Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Главная > Знакомство с буддизмом > Современная адаптация буддизма > Советы по переводу тибетских буддийских текстов: монгольский опыт

Советы по переводу тибетских буддийских текстов: монгольский опыт

Чангкья Ролпе Дордже (lCang-skya Rol-pa'i rdo-rje)
перевод Александра Берзина,
декабрь 2006

Введение

Задолго до того, как тибетские буддийские тексты начали переводиться на западные языки, монголы проделали весьма успешную работу в этом направлении. Первым буддийским текстом, переведенным с тибетского на монгольский, был труд Шантидевы « Начиная практику поведения бодхисаттвы » (Byang-chub sems-dpa 'i spyod-pa-la 'jug-pa, санскр. Bodhisattvacaryavatara, Путь бодхисаттвы, Вступая на путь бодхисаттвы). Эту работу выполнил уйгурский переводчик Чокьи Озер (Chos-kyi 'odzer) во время правления монгольского императора династии Юань – Кайшана Гюлюка (кит. Wuzong, Wu-tsung, правил 1308 – 1311).

Монголы перевели большую часть тибетского Кангьюра (bKa'-'gyur) – собрания переводов слов Будды – во времена Алтан-хана (1507 – 1582). Работа была окончена в 1628-1629 годах при попечительстве последнего Великого монгольского хана, Лигдан-хана (правил с 1603 по 1629). Между 1718 и 1720 годами при спонсорстве второго маньчжурского императора династии Цин, Канси (K’a ng-hsi, правил с 1661 по 1722), была сделана ксилография монгольского Кангьюра с незначительной редакторской правкой.

Монгольский перевод тибетского Тенгьюра (bsTan- 'gyur) – собрания переводов индийских трактатов – был завершен между 1742 и 1749 годами. Эта работа была проделана при попечительстве четвертого императора династии Цин, Цяньлуна (Ch'ien-lung, правил с 1735 по 1796), и под руководством его монгольского наставника, выходца из Тибета (родом из Амдо), Второго Чангкьи Кхутухту по имени Ролпе Дордже (lCang-skya Rol-pa'i rdo-rje, 1717 – 1786). Впоследствии Чангкья продолжал возглавлять начавшуюся в 1772 и завершившуюся в 1790 годах работу над компиляцией манчжурского Кангьюра на основе китайской Трипитаки.

В рамках этого переводческого проекта Чангкья также руководил составлением большого тибето-монгольского словаря «Источник слов для ученых» (dag-yig mkhas-pa'i 'byung-gnas) , которая была завершена в 1741 – 1742 годах. Данный словарь, фактически, представлял собой два раздельных параллельных перечня слов: один на тибетском, другой на монгольском языках. Таким образом, он отличался от выпущенного в начале девятого века своего предшественника, «Большого [словаря] для понимания особых [терминов]» (Bye-brag-tu rtogs-pa chen-po, санскр. Mahavyutpatti), в котором санскритские термины и их тибетские – а позднее и китайские – эквиваленты расположены в один ряд.

В тибето-монгольском словаре одиннадцать глав с перечнями технических терминов, используемых в текстах, касающихся следующих тем: (1) праджняпарамита, (2) мадхьямака, (3) абхидхарма, (4) винайя, (5) индийские доктринальные системы, (6) тантра, (7) логика, (8) санскритская грамматика, (9) медицина и (11) архаизмы и их современные эквиваленты (brda' gsar-rnying) – изменения от старого к новому тибетскому произношению или усовершенствованная терминология.

В введении к лексикону Чангкья дает рекомендации относительно того, какими достоинствами должен обладать переводчик буддийских текстов и как следует переводить тибетские тексты. Эти рекомендации вполне актуальны и сегодня, когда буддийская литература переводится на западные языки. Ниже следует перевод нескольких из наиболее важных фрагментов.

