Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Главная > Знакомство с буддизмом > Введение в буддизм > Основы медитации > Занятие второе: Предварительные практики перед медитацией

Основы медитации

Александр Берзин
Киев, Украина, сентябрь 2011 г.

Занятие второе: Предварительные практики перед медитацией

расшифровка аудио
Слушать аудиоверсию этой страницы (1:00)
Let’s continue our discussion of meditation.

Давайте продолжим наше обсуждение медитации.

Среда, благоприятная для медитации

To actually engage in meditation, we need the conducive circumstances.

Чтобы действительно войти в медитацию, нам необходимы благоприятствующие обстоятельства.

And there are all sorts of lists of what will be conducive for meditation,

И есть всевозможные списки того, что может благоприятствовать медитации.

and of course these are usually discussed or presented within the context of doing a meditation retreat,

И, конечно, обычно всё это объясняется в контексте ретрита по медитации, в контексте специального занятия медитацией,

whereas most of us are meditating at home.

в то время как большинство из нас медитируют дома.

So even at home, then, what is going to be helpful is to not have distraction.

И даже дома что может быть полезным – если у нас нет отвлечения.

So it should be as quiet as possible. Now, many of us, myself included, live on noisy streets with traffic

Обстановка должна быть как можно более спокойной. Но многие из нас, в том числе я сам, мы живём на оживлённой, шумной улице, где много движения,

and so meditating early in the morning or late at night, when the traffic is less heavy, is of course going to be better,

и тогда медитировать рано утром или поздно вечером, когда на улице меньше шума и движения, будет лучше.

and of course without music and without hearing television in the next room. These sort of things are obviously quite important.

И, конечно, без музыки, то есть когда мы не слышим телевидения из соседней комнаты, – это тоже полезно, это будет довольно важно.

If it is not possible to really have a quiet environment, then try earplugs.

Если невозможно найти вот такое тихое окружение, то попробуйте использовать беруши.

I’m a great fan of earplugs.

Я фанат берушей.

They don’t necessarily block out all of the noise, but they certainly make it less intense.

Они, конечно, не всегда блокируют шум, но они, определённо, делают его менее интенсивным.

But even if it’s totally silent, there’s all the noise in our head; that’s much more difficult to stop.

Но даже есть полная тишина, всё равно есть шум в нашей голове, который гораздо сложнее остановить.

What is quite important is to have the room be clean and neat.

И также очень важно, чтобы комната была чистой и опрятной.

If the environment around us is clean and neat, that influences our mind to be clean and neat. If it’s sloppy, messy, dirty, the mind tends to be the same way.

Если в комнате у нас чисто и опрятно, уютно, то, соответственно, это способствует тому, чтобы наш ум был более чистый и спокойный. А если в комнате грязно и бардак, то, соответственно, и ум будет в большем смятении.

Because of that, one of the preliminaries that is always listed for what we need to do before meditation is to clean the meditation room

Поэтому обычно одна из предварительных практик, которая указывается в списках того, что нужно для медитации, – это убрать в комнате для медитации

and make some sort of offering, even if it’s just a cup of water.

и сделать какое-либо подношение, даже если это просто чашка воды.

In other words, we want to show respect for what we’re doing, and if we’re thinking in terms of inviting the Buddhas and bodhisattvas and all of that, then of course you would want to invite them to a clean room, not to a messy, dirty one.

Иными словами, мы хотим показать уважение к тому, что мы делаем. И, к примеру, если мы хотим пригласить всех будд и бодхисаттв, то, естественно, лучше это делать в какую-то чистую и опрятную комнату, а не там, где грязно и бардак.

But even on just a regular normal psychological level, it’s important to have respect for what we’re doing and to treat it as something special.

Но даже на простом, обычном психологическом уровне необходимо иметь определённое уважение к тому, что мы делаем, и относиться к этому как к чему-то особенному.

Special doesn’t mean making a big deal out of it, like it has to be a Hollywood set with all the incense and the candles and “I can’t meditate unless I have the right atmosphere” – that’s going to an extreme –

Относиться как к чему-то особенному не означает, что мы к этому подходим уж слишком серьёзно и превращаем всё словно в голливудские декорации, когда у нас должны быть и свечи, и благовония, и всё должно быть очень чинно. И если чего-то из этого не хватает, то я просто уже не могу медитировать.

but simple, plain, neat, clean, respectful. This is helpful.

Если всё просто, чисто, опрятно, исполнено уважения – это полезно.

Поза

As for the meditation posture:

Что касается позы для медитации,

if you look at the different Asian cultures, the way that people meditate is different in the Indian-Tibetan tradition, in Chinese and Japanese tradition, in Thai tradition. They all sit in different ways, so you can’t say that one is definitely necessary.

если вы посмотрите на позы, на то, как люди медитируют в разных традициях – в тибетской, в китайской, в японской, в тайландской, – то все сидят по-разному. Поэтому нельзя сказать, что есть какая-то одна единственная уникальная поза.

The Indians and Tibetans sit cross-legged. Especially the Japanese, and some of the Chinese, put their legs behind. And the Thais sit with their legs to the side.

Например, тибетцы и индийцы сидят со скрещёнными ногами. Японцы сидят на коленях, а тайцы сидят, отставив ноги в сторону.

But for tantra practice, in which we are actually working with the energies of the body, then full lotus (rdo-rje skyil-krung) is necessary, but most of us are not at that stage of practice.

Но для практики тантры, когда мы работаем с энергиями в нашем теле, там необходим полный лотос (rdo-rjeskyil-krung), но большинство из нас не находятся на этом уровне практики.

But if you aspire to be able to do that type of practice, it’s strongly recommended that you start at a very early age to try to sit in the full lotus, because to try doing it later in life is very difficult.

Но если вы стремитесь к тому, чтобы выполнять такую практику, тогда, конечно, полезно в как можно более раннем возрасте стараться сесть в полный лотос, потому что чем старше, тем сложнее принять такую позу для практики.

So for Western people, if you can sit in any of these traditional Asian postures, very nice – if not, sitting in a chair OK. The important point is that the back be straight.

