Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Главная > Знакомство с буддизмом > Введение в буддизм > Роль этики в общественном служении > Роль этики в общественном служении

Роль этики в общественном служении

Александр Берзин
Элиста, Калмыкия, Россия, апрель 2011
русский перевод: Евгений Бузятов

расшифровка аудио
Слушать аудиоверсию этой страницы (1:52)
As you already mentioned, Kalmykia’s the homeland of the great Geshe Wangyal, who introduced me to the living tradition of Buddhism.

Как вы уже упомянули, это родина геше Вангьяла, калмыцкого геше, благодаря которому я впервые познакомился с живой буддийской традицией.

So it’s always a great honor and pleasure to be back in his homeland.

Для меня это большая честь, я всегда рад возвращаться на его родину.

Today, I’ve been asked to speak about the role of ethics on the path of social service,

Сегодня меня попросили рассказать о роли этики на пути служения другим,

which obviously is a very important topic if we wish to engage in various types of professions for helping others.

и, конечно, это очень важная тема, особенно если мы будем заниматься профессиональной деятельностью, связанной с помощью другим.

Whether it is in actual social services or in education or in healthcare, ethics is a very important aspect of it.

Будь то общественное служение, здравоохранение, образование – этика или нравственность всегда важный аспект этих специальностей.

Obviously, when we’re trying to help others, we need to refrain from causing any harm

И, конечно, когда мы помогаем другим, нам следует воздерживаться от причинения им вреда

and try our best to assist them in whatever way we can even though we might not really know the best methods.

и стараться помогать им настолько, насколько мы можем, пусть даже мы не знаем, как сделать это наилучшим образом.

Because each person that we try to help, of course, is an individual,

Потому что, конечно, каждый человек, которому мы стараемся помочь – это личность,

and what might be appropriate for one person might not necessarily suit another.

и то, что подойдёт одному человеку, необязательно подойдёт другому.

So working in any type of social, helper profession requires a great deal of knowledge, sensitivity to others, and the basis for all of that is ethics.

И любая профессия, которая связана с общественной деятельностью, с помощью другим, конечно, требует от нас и знаний, и чуткости, и основы всего этого, а именно этики.

Этическая самодисциплина

Buddhism speaks about ethics in terms of ethical self-discipline.

И в буддизме, когда говорится об этике, имеется в виду этическая самодисциплина.

In order to actually put a system of ethics into practice, obviously we need discipline. So the two are intimately connected.

Потому что для того, чтобы применять этику на практике, нам нужна очень хорошая дисциплина. Поэтому этика и дисциплина очень сильно взаимосвязаны.

And this discipline is not like being a policeman or policewoman in which we are enforcing the discipline or law on others,

И здесь под дисциплиной имеется в виду не дисциплина полицейского, когда мы стараемся применить определённые законы по отношению к другим:

but rather we are directing that discipline to ourselves,

скорее эта дисциплина направлена на нас самих,

which of course requires overcoming laziness and indifference and all sorts of obstacles to being disciplined.

что, конечно, требует от нас преодоление лени, безразличия и других препятствий, которые помешали бы нашей дисциплине.

That means that even if we know what are the ethical principles that we need to follow, and we have a motivation to actually follow them, still we need to overcome any difficulties we might have into actually putting it into practice.

Потому что, даже если мы знаем те этические принципы, которым мы можем следовать, и если мы мотивированы, если мы хотим им следовать, тем не менее, в применении этих принципов на практике у нас могут возникнуть разные трудности, и нам нужно преодолеть их.

So this topic of ethics is a very large topic, and there are many, many different aspects that we need to train in in order to effectively put it into practice.

Эта тема этики очень обширна, и есть много аспектов, которые нам нужно тренировать, для того чтобы мы смогли действительно на практике претворять этику.

Buddhism differentiates three types of ethical self-discipline.

В буддизме выделяют три вида этической самодисциплины.

The first is the discipline to refrain from destructive behavior.

Первый вид дисциплины – это воздержание от разрушительного поведения.

Destructive behavior is not limited to actual physical actions, but also to our speech – the way we communicate to others –

И здесь под разрушительным поведением имеются в виду не только наши физические действия, но и наша речь – то, как мы общаемся с другими,

and also includes our attitude, our way of thinking, as well.

а также и состояние нашего ума, наше мышление.

We could just go through the routine of helping somebody, but in our minds have all sorts of nasty thoughts about them. So that also requires ethical discipline to refrain from that.

Мы можем в нашей повседневной рутинной деятельности помогать другим людям, но при этом в нашем уме будут возникать всевозможные отрицательные мысли по отношению к ним, и для того чтобы воздерживаться от такого мышления, нам также важна этическая дисциплина.

The second type of discipline is the discipline to engage in constructive behavior,

Второй вид дисциплины – это дисциплина, когда мы совершаем различные созидательные, конструктивные действия.

and this is focused primarily on what we do ourselves in order to train our abilities to be able to help others.

И здесь в первую очередь речь идёт о том, что мы делаем сами, когда мы упражняемся, развивая свои способности помогать другим.

This means studying, training, doing all the various things that are necessary in order to be well qualified in our profession.

Это обучение, это различные тренировки, упражнения: всё, что необходимо нам, для того чтобы достичь профессионального развития в нашей специальности, когда мы помогаем другим.

That means that we need to keep up to date in terms of our career and not just rely on what we might have learned many years ago.

И для этого нам важно, чтобы наши знания профессии были актуальными, а не просто полагаться на то, что мы изучили много-много лет назад.

That requires a great deal of discipline, actually, in order to keep further studies going and keep learning the new methods that develop in our field.

И чтобы продолжать такое самообразование и узнавать о новых методах, которые появились в той сфере, где мы работаем, нам, конечно, тоже нужна самодисциплина.

That’s actually not so easy, because if we’re working all day and helping others it’s quite exhausting and this keeping-up-to-date work is what we have to do after hours.

И это довольно непросто, потому что наша работа, связанная с помощью другим, может занимать основную часть нашего времени, и мы после работы можем уставать, и от нас ещё требуется самообразование.

The third type of ethical self-discipline is the discipline actually to engage in helping others.

И третий вид этической самодисциплины – это те действия, которые мы собственно предпринимаем, помогая другим.

So refraining from destructive behavior, engaging in constructive, educational behavior, and actually helping others. These are the three areas of ethical self-discipline that Buddhism emphasizes,

Итак, буддизм подчёркивает вот эти три сферы этической самодисциплины. Это, во-первых, воздержание от причинения вреда, от разрушительных действий, во-вторых – это совершение созидательных действий, то есть, например, образование, и третье – это собственно помощь другим.

and I think that this is quite relevant to all areas of social service.

И я думаю, что это хорошо подходит для всех сфер социального служения.

Let’s look a little bit more in depth about these three.

Давайте более подробно рассмотрим эти три.

Воздержание от разрушительного поведения и совершение созидательных действий

Refraining from destructive behavior. What is destructive behavior?

Когда мы говорим о воздержании от разрушительного поведения, что мы имеем в виду под разрушительным поведением?

Destructive behavior is explained in the Buddhist teachings as a type of action – whether it’s with our body, our speech, or our way of thinking – that is motivated by a disturbing emotion

В буддизме разрушительные действия определяются как действия на уровне нашего тела, речи или мышления, когда нами движут беспокоящие эмоции

or a disturbing attitude.

или беспокоящие состояния ума.

In terms of how it affects others, we can’t really say for sure, because sometimes what we do even with a good motivation might harm somebody else – because we make a mistake, for example;

И мы не всегда можем узнать, как это действие отразится на других, потому что даже если, например, наше намерение положительно, иногда бывает, что делая что-то хорошее для других, мы допускаем ошибку и причиняем им вред;

we try to help them, but they don’t really take our advice; this type of thing.

или мы можем стараться помочь другому человеку, но он не слушает нашего совета.

Поступки под влиянием гнева

So really what we can say for sure is that it’s destructive if our motivation is destructive or disturbed.

И поэтому мы можем с уверенностью сказать только то, что действие будет разрушительным, если состояние ума, или мотивация, которая за этим действием стоит, разрушительна.

We may, for example, act under the influence of anger.

Например, когда мы действуем под влиянием гнева.

For instance, we are annoyed with how somebody is behaving or leading their life, and so in trying to help them as a social worker, we yell at them: “Don’t act like that! Don’t take drugs!” or whatever it might be. But there’s anger behind our way of dealing with them.

Например, нам может не нравиться поведение другого человека или то, как человек устраивает свою жизнь, и мы, будучи социальным работником и желая помочь этому человеку, начинаем кричать. Например, кричим: «Ты не должен принимать наркотики!» – но в это время наша мотивация – гнев, мы гневаемся на этого человека.

This not only prevents us from thinking clearly in terms of what would be of best help to the other,

Но такое состояние ума не только мешает нам видеть ситуацию ясно и мешает нам понять, что лучше всего поможет этому человеку,

but other people are sensitive, they can sense our anger, and they usually respond very poorly if we’re angry with them.

