Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Главная > Знакомство с буддизмом > Введение в буддизм > Три тренировки и восьмеричный путь в повседневной жизни > Занятие третье: Правильное памятование, концентрация, воззрение и намерение

Три тренировки и восьмеричный путь в повседневной жизни

Александр Берзин
Киев, Украина, июнь 2013 г.
русский перевод: Юрий Милютин

Занятие третье: Правильное памятование, концентрация, воззрение и намерение

Александр Берзин
Киев, Украина, июнь 2013 г.

расшифровка аудио
Слушать аудиоверсию этой страницы (1:51)

Повторение
We are continuing our discussion of the three trainings

Мы продолжаем наше обсуждение трёх тренировок.

in the context of how they can help us in daily life,

Мы рассматриваем их в контексте того, как они смогут помочь нам в повседневной жизни,

and this entails putting into practice the so-called eightfold path.

и это включает практику так называемого восьмеричного пути.

The three trainings are in:
  • ethical self-discipline,
  • concentration,
  • and discriminating awareness.

И эти три практики включают тренировку в этической самодисциплине, концентрации и различающем осознавании.

We use or try to implement right speech, right action or behavior, and a right way of making a livelihood in order to develop ethical self-discipline.

И для того, чтобы развить этическую самодисциплину, мы развиваем правильную речь, правильное поведение и правильные способы заработка на жизнь.

And now we have begun our discussion of the training in concentration,

И мы приступили к обсуждению нашей тренировки в концентрации.

and the three things that are entailed here are right effort, right mindfulness, and right concentration.

И эта тренировка также включает три пункта: это тренировка в правильном усилии, в правильном памятовании и собственно в правильной концентрации.

We saw that right effort is to put effort into:
  • Trying to avoid disturbing ways of thinking and destructive ways of thinking.

И мы выяснили, что правильное усилие включает в себя попытку избавиться или избежать разрушительных и беспокоящих способов мышления.

  • Trying to rid ourselves of bad habits,

И попытку, или усилие, избавить себя от негативных, разрушительных привычек –

our shortcomings in terms of various qualities that we have,

наши негативные качества, наши слабости в плане тех привычек, которые у нас есть,

whatever qualities they may be – laziness, selfishness, etc.

какие бы качества это ни были, будь то лень или что-то подобное.

  • Developing good qualities, like more patience and more kindness – whatever the good qualities are that we are deficient in and we need to try to develop – or if we already have them, to develop them more.

И также сюда включается попытка или усилие над тем, чтобы развивать наши положительные качества, какие бы это ни были качества, такие как щедрость или доброта. Мы или пытаемся их взрастить, или, если они уже у нас есть, то мы пытаемся их развить.

  • Trying to rid ourselves of the obstacles to concentration.

И мы также пытаемся избавить себя от препятствий для концентрации.

Trying to rid ourselves of the obstacles to concentration – this can be very wide ranging. We went through the five types of obstacles to concentration that are mentioned in the texts,

И здесь есть множество подобных препятствий, и мы описали пять препятствий, которые упомянуты в основном тексте.

but there are many measures that we can take that are beyond this.

Но есть множество способов, которые мы можем применить помимо вот этих пяти.

I’m thinking for instance when we are working, we can turn our cell phone off or decide that each day we’re only going to look at our messages or our email, these sort of things, at certain times of the day, not have it completely open, so that we’re able to concentrate and focus on whatever it is that we need to do.

Например, если мы работаем, то мы можем выключать мобильный телефон. Или, например, если мы постоянно проверяем почту или сообщения на мобильном телефоне, мы можем установить определённые рамки временные, например какое-то определённое время, когда мы проверяем свою почту или сообщения, чтобы это помогало нам продолжать делать ту работу, которую мы делаем.

Like a doctor or a professor has office hours: You can’t just come at any time. There are certain hours when they’re available. So similarly we can do that with ourselves. As with the doctor, if there’s an emergency then of course you can contact them. But other than that, set certain hours or a certain time that we’re going to devote to our social networking or whatever, and keep that strictly. So this will help us to develop our concentration.

Например, вы не можете прийти к врачу в любое время, когда вам захочется: у него есть определённые часы приёма. И точно так же мы должны выработать определённые рамки. Конечно, в случае, если есть какой-то чрезвычайный случай, тогда может принять врач, тогда же и мы можем, предположим, проверить наши сообщения. Но когда речь идёт о социальных сетях или о чём-то подобном, нам совершенно необходимо выработать подобные границы и следовать им.

It’s very interesting if we look at social development. In prior times the main obstacles to concentration had to do with our own mental states – mental wandering, daydreaming, this sort of thing. But now there’s so much more. There’s so many more obstacles coming externally from all this text messaging and Facebook and Twitter and email, all of these sort of things. So we really need to put a great deal of effort into not just being overwhelmed by that.

И интересно взглянуть на подобные социальные изменения в контексте времени. Например, в былые времена основными препятствиями для развития концентрации был прежде всего наш собственный ум, потому что мы, например, спали наяву, наш ум блуждал. А теперь всё достаточно сильно изменилось, потому что добавились новые препятствия для развития концентрации, такие как СМС, социальные сети и прочее. И нам необходимо с этим научиться работать.

In order to do that, we need to recognize the detrimental features of these media, and one of the most detrimental ones is that our attention span gets shorter and shorter and shorter. With Twitter there are only a certain limited number of characters, the constant scrolling of these Facebook messages, and so on – everything is very fast, so you don’t get into anything; it’s always changing. So that builds up a terrible habit detrimental to concentration because you don’t stay with attention on anything; it constantly has to change. So this is something to watch out for.

И нам необходимо вначале выяснить, что за негативные качества стоят за вот этими появившимися препятствиями. И прежде всего – это сокращение длительности нашего внимания. Потому что, если мы постоянно, предположим, читаем сообщения в твиттере, которые ограничены ста сорока символами, или же мы постоянно получаем сообщения в социальных сетях, фактически всё происходит настолько быстро, что наше внимание практически не остаётся на одном месте. Оно постоянно прыгает, и мы теряем эту возможность удерживать внимание на чём-то.

Правильное памятование

Okay. Now, the next feature, the next aspect, of the eightfold path that is involved with concentration is right mindfulness:

Итак, следующее качество, которое связано с развитием концентрации, – это верное памятование.

  • Mindfulness (dran-pa) is mental glue basically.

Памятование – это, по сути, ментальный, или умственный, клей.

When you’re concentrating, you’re holding on to an object. This prevents you from letting go.

Когда вы концентрируетесь на каком-то объекте, это предотвращает уход вашего ума в сторону.

  • It’s accompanied with alertness (shes-bzhin). Alertness is to detect if your attention is wandering or if you become dull and sleepy.

Это также сопровождается качеством постоянной внимательности [бдительности], это ментальный фактор, который постоянно следит за тем, не ушёл ли наш ум в сторону.

  • And then you use attention (yid-la byed-pa) – how you regard the object, how you look at the object.

И вы также используете собственно внимание, исследуя, каким образом вы направляете его на объект.

And what is involved here is how we pay attention to our body, our feelings, our mind, our various mental factors –

И тут речь идёт о том, каким образом мы направляем внимание на наше тело, на наш ум и на различные умственные факторы.

in other words, how do we regard them or how do we consider them? –

Грубо говоря, как мы их воспринимаем, как мы к ним относимся?

and then the mindfulness that holds on to it. So what we want to avoid is holding on and not letting go of incorrect ways of considering our body and feelings and so on. When we don’t let go, it causes us to be distracted and not be able to concentrate.

И с помощью памятования мы оставляем своё внимание непосредственно на самом объекте, не позволяя вниманию уходить куда-то в сторону, избегая искажённых способов восприятия этого объекта.

Well, that’s a little bit abstract, isn’t it? So we need to explain that.

И конечно, это объяснение несколько абстрактно и нам было бы полезно углубиться.

В отношении тела

Our body –

Например, наше тело.

when we talk about the body, we’re talking about, in general, our body or various physical sensations or aspects of our body.

Когда мы говорим о теле, то мы говорим или о теле в общем, или же мы имеем в виду определённые чувственные качества этого тела.

And what is an incorrect consideration of it is that the body is pleasurable by nature or that it’s clean and beautiful by nature.

И какого же неверное восприятие тела? Например, это что природа нашего тела – это получение удовольствия.

We spend all our time and we’re very, very much distracted with worrying about how we look, for example – spending an hour with your hair and your makeup and how you dress, and so on. This is a tremendous distraction.

И предположим, если мы считаем тело по природе чистым и прекрасным, тогда мы тратим часы, кучу времени на то, чтобы заниматься своей причёской, наводить макияж и прочее. И это, конечно, очень серьёзное отвлечение.

Now, of course we need to keep clean and look presentable, but when you go to an extreme and think the way the body looks is a source of pleasure and it always has to be wonderful, like that – always trying to attract others with your bodily appearance – you’re not focused on anything more meaningful, are you?

И конечно, необходимо сохранять чистоту и гигиену, но если мы считаем, что то, как мы выглядим, является источником удовольствия и истинного счастья, тогда это единственное, о чём мы заботимся, и мы не способны направить внимание на нечто более значимое.

And if we look at the body: If you’re sitting, you become uncomfortable, and then you have to move. You’re lying down, and this position isn’t comfortable, that position isn’t comfortable. There are problems, aren’t there?

Но если мы, например, сидим и нам неудобно сидеть на одном боку, на другом боку, мы пытаемся лечь и там нам тоже неудобно, и мы меняем это положение, и, в общем-то, так обычно и случается.

We get sick. We grow old. Now, of course you need to take care of your body and make sure that you are in good health, get exercise, and so on, but to be overly focused on that – that this is going to be the source of lasting pleasure – is a problem.

И, конечно же, все мы будем когда-то болеть, мы будем стареть. И безусловно, необходимо следить за своим здоровьем, заниматься физическими нагрузками. Но если мы считаем, что это единственный источник настоящего счастья, тогда это становится преградой.

So this incorrect mindfulness that we want to get rid of, this wrong mindfulness, is holding on and not letting go to the idea that the way your hair is is the most important thing, that you are color-coordinated with your clothing, and that everything is in order, and so on – that this is so important and this is the source of what’s going to bring you happiness. Stop holding on to that. And the correct mindfulness would be that “It’s not a source of that. It’s just a problem, and it’s going to waste my time and prevent me from concentrating on something more meaningful.”

И неправильное памятование будет заключаться в том, что мы, к примеру, всё своё время тратим на наведение красоты, мы следим за своей причёской, считая, что это является источником настоящего счастья. Или же мы, например, пытаемся постоянно следить за тем, чтобы вся одежда была подобрана в тон и чтобы мы прекрасно выглядели: именно это является источником настоящего счастья и радости для нас. Правильное памятование в этом случае будет пониманием того, что это не является основным источником истинного счастья. И если у нас сохраняется правильное памятование, мы перестаём держаться, зацепляться за неправильное памятование.

Or “I always have to be clean. I always have to clean my hands all the time.” Well, even if you touched something dirty, so what? You can wash your hands. So not to be this cleanliness fanatic and afraid to touch anything dirty.