Поэтому для западных людей: если вы можете сесть в какую-то из этих азиатских поз, это хорошо, если же нет, то можно сидеть и на стуле. Главное, чтобы спина была прямая.

Направление взгляда

And I don’t need to go through all the different aspects of what the Indian and Tibetan tradition considers the standard position,

Мне не нужно перечислять все аспекты того, что индийцы и тибетцы считают стандартной позой,

but as far as the eyes are concerned – again, depending on the meditation, some meditations are done with the eyes closed, some with the eyes open,

но в том, что касается глаз, опять-таки, некоторые медитации делаются с закрытыми глазами, некоторые делаются с открытыми глазами,

some with the eyes just looking down, some with the eyes looking up – it depends on the meditation,

в некоторых глаза смотрят вниз, в некоторых вверх – всё зависит от медитации,

but in general the Tibetans discourage meditation with the eyes closed.

но вообще тибетцы не поощряют медитацию с закрытыми глазами.

And aside from the fact that it’s much easier to fall asleep when your eyes are closed, an obvious reason,

И не только по очевидным причинам, например, потому что гораздо легче заснуть, если у вас глаза закрыты,

also it tends to build up the obstacle that “In order to meditate, I have to close my eyes,” and so then it becomes more difficult to integrate what we’re developing in the meditation into real life.

но также это может создать препятствия: «Для того чтобы медитировать, я привык, что у меня глаза должно быть закрыты», – и тогда это будет помехой для интеграции медитации в реальную жизнь.

If I’m with somebody and in order to generate a feeling of love I have to close my eyes, that’s pretty weird, isn’t it?

Если я с кем-то общаюсь и для того, чтоб породить чувство любви и сострадания, мне необходимо закрыть глаза, то это будет странновато, не правда ли?

So generally in the Tibetan tradition, for most meditations, we’re just looking down toward the floor.

Поэтому вообще в тибетской традиции, как правило, в большинстве медитаций мы просто смотрим на пол перед собой.

Подушка для сидения

If we’re sitting cross-legged

Если мы сидим со скрещёнными ногами,

then it’s important to choose the proper cushion to sit on.

важно выбрать правильную подушку, на которой мы сидим.

There are some people that can sit just flat and their legs don’t fall asleep. I find quite extraordinary that some people can sit like that. His Holiness the Dalai Lama, for instance, sits like that when he teaches.

Некоторые люди могут сидеть просто на ровной поверхности, и при этом у них не затекают ноги. Для меня это просто что-то очень необычайное, если люди так могут. Например, Его Святейшество Далай-лама именно так и сидит, когда он учит.

But for most of us, if we sit completely flat, our legs fall asleep much more quickly.

Но у большинства у нас, если мы сидим на ровной поверхности, то ноги затекают гораздо быстрее.

So you need to sit on a cushion in which our backside is higher than the knees.

И нам необходимо сесть на подушку, чтобы спина была выше коленей.

And you have to choose what type of cushion – the thickness, the hardness, and so on – will work the best for you individually. Everybody is different.

Вы можете подобрать необходимую именно для вас плотность, высоту этой подушки, потому что у каждого свои индивидуальные потребности.

The point is to minimize having our legs fall asleep, because that can be really very unpleasant.

И цель – минимизировать затекание ног, потому что это может быть очень неприятно.

And I should point out – because this happens in a lot of Buddhist centers – that these Zen zafus are intended for sitting in the Japanese posture, with your legs behind you. Those aren’t the cushions that you sit cross-legged on; they’re too high.

И я хочу указать также один момент, потому что это очень часто происходит во многих буддийских центрах: дзенские подушки «дзафу» предназначены для того, чтобы сидеть по-японски, то есть на коленях. На них сложно сидеть со скрещёнными ногами, потому что они слишком высокие.

So some people maybe can sit on these cross-legged and it works. But I know for myself, I find it unbelievably impossible – much too high and much too hard. So if the center that you go to provides only zafus and you’re sitting cross-legged, bring your own cushion.

Я знаю, что некоторым людям удаётся сидеть на них со скрещёнными ногами, но, например, для меня, по моему собственному опыту, это слишком тяжело. Поэтому если в том центре медитации, куда вы ходите, если там только эти дзафу, то просто приносите свою собственную подушку.

Выбор времени для медитации

For most people they always recommend meditating either as the first thing in the morning or the last thing at night so that you have less distraction in terms of what’s going on during the day.

И часто для многих людей рекомендуют медитировать либо рано-рано утром, первым делом утром, либо вечером, уже перед сном, чтобы это было первое и последнее в дне.

Some of us are more awake in the morning; some of us are more awake at night – so called morning people and night people. You know yourself better than anybody else.

Кто-то из нас более сонный вечером, кто-то – утром, есть «совы», есть «жаворонки». И вы сами лучше знаете себя и свои обстоятельства.

But what really is not very helpful is meditating when you’re really, really sleepy. So if at night you’re really sleepy, but you insist on trying to meditate before you go to bed, and you’re nodding off in the middle of it, nodding off, nodding off, this is not helpful at all.

Но что не полезно: это если вы уже совсем сонные, например, вечером перед сном, вам уже хочется спать, но вы продолжаете медитировать, при этом постоянно клюя носом, – это не полезно.

And likewise early in the morning: if you’re still half asleep, your meditation is not going to be very effective either. So gauge yourself what works the best. And there’s no shame in having coffee or tea or something like that before you meditate early in the morning, Tibetans do.

И точно так же утром: если тоже вы ещё не проснулись, тогда нет особенного смысла медитировать. Так что вы можете сами для себя подобрать эти условия, когда вам лучше. Так что совершенно, например, не стыдно утром выпить чашку кофе или чашку чая перед медитацией – запросто, тибетцы, например, тоже так делают.

although the Tibetans aren’t necessarily like that. I’m thinking of my teacher, the old Serkong Rinpoche,

Ну, может быть, не все тибетцы. Я, например, вспоминаю своего учителя, предыдущего Серконга Ринпоче –

who was one of the teachers of His Holiness the Dalai Lama.