но и, более того, другие люди, как правило, чувствуют наш гнев, нашу мотивацию и реагируют не слишком положительно, если они чувствуют, что у нас такая мотивация.

This is not so easy, because social work requires a great deal of patience.

И это довольно непросто: общественное служение требует значительного терпения.

We try to help others, we give them good advice, and so on, and they don’t take it.

Мы стараемся помогать другим, мы даём им хороший совет, но они им не пользуются.

And we get frustrated, of course, because we’re not patient, and in losing our patience it’s very easy to get angry with them and scold them, yell at them.

И мы, конечно, расстраиваемся, и нам очень трудно сохранять терпение, и тогда мы можем на них кричать, начать их ругать.

Or if we’re in health services: “Why aren’t you taking your medicine? What’s wrong with you?” This type of thing. Very easy to lose our temper.

И если мы, например, работаем в сфере здравоохранения, то мы можем накричать на пациента: «Почему ты не принимаешь эти таблетки, которые тебе прописали?» И вот в таких ситуациях очень просто потерять терпение.

Развитие сострадания к другим

In such situations we really need to develop compassion – that this poor person is confused; they are in such a difficult state they can’t even take good advice.

И в этом случае нам важно развивать сострадание к этому человеку, понимая, что он находится в заблуждении, его состояние настолько тяжёлое, что он даже не может следовать тому или иному совету.

We can’t force other people to take our advice.

Мы не можем заставить другого человека следовать нашим советам.

The only thing that we can actually work on is ourselves to find a more skillful method, to see how can we actually convince this person to change their ways?

И единственное, над чем мы можем работать, – над тем, чтобы найти наиболее удачные методы, которые помогут этому человеку что-то в жизни изменить.

But if we are overwhelmed with anger and frustration and impatience, that really becomes quite a big obstacle to thinking clearly what would be a better way of communicating to this person?

Но если нас переполняют такие эмоции, как гнев, разочарование, нетерпение, то тогда у нас не будет достаточно ясного ума, чтобы мы смогли с этим человеком найти общий язык.

Поступки под влиянием привязанности

The second type of disturbing emotion is attachment and desire.

Следующая беспокоящая эмоция – это привязанность и страстное желание.

We’re all human beings, after all. We have desires. We’re attracted to some people.

В конце концов, мы люди и у нас появляется страсть в отношении других, мы можем почувствовать влечение.

That could be a sexual attraction to some of the people we’re trying to help as our clients,

В том числе это может быть сексуальное влечение к этим людям, которым мы стараемся помочь, – к нашим клиентам, пациентам.

or it could be a motherly or fatherly type of attraction to a small child: “Oh how sweet, how dear,” and so on.

Или это может быть, скорее, материнская или отцовская любовь, когда мы смотрим на другого человека как на своего ребёнка, он нам очень нравится и так далее.

In either case, that could prevent us from being rather strict with this person, which sometimes we need to be when we’re trying to help them.

И в обоих случаях это может помешать нам быть достаточно строгими с этим человеком, что нам зачастую необходимо делать.

Or because we’re so attracted to this person, in a sense we consciously or unconsciously make them dependent on us so that we can spend more time with them.

Или из-за того что мы чувствуем влечение к этому человеку, мы можем сознательно или бессознательно поставить его или её в зависимое от нас положение, чтобы проводить с ними больше времени.

This we need to avoid.

И этого нам нужно избегать.

Of course that’s not so easy,

И, конечно, это не так-то просто,

because, as I said, we are humans, and of course just as we lose our temper, we also find certain people attractive.

потому что мы, опять же, люди и точно так же, как мы можем разгневаться на других, мы можем найти кого-нибудь привлекательным.

Развитие беспристрастности

What’s always emphasized in Buddhist training is to develop equanimity,

И что всегда подчёркивается в буддийских упражнениях – это развитие беспристрастности, или равного отношения,

which means not being under the influence of either attraction or repulsion toward anyone that we’re trying to help,

когда мы стараемся, чтобы на нас не влияли влечение или отвращение к другим людям, когда мы стараемся им помочь.

or ignoring some people that do need help (that’s the third variant here),

И, кроме того, мы стараемся не игнорировать тех людей, которым мы помогаем, – это третий возможный вариант.

but rather to have an open, equal attitude toward everyone.

Вместо этого мы стараемся относиться ко всем одинаково, одинаково открыто.

That means open, equal attitude to those that are easy to help, those that are difficult to help, those that are quite nice to be with, those that are unpleasant to be with.

То есть мы в равной степени стараемся помогать и тем, кому помочь легко, и тем, кому помочь трудно, и тем, с кем нам нравится проводить время, и тем, с кем нам может быть неприятно вместе.

The method for being able to develop that is to see that we’re all equal:

Каким образом мы можем развить такое беспристрастие? Благодаря пониманию того, что все мы равны:

Everybody wants to be happy, nobody wants to be unhappy, the same as me.

все хотят быть счастливыми, и никто не хочет быть несчастным, точно так же как и я.

Everybody wants to be paid attention to, taken care of, just as I do. Nobody wants to be ignored.

И все хотят, чтобы о них заботились, все нуждаются во внимании, точно так же, как и я. Никто не хочет, чтобы ими пренебрегали.

Actually, what came to my mind is that there are some people that just want to be left alone. They don’t want our help. These are the most difficult.

И сейчас как раз мне пришло на ум, что некоторые люди, наоборот, хотят, чтобы их оставили в покое, и с ними-то как раз сложнее всего.

And that’s very challenging, not to feel rejected and taking it personally.

И в этой ситуации очень сложно не чувствовать себя отвергнутыми, не воспринимать это на свой счёт.

Particularly I’m thinking of old people in nursing homes that aren’t very cooperative in terms of taking their medicine or doing various other things that they need to do.

Например, бывает, что пожилые люди в домах престарелых не очень хорошо соглашаются принимать лекарство или делать какие-то другие процедуры, которые им предписывают.

But even if they don’t want our help and they want to be left alone, still we need to have that equal attitude toward them and not just ignore them.

Но даже если они не хотят заботы с нашей стороны и хотят, чтобы мы их оставили в покое, всё равно наше отношение к ним должно быть таким же, как и к другим людям, нам не нужно их игнорировать.

Even stronger than just thinking: “Everybody wants to be happy, nobody wants to be unhappy” is to look at everybody as if they were our relative or closest friend.

И мы можем не только думать о том, что все хотят быть счастливыми и никто не хочет страдать, мы, более того, можем относиться к другим так, как будто это наши родственники или друзья, представляя на их месте родственников или друзей.

This person in the nursing home could be my mother or my father, and I wouldn’t want to ignore them or treat them badly.

То есть на месте этого человека в доме престарелых могла бы оказаться моя мама или мой папа, и я не хотел бы игнорировать их и относиться к ним плохо.

We can also think in terms of: “Someday I’m going to be in the nursing home and I wouldn’t want somebody to ignore me or treat me badly.”

И также мы можем подумать и о том, что однажды и я сам могу оказаться в доме престарелых и тогда я не захочу, чтобы мной пренебрегали или обращались со мной плохо.

Or if we’re dealing with children, “This could be my child.” Or if it is somebody our own age, “This could be my brother, my sister, my close friend.”

И если мы помогаем тем, кто младше нас, мы можем представлять на их месте своих детей, или, если это наши ровесники, мы можем думать о них как о своих братьях, сёстрах или близких друзьях.

This helps us to develop more of an equal, open attitude that everybody is equally important.

И это помогает нам развить более беспристрастный, более открытый подход ко всем, когда мы понимаем, что все люди в равной степени важны.

Поступки под влиянием наивности

Another disturbing state of mind is naivety.

Ещё одно беспокоящее состояние ума – это наивность.

Naivety means that, for example, we’re too busy to really find out all the details about someone that we are working with, and so, because of our unawareness, our naivety about their situation, we really don’t handle them very well.

Например, когда у нас нет времени узнать больше о том человеке, которому мы пытаемся помочь, и тогда из-за этого мы не знаем, на самом деле, в какой ситуации он находится, мы пребываем в неведении.

Remember, everybody is an individual and everybody has their own story, their own background,

И важно помнить о том, что каждый человек – это личность, и у каждого есть своя личная история, своё происхождение.

and it’s not very easy when we have to deal with so many clients during the day that we don’t really have time to pay attention to any one of them.

И это может быть очень непросто, потому что если у нас очень много клиентов в течение дня, то обратить внимание на каждого из них довольно сложно.

However, whatever type of work situation we’re in, however much time that we have to deal with each individual, it’s important to try to learn as much about this person as possible.

Но тем не менее, сколько бы у нас ни было в день посетителей и как мало времени бы у нас ни было для каждого из них, нам важно стараться уделить им какое-то внимание, постараться узнать о каждом из них больше.

The more we learn about somebody, the better able we are to help them.

Чем больше мы знаем о другом человеке, тем лучше можем ему помочь.