Или, например, если мы помешаны на чистоте, мы считаем, что чистота является основным источником счастья, тогда мы бесконечно пробуем мыть свои руки, мы бесконечно их вытираем салфеткой. Но, по сути, что страшного, если мы положим руки куда-то, предположим на стол? Мы всегда их можем помыть, в этом нет совершенно ничего страшного.

I won’t go further into that, but there are many things that we certainly wouldn’t want to get on our hands (use your imagination). But even if you got it on your hands, so what? You can wash your hands. Not to worry: “Oooh!”

Я не буду углубляться дальше в разъяснение этого момента. Конечно, есть множество разных вещей, до которых мы не хотим дотрагиваться, но, в конце концов, до чего бы мы ни дотронулись, мы всегда можем помыть руки, ибо, по сути, нет ничего страшного трогать хоть что.

Use your imagination.

Используйте своё воображение, чтобы продолжить.

В отношении чувств

Then the next one is concerning feelings. And here we’re talking about the feelings of unhappiness or happiness,

Следующий пункт касается наших чувств, и конкретнее нашего чувства счастья или несчастья.

and this has to do with basically the source of suffering, the source of problems.

И тут как раз мы коснёмся основного источника проблем.

You see, when we are unhappy – the term that’s used here is a thirst (Skt. trishna), so it’s like you’re really thirsty that “I have to get rid of this unhappiness.”

Когда мы несчастны, оригинальный термин, который выражает это слово, дословно переводится как «жажда»: мы жаждем избавиться от этого несчастья.

And if we have a little bit of happiness, it’s like you’re really thirsty and you have a sip of water – you feel a little bit happy, but you’re thirsty and you have to have more.

А если мы счастливы, тогда, если мы возьмем, к примеру, жажду, если мы испытываем жажду и нам дают чуть-чуть воды, – мы всё равно испытываем жажду и нам хочется ещё больше.

So this is the source of problems basically. When we regard this unhappiness as the most horrible thing in the world and “I have to get rid of it by any means,”

И, по сути, в этом источник всех проблем, потому что, если мы воспринимаем это несчастье как такое огромное, ужасное несчастье, от которого мы должны как можно скорее избавиться,

that makes a problem with concentration.

это приводит к проблемам с концентрацией.

How does it make a problem with concentration?

Каким же образом это приводит к проблемам с концентрацией?

We’re sitting and “I’m a little bit uncomfortable” or “I’m not in a good mood” or “I’m unhappy” – well, as I was explaining last time that I was here, nothing special. So what?

Предположим, мы сидим, и нам постоянно неудобно, и мы пытаемся сменить положение тела, и нам не нравится одно и не нравится что-то другое. И тут нам необходимо уметь применить то качество, которое я обсуждал в прошлый приезд – так называемое отношение «ничего особенного».

You just continue with your work

Вы просто продолжаете делать свою работу,

or whatever it is that you’re doing.

что бы вы ни делали.

“I have a headache” or “I am not in a very nice mood” or whatever. So what? Don’t hold on to that as “This is the most horrible thing” and then you’re worried about it – “How do I get rid of it? This is so awful” – and complaining to yourself in your mind and complaining to anybody else who’s around. That makes a serious obstacle to concentrating on doing whatever it is that you’re doing – when you’re just talking to somebody, let alone working.

Например, когда у нас болит голова или у нас плохое настроение, очень важно не превращать это во что-то невыносимо важное. Нет необходимости жаловаться всем направо и налево, рассказывать, как это всё ужасно и какое у вас отвратительное состояние. Необходимо просто научиться продолжать работу, не обращая на это особенного внимания.

Or if we’re feeling okay, we’re in a good mood, and so on, don’t be distracted by holding on to “Oh, this is so great. I want it to be more. I don’t want it to go away.” That can happen when meditating and you’re feeling good – you get distracted by thinking about how wonderful it is. Or again when you’re with somebody and you’re feeling very good or if you’re eating something and you’re enjoying it. With the wrong mindfulness is to hold on to “This is so fantastic,” and you make such a big thing out of it, and you’re distracted by it. Enjoy it for what it is, and don’t make anything special out of it. It’s no big deal.

То же самое относится к тем состояниям, когда мы чувствуем себя очень хорошо. Незачем прыгать и рассказывать всем: «Как я себя прекрасно чувствую, хоть бы это никогда не закончилось!» И это очень важно применительно к нашему опыту медитации: если мы медитируем и у нас появляется некий приятный опыт, очень важно не зацепляться за него. Основная проблема – что мы зацепляемся за него, начинаем носиться с ним и он становится причиной отвлечений.

В отношении ума

Then the next one is how we regard our mind.

Следующий пункт – каким образом мы относимся к собственному уму.

If we hold on and don’t let go of the idea that our mind by its own nature is filled with anger or selfishness or “I’m stupid” or “I’m lazy” and we hold on to the fact that something is inherently wrong with our mind and flawed with our mind, again we’re not going to be able to concentrate. We’re always thinking in terms of ourselves and “Oh, I’m not good enough” – “I’m not this. I’m not that” – “I can’t understand.” You don’t even try.

Если мы считаем, что наш ум по природе своей, что мы гневливы по природе, или мы ленивы по природе, и нам кажется, что это есть наша основная суть, тогда, постоянно зацикливаясь на самом себе, мы даже не будем пробовать что-то делать.

If we hold on to the idea that “I’m confused and I don’t understand,” well, it’s hopeless, isn’t it?

Если мы постоянно зацепляемся за идею того, что мы запутаны или мы вообще ничего не можем понять, тогда мы теряем всякую надежду.

Whereas – right mindfulness – if you hold on to the fact that “Well, temporarily I might be confused, temporarily I might be unable to understand something, but that doesn’t mean that’s the nature of my mind, that I’m stupid and so on.” You just use concentration to try to work through it.

Но если мы памятуем о непостоянстве, то мы понимаем, что наша запутанность, наше непонимание временно и со временем оно пройдёт и появится понимание. И тогда мы просто спокойно работаем в этом направлении.

В отношении умственных факторов

And then the fourth one is in terms of our mental factors, like intelligence, kindness, patience, and so on. This is not letting go – with the mental glue – of the idea that “This is the way that I am, and everybody has to accept it” and “There’s nothing that I can do to change or cultivate it.” That’s the wrong mindfulness.

Умственные факторы: тут речь идёт о некоторых качествах, таких как уровень интеллекта, доброты и так далее. Нам необходимо не зацепляться за них, не убеждать себя и других, что я такой, какой я есть: примите меня, я никогда не изменюсь.

Instead the right mindfulness is that all these factors can be developed, they’re not frozen at a certain level, and then we can use them to cultivate, in this context, concentration.

И правильное памятование будет пониманием того, что мы способны взрастить положительные качества и что со временем мы можем стать лучше. И тогда это станет хорошим подспорьем для развития концентрации.

Принятие ответственности за себя

If we analyze ourselves, it’s really very strange how we deal with being in a bad mood or how we deal with being depressed.

Вообще-то очень странно, как мы к себе относимся, когда нам приходится справляться с плохим настроением или мы чувствуем лёгкую депрессию.

We have wrong mindfulness. What does that mean? We just hold on to it, we don’t let go,

У нас, по сути, в такие моменты возникает неверное памятование, потому что мы просто зацепляемся за эти состояния и не отпускаем их.

and then we’re stuck in it, aren’t we, in this bad mood or depression.

И тогда мы просто застреваем в них – не так ли? – вот в этих состояниях плохого настроения или депрессии.

Or guilt. Guilt is also a wrong mindfulness. We made a mistake. We did something that was wrong. Well, fine. Everybody makes mistakes. We’re humans.

Или, например, чувство вины: мы точно также зацепляемся за него. Предположим, мы совершили какую-то ошибку, но в этом нет ничего страшного. Мы люди, а все люди совершают ошибки.

But with wrong mindfulness we hold on to that, and we don’t let go. “I’m so bad. What I did was so bad,” and then you hold it, and you won’t let go. You’re beating yourself for how bad you are. You have to let go.

И неправильное памятование будет зацепляться за эту мысль: «Какой я плохой, как я неправильно поступил», – думать эту мысль снова и снова. Мы даже иногда начинаем бить себя за неё, но очень важно научиться просто её отпускать.

So the right mindfulness is that “Moods can change. They come from causes and conditions, and they will change by means of causes and conditions. Nothing stays forever.”

И правильным памятованием будет понимание того, что наше настроение меняется, и это зависит от причин и следствий, и также в зависимости от причин и следствий оно может стать хорошим, и это происходит постоянно.

One of the pieces of advice that is very, very helpful that we find in the Buddhist teachings is basically to take control of yourself – sounds a bit dualistic, but in any case – just do it.

И один из очень полезных советов, который мы можем встретить в классических буддийских текстах, – это контролировать самого себя. И пусть это звучит достаточно дуалистически, двойственно – контролировать самого себя, – тем не менее, речь идёт о том, что иногда нам необходимо просто что-то сделать, просто сделать это и всё.

It’s like how we get up in the morning: You’re lying in bed. You don’t really want to get up. It’s very comfortable, and you’re feeling a bit dull. Well, just take control of yourself and get up. That’s how you get up, isn’t it?

Как, например, по утрам, когда мы лежим в кровати и нам вроде бы так удобно. Мы лежим, и это немного притуплённое, туповатое состояние. И что нам нужно сделать? Нам нужно просто взять и встать.

We do have the ability to do that – otherwise we’d never get up in the morning –

И, в конце концов, у нас есть эта способность, иначе мы бы никогда не вставали с кровати.

so the same thing when we are in a bad mood or just feeling down. Take control of yourself and – “Come on!” – don’t give in to it; just get on with what you need to do.

И предположим, если у нас плохое настроение, мы чувствуем себя неважно, надо просто продолжать и делать нашу работу, просто отпустить это.

Другие аспекты памятования

Mindfulness is very, very important in a more general context. It prevents us from forgetting something. So if there’s something that we need to do, we want to have the correct mindfulness that helps us to then concentrate and do it; otherwise you forget.

И памятование также очень полезно в более широком смысле. Оно позволяет нам не забывать какие-то дела, которые необходимо сделать. Если у нас его нет, то мы просто забываем об этом, а с памятованием это не происходит.

You might remember – mindfulness has to do with remembering – you might remember that your favorite television program is on tonight. So you’re holding on to something that really is not so important, and then you forget that you need to buy some groceries for feeding the family. You think “Oh, I forgot to go to the store. I forgot to pick this up. I forgot that I also had to get milk.” So you’re not holding on to the things that you need to hold on to, but you’re holding on to things that are completely trivial. “I want to get home so I can see the football match.”

И памятование напрямую связано с воспоминанием. Предположим, мы можем помнить о том, что сегодня по телевидению будет идти наше любимое шоу. То есть мы памятуем о том, что оно будет сегодня, но мы полностью забываем о том, что, предположим, нам необходимо сходить в магазин за продуктами, чтобы кормить свою семью, и мы забываем, что у нас дома нет молока, но мы помним, что сегодня вечером футбол.

