, very important, I feel, and His Holiness the Dalai Lama is supporting this very strongly – that this be made available to the Islamic world.

И сейчас одно из наиболее важных направлений – это работа с мусульманской общиной [секцией сайта], и Его Святейшество поддерживает меня в этих устремлениях. Мы стремимся, чтобы знания по буддизму были доступны и представителям арабского мира.

So that’s being translated now into Arabic and Urdu, the language of Pakistan,

И сейчас материалы переводятся также на арабский и на язык урду,

and when that is done we will put that also into Farsi, the language of Iran, and Turkish.

а затем мы планируем переводить материалы также на фарси и турецкий языки.

We’ve also started, but not so much active work has been done, on four or five other languages: Mongolian, Vietnamese, etc.

И также предполагается ещё расширить спектр языков, предполагается ввести ещё четыре-пять языков, среди них монгольский и вьетнамский.

The material on the website is programmed in such a way that blind people can use the website.

И программа этого вебсайта предусматривает пользование также и для слепых обладателей компьютера.

In English we have already about six hundred articles

На английском языке уже имеется шестьсот публикаций, шестьсот статей

and about four hundred audio files,

и также четыреста аудиофайлов.

and we are putting up transcripts of the audio files so that deaf people will have access to that.

К этим аудиофайлам прилагаются ещё и транскрипты, то есть перевод для тех, кто не слышит.

We are trying to use all the newest technology to make this material available.

С тем чтобы обеспечить доступ к этой информации самой разнообразной аудитории, мы пользуемся многочисленными технологическими приспособлениями.

So with the transcripts of the audio files there’s also an audio player embedded in the page so you can listen and read at the same time,

На этом вебсайте имеется такая программа, которая обеспечивает прослушивание: вы можете одновременно и читать, и слушать текст.

so that people who don’t have English as their first language can both read and listen at the same time (it can help with language study as well).

Это можно также и использовать с обучающей функцией. Например, люди, которые не знают английского, и хотят его изучить, могут читать и слушать, учить произношение.

It has an extensive search engine,

И имеется также и встроенный расширенный поиск,

very extensive glossaries

очень большого объёма словари –

with the definitions of terms.

там имеются дефиниции терминов, которые содержатся в тексте.

When the term appears in an article, a technical term that’s in the glossary, if you put the cursor over it, a popup window comes up with the definition.

И если в статье встретился какой-нибудь термин, можно нажать курсором, кликнуть мышкой, и на этом слое появится дефиниция из глоссария.

In the glossary, with the definitions, if there is any word in the definition that is also in the glossary it has a link to that so you can understand the definitions.

И если не понятна будет и эта дефиниция, можно будет перейти к другой дефиниции, которая также извлекается из глоссария. [Если в определении встречаются другие термины, на них также даются ссылки].

We are working on incorporating all the newest types of technology as it is developed.

И мы постоянно обновляем эту страницу, используем там самые новейшие достижения науки и техники.

There are about seventy or eighty people working on this around the world

Мне в этом помогают семьдесят-восемьдесят моих помощников, которые живут в разных странах.

and, although there is such a large amount of material already on the website, that’s only about twenty percent of what I have in my computer.

И хотя там уже очень много информации, всё же я хочу сказать, что всё это – лишь где-то около двадцати процентов того, чем я обладаю.

So that obviously can never be finished in my lifetime,

Боюсь, что это процесс, который не завершится и вплоть до того дня, когда я уйду,

but I’m trying to set up the mechanism, the funding, etc., that will allow it to continue

но я хочу оставить механизм, хочу отрегулировать финансирование с тем, чтобы эта работа продолжалась и в дальнейшем,

and be available for future generations.

и с тем, чтобы эти труды, эти знания получили и следующие поколения.

It’s my hope here in the Kalmyk Republic

И с этой надеждой я прибыл сюда, в Калмыкию.

that particularly the Russian section be helpful in the whole education process of reviving Buddhism.

Я хочу, чтобы те знания, которые я приобрёл, чтобы они сослужили хорошую службу тем, кто сейчас занимается восстановлением буддизма [в частности русскоязычная секция сайта].

Because the material is arranged in graded levels so that they can be studied,

И эти материалы организованы по различным уровням.

and many of my courses which I have taught, all the audio files are available, even as podcast.

И эти курсы, которые я читал, которые излагаются на вебсайте, снабжены аудиофайлами и на подкасте.

So if one would like to have a Dharma center or a meditation class and there is no teacher,

И если вдруг кому-то захочется [посетить Дхарма-центр или занятие по медитации] прослушать учение по Дхарме, и не будет рядом наставника,

then they could listen to a hundred classes on teachings of Nagarjuna’s Friendly Letter, or something like this, and they would have a full study course.

и те, которые лишены возможности получать обучение из первых рук, то есть непосредственно у учителя, могут обратиться к этому вебсайту и прочитать всё, что они хотят. [они могут прослушать сотни занятий с учениями о «Письме другу» Нагарджуны и так далее, и пройти полный курс обучения].

In the eight years that the website has been available online, the number of visitors has been steadily increasing.

Вебсайт существует уже восемь лет, и число посетителей его неуклонно растёт.

Last year we had about half a million visitors

В прошлом году эту страничку посетили полмиллиона.

and now we are averaging about two thousand visitors every day.

Сейчас эту страницу посещают ежедневно около двух тысяч пользователей.

And the fact that it is free of charge makes it very easily available to people anywhere.

Значительно облегчает доступ к этому вебсайту тот факт, что он бесплатный.

So this is a little bit of my story.

Ну вот, это то, чем я хотел с вами поделиться, рассказать о себе.

And throughout all of this I have maintained a very strong Buddhist practice.

И во время всего этого процесса я поддерживаю практику.

For most of these years I’ve meditated about two hours every day.

Каждый день на протяжении многих лет я медитировал около двух часов.

I’ve done many long meditation retreats.

Я прибегал и к ретриту. [Также я выполнил много продолжительных ретритов].

Nowadays I’ve shortened my meditation time, but I still certainly do at least a half hour each day.

Но, конечно, время стало заставлять меня сокращать время на медитацию: сейчас это где-то полчаса каждый день.

And it’s the strong emphasis in the teachings on compassion, of proper motivation, and overcoming egotism, etc., that have been the main aspects that I always emphasize.

И во время своей работы, своей деятельности я руководствуюсь такими буддийскими принципами, как сострадание и правильная мотивация.

With the inspiration of my teachers, starting with Geshe Wangyal

И я в своей жизни всегда храню заветы своих учителей, в частности геше Вангьяла.

who led me to His Holiness the Dalai Lama, and from there to the Dalai Lama’s teachers,

Их советы привели меня к знакомству с Далай-ламой, а затем – к знакомству с его наставниками.

I’ve been able to lead a life which I hope has been useful and beneficial,

Оглядываясь назад, могу сказать, что я вот такую прожил жизнь, надеюсь, что я был полезен людям, что приносил им пользу, делал добро.

putting together the Buddhist practice and Buddhology, and both the experiential side as well as the objective side of Buddhism.

И на протяжении своей жизни и научной карьеры я пытался соединить буддийскую практику и буддологию, эксперименты и целеполагание.

Thank you.

Спасибо.