But if we don’t care, or we’re too tired, or we’re lazy, then our ability to help somebody is very, very much limited.

Но если мы безразличны, или если слишком устали, или если мы ленимся, тогда наша возможность помочь другим будет очень сильно ограничена.

That means that while we’re working we need to not always think in terms of me and my own personal problems, but really be concerned about the other person.

И это означает, что, когда мы работаем с другими, нам важно не беспокоиться о своих проблемах, которые есть в нашей жизни, а, скорее, уделять внимание проблемам других людей.

So that involves refraining from thinking and so on in a way that is going to make our work ineffective, in a sense that’s destructive, that’s harmful to our work. If I just am thinking, “Oh, I have a problem at home with this and that,” and then you don’t pay attention to your client.

И это означает, что нам важно избегать такого мышления, которое не позволит нам хорошо выполнять свою работу. Например, когда мы думаем, что «вот, у меня дома такая-то и такая-то проблема возникла», и из-за того, что мы всё время думаем о своей проблеме, мы не обращаем внимания на человека, который к нам пришёл.

Поступки, которые мы совершаем, когда нас переполняют эмоции

There are many states of mind and emotional states that can render our work less effective.

Есть много разных состояний ума, разных эмоций, которые могут сделать нашу работу менее эффективной.

Aside from these disturbing emotions that I just mentioned, there’s also a situation that some of us have of being overemotional.

Помимо тех эмоций, которые я уже упомянул, может быть, например, такое, что у нас в целом очень много эмоций, мы очень эмоциональный человек.

If we are overemotional and just overwhelmed with strong feelings, let’s say when we’re dealing with people who have been injured in an accident and so on, and we ourselves start crying and so on, we can’t possibly help this person.

Но если нас всё время переполняют эмоции, например, если мы заботимся о человеке, который попал в автомобильную аварию и получил тяжёлые повреждения, и мы начинаем при виде этого человека плакать, то, конечно, мы не сможем ему помочь.

That requires a very delicate balance between not going to two extremes. One is being emotionally cold, not feeling anything. And the other is overemotional reaction to things, that we can’t actually do our work then.

Это требует очень тонкого равновесия: с одной стороны, мы не ударяемся в крайность, когда мы ничего не чувствуем, когда мы просто холодны к другим людям, но с другой стороны, мы и не можем удариться в другую крайность чрезмерной эмоциональности, из-за которой мы даже не можем работать.

To help us from just going to the extreme of being cold and not feeling anything, we need to remember that everybody responds warmly to human contact. They don’t want to be treated by somebody that’s like a machine.

И для того чтобы справиться с первой крайностью, с прохладностью, нам важно помнить о том, что каждый человек ценит человеческое общение и если мы помогаем другому, то он не хочет, чтобы ему помогала машина, робот.

A smile, just holding their hand, let’s say, if they are in a hospital bed – these sort of things add a human, warm touch that is very important for helping others.

То есть простое человеческое общение, простое человеческое тепло, когда мы просто улыбаемся другим людям, или если, например, человек лежит в постели в плохом состоянии, мы можем подержать его за руку.

On the other hand, if we are overemotional then we need to realize that being overemotional really is being concerned just about me: “Oh, I can’t take it. It’s too much. This is so awful.” Basically we’re thinking in terms of me. We’re not really thinking of the other one. We’re thinking about how I feel in response to it.

Если же мы излишне эмоциональны, мы можем подумать о том, что на самом деле все эти излишние эмоции связаны с тем, что мы заботимся о своём собственном самочувствии. Мы думаем: «Как мне с этим справиться», – и в этом случае мы, опять же, не обращаем внимания на того человека, с которым нам нужно общаться.

If our child gets hurt and we become hysterical and are just crying and crying, we can’t even help the child, and in fact it frightens the child.

И если, например, наш ребёнок получил травму, а мы при виде этого будем биться в истерике, то это не поможет никак ребёнку и, на самом деле, только напугает его.

We need to keep calm in order to be able to calm down our child and think clearly what we need to do to help them (let’s say they cut themselves and they’re bleeding very badly).

И если мы, наоборот, будем спокойны, то тогда мы сможем и ребёнка успокоить, и нам будет проще принять решение в этой сложной ситуации, как на самом деле помочь (например, если ребёнок поранился и у него сильное кровотечение).

All these points that I’m mentioning now fit in the category of the ethical self-discipline to engage in constructive behavior. In other words, we need to train ourselves in these methods that will help us to not go to these types of extremes that we’ve just been discussing.

И то, что я только что объяснил, как раз относится к первому из этих трёх видов этической самодисциплины, то есть [когда мы учимся,] каким образом избежать этих разрушительных крайностей.

Constructive behavior is not just continuing education but also working on ourselves to be able to develop the emotional skills as well, to be able to help others in an effective, balanced way.

И созидательное, конструктивное поведение – это не только наше образование, но и работа над своими эмоциями, чтобы мы могли общаться с другими в том ключе, в каком это будет наиболее полезно.

And Buddhism offers a wide variety of methods that can help us in this area.

И буддизм может предложить множество различных методов, которые будут в этом смысле полезны.

Помощь другим

Преодоление лени

In order to engage in the third type of ethical self-discipline, of actually helping others,

Для того чтобы перейти к третьему виду этической самодисциплины, то есть начать на самом деле помогать другим,

we need to, of course, overcome laziness.

нам, конечно, нужно преодолеть лень.

Laziness has many aspects to it.

И у лени есть много разных граней.

One is being distracted by other things.

Например, первое – это отвлечённость другими вещами.

“My favorite television program is on, so I would rather watch that, because I really like it, than getting up and helping you,” for example.

Например: «Начинается моя любимая телепередача, и я, пожалуй, лучше посмотрю её, чем буду помогать другому человеку».

Or being distracted by things that are fairly trivial is a form of laziness.

Когда нас отвлекают вот такие обыденные вещи – это одна их форм лени.

“I’d rather lie in bed a little bit longer than get up and go to work.” This is laziness, isn’t it?

Например, мы хотим подольше полежать в постели и нам не хочется идти на работу – это одна из форм лени.

Then another form of laziness is procrastination, putting things off till later, not doing them now.

Другой вид лени – это откладывание, когда мы хотим сделать что-то потом и не хотим делать это сейчас.

If we’re involved in any type of work, I think that you know that work tends to pile up. More and more comes. It doesn’t stop.

Если мы уже сейчас занимаемся какой-то работой, то мы, конечно, знаем, что работа имеет тенденцию накапливаться и она, на самом деле, не исчезает, а её становится только больше.

If we don’t take care of things when they come in – let’s say to our computer, whether it’s email, or onto our desk,

И если мы не успеваем сделать ту или иную работу, когда она уже к нам поступила, например, не отвечаем на письма или какие-то другие задания не выполняем,

or whatever – then it just piles up more and more and more, and afterwards it’s almost like a tsunami of work sweeps over us and overwhelms us because there’s just so much to do.

постепенно она накапливается, и в конечном счёте становится целое цунами этой работы, которое нас смывает: мы не можем справиться со всем, что нам нужно сделать.

If we are going to be in a busy, demanding profession, we can’t put things off till tomorrow. We need to take care of things day by day by day.

И если у нас будет профессия, которая требует от нас больших усилий, то мы не сможем откладывать нашу работу, нам нужно будет каждый день выполнять тот или иной объём.

Now of course this requires what we call enthusiastic perseverance.

Да, конечно, это требует того, что мы можем назвать радостным усердием.

Perseverance – to just continue, even if we are tired; we have to finish.

Усердие – когда мы, даже если устали, стараемся закончить то, что мы начали.

But there’s a certain point where we really have to take a rest,

Но всегда есть какой-то момент, когда нам нужно отдохнуть:

because we’re no longer dealing with our work or with others effectively; we’re just too tired.

мы видим, что мы не можем делать работу эффективно или общаться с другими, потому что мы устали.

One of the important principles in being able to sustain our efforts over a long time is to know when we need to take a rest and actually take that rest without feeling guilty.

И если мы хотим продолжать работу в течение длительного срока, нам нужно знать, когда уже пора сделать перерыв, и отдыхать, при этом не чувствуя вины.

But that of course means not going to the extreme of treating ourselves like a baby and taking too much rest. That’s a form of laziness:

Но при этом важно не впадать в другую крайность, когда мы обращаемся с собой как с маленьким ребёнком и отдыхаем постоянно. Это уже будет одним из видов ленности:

just taking a rest because it’s more pleasant than working.

мы будем отдыхать просто потому, что это приятнее, чем работать.

Taking a rest also requires knowing ourselves well enough to know what will help us to relax and regenerate our energy.

И когда мы отдыхаем, нам важно знать себя – что помогает нам лучше всего расслабиться и восстановить силы.

For some it may just be taking a nap or going to sleep.

Кому-то, возможно, лучше всего подойдёт короткий сон,

For others it might be going outside and getting a little bit of fresh air, a little bit of a walk.

а кому-то поможет прогулка на свежем воздухе.