это был один из учителей Его Святейшества Далай-ламы.

He would tell me about what it was like in the tantric college monasteries in Tibet where he trained.

Он рассказывал мне, как это было в тантрических колледжах в монастыре в Тибете, где он учился.

And there all the monks sat in the meditation hall, the temple, and they would sleep like that, sitting in their places, sort of leaning over with their head in each other’s lap, like that (Tibetans have no problem with physical contact).

Там все монахи сидели в большом зале, и когда все хотели спать, то просто один на другого склоняли головы (для тибетцев нет проблемы в таком физическом контакте).

And the bell would ring for them to wake up very, very early in the morning, and they were expected to just sit up and start their meditation, their recitations and so on. Justlikethat, youbegin.

Они вот так вот спали сидя, и затем утром звенел колокол, и предполагалось, что они просто тут же все проснутся, ровно сядут и начнут делать свою практику.

So for most of us – unless we are a doctor used to being called in the middle of the night and instantly getting up and performing heart surgery or something like that – for us that would be quite difficult. Doctors are quite amazing, that they can do that, especially surgeons.

Для большинства из нас, если только мы не врач, у которого есть уже опыт и подготовка, что его могут в любое время ночи разбудить и заставить делать операцию на сердце, – для большинства из нас очень сложно так вот проснуться и что-то делать. А врачи – просто удивительно, насколько у них это получается.

Как долго медитировать

Also it’s important that our meditations be short in the beginning,

Также очень важно, чтобы наша медитация поначалу была короткой –

short but frequent.

короткой, ночастой.

To try to sit, as a beginner – and in some places they do do this, but in general the Tibetans would discourage it – just sitting and trying to meditate for hour after hour after hour, it becomes an ordeal. And if the meditation is an ordeal, you don’t want to do it, and you don’t want to do it again. You’re just waiting: “When is it going to be over?”

В некоторых местах так делают, что новичков сажают медитировать часами, часами, часами, но вообще тибетцы это не очень поощряют, потому что тогда медитации становятся мукой. А нет смысла, если эта многочасовая медитация для вас мучительна.

So in the beginning, just five minutes or so. That’s enough.

Для начала, скажем, пять минут или что-то вроде того, – этого достаточно.

Or in Theravada monasteries, for example, they will alternate sitting meditation with walking meditation so you’re not just doing the same thing for a really long time.

И вот, например, в монастырях тхеравады чередуют сидячую медитацию и медитацию при ходьбе, то есть вы не делаете что-то одно очень долгое время.

The analogy that the Tibetans use is that if a friend is visiting you and the friend stays for too long – you can’t wait until they leave – then you’re not very anxious to see that friend again.

И тибетцы используют такую аналогию: если вы приглашаете к себе друга, но друг у вас засиживается слишком долго, то вам уже надоедает и вы просто не хотите, чтобы друг ещё раз приходил.

But if the friend leaves when you still would like to continue spending more time with the friend, then you’ll be very happy to see that friend again very quickly.

Но если ваш друг уйдёт тогда, когда вы всё ещё хотите общаться, всё ещё хотите проводить с ним время, то вы будете рады снова его видеть как можно скорее.

So our meditation, meditation seat and so on, should be like that.

И вот такой должна быть наша медитация, наше место для медитации и так далее.

And for many of us, we don’t have the privilege of being able to have a separate meditation room. So OK, you use whatever you have available. Meditate on your bed then there’s no problem.

У многих из нас нет, например, отдельной комнаты для медитации, поэтому мы просто используем то, что у нас есть. Например, можно медитировать на кровати – и никаких проблем.

Most Tibetans meditate on their bed, in any case, in India.

В любом случае, большинство тибетцев в Индии медитируют просто на своей кровати у себя в комнате.

Намерение

Now, before meditating it’s important to set the intention.

И перед медитацией очень важно зародить намерение.

In fact, that’s something which is recommended to do as soon as you open your eyes in the morning – your intention for the day. “Today I’m going to try to not get angry,” “I’m going to try to be more tolerant,” “I’m going to try to develop more positive feelings toward others,” whatever it is.

И обычно рекомендуется это намерение зарождать первым же делом, когда вы просыпаетесь утром: «Сегодня я хочу не сердиться», «Сегодня я хочу быть более терпимым ко всем», – всё, что вы хотите.

“I’m going to try to make this day a meaningful day, not waste it.”

«Я попробую наполнить этот день глубоким смыслом, а не прожить его впустую».

There’s a wonderful Zen koan, my favorite one:

Есть замечательный дзенский коан, мой любимый:

“Death can come at any time: relax.”

«Смерть может прийти в любой момент – расслабься».

If you think about that, that’s very, very profound.

Если подумать об этом, то это очень и очень глубоко.

If we’re very… again this word uptight – if you’re very nervous and very upset that death can come at any time, you won’t be able to accomplish anything.

Если вы очень зажаты, очень напряжены по поводу того, что смерть может наступить в любой момент, то вы не сможете ничего достичь.

“I’m not doing enough. I’m not good enough,” etc., all these sort of thoughts.

«Я недостаточно делаю, я недостаточно хорошо», – и так далее, подобные мысли.

But if we know death can come at any time, so if we are relaxed about that, then we will just do what we can do in a meaningful, realistic way without being anxious and nervous and uptight.

Мы знаем, что смерть может прийти в любой момент, поэтому мы расслаблены и просто мы делаем то, что можем делать, без того чтобы быть напряжёнными, зажатыми и так далее.

So try to remember that death can come at any time: relax.

Так что постарайтесь помнить, что смерть может прийти в любой момент, и расслабляйтесь.

So we set the intention before meditating, that “I’m going to try to meditate for (whatever period of time that we set) and concentrate. If I find myself starting to fall asleep, I’m going to wake myself up. If my attention wanders, I’m going to try to bring it back.” Andmeanit – don’t just say it

Итак, мы зарождаем намерение, мы стараемся медитировать какое-то определённое (которое мы заранее определили) количество времени, и мы следим за тем, что происходит с нашим вниманием. Если мы впадаем в сонливость, мы стараемся, наоборот, это внимание усилить. И мы действительно это делаем, а не просто ограничиваемся только таким желанием.