And also if we are following some sort of training, there’s the correct mindfulness to hold on to it. I mean, it could be any type of training. Like for instance if we’re doing exercise, well, hold on to doing your exercise every day. Or if you’re on a diet, remember that you’re on a diet and not take that piece of cake when it’s offered to you. Correct mindfulness.

И когда речь идёт, например, о какой-то тренировке, тогда нам тоже необходимо постоянно сохранять памятование. Предположим, мы занимаемся каким-то видом физических упражнений: нам необходимо памятовать о том, что нам необходимо каждый день заниматься какими-то упражнениями. Или с точки зрения диеты мы стараемся памятовать о том, что нам не нужно есть этот кусок пирога, потому что нам нужно помнить, что мы сохраняем диету.

What’s very helpful are animal images (they’re used a lot in Buddhist training).

Очень полезно использовать образы животных, которые так часто встречаются в традиционных описаниях буддийских тренировок.

So we’re working or we’re meditating or we’re doing something constructive, helping somebody, and then somebody says that “Oh, there’s cake.” And then you become like a puppy dog, and you jump up and down – “Ooh! Ooh! Cake!” – like that, all excited. So if you think in terms of “Am I acting like this puppy dog that’s so excited about getting a bone or getting a treat?” then this is ridiculous.

Например, мы серьёзно занимаемся каким-то очень важным делом и вдруг нам кто-то говорит: «Смотри, кусок пирога». И мы превращаемся в маленького щенка, мы начинаем прыгать на задних лапах, причитая: «О, пирог, пирог», – так же как щенок или собака делает, когда видит кость. И мы пытаемся проанализировать, ведём ли мы себя так же, как это животное.

Mindfulness – hold on to what we’re doing and not be distracted by all these things. So it deals with how we regard our body and our feelings (happiness, unhappiness), etc. It’s quite a wide topic.

И памятование – это умение удерживать себя, продолжать заниматься верным памятованием в отношении своего тела, в отношении чувств и собственного ума, и вообще, это достаточно широкая тема.

Вопросы и ответы о памятовании

Okay, so any questions about this?

Есть ли у вас какие-то вопросы на эту тему?

Участник: Бывают такие ситуации, когда очень близкие люди могут… Допустим, с чужими людьми проще придерживаться памятования, а когда с очень близкими людьми возникают такие какие-то ситуации, они очень легко могут разрушить это памятование и попытки поддерживать какую-либо этику. Может, вы можете дать какие-то советы, как вести именно с теми людьми, которые ты знаешь, что они в принципе тебя могут очень легко вывести из спокойного состояния. Может, есть какие-то советы?

Participant: I find it’s much easier to keep mindfulness while you’re with some other people than keeping mindfulness when you are relating with anyone close – with your relatives, for example – and then maybe it’s very hard to be mindful of your ethics. Maybe you have some advice about what to do if you know you’ll be relating with someone who makes your mindfulness weaker.
Alex: The general advice in such situations is to set a very strong intention at the beginning. So when you’re about to meet your relatives or spend some time with them, that strong intention that “I will try to keep my temper. I will try to remember that they’ve been very kind to me. They’re close to me. The way that I treat them is going to affect their feelings,” these types of thing. That strong intention to start with is very important.

Алекс: Итак, общим советом в данном случае будет перед встречей с такими людьми вырабатывать очень серьёзное намерение следить за собой, сохранять спокойный ум и напоминать себе о том, что эти люди – если речь идёт о близких людях, – что эти люди сделали нам много добра, что они играют важную роль в нашей жизни, что они тоже люди, у них тоже есть чувства и то, как мы себя будем вести с ними, повлияет на их чувства.

And to start with, remind ourselves that they’re human beings. In other words, don’t just identify them with the role of mother, father, sister, brother – whichever type of relative that you’re visiting or who’s visiting you.

И чрезвычайно важно помнить о том, напоминать себе, что это прежде всего люди. Важно не отождествлять их с их социальной ролью – с тем, что это наша мама, папа, брат, сестра, – а помнить о том, что это в первую очередь люди.

Because if we look at them and hold on to – this mindfulness – hold on to them as only a certain role (mother, father, etc.), then we tend to react to that with all our projections of what is a mother, father, and all the history that we’ve had – a lot of expectations and a lot of disappointments.

Потому что если мы склонны держаться, то есть памятовать исключительно о том, что эти люди выполняют некую роль, например наших мамы, папы или другого родственника, тогда мы начинаем реагировать на них, используя наши собственные проекции ожиданий и нашей личной истории, связанной с ними.

But just try to relate to them as one human being to another human being.

И тут очень важно научиться общаться с ними как одно живое существо с другим живым существом.

And if they’re not mindful of that and they start treating us like we’re still twelve years old, don’t fall into the pattern of then acting like a twelve-year-old. How? By remembering that they’re a human being, and don’t play the game (it takes two to dance).

И если они в свою очередь начинают относиться к нам как к, предположим, двенадцатилетним детям, очень важно не отвечать в ответ и не начинать вести себя как двенадцатилетние дети и помнить о том, что они в первую очередь живые существа. Как известно, мы можем танцевать парный танец только вдвоём.

My sister was visiting me for a week just before I came here,

В течение недели у меня гостила моя сестра, перед тем как я сюда приехал,

my older sister.

моя старшая сестра.

She would go to sleep at night fairly early, and then she would tell me, as if she were my mother, “Well, go to sleep now,” this sort of thing. Now, if I react like a twelve-year-old and say “No, it’s too early. I don’t want to go to sleep. I want to stay up. Why are you telling me to go to sleep?” then it just plays the same game, doesn’t it? It doesn’t help at all. And then I just get upset.

Предположим, она очень рано ложится спать. И если бы она говорила, перед тем как ложилась спать, мне как двенадцатилетнему ребёнку: «Ну, давай уже ложись спать, уже очень поздно, – а я начинал в ответ ей говорить: – Да нет, я не хочу спать, я хочу ещё немножко посидеть», – то я бы начинал эту же самую игру и это совершенно не имело бы какого-то смысла.

So what one has to remind oneself of is that she is giving me this advice because she cares for me. She’s not doing this because she wants to make me angry. She thinks that this is good for me. So you try to have a much more realistic view of what they’re doing rather than project onto your sister that she’s mother and you’re twelve years old or eight years old.

И важно помнить, что человек это делает, желая нам помочь, – он делает это не для того, чтобы нас разозлить. И тогда мы избегаем этой проекции, что это наша мама или наша старшая сестра, и сами не начинаем вести себя как двенадцатилетние дети.

So the intention before they come to try to stay mindful of this, and then while they are together with us, reaffirming our motivation (do that before but also while we’re with them all the time). Motivation means:
  • The goal. What goal do we want to have? The goal would be a nice interaction with this person. They care for me, I care for them. We have a long history together, so our aim is to have a nice time together.
  • And then the emotion that goes with that. And the emotion is caring about this person as a human being.

И важно вырабатывать правильное намерение, перед тем как мы будем общаться с такими людьми, во время нашего общения и также обновлять нашу мотивацию перед общением и после него. И какова же наша мотивация [цель] для общения? По сути, наша основная мотивация – это провести приятно время, приятно пообщаться. И чем [какой эмоцией] она мотивирована? Она, прежде всего, мотивирована чувством заботы, потому что другой человек проявляет к нам заботу и мы в ответ проявляем заботу к нему.

Another way of looking at it which is helpful, rather than “It’s a horrible ordeal. I have to deal with my relatives,” is to see it as a challenge and an opportunity to grow – like you’re playing a computer game – “This is a challenge. Can I do this?” So it becomes fun.

И следующий способ относиться к подобным ситуациям – это воспринимать их как определённый вызов, который позволит нам натренироваться, или развить свои собственные благие качества лучше. Предположим, когда мы играем в компьютерную игру и там какой-то сложный уровень, мы воспринимаем это как определённый вызов и нам интересно, у нас появляется любопытство: «А смогу ли я его пройти?» То же самое мы можем использовать и здесь.

It’s a challenge. “Can I get through the dinner with my parents without losing my temper?”

Итак, это определённый вызов, например: «Смогу ли я спокойно пообедать или поужинать со своими родителями, не выйдя из себя?»

And then your parents start to nag you, as often parents will do: “Why don’t you get married? Why don’t you get a better job? Why don’t you have children already?” this sort of thing.

И конечно же, родители начинают сразу же ворчать: «Почему ты ещё не женился? Почему у тебя нет детей? Почему бы тебе не сменить работу на получше?»

(My sister – the first thing that she said when she saw me was “You need a haircut.”)

Как только моя сестра меня увидела, первым делом она сказала: «Тебе нужно постричься».

So recognize they’re asking that because they’re concerned, and say, “Well, thank you for being very concerned.” Because they are asking that because they are concerned.

И необходимо научиться распознавать это и сказать: «Большое спасибо за ваше беспокойство». Потому что они действительно говорят это из чувства беспокойства за нас.

Realize the background that they’re coming from. The background they’re coming from, for most of them, is that all their friends are asking “Well, what’s your son doing? What’s your daughter doing?” and they have to socially interact with their friends. So that’s behind their concern. They’re not asking you this – “Why don’t you get married already?” – out of malevolence. They have to deal with their friends. And also they’re concerned about your happiness. So acknowledge that. That’s the first step. Acknowledge it. Say it to them. “I realize that you have this pressure and your friends and so on, and I realize that you’re concerned about me. I appreciate that.”

И нам необходимо понимать тот контекст, в котором появляются подобные вопросы, предположим, у наших родителей. Они общаются со своими друзьями, и естественно, что они обсуждают своих детей. Друзья спрашивают: «А что делает твой сын, чем он занят, есть ли у него семья?» И они после этого приходят и начинают спрашивать именно поэтому у нас, начинают советовать нам что-то. И основная их мотивация, конечно же, – это не озлобленность, а они просто хотят, чтобы мы были счастливы, и нам необходимо это понимать и осознавать.

And you explain – “Well, it’s not so easy,” or something like that – but remain calm.

И нам нужно уметь объяснить им, что «всё не так просто». И необходимо сохранять также спокойствие.

But I think just the acknowledgement that they have difficulty because of this is very helpful for them. It shows that you appreciate them and you have concern about them. That becomes much more human, a human-to-human relationship, an equal-to-equal relationship, rather than twelve-year-olds with a parent.

И признавать, что у них также возникают по поводу подобных вопросов проблемы, – это будет честно. И таким образом, если мы понимаем, что у человека возникают тоже сложности, мы сохраняем вот это равностное восприятие другого человека как равного нам существа, у которого тоже есть чувства, которое хочет заботиться и может заботиться.

This mindfulness – what do we hold on to and not let go? Often what we hold on to is not productive at all. Often it’s old history of “Well, you did this ten years ago” and “You said that thirty years ago,” and we hold on to it, and we don’t give anybody a chance. And it prevents – the context here – it prevents our concentration on the way they are now, doesn’t it?

И чаще всего мы памятуем совершенно о каких-то не то что полезных, а совершенно вредных вещах. То есть мы, грубо говоря, чаще всего зацепляемся и помним исключительно прошлую личную историю. Мы помним, что «ты сказал про меня то-то десять лет назад, а ты сделал то-то тридцать лет назад». Вместо этого нам следовало бы сохранять правильное памятование.