For others it might be watching a film or television.

Кому-то больше подойдёт просмотр фильма или телепередачи,

For some it might be cooking. There are so many things that each of us might find relaxing –

а кому-то нравится готовить. То есть, есть много разных занятий, которые нам могут помогать расслабиться.

reading, whatever it might be. It doesn’t matter.

Это может быть чтение, то есть любое занятие.

The point is to know ourselves and to know when we need to take a rest and what will help us to relax, and in addition, when we’ve rested enough, to have the discipline to get back up and go back to work.

То есть нам важно знать, когда нам пора отдохнуть, что нам лучше всего поможет отдохнуть, и потом, когда мы видим, что уже достаточно, нам важно с помощью самодисциплины снова вернуться к работе.

One of the things that prevents us from going back to work is that: “I just don’t feel like it.”

Потому что иногда мы не хотим возвращаться к работе после такого отдыха просто потому, что нам не хочется.

For that we need to work on our motivation.

И тогда нам важно работать над мотивацией.

We are trying to help others.

Мы пытаемся помогать другим.

What we are doing is of help to others.

И то, что мы делаем, им действительно полезно.

If we were in need of help, we wouldn’t like it if the person that we were relying on was too busy, or too tired, or had to finish watching the television program before they came to help us.

И если мы нуждаемся в помощи другого человека, то нам не очень понравится, если у другого человека нет времени нам помочь, или он слишком устал, или он не досмотрел ещё свою любимую передачу по телевизору.

Just as we wouldn’t like for somebody else that we relied on for help to act like that, everybody feels the same way with respect to us if they’re depending on us.

Точно так же как и нам бы не понравилось такое поведение со стороны человека, который нам помогает, и другим людям тоже бы не понравилось, если бы мы так поступили с ними.

This is a very important Buddhist method, which is to put ourselves in the other person’s place and see how we would like it if somebody treated us the way that we were treating them.

И это очень полезный буддийский метод – когда мы ставим себя на место других и смотрим, а как бы они [мы] себя чувствовали, если бы с ними [с нами] так обошлись.

We’ve dealt with two of the forms of laziness, the laziness of just being distracted to trivial things, laziness of putting things off till later.

Итак, мы рассмотрели два вида лени: первое – это отвлечение различными обыденными занятиями, второе – это откладывание на потом.

The third type of laziness is feelings of inadequacy:

И третий вид лени – это чувство собственной неадекватности:

“I’m just not good enough. I can’t do this. It’s too much.”

«Я недостаточно хорош, я на это неспособен, это для меня слишком».

This is a big obstacle.

Это очень большое препятствие.

Now in fact we might not know what to do to help somebody. That happens. In fact it might happen quite frequently when we are in social services, for example.

И мы на самом деле можем не знать, как помочь другому человеку. И если мы занимаемся общественным служением, такие случаи могут быть даже довольно часто.

But to feel that: “I’m inadequate. I’m no good” and to beat ourselves psychologically and emotionally, this is not going to help at all,

Но если мы будем чувствовать, что мы ни на что не способны, что мы плохие, и каким-то образом себя психологически и эмоционально наказывать, то это совсем не поможет.

because this is actually a form of laziness. It’s lazy in the sense that we don’t even try harder; we just conclude: “I’m not good enough.”

Потому что это тоже один из видов лени – когда мы просто думаем, что «я недостаточно хорош», и мы даже не пытаемся.

We are not Buddhas, at least not yet, and so of course we don’t know what is best for others. We make mistakes. We’re humans.

Мы не будды, во всяком случае пока ещё, и, конечно, мы не знаем, как лучше всего помочь другим. И поскольку мы люди, мы допускаем ошибки.

But the point is to keep trying, not to give up out of laziness.

Но здесь наша задача в том, чтобы продолжать, пытаться и не сдаваться из-за лени.

And consult others, if others are available, to give us advice on how to help if we can’t come up with something that’s effective.

И советоваться с другими: если не мы знаем, как помочь, то мы можем спросить у тех, кто знает, кто в этом разбирается.

Although we need to take responsibility to help the others in our care,

И хотя мы сами должны нести ответственность за помощь другим,

we also need to avoid the extreme of feeling that: “I am the holy savior and I’m going to save everybody.”

нам также нужно избегать другой крайности, когда мы думаем, что «я святой, я спаситель и я смогу спасти всех».

Because that easily deviates into an unconscious drive to make everybody dependent on me and grateful to me because I have saved them,

Потому что это может очень часто привести нас к тому, что мы будем пытаться сделать других зависимыми от себя и желать благодарности за то, что мы их спасли.

and we become jealous and envious if somebody else helps them and it wasn’t me who did that.

И тогда мы завидуем, ревнуем, если кто-то другой помог этому человеку, а не мы.

But if our motivation is really that the other person be benefitted and helped, then it doesn’t matter who helps them. The point is for them to get over their problem.

Но если наша мотивация в том, чтобы помочь этому человеку, то для нас будет неважно, кто ему помог – мы или другие, – потому что самое главное для нас будет то, чтобы этот человек справился со своими проблемами.

And if we find that we are not – I mean objectively that we’re not – really able to help this person, it’s very important not to feel proud and let our pride prevent us from recommending them to go to somebody else that we think could help them better than we can.

И если мы видим, что мы объективно не можем помочь другому человеку, очень важно, чтобы из-за гордости мы не стеснялись этого человека направить к другому, к тому, кто может ему помочь.

So reaffirming our motivation is a very important method emphasized over and again in Buddhism. Here our motivation in being in any type of social work is that the other person be helped with their problem, be free from whatever their problem might be. And it doesn’t mean me, that I have to necessarily be the one to do that, although, as I said, we do take responsibility: “I’m going to try as best to help as I can.”

И в буддизме снова и снова подчёркивается важность нашей мотивации – чтобы подтверждать нашу мотивацию, чтобы размышлять о ней. И здесь, когда мы помогаем другим, наша мотивация в том, чтобы принести им пользу, и на самом деле неважно, лично мы им поможем или кто-то другой. Тем не менее, мы берём на себя ответственность и мы стремимся сделать всё возможное, чтобы человеку помочь справиться с его проблемами.

Развитие заботливости

Ethics depends very much on having what we call a caring attitude:

И этика во многом основана на том, что мы можем назвать заботой или заботливостью:

“I care about the effect of my behavior on others.”

«Я забочусь о том, как моё поведение отразится на других».

It’s not that I’m just doing a job and earning a salary and I don’t care, really, about others or about whether what I do is helpful or not.

В противоположность тому, когда мы просто выполняем свою работу, потому что нам за неё платят, но нас на самом деле не волнует, что будет с другими.

And we also have to care about the effect of our behavior on ourselves.

И также нам важно заботиться и о том, как наше поведение отражается на нас.

This caring attitude is based on really understanding, and taking seriously, cause and effect. We act in a certain way, with a certain type of motivation – it’s going to have a certain type of effect,

И эта забота основана на понимании причинно-следственной связи – что если мы совершаем действие, то у него будут определённые последствия.

and we are fully convinced that there is an effect. That’s what it means to be serious about it and to care.

И мы полностью убеждены в том, что эти последствия действительно у наших действий будут, и тогда мы будем искренне заботиться о своих действиях.

What we do really does have an effect on others and it has an effect on me as well.

То, что мы делаем, повлияет и на других, и также и на нас.

So when we’re engaged in this ethical discipline to help others, the third type of ethical discipline, then here most importantly we need to have this caring attitude.

И когда мы упражняемся в этом третьем виде этической самодисциплины, то есть на самом деле пытаемся помогать другим, то вот здесь особенно важна заботливость.

But the caring attitude is also behind engaging in constructive behavior, this type of ethical discipline. “I care about being effective in my work, therefore I will have the discipline to continue my education and training,” for example.

Но заботливость важна и когда мы говорим о совершении созидательных, конструктивных действий. Например, когда мы получаем образование, мы заботимся о том, чтобы хорошо выполнять нашу работу.

And this caring attitude is also behind the ethical discipline to refrain from destructive behavior. “Because I care about the effect of my behavior on others and myself, I don’t want to cause harm.”

И за первым видом этической самодисциплины, то есть за избеганием разрушительного поведения, также стоит заботливость: мы заботимся о последствиях своих действий, и поэтому мы избегаем причинения вреда себе или другим.

More specifically: “I don’t want to cause harm by acting under the influence of anger and attraction and naivety and jealousy,” and all these sort of things. Pride: “Even though I don’t know how to help, I pretend that I do.”

И в частности мы стремимся к тому, чтобы наши беспокоящие эмоции не подтолкнули нас к тому, чтобы причинить вред, например, наш гнев, наша привязанность, наша наивность, зависть. Или, например, гордыня, когда мы не знаем, как помочь другому человеку, но мы претендуем на то, что мы знаем.

To have this caring attitude, we need to have a basic sense of values,

Чтобы у нас была эта заботливость, нам нужно иметь общее чувство ценностей:

ethical values, and a sense of respect for good qualities and those who have them.