– really try to do that.

И мы действительно пытаемся это делать.

That’s very difficult, I must say.

Это очень сложно, я должен сказать.

And once you get into the bad habit of, during your meditation session, you use it as a time to think about other things, even if they are other Dharma things, this is a very difficult habit to break.

Если вы приобретаете дурную привычку использовать вашу медитацию для того, чтобы размышлять о чём-то другом, даже если это размышления о Дхарме, то это очень дурная привычка, её очень сложно преодолеть.

I speak from experience. It’s a difficult habit to break,

Я говорю из собственного опыта: это привычку очень сложно поломать.

so try to set that intention.

Так что старайтесь задать это намерение.

Мотивация

Then the motivation.

Затем мотивация.

You have to understand what motivation means in a Buddhist context, Tibetan Buddhist context.

Мы должны понять, что означает мотивация в контексте тибетского буддизма.

Motivation is made up of two parts.

Мотивация состоит из двух компонентов.

The first is the aim.

Первое – этоцель.

What are we aiming to accomplish?

На что мы нацелены, к чему стремимся, что хотим осуществить?

Well, you have the standard aims in what’s called the graded stages of the path (lam-rim). And so aim for (a) improving future lives, (b) gaining liberation completely from rebirth, (c) reaching enlightenment so you can help everybody else gain liberation from rebirth.

У нас есть обычные, стандартные цели, которые описываются в руководстве по этапам пути к просветлению (lam-rim). [Эти цели – (а) сделать лучше будущие жизни, (б) полностью освободиться от перерождений, (в) достичь просветления, чтобы помогать освободиться от перерождений всем остальным.]

So what sincerely is our motivation? And for most of us – you have to be honest with yourself – do you really, really believe in rebirth? For most of us, we don’t.

Но нам необходимо искренне подходить к своей мотивации и честно спросить себя, действительно ли это нами движет, действительно ли мы, например, верим во многие жизни? Потому что большинство из нас не верит.

So to say that “I’m doing this in order to ensure that I get another precious human rebirth in my next life,” or that “I’m doing this in order to get liberation from rebirth completely,” or “I’m doing this to become enlightened so I can help everybody else gain liberation from rebirth,” is just empty words if we don’t believe in rebirth.

Потому что, например, говорить, что мы хотим обрести просветление, чтобы не страдать, или [хотим] также обрести в следующей жизни это драгоценное человеческое существование, или если мы говорим, что мы хотим обрести просветление, чтобы помогать всем другим существам встать на путь, – но если мы не верим на самом деле в перерождение, то это всё – пустые слова.

So if we are practicing meditation as a part of what I call “Dharma-lite,” that’s perfectly fine, but be honest about it, honest with yourself – you don’t have to say it to anybody else, but honest with yourself – “I’m doing this to improve things in this lifetime.” Fine; it’s legitimate, as long as we’re honest about it.

Если мы практикуем такую «облегчённую» Дхарму и при этом не особенно заботимся о будущих жизнях, то это тоже нормально. Просто будьте честны сами перед собой: «Я хочу практиковать медитацию, чтобы получить лучшие условия в этой жизни». И это совершенно нормально, если только вы честно отдаёте себе в этом отчёт, – при этом другим рассказывать необязательно.

But at least have respect for what the authentic goals are in Buddhism and don’t just minimize Buddhism into being just for improving things in this lifetime.

Но по крайней мере следует иметь уважение к подлинному буддийскому пути и не следует низводить буддизм только до способа улучшить эту обычную жизнь.

So the first part of the motivation is: What are we aiming for? And then the second part is the emotion behind it that is driving us in that direction.

Итак, первая часть мотивации – это то, к чему мы стремимся. А вторая – это то, что нами движет, та эмоция, которая движет нами в этом направлении.

So “I’m aiming for a precious human rebirth in future lives because I’m really afraid of how horrible it will be to be reborn as a fly or a cockroach or any of these worse states. Ireallywanttoavoidthat,

Например: «Я стремлюсь обрести в следующей жизни драгоценные человеческие условия, потому что я боюсь переродиться мухой, или тараканом, или кем-то ещё, это меня страшит.

and I understand and I’m confident that there’s a way to avoid it.” It’s not this type of fear which is paralyzing – “It’s hopeless. I’m helpless,” and so on – not that kind of fear, but a healthy sense of “I really don’t want that, and I see that there’s a way to avoid it.”

И действительно есть способ этого избежать». Это не просто страх, который нас парализует полностью: «Всё, я не могу с этим ничего поделать». Да, у нас есть страх, но мы понимаем, что есть способ избавиться от этого.

Like “I’m afraid of having an accident when I drive, so I’m going to be careful,”

Например: «Я боюсь попасть в аварию, когда я вожу машину, так что я буду осторожно ездить»,

not that we are paralyzed by fear and we never drive.

а не то, что меня парализует страх и я никогда не сяду за руль.

Or “I’m totally disgusted, bored, and fed up with all the suffering that’s involved with rebirth and I want out.”

Или: «Я полностью сыт по горло всеми этими страданиями перерождений, я хочу выйти из этого».

That really is the essence of this emotion behind renunciation. “It is unbelievably boring to have to be a baby again and to learn everything all over again, to have to get an education, have to figure out how to support myself, and dealing with getting sick and growing old. I mean, how boring.

Обычная эмоция, которая стоит за таким отречением, – это именно то, что: «Это невероятно скучно и очень утомительно опять рождаться, ходить в детский сад, воспитываться, как-то понимать эту жизнь, затем взрослеть, стареть и так далее, и всё заново. Это невероятно скучно.

I’ve had enough.

Уже хватит с меня.

It’s like seeing a bad movie over and over and over and over again. Enough already.”

Это словно смотреть плохой фильм заново по много-много раз. Всё, уже хватит с меня».

Or for bodhichitta – for becoming enlightened – I’m moved by compassion: “I just can’t take it that everybody is suffering so much. I’ve got to be able to reach a state where I can significantly help everybody.”