We hold on to preconceptions – the mindfulness, the glue – we hold on to a preconception that “This is going to be horrible. My parents are coming over” or “I have to have dinner with my parents, and this is going to be horrible.” With a preconception we have decided already that it’s going to be terrible, so that already makes us very tense, doesn’t it?

И естественно, подобное состояние мешает концентрации, и чаще всего кроме того мы ещё и памятуем исключительно о нашем предвосхищении того, как всё будет отвратительно. То есть мы концентрируемся и памятуем о том, как всё будет ужасно, что, скорее всего, мы все переругаемся, это будет абсолютно ужасный ужин. И это только мешает.

So let go of that wrong mindfulness. And what you would apply – correct mindfulness – is that “Here’s an opportunity to see how they are. And I will respond in terms of the situation as it unfolds, without the preconceptions.”

И важно отпустить неправильное памятование и просто реагировать на возникающую ситуацию в зависимости от того, как она пойдёт, без предрассудков.

Anything else about mindfulness? It’s a very important topic really.

Что-нибудь ещё есть, какие-то ещё вопросы по поводу памятования? Вообще-то, это очень важная тема.

Участник: Доктор, вы сказали, что очень часто мы помним, что футбол или ещё какое-то мероприятие, но забываем о каких-то обычных бытовых обязанностях, которые мы должны сделать в течение дня. Но очень важный момент, когда мы изучаем жизнь больших учителей прошлого, как западных, так и восточных, – очень часто мы видим, что они достигают действительно глубины какой-то своей деятельности, так как они очень сконцентрированы на чём-то и совершенно иногда ко всему остальному относятся, как будто его как бы не существует. Они бывают очень не приспособленные в быту и так далее. Где вот этот вот баланс, где та грань?

Participant: You mentioned this wrong type of mindfulness when, for example, we can be mindful about football on TV but not mindful about going to get groceries and doing basic things. But when we read about the lives of great teachers of the past, we can see examples of these people – very profoundly trained and very highly realized beings – being almost unable to do anything else except practice. They weren’t able to do all these basic things. So how do we find this subtle balance?
Alex: Well, I lived in India for twenty-nine years with great Tibetan masters. I was with them a great deal. And obviously there are individual differences, but I found with the really highly developed masters that they are perfectly capable of dealing with practical things as well.

Алекс: Я двадцать девять лет жил в Индии с очень известными высокореализованными мастерами. И конечно, всё зависит от индивида, но я обнаружил, что действительно очень развитые практики совершенно прекрасно справляются со своими бытовыми обязанностями.

Everything depends on each person’s personality. You can’t say that the training itself makes you incapable of dealing with practical life. In general, some people are not very practical, and other people are very practical.

Тут всё очень сильно зависит от особенностей характера каждого человека. Мы не можем сказать, что, из-за того что человек занимается какой-то практикой, именно из-за этого он не приспособлен к каким-то бытовым обстоятельствам. Даже в обычной жизни мы видим, что некоторые люди лучше приспособлены к бытовым обстоятельствам, а некоторые хуже.

So yes, I have met some great masters who weren’t terribly practical, but the majority of the ones that I’ve personally had interaction with were very down to earth, very down to earth.

Да, действительно, некоторые из тех великих мастеров, которых я встречал, с которыми лично общался, проводил время, некоторые из них были плохо приспособлены, плохо справлялись с бытовыми задачами. Но я должен сказать, что большинство из великих мастеров, которых я видел, тем не менее, были достаточно простыми людьми, кто прекрасно справлялся со всеми бытовыми вопросами.

Geshe Wangyal was a great Kalmyk Mongol geshe, the first one that I was with in America. He had a number of students living with him in America, in New Jersey, and he would not only teach them Buddhist Dharma but he would also teach them how to sew, how to make their clothes, how to cook, how to build a house. He was unbelievably practical.

Геше Вангьял, известный [калмыцкий] учитель, с которым я познакомился ещё в Америке, мало того, что он учил студентов буддийскому учению, Дхарме, он также учил людей тому, как готовить, как строить дома, как шить одежду. Он был невероятно практичным.

Or Serkong Rinpoche, my main teacher, he was well known and famous for being able to figure out and deal with very complex problems – let’s say in a village or in a family or stuff like that – so people always came to him for practical advice.

И мой основной учитель Ценшаб Серконг Ринпоче был известен своей невероятной практичностью, особенно это касалось решения очень сложных проблем. И поэтому жители деревень постоянно приходили к нему за советом.

The Dalai Lama himself is very practical in terms of his schedule, how to deal with things, and so on.

Сам Далай-лама чрезвычайно практичен: он прекрасно разбирается с тем, как выстроить расписание, как расставить приоритеты.

So of course you can read accounts of masters who only stayed in caves, just meditated all the time, were always seeing all sorts of figures – dakas and dakinis and gods – and stuff like that. Very impractical, in one sense. But I wouldn’t say the majority are like that, not at all.

Конечно, мы можем читать биографии невероятных учителей, которые всю свою жизнь провели в пещерах и бесконечно видели видения даков, дакинь, различных существ, были совершенно непрактичными. Но надо сказать, что это скорее исключение, потому что в большинстве случаев это совершенно не так.

Участник: Когда мы говорим о пресечении неконструктивных намерений или эмоций, то велика опасность, в общем-то, подумать, что в ряде случаев мы говорим о некоем внутреннем подавлении, что, в свою очередь, может быть чревато разными психологическими расстройствами. Как избежать этой опасности и в результате этой работы не получить какой-то невроз или что-то ещё?

Participant: When we’re speaking about stopping some destructive intentions, we might think about suppressing our feelings and become neurotic about it, about suppressing our feelings. So how do we deal with that in a more balanced way?
Alex: The approach isn’t that when you have anger, you try to just suppress it and keep it inside. What we’re trying to do is to get rid of the cause of the anger so that there is no anger. So it’s quite different.

Алекс: Дело тут в том, что, когда мы пытаемся, например, справиться с гневом, мы прежде всего пытаемся исключить саму причину возникновения гнева. [Мы пытаемся избавиться от причины гнева, чтобы его устранить,] поэтому это совершенная другая ситуация.

Now, it’s true that the first level of training, the first practice, is self-control. That’s what ethical self-discipline is all about, self-control.

Совершенно верно, что первый уровень работы – это самоконтроль, и, по сути, этическая самодисциплина это как раз-таки самоконтроль.

So for instance I might be angry and want to yell at you.

Например, я могу быть зол и хочу на тебя накричать.

I’ll give a good example. You have a small child, your two-year-old, and you ask them to bring you a glass of water. They bring it to you, and they spill it, and you get angry: “Grrr, you spilled the water on the rug (or you spilled it on the computer or whatever, on my papers).”

Я приведу хороший пример. Например, у нас есть маленький ребёнок, которому два года, и мы попросили его принести нам стакан воды. Но по пути он разлил этот стакан воды на ковёр или на компьютер, и мы разозлились.

So you get angry, and you feel like yelling at the child or even hitting the child.

И мы разозлились настолько, что мы уже собираемся накричать на него или даже его ударить.

So now there are two different tracks. Well, the first thing to do is exercise self-control and not hit the child or yell at the child.

И тут есть несколько способов справиться с этим. Во-первых, мы пытаемся проявить самоконтроль и не накричать и не ударить ребёнка.

Now, based on that self-control, you can either:
  • Suppress and keep that anger inside and be really, really annoyed and usually very unpleasant with the child.

И вначале мы можем, к примеру, подавить возникший гнев, оставить его внутри себя, и это приведёт к тому, что мы будем очень неприятно вести себя с этим ребёнком.

  • Or you now analyze and think “Well, it was actually my laziness that caused this because I didn’t get up and get the glass of water myself. And what do I expect when I ask a two-year-old to bring a glass of water? Two-year-olds spill things. They trip. They’re not careful.

И мы начинаем второй способ, мы начинаем анализировать, и мы понимаем, что, по сути, причиной того, что произошло, была наша собственная лень. Почему мы сами не пошли и не принесли себе воды? А мы попросили двухлетнего ребёнка. Естественно, он разольёт воду, это же двухлетний ребёнок.

And if I yell at my child or hit the child, they’re going to cry – it’s going to be a whole big scene – and it’ll be even worse.”

Если я накричу или даже ударю ребёнка, то он будет плакать, это превратится всё в одну неприятную сцену, и всё будет гораздо хуже.

So unlike just suppressing and keeping the anger inside, we can dissolve the anger because we see there’s really no reason to be angry. And then we can calmly say to the child “Please be more careful. Look what happened,” and so on, without making it into a terrible scene (the kid’s going to cry and so on).

И мы тогда просто понимаем, гнев не возникает или исчезает, потому что мы осознаём, что в нём нет совершенно никакого смысла. Мы избегаем тогда всех этих сложностей.

Anything else?

Участник: А есть какие-то практические методы тренироваться в этом, потому что ум очень непослушный, ты всё равно нечаянно произносишь это всё о том, о чём не нужно. А какие есть практические советы?

Participant: Is there any practical advice about training this mindfulness? It’s very hard to keep mindfulness on these useful things, and we’re always losing it. So are there practical trainings for that?
Alex: Practical training to maintain mindfulness is, as I said:
  • Intention. So the strong intention to try to remember.

Алекс: Итак, практической тренировкой будет то, что я уже упомянул, это умение вырабатывать сильное намерение.

  • Familiarity. Familiarity means like if you’re taking notes or you read this on my website, you read it over and over again.


И второй способ после намерения – материал должен быть нам знаком. То есть если вы сейчас, например, делаете записи или вы будете читать потом транскрипцию на моём веб-сайте, просто старайтесь делать это несколько раз, перечитывать это заново и заново.

How do you learn anything in school?

Как вы учитесь в школе?

Six times seven – how do you remember that? You go over and over again until you remember it. So it’s the same process.

Так же как в школе. Как вам запомнить, сколько будет шесть умножить на семь? Вы просто повторяете это заново, и заново, и заново, пока это не усвоите. То же самое и тут.

Or learning a language. It’s the same process. It’s just through repetition, familiarity, and, in terms of dealing with our behavior, this intention.

Или когда вы, например, учите язык: тут основной вопрос с тем, насколько мы знакомы, как много мы поработали и с нашим намерением.

  • Then you use alertness – the alarm system – to detect when you have lost your mindfulness and bring the attention back – get that mental hold again.

И тогда вы используете внимательность [бдительность], для того чтобы понимать, сохраняете ли вы памятование на выбранном объекте. И если вы его не сохраняете, то вы возвращаете своё внимание обратно к объекту.

All of this is based on what I call the caring attitude (bag-yod). You care about how you act and the effect of your behavior on others and yourself. If you don’t care – “I don’t care. I don’t give a damn what I do or how I act” – you’re not going to maintain mindfulness; you’re not going to have any discipline.

И всё это основывается на заботливом отношении, потому что если мы не заботимся о другом человеке, мы говорим: «Да мне просто плевать», – тогда у нас не будет совершенно никакого желания вырабатывать правильное намерение и сохранять памятование.