это этические ценности, это уважение по отношению к тем, кто обладает положительными качествами, достоинствами, и к самим этим положительным качествам.

In other words, we look up to those who are excellent in our field of helping others – whether we think of Mother Theresa, or whoever we think – and we have great admiration and respect for such a person, and this is our model.

Другими словами, когда мы смотрим на тех, кто добился наибольшего успеха в нашей деятельности, когда мы помогаем другим, – это может быть Мать Тереза или любой другой человек, – и мы восхищаемся этим человеком, и мы уважаем его или её, и мы думаем: «Да, вот я хотел бы быть как он».

It’s very important to have some sort of figure that gives us inspiration in our field, that we can look up to and acts as our model.

И очень важно, чтобы у нас был такой человек, от которого мы могли бы получать вдохновение, который бы вдохновлял нас, который был бы для нас образцом и примером.

It doesn’t matter whether or not we’ve actually met the person.

И на самом деле неважно, встречали мы этого человека или нет.

But we look up to this person because we have a sense of values. We consider the way that they have lived their lives is something that is valuable, that I respect.

Но мы, тем не менее, об этом человеке думаем, потому что он для нас важен: он добился успеха в своей деятельности, и он для нас служит примером, мы относимся к нему с уважением.

And in addition, we realize that we have all the basic working materials to become like that.

И кроме того, мы осознаём, что у нас есть всё необходимое, вся рабочая основа для того, чтобы мы стали такими же.

This is what is referred to as Buddha-nature factors in the Buddhist teachings.

В буддийских учениях об этом говорится как о факторах природы будды.

“I have a body. I have an ability to communicate. I have a heart, feelings. I have an intellect: I can understand things, figure things out.

«У меня есть тело, я способен общаться с другими, у меня есть сердце, то есть чувства, и также интеллект – я способен познавать, понимать, как сделать что-либо.

I have abilities. I’m able to learn.”

У меня есть различные способности, я могу учиться».

So we have all these qualities within ourselves. These are our working materials.

У нас есть все эти качества, и они как раз и составляют вот эту рабочую основу.

And so we realize that we can actually become like these inspiring figures.

И мы осознаём, что мы сами можем стать такими же, как и те люди, которые нас вдохновляют.

So we have respect for ourselves, a sense of self-dignity,

У нас есть уважение к себе и чувство собственного достоинства,

and that enables us to really care about the effect of how we act

и благодаря этому мы и заботимся о последствиях наших действий,

and to exercise ethical self-discipline.

это помогает нам развивать этическую самодисциплину.

It’s this feeling that: “Of course I can always do better. Of course I can help.” And we consider that a positive value.

Это чувство, что «да, конечно, я способен на большее, и, да, я могу помочь». И мы рассматриваем его как одну из главных ценностей.

So these are some of my thoughts, based on the Buddhist teachings, of the role of ethics on the path of social service.

Вот мои мысли по поводу нравственности, или этики, как основы служения другим, которыми бы я хотел поделиться. Они основаны на буддийских учениях.

If this is the type of field that you’re going into in your studies, this is a wonderful opportunity to really do something positive, to make a great contribution with your life.

И если вы сейчас учитесь, стремясь овладеть такой профессией, когда вы будете помогать другим, это действительно очень хорошая возможность сделать свой вклад в то, чтобы наш мир стал лучше, и прожить осмысленную жизнь.

Doing this type of work makes life very meaningful and worthwhile because we’re actually benefitting others.

Эта работа сделает нашу жизнь действительно осмысленной, стоящей, потому что мы на самом деле сможем помочь другим.

Back in Berlin, in Germany, where I live, I have a few students who are engaged in this type of work.

В Берлине, в Германии, где я живу, у меня есть несколько учеников, которые как раз занимаются такого рода деятельностью.

One of my students works in a home, a facility for people who are extremely mentally disabled – Down’s syndrome, these type of children

Один из них работает в больнице, где помогают людям, детям с серьёзными умственными расстройствами, например, такими серьёзными, как синдром Дауна, и другими,

– taking care of these children, helping them with their lives.

и он помогает этим детям справляться с жизнью.

Another one of my students is a nurse taking care of elderly disabled people.

Ещё один из моих учеников – медбрат для пожилых людей.

And these are wonderful occupations. They require, of course, a great deal of patience, a great deal of discipline, but very worthwhile.

И это очень хорошие профессии, которые, конечно, требуют большого терпения и большой самодисциплины, но они очень стоящие, это важные профессии.

And, of course, a strong sense of ethics.

И, конечно, они требуют значительного чувства этики.

So I admire you very much if this is the direction that you’re going in in your lives.

И поэтому я действительно восхищаюсь, если вы именно в этом направлении хотите двигаться в вашей жизни.

Thank you.

Спасибо.

Вопросы и ответы

We have time for questions if you would like, or discussion.

И у нас есть время на вопросы, если они у вас есть, или мы можем что-либо обсудить.

Профессор Пётр Цеденович Биткеев: Уважаемые студенты нашего института, уважаемая молодёжь и наши коллеги, я пришёл поприветствовать сегодня горячего последователя, ученика Его Святейшества Далай-ламы, нашего духовного учителя Александра Берзина.

Александр Берзин – наш духовный учитель. Сегодняшняя лекция была очень актуальной – вы, наверно, заметили, – потому что наш мир сегодня страдает от того, что мы недостаточно нравственны бываем в жизни, в быту, в обществе, с друзьями, с людьми. Это проявляется во всём, поэтому сегодняшняя лекция мне очень понравилась. И я бы хотел сказать два слова, если позволите, потому что она показывает, как, в каких ситуациях нужно вести себя правильно. Здесь есть два момента. Первое, всё это есть в самом человеке, в каждом из нас. То есть если он сострадателен, он благороден, доброжелателен и готов прийти на помощь – это один вариант. Если он очень эгоистичен, думает только о себе и за счёт других – это другой вариант совершенно. И вот эти моменты мы сегодня видим воочую на событиях, происходящих в мире.

Вы видели многие события, которые происходят и происходили, когда было цунами в Юго-Восточной Азии. Вы видели в России, когда были события, связанные с хромой лошадью. Там каждый думал о самом себе, и готовы были передавить друг друга, очень много было жертв. Если бы они обладали таким здравым смыслом и добрым отношением к людям, они бы могли обойтись совершенно без жертв. И посмотрите сегодня: страшная стихия нагрянула на них, и они обладают высоким чувством нравственности, добротой, благородством, готовностью помочь друг другу. Вы посмотрите, у них нет даже воровства. Вот показывает по телевидению наш корреспондент и говорит: «Вот здесь, говорит, какие-то богатые люди живут». Потрогал дверь, она открыта, никто не ворует, никто не берёт. Вы посмотрите, это действительно высокое чувство сострадания. Вчера я видел кусочек по телевидению передавали, как в Японии один побежал – спасались они бегством от этого сильного огненного наводнения – увидел, что люди плывут, и хотел помочь, и их накрыло волной.

С этими чувствами, такими ситуациями мы встречаемся на каждом шагу и в нашей жизни. В этой связи я вспоминаю слова моего дяди, с гордостью скажу, великого учителя тоже, лхарамбы Боваева, когда он говорил, писал, что «Бог – это не когда сильно поклоняетесь, а тогда, когда вы избегаете плохих действий, неправильных действий, и ведёте себя правильно». Вот это, конечно, основа, действительно, это факт. Эти принципы сегодня тоже иллюстрировал наш учитель Александр Берзин.

Александра Берзина я знаю примерно двадцать лет назад, когда только-только появлялись великие учителя. Первым появился Бакула Ринпоче-лама, потом его святейшество Далай-лама и Александр Берзин. Он нам читал лекцию тоже, его лекцию люди отметили, не только глубокий смысл, актуальность, но и методологическую последовательность и чёткость, и максимальную приближённость этих учений к жизненным ситуациям нашего общества и каждого человека в отдельности. И это действительно ценно. Тогда он был молодой, конечно, совершенно не седой. Вызвал очень большую симпатию у населения, и за ним шли большими толпами, как за большим учителем.

Год назад где-то Александр Берзин, тоже по нашему приглашению, побывал здесь, в нашей республике и участвовал в научной конференции, посвящённой буддизму, в работе которой принимали участие многие крупные учёные нашей Российской Федерации, из Москвы, Санкт-Петербурга, из Ростова-на-Дону, из Новосибирска, Читы и других городов. Грант этот выиграл мой сын Мингиян Петрович Биткеев, тоже ближайший сподвижник, последователь Александра Берзина, и по этому гранту был очень быстро сформирован архив, оргкомитет, проведена очень важная конференция. Материалы этой конференции были опубликованы в сборнике конференции, ну и я решил вместе с Мингияном Петровичем опубликовать ряд материалов, в том числе с фотографией Александра Берзина. Здесь на фотографии участники конференции находятся, здесь президиум, где Александр Берзин тоже присутствует. И вот на последней странице фотография Александра Берзина. Я хотел бы с вашего позволения, с позволения присутствующих, презентовать этот номер журнала Александру Берзину в знак глубокого уважения и с желанием сотрудничать в будущем, и чтобы вы ваши наставления давали тоже нашему поколению и поколению будущего, присутствующей молодёжи, меня это очень радует. Вы согласны с этим?