Качества переводчика

В целом, драгоценные писания Победоносного Будды конструктивны в начале, в середине и в конце, их единственное предназначение – служить глазами, проясняющими путь к освобождению и всеведению для тех, кто заинтересован в освобождении. И поскольку это действительно так, переводчики, открывающие «глаза» [этих писаний], также должны вновь и вновь размышлять (на эту тему), с благоговением думая об учениях Могущественного: «Как было бы прекрасно, если бы эти методы оставались в мире как можно дольше». Другими словами, им следует избавиться от предвзятого ума, стремящегося к выгоде или славе, и занять свой ум добросовестным анализом особенностей слов и их значений.

Что касается анализа, когда переводчики сами не знают (значения), им следует обратиться к просвещенным ученым, независимо от того, пользуются те большей или меньшей славой (нежели сами переводчики). Устранив таким образом сомнения, они должны затем переводить, используя простые и ясные для понимания слова, которые не противоречат смыслу. Если (переводчики работают подобным образом), это приведет к обширному увеличению превосходных накоплений (положительной силы) в потоках ума их самих и других. Благодаря этому они будут служить учениям победоносных и обретут неизмеримые запасы положительной силы.

Но бывает и так, что иные переводчики, хотя и не являются учеными, полны высокомерия и напыщенной гордыни [по поводу] своей «учености». Даже если другие являются учеными, глаза разума таких переводчиков застилает гнев, [происходящий] из ума, предубежденного против таких (ученых). Не придавая чистой Дхарме особого значения, они усердствуют в переводе целых томов в расчете на приобретение богатства в виде ежедневной выручки. Если (переводчики работают подобным образом), и тем самым оскверняют безупречно чистые, несущие просветление слова Будды грязными водами своих ошибочных и ложных толкований, их постигнут невыносимые страдания, которые ни они сами, ни кто бы то ни было даже представить не может.

Как переводить

Если при сохранении порядка слов как в тибетском источнике, смысл монгольского перевода не искажается и не утрачивается, то не меняйте порядок слов при переводе. В противном случае нарушайте порядок слов источника, чтобы смысл был ясен. Для более легкого выражения поэтической формы, можно нарушить порядок слов в шлоке (стих на санскрите), чтобы она была понятна. А когда для сохранения ритмики добавляются дополнительные слова-наполнители, будь то одно, два или три слова, вникайте в общий смысл в целом и, нарушая буквальную [структуру] исходного текста, переводите так, чтобы было ясно. Но при этом важно не спутать логический порядок значений.

Также, следует подбирать эквиваленты, которые передают коннотации исходных терминов. Некоторые тибетские термины при буквальном переводе выражаются несколькими монгольскими словами, и их значение становится размытым. Во многих случаях, подобных приведенным примерам, можно отбросить дополнительные слова, если это не повлияет на смысл. А иногда, не добавив несколько дополнительных слов, невозможно полноценно донести все [нюансы] коннотации. В таких случаях переводите, добавляя дополнительные слова, чтобы [ваш перевод] помог прояснить смысл, а не остался бы просто мертвым языком.

Если один термин имеет несколько значений, подбирайте такие эквиваленты, которые определенно включают в себя различные (индивидуальные) варианты [употребления источника]. Когда возможно заключить, что термин имеет лишь одно значение, переводите его, используя именно это значение. Когда вы не можете заключить, что у него только одно значение, если вы сумеете найти монгольское слово, имеющее оба значения, употребляйте его везде, где встречается этот тибетский термин.

Если бы вы стали переводить имена людей, таких как пандиты, махасиддхи, короли и министры, а также названия мест, цветов и фруктовых деревьев, то это было бы трудно понять, да и звучало бы коряво. В ситуациях, когда такие имена и можно было бы перевести приблизительно, но все равно остаются сомнения правильно или нет передан смысл, добавляйте слово пандит, король или цветок и т. д. до или после имени и оставляйте имя на санскрите или на тибетском.

Относительно комментариев к большим текстам: если коренной текст уже переведен, переводите слова коренного текста, [встречающиеся] в комментарии в соответствии с ним. Если он не переведен, переведите вначале коренной текст, согласовывая его при этом с комментарием.