And why do I care? Because you’re a human being. My mother and father are human beings. They want to be happy. They don’t want to be unhappy. The way that I speak with them, the way that I treat them, is going to affect their feelings, just as the way they act toward me and treat me affects my feelings. So I care about them. Then you can maintain your mindfulness and that alertness to detect if you lose the mindfulness.

И как мы сохраняем это заботливое отношение? Мы памятуем о том, что это тоже люди, наши мамы, наши папы – это тоже люди, и они заботятся о нас, и мы поэтому заботимся о них в ответ. И таким образом, после этого мы начинаем следить за тем, сохраняется ли наше памятование этого.

So this is the basic foundation of this whole sensitivity training that I’ve developed – which is on my website – a whole program for helping us to overcome being insensitive about how other people are feeling, about the effect of my behavior on others, or being oversensitive, worrying too much.

И именно на этом отношении основана система тренировки, которую я разработал, она называется «Развитие чуткости», и именно на этом отношении мы пробуем развить чуткость по отношению к себе и к другим.

If we really care in a balanced way – not too much, not too little – about the effect of our behavior on others and on ourselves and about the actual situation of what’s going on with others and what’s going on with ourselves, then we will maintain mindfulness. You have a reason to.

Если мы заботимся о том, какой эффект произведёт то, как мы общаемся, на других или на самих себя, если нам это важно, тогда мы будем способны сохранять это памятование, потому что в этом будет смысл, для нас для этого будут причины.

We really have to examine ourselves. What is our motivation?

И нам нужно постоянно проверять себя. Какова наша мотивация?

And if the motivation is “Well, I want to be a good girl (or I want to be a good boy) so mommy and daddy will like me,” that’s very childish, isn’t it?

И если наша мотивация в том, что мы хотим быть хорошими мальчиками или хорошими девочками, чтобы понравиться мамочке и папочке, тогда, конечно, это совершенно детская, инфантильная мотивация.

I love the image that one of my teachers used. “I just want to be a good boy (or a good girl), and I’ll get a pat on the head and I’ll wag my tail” – you know, like a dog. Is this what you want? This is silly.

И если наша мотивация – что мы хотим быть хорошими мальчиками и девочками, а за это кто-то нас погладит по голове и мы повиляем хвостиком, то это очень глупо, это действительно совершенно глупое отношение.

So there needs to be a proper reason for being mindful, for having discipline, and so on, and I think this caring attitude is the basis.

И для того, чтобы сохранять памятование, необходима достойная причина. И я думаю, что вот это заботливое отношение как раз-таки ей и является, это основная база.

This is the way that it’s explained by Shantideva, a great Indian Buddhist master

И точно также это объясняется Шантидевой, великим буддийским мастером,

from the eighth century.

который жил в восьмом веке.

Правильное сосредоточение

Okay, so let’s go on.

Итак, продолжим.

The third aspect that we apply here from the eightfold path in terms of concentration is called right concentration (so concentration itself).

И давайте продолжим. Третьим аспектом для поддержания концентрации будет собственно поддержание правильной концентрации.

This is the actual mental placement on an object.

Это умение правильно разместить своё внимание на объекте.

So what we need to be able to do is get an actual hold on whatever thing we want to concentrate on. Once we get the hold, the mindfulness keeps it there so that we don’t lose it. But to first get the hold on the object is what concentration is all about.

И во-первых, нам необходимо удерживать выбранный объект концентрации. И когда мы начали удерживать объект концентрации, наше памятование постоянно проверяет, удерживается ли вниманием этот объект.

When we have a fault with that – for instance, if we’re speaking to somebody – we don’t even place our attention. You use attention in order to get that concentration, that mental placement. And so it could be that I don’t care. I’m not interested in what you have to say, and so I don’t even actually listen; I don’t concentrate on what you’re saying.

И предположим, когда мы беседуем с кем-то, то порой мы даже не направляем своё внимание на то, что говорит другой человек. Это происходит порой потому, что нам или не интересно, или мы просто не заботимся – нам совершенно неважен другой человек.

Or I’m too busy.

Или, например, мы слишком заняты, чтобы размещать своё внимание.

Or what is really happening very, very much nowadays more and more than in the past is that we have divided attention,

И в современном мире всё чаще встречается ситуация, в которой наше внимание разделено:

so we’re not concentrated on anything fully.

мы ни на чём полностью не концентрируемся.

If you look at the news on the television – I don’t know if you have it here (maybe you do) – you have the person in the middle of the television screen, or on your computer screen, talking the news, but then underneath there’s a script that is going with a different news, and then maybe in the corner you have your Facebook feed or something else going on, and you’re not paying attention or full concentration on any of them.

Предположим, (я не знаю, как это обстоит дело в Украине), но предположим, вы смотрите новости по телевизору или на своём компьютере, и помимо самой видеодорожки внизу есть текстовая дорожка, которая показывает совершенно другие новости. И предположим, если вы смотрите новости на компьютере, помимо этого где-то сбоку у вас может быть включен Фейсбук и там работать френд-лента. И по сути, наблюдая за всем этим, вы вообще не обращаете внимания на что-то конкретное, внимание разделяется.

So even though we might say that “Well, I can multitask,” nobody is able – unless you’re a Buddha – to put 100% concentration on all the things that you are multitasking.

Конечно, вы можете заявить, что вы способны работать сразу с несколькими объектами, то есть вы мультифункциональны, можете распределять своё внимание. Но совершенно никто, кроме Будды, не способен уделять сто процентов внимания одновременно нескольким процессам.

Our mental placement is on our cell phone while somebody’s trying to talk to us. That’s wrong mental placement because they’re asking us something and we’re not even paying attention.

Например, когда мы размещаем свой ум на сотовом телефоне, в то время как с нами кто-то говорит, то это как раз-таки неправильный способ размещать собственное внимание, собственный ум, потому что другой человек с нами общается.

So we’re distracted, we’re too busy – “Oh, I’m too busy” – so we don’t even pay attention and concentrate, have mental placement, on what somebody else is doing or saying or when they want some sort of interaction or response from us.

Мы постоянно отвлекаемся, или мы слишком заняты, мы говорим, что мы слишком заняты и у нас не хватает времени, и мы не хотим делиться, направлять своё внимание на человека.

And then the other thing that is happening more and more these days is that even if we do have mental placement on something, it’s very difficult to sustain it. We’re used to things changing so quickly and looking at one thing after another after another, so we get bored, and it’s hard to keep our attention for any protracted amount of time. So that type of concentration – just for a few moments on this and a few moments on that and a few moments on that – is an obstacle. That’s wrong concentration. If we want to be able to concentrate properly, we need to be able to concentrate for as long as is necessary, not get bored and move on because we’re no longer interested.

И следующая проблема состоит в том, что мы не можем длительное время удерживать своё внимание на одном объекте: оно прыгает с одного объекта на другой. Мы не способны длительное время концентрироваться на чём-то, и это как раз-таки пример неправильной концентрации: мы не можем, нам постоянно необходимы перемены.

You see, the problem is that we want to be entertained.

Проблема в том, что мы хотим постоянно развлекаться.

That is going back to this wrong mindfulness of thinking that the momentary pleasure that we get from being entertained is going to satisfy, but we thirst for more and more and more. Why should we be entertained?

Мы постоянно хотим развлекаться, и это также связано с неправильным памятованием, потому что мы неверно памятуем о том, что удовольствие, которое мы получим от развлечения, сделает нас по-настоящему счастливыми. Но этого, конечно же, не случится. С какой стати мы должны постоянно развлекаться?

Social scientists have found out that the more possibilities there are of what you could do, what you could look at – and the internet offers us an unlimited amount of possibilities – the more bored you get and the more tense it is to try to find something that is entertaining. And you look at something, and you think “Well, but maybe something else is more entertaining,” so you go on and you don’t stay focused and concentrated on anything.

И социальные исследователи выяснили, что если у нас есть множество вариантов отвлечений и развлечений и они находятся в зоне нашего доступа, и это особенно относится к Интернету, потому что там неограниченное количество подобных развлечений, – то очень быстро нам становится скучно. Потому что мы каждый раз, пытаясь себя чем-то развлечь, начинаем быстро цепляться за что-то другое в надежде найти что-то ещё более развлекающее нас.

So although it is difficult to do, it is very helpful to try to simplify your life – not have so many things going on at the same time –

И хотя очень сложно этого достичь, важно пробовать упрощать свою жизнь, избегать такого огромного количества событий, которые постоянно происходят.

and as your concentration develops more and more, you’ll be able to increase the scope of what you can take care of and deal with. If you have concentration and it’s good concentration, then you can concentrate on this, and then you can concentrate on that and then concentrate on that – but only one at a time without being distracted.

Лишь если у вас невероятно сильная сила концентрации, тогда вы сможете справляться с большим количеством работы, концентрируясь сначала на одном деле, потом на другом, потом сразу же на третьем.

If you think of an example, the example would be a doctor. A doctor’s treating one patient after another. The doctor needs to be concentrated on that patient during the period of time when he or she is with that patient and not be thinking about the next patient and the one that was just before.

Если мы подумаем, например, о примере врача, то, когда он лечит человека, он должен концентрироваться именно на нём, а не том человеке, который приходил, не на том пациенте, который был до него или который будет потом.

So although a doctor can see many, many patients during the day, they’re fully concentrated on one thing at a time. This is far better for concentration.

И хотя у врача в день есть много пациентов, он должен концентрироваться в конкретный момент времени на одном пациенте.

This is very challenging, I must say. Because I know in my own case that I’m dealing with such an unbelievable amount of different tasks with managing the website and dealing with all the different languages and so on, it’s hard to stay focused on one thing; so many other things are coming in at the same time. So this is the big challenge, to stay focused on one thing and not be distracted by thinking of something else that needs to be done, yet remaining mindful and not forgetting that there are these other things that need to be done. And anybody who works in a complex business has the same thing.

Я на собственном примере знаю, насколько сложно это делать, то есть концентрироваться, потому что мне приходится ежедневно работать с огромным количеством задач, проблем на моём веб-сайте. И очень сложно удерживать своё внимание на каком-то одном деле, не отвлекаясь на остальные, и при этом сохранять памятование, что, тем не менее, эти другие дела нужно будет сделать далее.

Okay. Let’s go on so that we are able to fit everything into our time period.

Итак, продолжим, чтобы уместить всё, что мы хотели сказать в это время.

But just a concluding remark about developing right concentration: We find in the Buddhist teachings that there are definite stages for developing better and better concentration, and I think that could be considered part of Buddhist science – how do you get more and more concentration?

И чтобы закончить тему концентрации, стоит упомянуть, что существуют определённые этапы развития концентрации, и мы без труда можем обнаружить это в буддийских учениях, и мы вполне можем рассматривать это как часть буддийской науки.

Упражнение в распознавании

Now, higher discriminating awareness

Итак, высшее различающее осознавание –

to discriminate between what’s correct and what’s incorrect, what’s helpful and what’s harmful.

это умение различать между тем, что верно и неверно, между тем, что полезно и тем, что приносит вред.