Позвольте тогда я вручу. И здесь фотография ваша вместе с Натальей Цереновной. Я подписал здесь: «Нашему духовному учителю, глубокоуважаемому Александру Берзину». Я своё имя поставил, и подписал Мингиян Петрович. Всех благ вам, здоровья, не забывайте Калмыкию и приезжайте.

Спасибо переводчику. По-моему, очень чётко и исчерпывающе передавал ваши слова. Это тоже очень приятное оставило впечатление.

Alex: Thank you. So some questions, please.

Алекс: Итак, если у вас есть какие-нибудь вопросы.

Вопрос: Я бы хотел поблагодарить уважаемого профессора Алекса Берзина, во-первых. Я тоже присутствовал на его лекциях в начале 90-х годов, это было очень замечательно, большое спасибо, что вы к нам приезжаете. И вот я бы сейчас вспомнил вашего духовного наставника геше Вангьяла. Говорят, я читал, что для него важная медитация была как раз медитация о непостоянстве и смерти, это была одна из основных практик, которые он выполнял. И в связи с этим я бы хотел попросить вас, чтобы вы прокомментировали выражение «жизнь есть подготовка к смерти». Насколько вы согласны с этим? Спасибо.

Alex: So the question is about Geshe Wangyal’s topic that he emphasized, that life is a preparation for death.

Алекс: Вопрос о высказывании геше Вангьяла, которое он очень любил, о том, что жизнь – это подготовка к смерти.

In the Buddhist practice, we speak a great deal about having a precious human rebirth,

В буддийской практике мы очень много говорим о драгоценном человеческом рождении,

in which we are free from all sorts of terrible conditions that would prevent us from really working on ourselves and improving ourselves in a spiritual manner.

когда мы свободны от множества препятствий, которые бы не позволили нам работать над собой и расти духовно.

And we learn to appreciate how rich our lives are with opportunities to be able to study and practice.

И мы учимся ценить то, что наша жизнь очень богата различными возможностями учиться и практиковать.

When we realize how rare that is compared to so many others – not only people, but animals – who can’t do very much to improve themselves,

И когда мы осознаём, насколько редка такая жизнь по сравнению с другими возможностями, с другими жизнями, в которых мы можем оказаться, если мы посмотрим и на других людей, и на других существ, например животных,

then we are moved to try to make our life meaningful, to take advantage of the opportunities that we have, not waste our life.

это сподвигнет нас на то, чтобы использовать те драгоценные возможности, которые у нас в этой жизни есть – не просто растратить жизнь впустую.

Death meditation focuses on the fact that death will come for sure to all of us.

И в медитации на смерть мы направляем внимание на то, что смерть непременно придёт, она случится с каждым из нас.

The reason for dying is that we were born. The actual final cause of death is just the condition, the circumstance that brings it about; but the reason we die is because we were born.

Потому что подлиная причина нашей смерти в том, что мы родились. Да, мы умрём от какого-то определённого события, болезни и так далее, но это будет лишь обстоятельством нашей смерти. Подлинная же причина в том, что мы родились.

If we weren’t born, we wouldn’t die.

И если бы мы не родились, мы бы и не умерли.

But none of us know for sure when our death will come. We can die at any time.

Но никто не знает, когда наступит смерть, и мы можем умереть в любую минуту.

We don’t have to be sick. We don’t have to be old. You can be hit by a truck at any time, obviously.

И для этого не нужно ни болеть, ни стареть: нас может просто в любой момент сбить грузовик.

And we think in terms of: “What will be of help at the time of my death?”

И мы думаем: «А что поможет нам в момент смерти?»

If we’ve spent our whole life trying to build up as much material wealth, as much money, as possible, this is not going to be of help at all at the time of death.

Если мы проживём жизнь, стараясь накопить как можно больше собственности и денег, когда мы будем умирать, это нам вообще не поможет.

No matter how famous we are, that’s not going to help us.

И мы можем быть очень известны, но это тоже не поможет нам.

Even having all our loved ones around us is not going to really help us at the time of death.

И даже если, когда мы будем умирать, вокруг нас соберутся наши любимые люди, люди, которых мы любим, это нам тоже не поможет.

In Buddhism we say, “You’re born alone and you die alone.” This is the fact of life.

В буддизме говорится, что мы родились одни и мы умрём одни. Это просто истина нашей жизни.

The only thing that will be of help to us, a comfort to us, at the time of death is if we have led a meaningful life, if we have taken full advantage of this precious human life that we’ve had.

И единственное, что нам поможет, что успокоит нас в момент смерти, – если у нас была осмысленная жизнь, если мы действительно воспользовались теми преимуществами, которые у нас в жизни были.

So that doesn’t mean that we have been a tourist of the world and we can list all the places that we’ve seen,

Но здесь не имеется в виду, что мы можем, например, перед смертью вспоминать о всех тех многочисленных местах в мире, которые мы посетили в туристических поездках и список которых мы составили.

but rather what positive qualities, what positive habits, have I developed and reinforced more and more?

Скорее речь о том, какие положительные привычки я смог развить во время жизни.

This is in terms of future lives. Buddhism believes in rebirth.

И буддизм верит в перерождение, в будущие жизни.

And the type of talents that we’ll have, the basic features of our personality, all of these are based on the habits that we’ve built up in previous life. For instance, in this life it will affect the type of person that we’ll be in our next lifetime, if we have the fortune to be reborn as a human.

И то, какие способности у нас будут в следующей жизни, зависит от того, чего мы добились в этой жизни. То есть черты личности и способности того человека, кем мы станем, зависят от того, каким мы человеком были в этой жизни, – ну, конечно, если в следующей жизни мы родимся человеком.

The spiritual path is very long. It requires a tremendous amount of time and effort to overcome all of our disturbing emotions and confusion and selfishness, and so on.

И духовный путь очень долгий, потому что, для того чтобы преодолеть все наши беспокоящие эмоции, заблуждения, эгоизм, нам понадобится много усилий.

And it’s unreasonable to imagine that we’ll complete that task just in this lifetime; it would be very nice, but not so likely that that will happen.

И маловероятно, что мы сможем достичь всего этого за одну жизнь. Да, конечно, было бы хорошо, если бы это было так, но это вряд ли случится.

So this lifetime is preparation, in a sense, of being able to continue on the spiritual path. We want to build up more and more positive qualities, more understanding, and so on, so that we have an even better basis in the next lifetimes to go further in our spiritual development.

И поэтому в этой жизни мы можем развивать различные положительные качества, понимание, и это станет шагом на пути к полному раскрытию этих качеств, которое займёт множество жизней.

This is a fairly strict Buddhist understanding of this statement that this life is a preparation for death (meaning death and what will follow).

И если мы говорим об этом выражении, что «жизнь – это подготовка к смерти», то здесь имеется в виду как смерть, и так и то, что за ней последует.

But many of us don’t really understand or believe in rebirth.

Но многие из нас, наверно, не понимают, что такое перерождения, или не верят, что они существуют.

Still this statement that our life is preparation for death has meaning,

Но даже в этом случае это утверждение, что «жизнь – это подготовка к смерти», имеет значение,

because the real question that many of us face as we get older is: What am I going to leave behind?

потому что один из вопросов, которые мы, возможно, себе задаём: «Когда я умру, что останется от меня?

What has my contribution been to making this a better world, a better place for future generations?

Какой вклад я смогу внести в то, чтобы сделать наш мир лучше для следующих поколений?»

It could be that we have produced children, and educated them, and they will carry on in the future. That’s one level.

Возможно, у нас были дети и мы их вырастили, дали им образование, и это один из способов помочь будущим поколениям.

But we can also think on a larger scale than our family and think in terms of all the various people that I might have helped, either directly or indirectly, with my life.

Но мы можем думать и не только о своей семье, но и более обширно, обо всех людях, которым мы смогли помочь, прямо или косвенно, в течение нашей жизни.

If we can die with peace of mind, with a feeling that I have really led a meaningful life, I have made some contribution, a positive contribution, to the world, to the future, whether my own future or the world’s future or both,

И если мы сможем умереть в спокойном состоянии ума, понимая, что мы сделали всё возможное, что мы внесли вклад или в будущие поколения, или в свои будущие жизни, или мы можем думать и о том и о другом,

then we can die with peace of mind and no regrets.

у нас не будет сожалений, наш ум будет спокоен.

So in an even more immediate sense, how we’ve led our life is going to affect very much our state of mind when we die. Are we going to die in a state of fear, a state of panic, or a state of calmness and satisfaction that my life has been worthwhile?

То есть, конечно, важно, в каком состоянии ума мы умрём: будет ли это страх и паника или это будет удовлетворённость своей жизнью и спокойствие.