Или говоря о бодхичитте – это означает, что мы стремимся с помощью сострадания достичь состояния, когда мы можем действительно помогать всем существам.

So that’s the motivation. There’s an aim, and an emotion (a reason why we want to achieve that aim), and what we’re going to do once we achieve that aim: “With precious human rebirth, I’m going to continue working toward enlightenment.”

То есть вот это и есть мотивация: когда у нас есть цель и когда у нас есть эмоция, которая движет нас к этой цели, и также то, что мы будем делать дальше. Например: «Когда я обрету человеческое перерождение, я буду помогать всем существам двигаться на пути к просветлению».

And actually, when we are practicing in a Mahayana type of way, each of these levels of motivation are in the context of working ultimately toward enlightenment:

И если мы практикуем в стиле махаяны, то все эти мотивации – это как этапы на пути к просветлению.

“I want to gain precious human rebirth in order to be able to continue on the path toward enlightenment, because it’s going to take a very long time.”

«Я хочу обрести драгоценное человеческое рождение, чтобы продолжить двигаться на пути к просветлению, потому что он займёт очень большое количество жизней».

“I want to gain liberation from karma and disturbing emotions and so on, because how can I really help others if I get angry with them, if I become attached to them, if I just act compulsively in some crazy type of way, and so on, making it an ego trip trying to help others and so on – how can I really help them? So I have to gain liberation.”

«Я хочу обрести освобождение от кармы, мешающих эмоций, потому что как иначе я могу помогать всем живым существам, если я постоянно сам чем-то обусловлен, если я постоянно гонюсь за собственным эго, то я тогда никак не могу им помочь. Для этого я хочу обрести освобождение».

“And I want to gain enlightenment so that I know fully what is the best way to help everybody.”

«И я хочу обрести [просветление], чтобы действительно знать, как лучше всего всем помогать».

So motivation – very important. And that’s something that Tsongkhapa emphasizes that we need to have the whole day through, not just at the beginning of the meditation session.

Итак, мотивация – это очень важно. И Цонкапа подчёркивает, что это нам необходимо на протяжении всего дня, а не только в начале занятий медитацией.

And they shouldn’t be just nice words, but actually mean it.

И это не должны быть просто хорошие слова: вы действительно должны соответствовать этому.

And mean it means what?

И «соответствовать» означает что?

It means that we have internalized it so much through meditation on these motivations that it really is authentically the way that we are experiencing our lives.

Это означает, что мы настолько при помощи медитации вобрали это в себя, что это становится действительно подлинным способом относиться к жизни и воспринимать её.

Успокаиваем ум перед медитацией

Then once we’ve done all of that, we need to quiet down.

И когда мы всё это закончили, нам необходимо успокоиться.

Often that’s done with some sort of breathing meditation (either counting the breath, or there are various more-complicated exercises with the breath we can do).

Часто мы это делаем при помощи медитации с дыханием, например, мы можем считать вдохи-выдохи или делать какие-то более сложные медитации с дыханием.

Семичастная практика

And then often it’s recommended that at the start of the session we need to build up some positive force, so there’s what’s known as the seven-limb prayer, seven-limb practice.

И часто в начале медитации нам необходимо создать какую-то [положительную] силу – это то, что называется семичастная молитва, семичастная практика.

(1) Простирания с прибежищем и бодхичиттой

So there’s prostration, which means showing respect

Это простирания, это оказывание почтения

to those who have reached enlightenment, to our own future enlightenments that we’re aiming to achieve with bodhichitta,

тем, кто уже обрёл просветление, и нашему собственному просветлению, которое мы стараемся обрести при помощи бодхичитты,

and to our own Buddha-natures that will enable us to reach that goal.

и нашей собственной природе будды, которая позволяет нам достичь этой цели.

(2) Подношения

And making some offerings

Мы делаем какие-то подношения,

(so again that’s showing respect).

опять, чтобы показать уважение.

(3) Признание ошибок

And then openly admitting to our mistakes and shortcomings. Not feeling guilty about it; that’s certainly not appropriate.

Затем мы открыто признаём свои ошибки и какие-то неправильные поступки. Мы не чувствуем вины поэтому поводу.

Guilt is holding onto what we did that’s “so bad” and holding onto ourselves as being “so bad” for having done it and never letting go. It’s like not throwing the garbage out but always keeping it in your house and holding on: “How horrible this garbage is. It smells so bad.”

Потому что вина – это когда мы держимся за свои проступки и какие-то неправильные действия и мы продолжаем за них цепляться. Это всё равно что мы мусор не выбрасываем из дома, а продолжаем держать в доме и говорить: «Какой ужас, какой ужасный мусор, и как он плохо пахнет».

So we regret our mistakes. We’re going to try our best to not repeat them.

Мы сожалеем о своих ошибках и хотим делать всё, что возможно, чтобы их не повторять.

We’re going to try our best to overcome our shortcomings.

Мы хотим делать всё, что в наших силах, чтобы преодолеть какие-то недостатки.

(4) Сорадование

And then we rejoice in the positive things that others and ourselves have done,

И затем мы радуемся тем позитивным вещам, которые сделали мы сами и сделали другие.

so we have a more positive attitude toward ourselves and toward others.

Итак, у нас более позитивное отношение к нам самим и к другим.

(5) Просьба учить

Then we request the teachers and the Buddhas to teach.

Затем мы просим учителей и будд учить:

“Please always teach. I’m open. I’m receptive.”

«Пожалуйста, учите. Я открыт, я восприимчив».

(6) Просьба, чтобы учителя не уходили

And “Don’t go away” is the next one. “Don’t pass away. I’m really serious.”

«Не уходите, пожалуйста, – это следующее: – Не уходите, не умирайте, я очень серьёзно настроен».

(7) Посвящение положительной силы

And then the dedication (which we can do there but also at the end of the meditation).

Затем посвящение заслуг, которое мы можем сделать или здесь или в конце медитации.

And the dedication is, in a sense, directing the energy in a certain way.

Это посвящение в том смысле, что мы направляем энергию определённым образом.