For this we have the last two of the eightfold path:
  • Right view (yan-dag-pa’i lta-ba).
  • And right intention or motivating thought (yan-dag-pa’i rtog-pa).

И этому посвящены два последних пункта в восьмеричном пути. Это правильное намерение и правильное воззрение.

Right view has to do with what we believe to be true based on discriminating correctly between what’s correct and what’s incorrect, what’s helpful and what’s harmful.

Правильное воззрение относится к тому, что мы видим реальное положение вещей – того, что верно и неверно, что полезно и что приносит вред.

Right motivating thought or intention is the constructive state of mind that this leads to.

Правильная мотивирующая мысль, или правильное намерение, – это верное состояние ума, которое нас приводит к этому видению.

Неправильное воззрение

So right view. We could have either a correct or incorrect discriminating awareness

Итак, возвращаясь к правильному видению, у нас может быть правильное и неправильное различающее осознавание.

(we’re talking about being able to discriminate what’s helpful and what’s harmful):
  • We could discriminate correctly and believe that to be true.
  • Or we could discriminate incorrectly and believe that to be true.
So the wrong type of view is when we make the incorrect discrimination and believe it, and the right type is when we make the correct discrimination and believe that to be true.

И мы можем различать, что нечто является полезным, а что-то является вредным. Мы можем различать: это правильно, это соответствует реальности – и мы верим в это, или же мы можем считать, что нечто полезно или же причиняет вред, мы можем считать это неверно и тоже верить в это. И речь идёт о том, что нам необходимо развить правильное воззрение, когда мы понимаем, что полезно, а что вредно, и при этом это соответствует реальности.

Wrong view would be, for instance, asserting and believing that our actions have no ethical dimension of some being destructive and some being constructive

А неправильное воззрение будет заключаться в том, что мы считаем, что с этической точки зрения наши действия не имеют каких-то последствий – разрушительных последствий или созидательных последствий.

and believing that they do not bring results in terms of what we experience.

И мы думаем о том, что наши действия не принесут результата, и это касается также того, что мы сами ощущаем и испытываем.

This is characterized by the mentality that many people have, the mentality of “whatever.”

И это выражается в отношении многих людей, это отношение сейчас очень распространено. Это некая позиция, когда мы считаем, что «да, нам всё по фигу».

“It doesn’t matter. Nothing matters. Whatever. If I do this or I don’t do this, it doesn’t matter. Whatever.”

«А, это всё совершенно не важно, нам по фигу, что произойдёт дальше, совершенно нет никакой разницы».

That is an incorrect consideration, that it doesn’t matter. It does matter whether you smoke or you don’t smoke. “Well, whatever. It doesn’t matter.” It does matter. If you smoke, it will have negative consequences in terms of your health. If you don’t smoke, it will prevent that, hopefully.

И как раз-таки вот это отношение, что нам всё по фиг, как раз является выражением неправильного отношения. И одним из примеров этого может быть, что, например, нам совершенно неважно, мы говорим: «Да неважно, куришь ты или не куришь». На самом деле это как раз-таки важно, потому что если мы курим, то мы вредим своему здоровью, а если мы не курим, то мы предотвращаем этот вред.

Or believing that there’s no way we can improve ourselves and overcome our shortcomings,

Или мы можем верить в то, что нет никакого способа нам исправить собственные недостатки.

and so why even bother?

А зачем тогда вообще что-то делать?

That’s making a wrong discrimination, thinking that there’s nothing you can do to change your situation.

И это как раз пример неверного распознавания, то есть неправильное осознавание – это когда мы думаем, что невозможно ничего сделать, чтобы исправить данную ситуацию.

Right? There’s always something that we can do. Things aren’t static, fixed in concrete.

Мы всегда можем что-то сделать, потому что вещи по своей природе не статичны, не являются чем-то неделимым.

Or believing that there’s no point in trying to be kind to others or helping others, so we should just try to take advantage of everybody and get as much profit as we can,

Или, например, мы думаем, что нет никакого смысла быть добрыми по отношению к другим людям, что единственное, что важно – это просто повелевать, доминировать над другими людьми и просто заработать как можно больше денег.

and the wrong discrimination that that will bring happiness. It doesn’t bring happiness. It brings conflict, jealousy, worrying about other people stealing our stuff, and so on.

И мы неверно различаем, что это сделает нас счастливыми. Конечно же, это не сделает нас счастливыми, потому что мы будем бояться потерять своё имущество, мы будем бояться, что кто-то нас обокрадёт.

There’s so many different types of wrong discrimination. It can deal with suffering and its causes, for example.

И существует такое огромное количество неверных способов различения, когда мы, предположим, не можем различить страдания и что приводит к страданиям.

For instance, our child is doing badly in school or in work, or our child doesn’t want to see us – something’s going wrong with the child, whether it’s a small child or an adult child.

Например, что-то не так с нашим ребёнком. Предположим, он плохо учится в школе, или если у нас взрослые дети, то у них какие-то проблемы на работе, что-то идёт не так.

The wrong discrimination would be to think that “It’s all because of me. It’s my fault as the parent.”

И неверное различение в данном случае будет считать, что «всё это происходит из-за меня, всё потому, что я плохой родитель».

This is the wrong discrimination about causality. Things do not arise or happen because of just one cause.

И это неверное различение с точки зрения причинности, потому что ни одно явление не появляется в силу лишь одной причины.

Things happen because of a combination of many, many causes and conditions, not just one.

Всё появляется в силу огромного количества разнообразных причин, а не из-за одной какой-то главной причины.

We may have contributed, but we’re not the sole cause of the problem.

Мы, конечно, могли участвовать в этом, но мы определённо не являемся сутью самой проблемы.

And sometimes we are not even the cause – it’s totally mistaken. Like I’m thinking of the example of a quite disturbed individual: they went to a football game and their team lost, and the person believed the only reason their team lost was because they came to the football game, so they jinxed it: “It’s my fault that the team lost.” This is ridiculous. It’s an incorrect discrimination about causality.

И порой случается, что мы вообще не имеем никакого отношения к случившейся ситуации. И это напоминает мне как раз-таки одного человека, которого я знаю, который, приходя на футбол, когда проигрывает его команда, считает, что она проиграла именно из-за того, что он пришёл в этот день на стадион.

Правильное воззрение

So correct discriminating awareness is very, very important,

И поэтому правильное различающее осознавание чрезвычайно важно.

and for that we need to learn about reality, like the reality of causation – that so many causes and conditions affect what happens. Like the weather – so many things affect it; not just one thing or two things.

И для этого нам необходимо исследовать реальность, в особенности причинность. Мы, например, должны осознавать, что у каждого явления есть множество причин. Предположим, погода: у изменения погоды нет какой-то одной или двух причин, их множество.

So not to misconceive that “I am like God, and I have to just do one thing and it’s going to change everything with my child or change everything with my work situation.” It’s not how things work.

И нам важно воспринимать себя не как какое-то всемогущее божество, которое, совершив какое-то одно действие, может взять и полностью изменить своего ребёнка или полностью изменить своё состояние на работе. Всё происходит совершенно  не так.

So that’s right discriminating awareness. It requires common sense and intelligence.

И поэтому различающее осознавание требует интеллекта и здравого смысла.

And obviously we need to stay focused with concentration on our correct discrimination. And to be able to do that, you need the discipline. So these things fit together.

И конечно же, нам совершенно необходима концентрация на верном различающем осознавании. А для того чтобы сохранять концентрацию, нам совершенно необходима дисциплина. И тут мы видим, как все эти три тренировки работают вместе, одновременно.

Правильное намерение

The last one is a right motivating thought,

Итак, последний пункт восьмеричного пути – это верная мотивирующая мысль.

which is referring to a right intention.

По сути, это значит правильное намерение.

So having made a correct discrimination between what’s helpful and what’s harmful, what’s reality and what is not reality, that affects the way that we act and speak and just our attitude about things.

И когда мы различаем, что верно, что неверно, а что является правдой и неправдой, что причиняет вред или, наоборот, полезно для нас, мы тогда начинаем действовать тем или иным способом.

This is explained as wrong motivating thought (or wrong intention) and right motivating thought. So let’s see what these are.

И так описывается правильная мотивирующая мысль и неправильная мотивирующая мысль. Давайте рассмотрим их.

Чувственное желание

A wrong motivating thought would be involved with sensual desire, a longing desire and attachment for sense objects – whether that’s seeing pretty things, music, good food, nice clothes, this type of thing – as our motivating thought because we’ve made an incorrect discrimination that this is the most important thing.

Итак, неверной мотивирующей мыслью будет страстное желание и привязанность, к примеру, когда мы постоянно жаждем самой вкусной еды, хорошей одежды и прочего. В таком случае наше неверное распознающее осознавание говорит нам, мы приходим к выводу, что это является основным источником счастья.

Whereas if we’ve made a correct discrimination, we will have equanimity.

Если же у нас было правильное распознавание, тогда у нас будет присутствовать качество равности, равностности.

Equanimity here means a balanced mind free from attachment to sense objects.

И тут определением равностности будет сбалансированный ум, который не впадает в крайности, сбалансированный ум, который свободен от привязанности к чувственным объектам.

Okay, an example.

Например.

Incorrect discrimination would be that “It’s really, really important what we have for supper tonight and where we eat. This is really going to bring me happiness if we choose the right place and I choose the right thing on the menu.” And you’re worried about it, so you can’t even concentrate because you’re thinking “Where are we going to eat tonight?”

Пример неправильного распознавания – это когда мы считаем, что чрезвычайно важно то, где же мы сегодня сможем покушать. Нам очень важно, чтобы это было правильное место, правильный ресторан и чтобы мы выбрали самое правильное блюдо из меню. И мы настолько этим обеспокоены, что мы не сможем ни на чём больше сконцентрироваться.

Whereas if you’ve made the correct discrimination – “It really is not so important. There are many other things in life that are far more important than what we have for supper or what’s on the television tonight” – then you have a balanced mind. “It doesn’t matter. It’s not so important. We’ll find some place and just eat.” You have this equanimity, a balance.

Когда же мы понимаем, что то, что мы будем кушать сегодня, не является самой важной мыслью, на которой мы можем концентрироваться – сюда же относится «что сегодня будет по телевизору», – тогда у нас появляется качество равностности, некоего сбалансированного отношения.

Враждебность

Then the second wrong motivating thought or intention is malice – the wish to hurt somebody, to cause them harm.

Следующей неправильной мотивирующей мыслью будет злость, когда у нас появляется мотивация или намерение принести кому-то вред.

Like somebody makes a mistake – your child spilled the water or the tea on your computer, and you say, “Bad child. You’re bad.” So that’s a wrong discrimination to think in terms of good and bad: “You’re bad, and you should be punished.”

Например, когда наш ребёнок – опять же возвращаясь к этому примеру – пролил воду на наш ковёр или на наш компьютер, в таком случае, если у нас неправильная мотивирующая мысль, мы начинаем тыкать в него пальцем и говорить, что он плохой. Тут неверно то, что мы пытаемся мыслить в категориях абсолютно хорошего или плохого.