This is one Buddhist exercise, which is to imagine that you’re going to die in the next few minutes. Do you have any regrets about your life? Do you feel that you’ve spent your life in a worthwhile way?

Есть такое буддийское упражнение: представьте, что вы умрёте через несколько минут. Есть ли у вас сожаление? Чувствуете ли вы, что вы не потратили жизнь впустую?

Because we can die at any time, it’s important to be emotionally prepared for it to come at any time and we don’t have any regrets.

Поскольку мы можем умереть в любую минуту, очень важно быть эмоционально к этому подготовленными, чтобы у нас не было никаких сожалений.

Other questions?

Есть ли у кого-нибудь ещё вопросы?

Вопрос: Скажите, пожалуйста, а есть ли такие буддийкие упражнения, которые помогают нам справиться с нашими недостатками, такими как, например, мнительность и подозрительность. Это, наверно, одно из наиболее деструктивных состояний, да?

Alex: Suspiciousness? Let me think.
Translator: Like a lot of prejudice.
Alex: By suspiciousness do you mean prejudice? Suspicious: “I wonder is this person going to hurt me or harm me?” Is that what you mean by suspicious?

Алекс: Подозрительность – довольно широкое слово, например…

Participant: Something like oversensitivity. Something like that. Hypersensitive.
Alex: Right. Premonitions. Hypersensitivity. That goes in the direction of paranoia, always being: “People are against me. I wonder really what are their intentions,” and so on.

Алекс: В этом смысле мнительность будет подобна паранойе, то есть когда мы думаем, что «может быть, другие люди что-то против меня замышляют, я точно не знаю их намерений».

There are two aspects here. One is the insecurity that drives us to always be worried that somebody is against me, somebody is going to hurt me. It’s based on insecurity.

Здесь есть два аспекта. Во-первых, это неуверенность, когда мы беспокоимся, что нам кто-то причинит вред, что у другого есть плохие намерения.

And the other aspect is hypersensitivity, overreacting.

И другой аспект – это излишняя чувствительность, гиперсенситивность, когда мы реагируем излишне бурно.

Now, to overcome insecurity, there are many levels at which we can deal with that.

Что касается неуверенности в себе, то есть много разных уровней, на которых мы можем с ней справиться.

One would be just generally having confidence in our ability to deal with whatever happens in life.

Во-первых, наша уверенность в том, что мы можем, что бы в нашей жизни ни происходило, с этим работать, с этим справляться.

What I find very helpful is the example of Buddha Shakyamuni.

И мне кажется очень полезным пример Будды Шакьямуни.

“Not everybody liked the Buddha, so what do I expect for myself?

«Если даже Будду не все любили, то чего я ожидаю в отношении самого себя?»

Do I expect that everybody is going to like me?” That’s totally unrealistic.

Если мы ожидаем, что мы будем нравиться всем остальным людям, то это довольно нереалистично.

It’s impossible to please everybody. Buddha couldn’t do it, so I shouldn’t expect that I’m going to be able to please everybody and everybody is going to like me.

И мы не можем угодить другим, ведь даже Будда не мог угодить другим, и поэтому нам не следует ожидать, что мы будем всегда нравиться другим.

I try my best – I have a good intention – and whether they like it or they don’t like it, that’s their problem.

Я стараюсь делать то, что могу, у меня хорошие намерения, а уж понравится другим это или не понравится – это уже их проблемы.

I find that that’s very helpful.

Я думаю, этот пример очень полезен.

And of course the more that we train, the more experience we get as you get older, and in general you feel a little bit more secure. When you are a young person, a teenager, it’s quite natural to be even more insecure in terms of wanting to get approval, people liking you, and so on.

И постепенно, по мере того как мы учимся, мы накапливаем жизненный опыт, мы становимся всё более уверенными в себе. Для молодых людей, особенно для подростков, вполне естественно чувствовать такую неуверенность, им всегда нужно подтверждение со стороны, что они нравятся другим.

We need to reaffirm the good qualities that we have.

Нам важно вспоминать о тех положительных качествах, которые у нас есть.

That doesn’t mean denying or ignoring shortcomings that we have, but if we overemphasize these shortcomings then we get very, very insecure.

И, конечно, нам важно при этом не отрицать наши недостатки, но если мы будем придавать этим недостаткам слишком большое значение, преувеличивать их, то тогда, конечно, мы будем не уверены в себе.

But nobody has only shortcomings; we all have some good qualities, and it’s important to always remind ourselves of them. It doesn’t mean to be proud about it and arrogant, but it means to have some self-confidence.

И, конечно, у каждого человека есть и недостатки, но есть и хорошие качества, достоинства, и нам важно вспоминать о них, но не гордиться ими, не чувствовать высокомерия, просто знать, что они есть.

Being oversensitive, overreacting, getting so upset about this or that – again, we need to think in terms of: “This is of no help to anybody.” It disables us from being able to deal with life, and it makes everybody around us very uncomfortable.

И излишняя чувствительность, когда мы излишне бурно реагируем на происходящее, – мы думаем о том, что это никому не помогает. Если мы расстраиваемся по самым незначительным поводам, то и мы сами чувствуем себя плохо, и другим людям, которые вокруг нас, тоже дискомфортно.

The more that we think of others, in any type of situation that we have, the more considerate we’ll be, the more calm we’ll be, in terms of the way that we respond emotionally to things.

И чем больше мы заботимся о других, тем больше внимания мы сможем им уделить и тем более спокойным будет наш ум, поэтому наше общение с другими будет более конструктивым.

The example that’s often used is a mother. A mother can be very upset about something, but if the children need to be taken care of – you have to make dinner for them – you overcome being so upset and you actually do what you need to do to help them.

И классический пример с матерью, которая, как бы она расстроена ни была, всё равно, если ей нужно заботиться о ребёнке, например, приготовить ему ужин, она преодолеет своё расстройство и пойдёт, и сделает то, что нужно сделать.

Вопрос: Для того чтобы достичь состояния открытого ума, нужно ли нам сначала развить отречение, на тонком уровне?

Alex: Do we need to develop renunciation to develop ourselves? Yes, certainly.

Алекс: Да, конечно, для того чтобы достичь такого развития, нам важно отречение.

Renunciation in Buddhism means a determination to be free of problems and their causes,

Буддийское определение отречения – это решимость достичь освобождения от проблем и их причин.

which implies the willingness to give them up.

Это означает, что мы готовы их отбросить.

So in this example of insecurity and overreacting, then, we need to, in a sense, renounce those things: these are things that I want to work on; these are things that I want to get rid of.

И в случае с неуверенностью и чрезмерной реакцией мы признаём, что «вот над этим я хочу работать, и я хочу от этого избавиться».

Now these are not things that are easy to give up.

Да, конечно, избавиться от этого не так-то просто.

Our desires. We have longing desire and attraction: “Ooh, I want to find the perfect partner,” and so on. These sort of things are very, very attractive,

Потому что наше страстное желание, наше влечение могут быть очень сильными, мы можем стремиться изо всех сил найти идеального партнёра.

and we think that this is going to bring us ultimate happiness and that’s something that I can actually achieve,

Нам может казаться, что именно так мы сможем достичь абсолютного счастья, и это совершенно достижимо.

but we need to be realistic.

Но важно быть реалистами.

Perfect partner – the prince or the princess on the white horse – unfortunately that’s a fairy tale and doesn’t refer to anything real; nobody is like that.

Наша идеальная вторая половина, прекрасный принц или прекрасная принцесса на белой лошади – это сказки, на самом деле ничего этого не существует.

So, although it’s a little bit painful,

И хотя это может быть больно,

we have to put a pin in the balloon of that fantasy and pop it,

нам важно взять иголку и взорвать воздушный шарик нашей фантазии,

like stopping believing in Father Christmas,

точно так же как мы не верим в Деда Мороза.

and renounce that. Determine to be free from this syndrome of always projecting onto someone that they’re the perfect prince or princess and then getting angry with them when they don’t live up to this impossible ideal.

Нам нужно отречься, отказаться от того, чтобы постоянно проецировать на других людей этот невозможный идеал прекрасного принца или принцессы, потому что иначе, когда другой человек будет действовать не так, как мы себе это представляем, то мы, конечно, будем расстраиваться и никто не сможет никогда удовлетворить вот этот наш идеал.

And we renounce these things because we understand that they only bring us suffering and problems.

И мы отказываемся, отрекаемся от этого, потому что понимаем, что подобный подход приносит нам только проблемы и страдания.

So renunciation is of course very, very important, a very central theme in the Buddhist training.

Поэтому отречение, конечно, очень важно, это одна из главных тем в буддийских практиках.

It doesn’t mean that we have to give up having loving relationships or give up ice cream. It doesn’t mean that. It means giving up suffering and the causes of suffering.

Это, конечно, не означает, что мы не можем вступать в отношения, основанные на любви, с другими людьми, или что нам нужно отказаться от мороженого: нам нужно отказаться от проблем и их причин.