Для терминов, употребляемых в дебатах нападающим и защищающимся, подбирайте такие выражения, которые соответствуют мысли дебатирующих и отражают процесс дебатов. Переводите аргументы доказательств и опровержений точными и легкими для понимания словами.

Также, слова, [выражающие] восхваление, брань, удивление, печаль и страх, передавайте подходящими случаю, хорошо всем известными монгольскими словами, имеющими яркую смысловую окраску и способными находить живой отклик.

Текст следует переводить так, как его сочинил автор, даже если встречаются такие [места], где смысл не объясняется должным образом или объясняется явно неправильно. Не исправляйте такие [места], добавляя правильные объяснения из других текстов, поскольку если вы будете так делать, традиции разных учителей могут перемешаться.

В текстах наставлений, когда имена божеств, субстанции, числа и т.п. передаются тайными, завуалированными словами (gab-tshigs), (например, «огонь» вместо «три»), переводите их как они есть. Не переводите их непосредственно словами, (которые были завуалированы), поскольку это сведет на нет необходимость в использовании слова-заменителя.

Когда в поэзии встречаются поэтические синонимы, например «красивая гортань» вместо «осла», переводите как есть (т. е. поэтическим синонимом), а не словом, к которому он относится, иначе будет некрасиво.

Хотя основа, к которой относятся два таких термина, как rtsa-ba'i rnam-shes (коренное сознание) и kun-gzhi (основа всего, санскр. alaya), одна, тем не менее, есть некоторая разница в способах их приписывания и объяснения в традициях аватамсака и читтаматра. Следовательно, (в подобных случаях), переводите их согласно индивидуальному тексту (в котором они упоминаются). В противном случае, если вы подумаете, что у них одинаковое значение, может произойти накладка и путаница в терминологии.

Далее, существуют такие термины, как bden-par grub-pa (действительно существующая реальность; истинное существование) и rang-gi mtshan- nyid-kyis grub-pa (реальность, существующая в силу индивидуальных определяющих характерных признаков; внутренне присущее существование). В прасангике их можно перевести так, что они будут взаимозаменяемы, поскольку они имеют одинаковое значение (в этой системе). Тем не менее, поскольку существует множество случаев, как, например, в сватантрике-мадхьямаке, когда их нельзя свести к одному значению, поскольку они имеют два совершенно разных значения (в этой системе), вы должны тщательно их исследовать и перевести соответственно традиции, к которой они относятся. Также, хотя термины bdag-med (отсутствие, невозможность [существования] «души»; бессамостность; отсутствие «я») и bden-med (отсутствие истинно существующей реальности) являются абсолютно идентичными в прасангике, в некоторых низших системах доктрин [между ними] имеются существенные различия, например, не все явления, будучи bdag-me, признаются как bden-me. Следовательно, необходимо знать разницу между ними; иначе, сталкиваясь с ситуациями, когда они трактуются одинаково, переводчик может применять [такую трактовку] во всех других случаях, и тогда специфические различия между доктринальными системами будут спутаны.

Далее, следует обращать внимание на время, падеж, положение в предложении слова «только» , ударения, а также различия между старыми и новыми произношениями и терминологией.

Несмотря на то что тибетская поэзия отличается от монгольской по ритмике, длине строки и так далее, тем не менее, ее следует переводить, сохраняя поэтическую форму; она должна полноценно передавать смысл, быть доступной для понимания, иметь приблизительно одинаковую длину строки. В некоторых восхвалениях и просьбах, хотя и не возбраняется использовать принятые (монгольские стилистические) приемы, например начинать каждую строку с одного и того же слова на монгольском, но не следует это делать при переводе больших текстов; иначе они будут слишком многословными и смысл будет неясным.

Если возникнет необходимость в создании и использовании нового термина, которого нет ни в этом, ни в других словарях, не придумывайте термины забавы ради, где заблагорассудится. Лучше посоветуйтесь с монахами и переводите, не противореча тексту и здравому смыслу.