So whatever positive force, whatever understanding has been built up, may it contribute toward whatever we had the intention for in the beginning.

То есть, какие бы положительные мысли, какую бы положительную энергию это ни породило, мы всё это посвящаем тому, какое намерение было у нас в самом начале.

The analogy that I like to use is saving our work in a computer.

И аналогия, которую я люблю использовать, – это когда мы сохраняем то, над чем мы поработали за компьютером.

If we don’t save it in a special folder, the folder of “liberation” or “enlightenment,” then the default setting is that automatically it’s going to be saved in the “improve samsara” folder.

Если мы не сохраним это в специальной папке «освобождение» или «просветление», то по умолчанию это будет сохранено в папке «улучшить сансару».

And so, fine, but that’s not our aim, to improve samsara – you know, you build up so-called good karma and it will make things go a little bit better in life – we want it to work toward gaining liberation or gaining enlightenment. So you have to purposely press the button and save it in that folder. So that’s the dedication.

Так что это может быть полезно, если мы сохраняем в «улучшении сансары», потому что тогда у нас будет чуть лучше карма, чуть лучше условия, но наша цель совершенно не такая: мы хотим обрести полное освобождение [или просветление]. Поэтому нам тогда необходимо сохранить документ специально именно в папке обретения освобождения [или просветления]. Вот для этого и есть это посвящение в конце.

And really mean it, not just say the words.

И мы действительно серьёзно к этому относимся – не то, что это пустые слова для нас.

So that means some emotion behind it still, with compassion, etc.

Это означает, что за этим стоит какая-то эмоция – сострадание и так далее.

Заключение

So that is basically what’s involved with meditation. You can see that it is a very sophisticated process

Итак, вот в целом то, что имеется в виду под медитацией. Как вы видите, это довольно сложный процесс.

and the instructions of how to do it and so on are really quite precise. And I’ve just given the general instructions, then for a specific meditation it’s going to have specific instructions. But it’s very, very important to know what are we doing, and how do you do it, and why are we doing it.

И наставления здесь, как видите, уже точные, хотя это всего лишь общее объяснение. А для каждой конкретной медитации есть ещё гораздо более подробная, детальная инструкция. И поэтому очень важно знать, что мы делаем, зачем мы делаем и как мы делаем.

Now of course there are some Buddhist traditions – in the Zen tradition – that just say, “Sit, and you’ll sort of figure it out as you go along.” But although this might work for some people, it could be quite difficult for others. This is a very difficult way of practicing.

И, конечно, есть некоторые буддийские традиции, например такие, как дзен, где тебе просто говорят: «Сядь и медитируй – и там уже сам разберешься». Для некоторых людей это подходит, но для других людей это может быть более сложно.

So what I’ve presented is the Indo-Tibetan tradition.

То, что я объяснил, – это индо-тибетская традиция.

Вопросы и ответы

So thank you. What kind of questions do you have?

Спасибо. Если у вас есть вопросы, то спрашивайте.

Вопрос: Когда Александр рассказывал про три типа медитации, которые есть, каждый из них подразумевает умственную деятельность. Первый тип напоминал концентрацию. По сути, любая медитация, как я понял, включает в себя элемент концентрации. Мой вопрос состоит в том, возможно ли добиться хоть сколько-нибудь эффективного выполнения более сложных медитаций, чем просто шаматха, например випашьяна, или дзогчен, или тантра, не обладая уровнем концентрации достаточным?

Question: When you explained the types of meditation, there were three types. One of them was the concentration. And all of them, more or less, involved some mental activity. And the question is: Is it possible to attain some level of going to some high meditations – like to go from shamatha to vipashyana to tantra and dzogchen – without having developed the concentration with shamatha?
Alex: I don’t think so. I think that all the various meditation instructions and manuals that I have read or heard require that we certainly need to develop concentration. Now, whether or not you need to develop the full definitional level of shamatha is something else.

Алекс: Насколько я знаю, во всех наставлениях по медитации, которые я читал, везде говорится, что необходимо развить очень высокий уровень концентрации, хотя это может и не быть [совершенная шаматха].

In tantra, for example, there are special methods for being able to develop shamatha and vipashyana simultaneously.

Например, в тантре есть определённые способы, которые позволяют развить одновременно шаматху и випашьяну.

So in each system there can be different ways in which you achieve shamatha and vipashyana. Shamatha is a stilled and settled state of mind,

И в каждой системе есть свои собственные способы, как вы можете обрести эту шаматху и випашьяну. Шаматха – это спокойное, неподвижное состояние ума.

so it’s stilled of all mental wandering and dullness, and it’s settled focused on either an object or a certain way of perceiving things.

Оно неподвижно, то есть его не могут поколебать какие-то умственные движения, и оно направлено очень чётко на какое-то восприятие – либо на объект, либо на просто способ восприятия.

So it’s 100% like that, fully concentrated. Plus it has a sense of fitness, which is this exhilarating sense (but not in a disturbing way) of physically and mentally being able to just stay focused on anything as long as you want.

То есть в этом есть неподвижность, спокойствие. И также это даёт чувство готовности, когда вы чувствуете, что вы можете оставаться сосредоточенным столько, сколько нужно.

So it’s like if you are physically trained very, very well, then you have this sense of physical fitness that you can just do anything. It’s a very exhilarating sense.

Это как если вы очень много занимались физической подготовкой, у вас есть чувство готовности и того, что вы можете всё. Вот что-то подобное.

And then vipashyana – definitional – is, on top of shamatha, an exceptionally perceptive state of mind that’s able to perceive anything, and has an additional sense of fitness.

И затем дальнейшая стадия – випашьяна, которая базируется, строится на шаматхе, – это такой способ восприятия, который позволяет воспринять всё, все явления [и обладает дополнительным ощущением готовности].

So whether it is dzogchen meditation or regular tantra meditation or whatever, it’s going to have these components that are there.

И будет ли это медитацией дзогчен или медитацией тантры, везде там будут эти компоненты.