We have made the wrong discrimination that the two-year-old will act as responsibly as an adult, which is absurd. That is clearly a wrong discrimination.

И проблема здесь в том, что мы неверно распознали, думая, что двухлетний ребёнок может быть настолько же ответственен, как и взрослый человек, – и это было ошибкой.

The two-year-old is going to sit quietly during the whole train ride and behave like an adult? This is absurd.

Мы, например, предполагаем, что двухлетний ребёнок будет тихо сидеть во время поездки в поезде, словно взрослый человек, но это абсурд, такого не бывает.

But if we make that wrong discrimination, you’re really angry, and you might want to hit the child if the child is running up and down the aisle and making a lot of noise on the train.

Но если у нас есть неверное распознавание, тогда мы начинаем очень сильно злиться на ребёнка и мы хотим на него кричать, возможно, даже ударить за то, что он бегает по железнодорожному вагону.

Whereas if we make the correct discrimination, we will develop benevolence. That’s the wish to help others, to bring them happiness. So you make preparations. If you’re going to go on a long train ride with the child, you bring things to amuse the child – a coloring book or something.

Если же у нас правильное распознавание, в таком случае мы стараемся выработать желание помочь другим. И поэтому, к примеру, если мы собираемся на поездку в поезде, где будет присутствовать маленький ребёнок, то мы пытаемся взять с собой какие-то вещи, которые могут его заинтересовать или отвлечь, например какую-то книжку-раскраску или что-то подобное.

And this benevolence encompasses or includes strength, forgiveness, and love (the wish for the other to be happy). If they make a mistake and they make noise, don’t hold a grudge. You’re forgiving, and you have strength so that can you maintain this kind state of mind.

И это состояние включает в себя определённую устойчивость, возможность прощать и любовь. И в том случае, если кто-то сделал что-то не так, то мы можем спокойно простить его и сохранять это благое состояние ума.

Жестокость

And the third one, the third type of wrong motivating thought, is a mind that is filled with cruelty.

И третий тип неверной мотивирующей мысли – это ум, который наполнен жестокостью.

And there are various aspects here:

И тут есть несколько аспектов.

  • Hooliganism, being a hooligan – it’s a cruel lack of compassion with which we wish others to suffer and to be unhappy.

И первое, здесь речь идёт, например, когда мы ведём себя хулиганским образом. Что такое быть хулиганом? Это значит испытывать полное отсутствие всякого сострадания, у нас просто есть желание вредить другим.

We discriminate that the followers of this other football team are just horrible, horrible people, and we can act like a hooligan and get into fights with them and hurt them because they like this other team. I mean, what a silly discrimination.

Например, если мы считаем, что фанаты другой футбольной команды по своей сути являются ужасными людьми и мы можем позволить себе вести с ними хулиганским образом, – то есть как раз-таки пример хулиганского поведения. И естественно, это очень глупое разделение.

  • The second variant of this is self-hatred. It’s a cruel lack of self-love with which we don’t want ourselves to be happy, so we sabotage our happiness and hurt ourselves.

И следующий пункт – это очень жестокое отношение к себе. Оно происходит, когда мы не желаем себе счастья, мы себя не любим и из-за этого мы начинаем причинять себе вред.

So we discriminate incorrectly that “I’m no good. I’m a bad person. I don’t deserve to be happy,”

Мы считаем, что мы по своей сути плохие люди и мы не заслуживаем счастья.

and we, in a sense, punish ourselves by getting into unhealthy relationships, having unhealthy habits. People who overeat and then become obese – usually they’re filled with self-hatred.

И мы начинаем наказывать себя за то, что мы недостаточно хороши в наших глазах. И этим наказанием может служить, например, что мы начинаем какие-то заведомо болезненные отношения с другими людьми. Или же, например, мы начинаем объедаться, что приводит к ожирению: очень часто как раз-таки причиной ожирения является очень сильная ненависть к самому себе.

They have this very negative attitude toward themselves. And even though they might want to find a partner, they sabotage it by just eating more and more and more so they become more and more unattractive, and they never get a partner when they weigh two hundred or three hundred kilos.

И даже если, например, такой человек очень хочет завести какие-то отношения с противоположным полом, из-за того что он настолько себя ненавидит, он начинает есть всё больше, и больше, и больше, чтобы растолстеть ещё больше и полностью исключить всякую возможность когда-нибудь начать некие отношения. Всё это происходит до тех пор, пока он не станет весить двести или даже триста килограмм.

  • And then the last one is taking perverse pleasure. It’s cruelly rejoicing when seeing or hearing of others’ suffering.

И следующее – это извращенное удовольствие. Это когда мы получаем удовольствие от страданий других.

You discriminate that “This politician is bad. They’re a terrible person,” and then they lose the election, and we rejoice: “Ah, great. They lost.”

Например, нам не нравится какой-то политик, мы считаем, что он отвратителен, и когда он проигрывает на выборах, то мы радуемся и думаем: «А, отличная новость».

Or again something bad happens to somebody that we don’t like, and “Ah, they deserved that.”

Или что-то плохое случается с тем, кто нам не нравится, и мы радуемся и говорим: «А, он это заслужил».

So again we’re discriminating incorrectly that certain people are bad, deserve to be punished and have things go badly, and that other people, particularly ourselves, should have everything go well.

И мы, таким образом, неверно считаем, что другие люди плохие, они заслуживают наказания, тогда как другие люди – особенно, конечно, это касается и нас самих, то мы замечательные и у нас должно быть всё хорошо.

So the right motivating thought based on correct discrimination would be a nonviolent attitude, noncruel attitude.

И правильное различение и правильная мотивирующая мысль будет не жестокое отношение.

It’s not merely the lack of anger

Это не просто отсутствие гнева,

but it’s the imperturbability. You don’t get disturbed. It’s the state of mind in which you don’t wish to cause harm to others who are suffering or to irritate or annoy them.

но это также и не обеспокоенное состояние, когда вы не хотите беспокоить или каким-то образом вредить другим людям.

We make a correct discrimination: “As a human being, he wants to be happy, doesn’t want to be unhappy. He has the same right to be happy and not to be unhappy as I do.” So based on that correct discrimination, we don’t want to cause them harm. We aren’t happy when things go badly with them. We don’t want to irritate and annoy them.

Если у нас присутствует верное распознавание, то мы постоянно памятуем о том, что перед нами живые люди, которые хотят быть счастливы и не хотят быть несчастливы. У нас отсутствует всякое желание радоваться их проблемам.

And it has, in addition, compassion – the wish for them to be free of their suffering and its causes – because we see that everybody is suffering, nobody wants to suffer, and nobody deserves to suffer. When people make mistakes, it’s because they’re confused – they are mistaken – it’s not because they’re bad.

И также здесь, конечно же, присутствует сострадание, то есть это нежелание, чтобы другие люди или существа страдали. Мы осознаём, что люди совершают какие-то действия или у них возникают проблемы не потому, что они плохие по сути, а потому, что они запутаны и над ними властвует неведение.

So with right discrimination and right motivating thought, the intention that comes from that, that naturally leads us to right speech, right action, right activity.

Объединяем восемь факторов

So these things fit together, these eight factors or the eightfold path:

И в случае, если у нас присутствует верное распознавание и верная мотивирующая мысль, это ведёт также к верной речи, к верному поведению и верной разнообразной активности. И тогда мы можем увидеть, как весь этот восьмеричный путь, все звенья этого пути гармонично содействуют друг с другом.

  • The right view and motivating thought provide the proper foundation for practice, and then we practice right speech, right action, right livelihood.

И в таком случае правильный взгляд и правильная мотивирующая мысль являются основой для верной речи, верного поведения и верного способа заработка на жизнь.

We discriminate what is correct in terms of the effect of our behavior and the situation of others, and so on. Our intention is to help them, not harm them, and therefore we have the discipline to not speak or act toward them or try to do business with them in a way that’s going to be destructive or harmful. That makes sense. It fits together.

И мы тогда различаем, что является верным, что является неверным, что принесёт пользу, а что принесёт вред. И в случае если мы, предположим, занимаемся каким-то общим бизнесом, у нас деловые отношения, то мы знаем, как верно себя вести, чтобы принести пользу.

  • And on that best basis, we will try to make effort to improve ourselves, to develop more good qualities, and not be distracted by weird ideas about our body and feelings and things like that.

И на основе этого мы решаем развивать свои положительные качества, не отвлекаясь на всякие глупости и неверное отношение к собственному телу, к собственным чувствам и так далее.

And then use concentration to stay focused on something that’s beneficial or working to develop better qualities, use that concentration with correct discriminating awareness, and then the intention that follows from that.
So it’s all interconnected.

И мы используем верную концентрацию для того, чтобы избавляться от негативных качеств, развивать положительные качества.

Translator: Sorry. After beneficial qualities, I lost it.
Alex: When you stay focused and concentrated on your efforts to develop better qualities, then of course you can apply that in correct discriminating awareness. You see more deeply what is beneficial, what’s harmful, and then your intention to implement that becomes even stronger.

И таким образом, если мы правильно развиваем наши положительные качества, таким образом усиливается наше распознавание и мы знаем, каким образом это применять в жизни. И это приводит к тому, что ещё лучше усиливается [намерение применять] эти положительные качества.

So although one can present these three trainings and the eightfold path as a sequence – and they can be presented in several different sequences – the ultimate aim is to be able to put them all into practice together as an integrated whole.

И хотя можно взглянуть на эти три высшие тренировки, о которых мы говорили, в виде некой последовательности, конечная цель – это научиться использовать их три одновременно.

Вопросы и ответы

So we have a few more minutes left for any final questions.

Итак, у нас осталось несколько минут для последних вопросов.

Участник: Вы сказали, что одно из заблуждений – то, что мы заблуждаемся и считаем, что мы не можем ничего изменить.

Participant: You mentioned that one of the false views is that we consider that we’re unable to change something.
Alex: Unable to change ourselves.

Алекс: Изменить себя.

Участник: Но один из моментов – Будда сказал, что всё взаимосвязано. Ведь получается, что есть какая-то большая система вещей, которые между собой взаимосвязаны и фактически мы не можем отследить, что как взаимосвязано. Но поскольку оно является взаимосвязанным, то оно не может из одного состояния переместиться в другое состояние, которое не связано с предыдущим состоянием.

Participant: Buddha said that everything is interdependent. There are a whole lot of different things that are interdependent, and we are unable to understand all of this system, and it is impossible for one state to appear without a connection with the previous state.

И в этой ситуации предполагается, что даже моё состояние личное зависит от моего предыдущего состояния и моё будущее состояние зависит от моего теперешнего состояния. Но при этом у меня, как бы получается, что нет свободы воли и свободы выбора. То есть получается, вопрос в том, действительно ли всё предопределено или буддизм может как-то логически выйти вот из этого замкнутого круга, когда всё взаимосвязано?

So we can conclude that our current state is dependent on our past state, our previous state, and it also would be a cause for our future state. So then a question appears: Is there any place in all this mechanism for free will? And can Buddhism afford any way of dealing with the situation of getting out of this mechanism?
Alex: Well, there are many, many factors that are involved here. If you think of free will, free will implies that you can do anything without any cause. That’s impossible.