Question: My question not about Buddhism exactly, but about the way of life, because for very long periods we lived – I mean nomadic people – a nomadic way of life. We were in some kibitkas, and never knew about what cities are. And now life has suddenly changed: our moving here, in the standard flats. And we see that we’ve broken up with nature, and it has affected our consciousness, affected our perception, our emotions, because we see that the relationships between relatives has become weaker – how we suddenly don’t understand each other very well because we’ve got television, many distractions, and many such kind of things. Can Buddhism answer this question?
Alex: That’s a very good question.

Алекс: Очень хороший вопрос.

Translator: Should I translate first?
Alex: Yes. Please translate into Russian. And, if you don’t know, kibitka are these large carts that had tents on them that people lived in as they were nomads, wandering around the steppes.

Алекс: Кибитки – это такие тенты на колёсах, в которых люди передвигались в то время, когда вели кочевой образ жизни.

Переводчик: Итак, вопрос в том, что у нас образ жизни сейчас очень сильно изменился. Мы привыкли к традиционному укладу жизни, раньше мы вели традиционный уклад жизни и жили в кибитках, а сейчас живём в современных квартирах и всё постоянно у нас обновляется – модернизация. И мы обнаруживаем, что мы уже не в гармонии с природой, что ослабляются связи между родственниками, мы хуже понимаем друг друга и постоянно нас отвлекают разные телевизионные программы и прочие виды отвлечений. И хотя это вопрос общий, не только буддийский, есть ли в буддизме какие-то методы, которые могли бы здесь быть полезны?

Alex: As nomads going from pasture to pasture on the steppes, the grasslands, living in these kibitkas, these tents on oxcarts, as you pointed out, the family and the community that traveled together had a very close relationship –

Алекс: Когда кочевое племя путешествует в кибитках, этих тентах передвижных, и останавливается то в одном то в другом месте, конечно, вся семья путешествует вместе, и поэтому между родственниками есть очень близкие связи

a close relationship with each other, a close relationship with nature and with the animals.

и люди находятся в близких отношениях друг с другом, с природой, с животными.

And so the values that were necessary for that type of life emphasized harmony, that everybody had to work together and understand the responsibilities that were necessary for life.

И, конечно, ценности такого образа жизни, они ему соответствуют: подчёркивается важность гармонии, поскольку людям важно жить вместе, важно сотрудничать.

And now, in our settled way of life, of course this is very different.

Сейчас, конечно, когда мы ведём более оседлый образ жизни, всё сильно поменялось.

In Buddhism, however, we do have various ways of helping to overcome the shortcomings that could arise with the type of lives that we lead now.

Да, в буддизме есть различные методы, которые могут помочь нам справиться с теми проблемами, которые у нас появились в связи с нашим современным образом жизни.

There’s a great deal of emphasis on appreciating the interdependence that we have with each other.

В частности, подчёркивается важность того, что все мы взаимосвязаны.

It might not be as obvious as when we are nomads on the steppe.

Конечно, это сейчас не так очевидно как в случае с кочевым, степным образом жизни.

But one exercise that we have is to look at everything in our home and to think of all the work that went into producing this and all the people that were involved in its production, going all the way back to the elements of nature.

И очень полезное упражнение – посмотреть на то, что у нас есть дома, на все предметы, и проследить, как они были произведены, сколько людей учавствовало в их производстве и из чего, из каких веществ они сделаны, вплоть до разных природных компонентов.

Even the food – not only who grew it, but who transported it?

Например, пища. Мы можем подумать не только о тех, кто вырастил её, но и о тех людях, которые её транспортировали,

Who built the roads?

строили дороги,

Who built the trucks that transported it?

грузовики, в которых эту пищу перевозят;

Where did the metal come from for the trucks? Where did the rubber, where did the petroleum come from?

как появился метал, из которого сделаны эти грузовики, бензин, с помощью которого они ездят, колёса, резина.

If we cook with gas or electricity, where did that come from? All the people involved with that.

Если мы готовим пищу на газовой плите или на электрической, откуда берётся газ или электричество? Сколько людей участвуют в процессе производства этих веществ?

And in this way we appreciate the fact that we’re totally dependent on the work of an unbelievable amount of others.

И тогда мы признаем, что мы обладаем всеми этими вещами только потому, что другие люди приложили огромное количество усилий.

And also, the way that we act affects the environment. This is becoming more and more obvious with global warming.

И также то, что мы делаем, влияет на окружающую среду – это становится всё более и более очевидно в условиях глобального потепления.

It affects the wildlife. Fish are becoming more and more rare.

Мы влияем и на дикую природу, например, некоторые виды рыбы становятся всё менее распространены.

The only difference here between understanding this when we are traveling as a group of nomads and when we are living our city life, our settled life here, is that on the steppe this interdependence is much more obvious, it’s much more immediate,

И единственная разница в этих образах жизни, когда мы странствуем по степи или когда живём в городах, в том, что просто тогда люди, путешествуя вместе, лучше понимали эту взаимозависимость, взаимосвязь,

so it’s easier to understand.

её было проще понять.

Now, this interdependence is still… the fact is still true; it’s just that it’s not so obvious. We really have to analyze and think about it.

И сейчас эта взаимозависимость по-прежнему сохраняется точно так же, просто нам нужно больше анализировать, чтобы её осознать.

So on the basis of analysis, thought, then we can develop this sense of responsibility that is necessary for the survival of the whole planet in harmony, not just the small unit traveling on the steppe.

И благодаря такому мышлению, благодаря такому анализу мы можем развить чувство ответственности за всё, что происходит на планете, для того чтобы мы могли выжить. И мы тогда уже можем думать не только о своей семье, которая путешествует вместе с нами, но обо всём земном шаре.

I think what’s really quite wonderful and helpful is that here in Kalmykia you have this tradition of the nomads on the steppe,

И я думаю, это действительно замечательно, что здесь, в Калмыкии есть эта традиция кочевничества,

and so the fact that you actually survived as a people over such a long period of difficult history demonstrates that you are a people that really know how to work together and to live together for the benefit of the whole society.

и то, что калмыцкий народ выжил, несмотря на все те трудности, которые перед ним предстали, преодолев все эти трудности, вы доказали, что вы можете сотрудничать и справляться с ними.

So this gives a sense of self-worth of the whole society and of being a member of that type of society with this type of heritage.

И это придаёт нам чувство ценности всего нашего сообщества и нас как его членов, то есть ценности того культурного наследия, которое мы получили.

This brings another aspect of ethical self-discipline that I didn’t mention,

И это также подводит нас к ещё одному аспекту этической самодисциплины, который я не упомянул,

which is consideration of the effect of our behavior on those that we respect.

а именно как отразятся наши действия на тех, кого мы уважаем.

In other words, if we are a member, let’s say, of Kalmyk society, then if I act in a criminal way, in a very selfish, horrible way, how does that reflect on Kalmyk people in general?

Другими словами, если я калмык, я член калмыцкого общества, и я буду, например, заниматься преступностью или просто совершать различные разрушительные действия, как это отразится на облике всего калмыцкого народа?

It gives a very bad impression of Kalmyks.

Если мы будем поступать таким образом, то о калмыках будет очень плохое впечатление.

And so because I want to avoid that, because I have such a wonderful feeling and pride (in a positive sense) about my heritage, then of course I don’t want to do something that will cause people to have a bad impression of it.

Но если я хочу гордиться, в хорошем смысле этого слова, своим культурным наследием, то, конечно, я не буду действовать так, чтобы другие люди плохо думали о моём народе.

This, then, is something that can also help us to work together in more harmony and try to work into the modern world in a successful way all together.

И это тоже один из факторов, благодаря которому мы можем сотрудничать друг с другом и войти в эту современную эпоху успешно.

And of course we can expand this beyond just Kalmykia.

И, конечно, мы можем и расширить это, выйти за пределы Калмыкии.

I’m a great fan of science fiction,

Я, например, очень люблю научную фантастику

and so I think in terms of other types of life forms, intelligent life forms, on other planets in the universe.

и люблю подумать о других разумных формах жизни на других планетах.

And what would they think of human beings, this life form, if we destroy our planet because of our selfishness? They would think we’re really a lower life form.

Если мы уничтожим нашу планету из-за своего эгоизма, то что о нас подумают другие цивилизации? Ну, скорее всего, они подумают, что мы были не очень высокоразвитой формой жизни.

And so we need to show that as human beings we can manage not to destroy our world but somehow resolve our differences and live in harmony.

И мы могли бы продемонстрировать, что мы, люди, можем жить в гармонии и сотрудничать друг с другом и справиться с этой проблемой, не уничтожить свою собственную планету.

So although that’s science fiction, nevertheless it can be a helpful way of thinking.

И хотя это всего лишь навсего научная фантастика, это может быть полезным мышлением.

So that brings us to the end of our time together. I want to thank you very much for your kind attention.

И на этом наше время закончено, и я хочу поблагодарить вас за то, что вы так внимательно меня слушали.