Вопрос: Сейчас достаточно много учителей начало приезжать в Украину и в Россию, и очень часто можно встретить, что уделяется внимание, даётся учение по очень сложным, на мой взгляд, темам, например, тема тантры, атийоги и так далее; и, кроме того, широкой общественности доступна десятидневная випашьяна. Но очень редко я мог услышать, чтобы учителя делали особенный акцент на развитии шаматхи. Мой вопрос заключается в том, насколько имеет смысл вообще посещение подобных учений до тех пор, пока шаматха не развита. Почему эти учителя вообще с этим приезжают сюда? Для кого?

Question: In recent times, very often there are teachers coming to Ukraine and Russia who give teachings on profound topics like tantra or like atiyoga, and also, for example, the ten-day course of vipashyana is also widely available. So my question is, first, whether it makes sense to attend those teachings if I haven’t developed shamatha strongly enough. The other part is: Why do teachers teach that at all if there is no strong basis of shamatha?
Alex: First of all, it is very difficult to attain shamatha (although in the texts it says that if you really work hard on it, you can attain it within three months).

Алекс: Во-первых, обрести шаматху очень сложно, несмотря на то что в тексте говорится, что если действительно очень упорно работать, то за три месяца этого можно достичь.

To attend any teaching, it’s necessary to concentrate. If you go there and you just sleep through the whole lecture, or you are mentally wandering or text messaging or stuff like that through the lecture, it’s pointless.

Для всех учений, если вы их посещаете, необходима концентрация. Если вы в сонливости или если вы пишите СМСки всё время, то тогда это бессмысленно.

So we need to have at least some level of concentration to attend any lecture and to have it worthwhile. It doesn’t necessarily have to be complete shamatha (if we wait until then, we’re not going to go to any lectures).

Так что если мы хотим посещать какие-то учения, то нам необходим некоторый уровень концентрации. Но это необязательно должна быть полная шаматха: если мы будем ждать её наступления, то мы не сможем попасть ни на какие лекции.

Tibetans are absolute firm believers in future lives.

Тибетцы очень твёрдо верят в будущие жизни.

And when teachers teach these advanced topics, very often they say they are doing this in order to plant seeds for your future lives and they don’t expect that you’re going to understand or practice it in this lifetime. And that’s the way that many lay Tibetans, and even monks and nuns, go to teachings – to plant seeds for future lives.

И многие учителя, когда они учат таким глубоким темам, говорят, что они не ожидают результатов от вас в этой жизни, но они сеют семена для будущей жизни. И таким же образом и многие тибетцы миряне и монахи посещают эти учения, тоже чтобы посадить семена для будущих жизней.

So from the Tibetan side, they’re thinking in a completely different way – these teachers – of why they teach these things than we, as Westerners, would think.

Так что тибетцы, тибетские учителя, которые учат этому, они используют совершенно другой подход, нежели мы, западные люди.

And then you have to look on the side of the organizers at the Dharma centers. If you offer a course in tantra or dzogchen or some exotic topic, you will attract more people than if you offer a course on refuge or something that nobody would come to. And they have the pressure of paying the rent of the Dharma center and paying for the teacher to come and so on. And so there are these samsaric, economic reasons as well.

И также необходимо встать на позицию организаторов. Потому что если они объявят курс по тантре или по дзогчен, то на него придёт гораздо больше людей, чем если они, скажем, объявят курс по прибежищу. А есть ещё и экономическое давление: им необходимо оплачивать счета и так далее. Так что есть экономические причины, почему объясняются такие темы.

And also there’s a little bit of that from the Tibetan side as well, not as strong, because they don’t insist on what they teach (well, some do), but they have a tremendous pressure to bring back money in order to feed the monks in their monastery, and that is really a very real pressure that they have, and so it is to their benefit to have a large audience.

И также есть ещё некоторое, не очень сильное, но, тем не менее, есть некоторое давление на этих тибетских учителей, [(хотя большинство учителей не настаивает на той или иной теме)], которым необходимо кормить монахов и монахинь в своих монастырях, поэтому они стараются заработать и привезти деньги к себе. Поэтомуестьитакойфактор.

We don’t live in an ideal world, unfortunately.

К несчастью, мы не живём в идеальном мире.

So when given these options of these teachers coming and they’re teaching all these very advanced things, if the choice is going or not going, then in many ways it’s best to go. But to not be pretentious enough that we think that “I am so high that I can actually practice all of this,” on the one hand, and then also, on the other hand, not to be discouraged that “Oh, this is impossible.”

Поэтому если у нас есть выбор, если приезжает много учителей и мы думаем идти или не идти, то, в принципе, полезно идти, но при этом не быть достаточно самонадеянным, чтобы думать, что «я могу это всё легко практиковать». И с другой стороны, нам не стоит разочаровываться и думать, что «нет, нет, это всё слишком высоко для меня, я никогда до этого не дойду».

But the longer that one practices – we’re talking about decades and decades – then the more you realize that you have to go back to the beginning and really work on these very, very crucial initial steps. Without them, everything beyond that doesn’t make any sense, doesn’t have any substance to it – it’s just empty words,

Но чем больше практикуешь – я имею в виду многие десятилетия, – тем больше понимаешь, что необходимо вернуться к истокам и действительно начать с основ, потому что без этих основ всё остальное – это просто пустые слова.

you know? “Seriously, what am I doing to prepare for being able to continue on the path in my future lives? How seriously am I taking that? And what concrete steps am I taking in that direction?” To reach that level, it’s extraordinary – to be sincere.

Насколько серьёзно я отношусь к тому, чтобы действительно достичь этого уровня, и что конкретно я делаю, какие шаги я предпринимаю, чтобы действительно искренне это обрести? И вот именно такой у нас подход.

Вопрос: Вопрос о перерождении. Мне кажется странной буддийская идея о том, что человеческое сознание может родиться животным и насекомым, ведь уровень человеческого сознания несравнимо выше животного, тем более насекомого. Что думает по этому поводу профессор? Возможно, это просто какая-то аллегория или религия для масс, а на самом деле, более углубленно учителя считают по-другому.