Алекс: Здесь, конечно, есть множество факторов, о которых можно сказать. Предположим, если мы говорим о свободе воли, то это предполагает, что мы можем делать всё что угодно, без [причин]. Это, конечно, невозможно.

Everything arises from causes and conditions, that’s true,

Всё возникает в силу причин и условий, это правда.

but that doesn’t mean we can’t put in effort (so-called will power) to actually do something.

Но это не значит, что мы не можем применить некоторые усилия, некоторые усилия воли, для того чтобы изменить ситуацию.

If we do put in effort, of course that’s for a cause. I mean, there are causes for that and conditions for that, but one shouldn’t go to this extreme. There are two extremes:
  • You can do absolutely anything without any cause for it;

  • or that there’s nothing that you can do, because everything is already determined beforehand.

It’s not like that.

И конечно же, для того чтобы применить некое усилие воли, для этого тоже необходимы причины и условия, но мы можем впасть в две крайности. Одна крайность – которая говорит о том, что мы можем делать всё что угодно без [причин], а другая крайность – которая говорит, что мы можем ничего не делать и всё уже заранее предопределено.

We have to see that in terms of putting effort into things and making choices, etc., it’s not like: Here’s a me separate from all choices; and here are all the choices, like on a menu, and I’m going to choose what to do. That dualistic way of looking at this is false. I mean, that’s not the way that things exist.

И когда мы принимаем какие-то решения или делаем определённые выборы, очень важно, чтобы мы избегали двойственного восприятия – что есть некие мы, полностью отделённые от всего остального; и есть некий список выборов, словно в меню; и мы выбираем из этого меню, какой сделать выбор, полностью независимый от всей этой ситуации. Подобный взгляд является ошибочным.

One just does things – you just do it –

Мы просто делаем нечто

with effort.

с некоторым усилием.

And there can be inspiration from the spiritual teachers, from the teachings, from the Buddhas, etc., that can help us.

И у нас может быть вдохновение от нашего духовного учителя, нашего духовного друга или Будды, которое ведёт нас, помогает нам.

And if they help us and we’re inspired, that’s also because of causes.

И если они вдохновляют и помогают нам, то это тоже происходит в силу определённых причин.

So the problem here in this issue is thinking of these two categories of free will or determinism. That’s a false discrimination. It’s based on the fact of thinking of a truly existent me that can choose things freely from a menu or that is stuck in a position that is static and can never change. That whole way of trying to analyze in these two categories is false because neither of those two categories exist.

И проблема состоит в самом разделении на вот эти две крайности. Одна крайность говорит о том, что мы можем делать абсолютно всё что угодно и у нас есть это меню, а другая крайность говорит о том, что всё предопределено. И дело в том, что само по себе это разделение предполагает наличие некого третьего, то есть истинно существующего «я», и поэтому это разделение само по себе неверно.

But your question is a very profound question and not something that can be answered very simply or where you can be given a simple answer and “Oh yeah, yeah. I get it.” It’s something that really requires very deep reflection on, and understanding of, causality, the so-called voidness of cause and effect – how cause and effect actually works.

Но вы задали очень глубокий вопрос, и на него невозможно просто ответить «да», или «нет», или просто какой-то отговоркой: для него необходимо углубиться в непростые темы, такие как тема причины и следствия и особенно пустотности.

And the key to it is to not look at causality in a dualistic way,

И основной ключ, ключевое понимание – это [не смотреть на причинность c точки зрения этой двойственности].

that there is a me separate from the whole process that either can choose or is forced to do something by something else.

И ключевое понимание состоит в том, чтобы не относится двойственно к причинно-следственной связи, думая, что есть некий «я», который может просто выбирать нечто, или некий «я», который может просто пуститься по течению, потому что всё предопределено.

Like I’m just a pawn, a chess piece, and I’m being manipulated by deterministic things that are external to me. That again is very dualistic, and that’s the problem here in this issue, dualism.

И у нас не должно возникать ощущение, что как будто мы являемся некой пешкой, которой кто-то манипулирует, то есть всё предопределено.

So, anything else?

Есть ли ещё какие-то вопросы?

Last question.

Участник: Вот говорится, что нужно относиться сострадательно в первую очередь к себе, чтобы выработать потом сострадание к другим живым существам. Это означает в том числе, что нужно есть немного, но и не мало, спать достаточно, достаточно двигаться. А в тоже время люди, достигшие высот, проведя время в ретритах продолжительных, где они сидели без движения, у них затекало всё тело, крайне мало ели, крайне мало спали. Где тут связь?

Participant: You mentioned that you have to be compassionate not only to others but also to youself – and also in terms of proper diet, proper amount of sleep, and proper amount of exercise. But we read about these highly realized practitioners sitting in retreats, they had stiff bodies while they were sitting for long hours, and they weren’t eating properly and didn’t have enough sleep. So where is the connection between these two?

И собственно ученики сейчас, те, кто идут по пути, пытаются тоже делать то же самое.

So some of the students are trying to make the same things as they did.
Alex: Well, this is a big, big mistake.

Алекс: Это огромная ошибка.

This is referred to as a fox trying to jump where a lion jumps.

Это называют ситуацией, в которой лиса пытается прыгнуть в том же направлении, куда прыгает лев.

To think that we are on the same level as Milarepa or any of these great masters is complete arrogance, isn’t it? We’re not at that level.

Думать, что мы находимся на том же уровне развития, что и великие мастера, такие как Миларепа, это, конечно же, проявление гордыни. Ведь мы не находимся на этом уровне, не так ли?

So to try to imitate what they do now –  it would just damage ourselves.

И попытка имитировать то, что они делали тогда, – просто мы наносим таким образом себе вред.

If we want to achieve the state that they’ve achieved, well, realistically, step by step, train to get to that level.

И если мы действительно хотим достичь таких же высот, как и они, нам необходимо двигаться шаг за шагом, постепенно.

When you reach a very highly developed level of concentration, you attain what’s known as a physical and mental state of fitness and pliancy. So you’re not stiff. The body is not stiff.

И когда мы развиваем невероятный уровень концентрации, он описывается в традиционных текстах как чувство невероятной бодрости тела и ума. И тогда наше тело остаётся постоянно гибким, оно не становится жёстким в ходе постоянного сидения.

And they have control over the energies and so on of their bodies, so they don’t require sleep. It’s not damaging for them to get very little sleep. And they’re able to eat very, very little and get a tremendous amount of energy. So it’s not that they are suffering and neglecting themselves. As a part of the attainment of these very high states, they have these abilities. But we’re not at that level.

И в силу этой же развитой концентрации они могут прекрасно управлять тонкими энергиями тела. И тогда им совершенно нет необходимости спать столько же, сколько нам, или есть такое же количество еды. Они прекрасно себя чувствуют, когда практически не спят и едят очень, очень мало. Но мы должны реалистично относится к себе: мы не находимся на этом уровне.

And what these great masters show to others is often a show so that people can relate to them better. I’ll use an example of my own teacher.

И по сути, то, как подобные мастера себя ведут, часто это некоторое шоу, которое они показывают людям, чтобы те могли правильно к ним относиться.

Serkong Rinpoche, the old one, was quite old and very much overweight, as many of them are.

Предыдущий Серконг Ринпоче был достаточно стар и у него был лишний вес, как, в общем-то, и у большинства лам.

I was with him for nine years, almost every day, and would need to help him when he got up and so on.

И я проводил с ним [почти каждый день на протяжении девять лет], и ему была необходима помощь для того, чтобы подняться.

But once I was at this type of ritual in which the monks, all get together and they read the scriptures and everybody reads a different portion out loud (and these are with loose-leaf pages; they’re not bound together). So His Holiness the Dalai Lama’s sitting here, Serkong Rinpoche is sitting next to him, and I’m sitting behind.

Но однажды я присутствовал на ритуале, в котором много монахов читают различные молитвы, и там были такие очень толстые тексты. И сидел Его Святейшество Далай-лама, рядом с ним сидел Серконг Ринпоче, и после них сидел я.

And His Holiness is reading, and the wind blows, and a page of what he was reading falls on the floor. And Serkong Rinpoche – who I always had to give my hand to and help him get up – jumps up like he’s twenty years old, jumps up and gets the piece of paper and hands it to the Dalai Lama. So obviously it was just a show that he needs help in getting up. He’s obviously capable of getting up by himself.

И вот, когда Его Святейшество читал текст, подул ветер и верхнюю страницу сдуло. И тут Серконг Ринпоче, которому нужно было постоянно помогать встать с места, спрыгнул, словно двадцатилетний, подпрыгнул, побежал, схватил на лету этот лист и положил его обратно. И стало совершенно очевидно, что эта помощь, в которой он якобы нуждался, была по сути всего лишь шоу.

He always slept in a room by himself. But once when I was traveling with him, the arrangements were such that there wasn’t a separate room for the Tibetan attendant who was with him, and so he had to share a room with Rinpoche.

Ринпоче постоянно жил сам по себе, один в комнате, но однажды, когда в ходе очередной поездки не было возможности поселить отдельно его секретаря, его помощника и Ринпоче, они оказались в одной комнате.

Rinpoche would go to sleep just before everybody else went to sleep, and then when everybody was asleep, he’d get up – the attendant saw that he’d get up – and he would be doing meditation, and he’d be doing these exercises from the six yogas of Naropa (which you can’t imagine that an old, fat man could do). And then just before everybody would get up in the morning, he would lie down and pretend that he had slept the whole night. So you have this sort of thing. They give the impression to others that they are regular people, but they hide all their qualities.

Серконг Ринпоче лёг спать в тот день, Серконг Ринпоче лёг спать раньше всех остальных. И когда все остальные спали, он вдруг проснулся, начал выполнять продвинутые медитации, в том числе шесть йог Наропы. И совершенно невозможно представить, как старый человек с избыточным весом может выполнять эти упражнения. Но перед тем как все остальные должны были проснуться, он лёг спать и претворился, что он дальше спит. И совершенно ясно, что великие мастера таким образом скрывают свои благие качества и они показывают то, что будет полезно для учеников.

This is the way that the great lamas are, at least some of them.

И это то, каким образом ведут себя некоторые великие ламы, во всяком случае, некоторые.

So very inspiring. And we can develop ourselves to this stage through the three trainings and the eightfold path.

И это, конечно, очень вдохновляет нас. И мы сами можем добиться такого же уровня, если мы будем тренироваться в контексте этих трёх тренировок и восьмеричного пути.

That’s the start. It can be done on the level of just helping us to improve this lifetime. Or it can be done on a deeper level to help us to attain better future lives, liberation from uncontrollably recurring rebirth and suffering, and enlightenment, the ability to be of best help to everyone.

И мы можем применять это на уровне первоначальном, то есть заботясь о нашей текущей жизни; или же на более продвинутом уровне, когда мы пытаемся достичь лучшего перерождения в будущем, освобождения от сансары; или же мы хотим достичь просветления, чтобы лучше помогать другим существам.

So that brings our course to the end.

Итак, на этом наш семинар заканчивается.

Thank you very much, and I hope that this will be of some benefit.