Question: I have a question about rebirths. I find it strange, the idea that a human can be reborn as an animal, because the human consciousness is so much better developed – so how can it be reborn as an animal or an insect or something? Perhaps this is just a religion for a wider audience, for the masses, and the teachers really don’t think so.
Alex: Well, first of all, I can tell you that the teachers do think so. They’re not pretending to believe this. They absolutely believe this.

Алекс: Во-первых, я хочу сказать, что учителя на самом деле так думают. Они не просто притворяются, они действительно в это верят.

And what we’re talking about here is mental activity

И здесь мы говорим об умственной деятельности?

and what are the general factors that characterize our mental activity.

И каковы общие факторы, которые характеризуют нашу умственную активность?

And what characterizes the human mental activity is intelligence,

И то, что характеризует человеческую умственную активность, – это разумность.

and that intelligence, as we know, can be on a whole scale from not very intelligent to very intelligent.

Эта разумность может быть в очень широком масштабе – от неразумного до очень разумного.

But there are other factors that are part of the mental activity,

Но есть и другие факторы, которые тоже являются частью умственной активности,

like for instance anger and greed and attachment and distraction, and so on,

например гнев, привязанность, отвлечение и так далее,

and compulsive behavior that’s brought on by this.

и навязчивое поведение, [к которому приводят эти эмоции].

And if these types of factors dominate our mental activity as a human so that we’re not using our intelligence so much but we are operating mostly on the basis of greed or anger or so on…

И если эти факторы доминируют над нашей умственной деятельностью, то есть мы действуем больше не на основании разумности, а на основании зависти, гнева или чего-то ещё, –

Like for instance somebody who has a tremendous sexual desire and is cruising around in bars and having sex with just anybody that they meet,

например, кто-то, у кого огромное сексуальное желание, он просто ходит по кафе и старается найти кого-то и заняться сексом с первым же встречным, –

then they’re acting like a dog, aren’t they, that a dog or an animal will jump on the back of any other animal that it meets, at any time that it feels like – it will exercise no self-control whatsoever.

такой человек ведёт себя как собака, или вообще как животное, которое пытается запрыгивать на другое животное, независимо от того, какие обстоятельства, просто если он этого захотел, то есть нет никакого самоконтроля.

And so this builds up a habit for basically an animal mentality. And therefore it’s not surprising, if we think in terms of rebirth, that that is going to be the dominant mode of mental activity that we’ll have in a future life and there will be a body that will be an appropriate basis for that (so an animal rebirth).

И таким образом они выстраивают соответствующую умственную привычку, которая доминирует над их умом. И тогда неудивительно, что после смерти, поскольку эта довлеющая сила будет оставаться, то у них будет и тело, которое будет соответствовать этим условиям и в их следующем перерождении.

So it’s very helpful, I find, to examine our behavior: “Am I acting like this or that type of an animal?” I mean, you think in terms of a fly. A fly mentality is total mental wandering. A fly can’t stay in one spot for more than a few moments and it’s constantly moving and constantly distracted by something else. Is that the way that our mind is, a mind like a fly’s? So what do we expect in the next lifetime, that we’re going to be so intelligent and concentrated?

И бывает очень полезно понаблюдать за нашим собственным состоянием ума. Например, если взять муху: её умственный настрой – это не оставаться на месте, она постоянно движется из одного места в другое. И точно так же, может быть, и наш ум, который никак не может удержаться на месте, постоянно движется с одной мысли на другую. Если это будет доминировать, то вполне возможно, что мы также станем как муха.

So these are some of the thoughts that help us to understand that rebirth can be into many different types of life forms. There’s a lot, lot more that can be said, but we don’t really have so much time.

Вот это некоторое объяснение по поводу того, как может сознание перерождаться в разных формах жизни. И хотя объяснений на самом деле может быть гораздо больше, у нас сейчас просто нет времени для этого подробно.

But there is nothing intrinsic in mental activity that makes it human mental activity – always that that’s what it is, is human, no matter what future life – or that makes it male or female or anything like that. It’s just mental activity.

Но в умственной активности нет ничего ей присущего внутренне, что определяет её как умственную активность только человека. То есть нет ничего, что делает эту активность строго человеческой или строго мужской, строго женской, – так, чтобы это продолжалось всегда, независимо от жизни.

And so the type of rebirth that we have is dependent on karma, by the various habits that we build up by our compulsive behavior, and we will have a body that will function as an appropriate basis for acting out those habits.

И то перерождение, которое у нас будет, выстраивается нашей кармой, нашим навязчивым поведением, навязчивыми привычками, и, соответственно, тело, которое у нас будет, также определяется этими привычками.

OK. Maybe time for one last question if there are any.

Ещё один вопрос, если есть.

Вопрос: Вы говорили, что посещаете Украину после долгого перерыва, и эти два дня запланированы как ознакомительные лекции. Предполагается ли, что вы сделаете дополнительно более глубокое изучение, лекции, которые будут в будущем?

Question: You said that you visit Ukraine after a long break and these today are just like an introduction, a descriptive talk. Do you have any plans, or is there any possibility, that you would continue and give some more detailed teaching in the near future?
Alex: If I’m invited and it fits into my schedule, sure I’d come back. Why not?

Алекс: Если меня пригласят, если это согласуется с моим расписанием, то, конечно, я могу ещё приехать, почему нет.

Be my pleasure.

Я с удовольствием.

Good. So let’s end, then. Well, this was a Buddhist lecture, so we can end with a dedication. I think that’s OK.

Итак, мы закончим. И поскольку это была буддийская лекция, то я полагаю, что мы можем закончить посвящением заслуг.

Whatever understanding, whatever positive force or energy has been built up, may it go deeper and deeper

Какое бы понимание и какая бы положительная польза ни зародилась, пусть она идёт всё глубже и глубже

and act as a cause for us to be able to continue on a spiritual path

и послужит причиной того, чтобы мы продолжали быть на духовном пути,

and for all of us, and for everybody, to achieve enlightenment for the benefit of all.

и для всех нас и для каждого, чтобы мы обрели просветление на благо всех.

Thank you.

Спасибо.