Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Главная > Знакомство с буддизмом > Введение в буддизм > Три тренировки и восьмеричный путь в повседневной жизни > Занятие первое: Три тренировки в контексте буддийской науки и философии, правильная речь

Три тренировки и восьмеричный путь в повседневной жизни

Александр Берзин
Киев, Украина, июнь 2013 г.
русский перевод: Юрий Милютин

Занятие первое: Три тренировки в контексте буддийской науки и философии, правильная речь

Александр Берзин
Киев, Украина, июнь 2013 г.
русский перевод: Юрий Милютин

расшифровка аудио
Слушать аудиоверсию этой страницы (1:38)

Введение

Буддийская наука, философия и религия

When His Holiness the Dalai Lama speaks to a general audience, he makes a certain division that is very helpful, I believe.

Когда Его Святейшество Далай-лама даёт открытые учения, он разделяет буддизм определённым образом. Я нахожу это очень полезным.

He speaks of three divisions: Buddhist science, Buddhist philosophy, and Buddhist religion.

Он говорит о буддийской науке, буддийской философии и буддийской религии.

When we talk about Buddhist science, we’re talking about the science of emotions, how the mind works, what he calls mental and emotional hygiene.

Когда мы говорим о буддийской науке, то мы изучаем работу эмоций, механизмы работы ума и то, что Его Святейшество называет гигиеной ума.

Buddhism has a very detailed analysis of all the various emotional states and how they work, how they go together, etc.

В буддизме очень детально представлен очень детальный анализ эмоций, того, как они работают, как они взаимодействуют друг с другом.

Then there’s also:
  • Cognitive science in terms of how our perception works,

Также существует наука познания, которая исследует, как работает наше восприятие,

the nature of consciousness itself (what is it?),

исследует природу сознания, что такое сознание,

the various types of trainings to help us to develop concentration.

есть различные техники, которые позволяют нам развить концентрацию.

  • Quite a detailed analysis of cosmogony – how the universe starts, how it endures and ends.

Существует достаточно развёрнутое описание космологии – того, как появлялась вселенная и как она развивалась.

  • A detailed analysis of matter and energy, subatomic particles, etc.

Также существует достаточно ясный анализ материи, энергии, атомов и их взаимодействия субатомного уровня.

  • Medicine and how the energies in the body work.
All of this is in the sphere of Buddhist science.

А также существует раздел медицины – того, каким образом взаимодействуют разные энергии в нашем теле. И все эти подразделения являются частью буддийской науки.

This is something that anybody can learn from, anybody can profit from or benefit from, and the Dalai Lama holds many discussions with scientists about this.

И эти знания могут быть полезны любому человеку, и Его Святейшество очень часто проводит встречи с учёными.

Then there’s Buddhist philosophy, the second division, and this includes things like:
  • Ethics.

А второе подразделение – это буддийская философия, и в основном там идёт речь об этике.

So the discussion of basic human values that are not necessarily related to any religion. Anybody can benefit from these types of basic human values like kindness, generosity, etc.

И там обсуждаются основные человеческие ценности вне зависимости от нашего религиозного видения или нашего религиозного мировоззрения. Говорится о том, какую пользу могут принести благие эмоции, такие как, например, доброта или щедрость и многие другие.

  • And there’s a very detailed presentation of logic

Существует очень ясное, детальное описание логики.

and metaphysics. That has to do with set theory, universals, particulars, qualities, characteristics, how they work together and how we know them,

Также существует подразделение метафизики, где речь идёт о [теории множеств, общих, частных, качествах, характеристиках, как они взаимодействуют и как мы их познаём].

this type of thing.
  • A detailed analysis of causality, cause and effect,

Ясное и детальное описание закона причинно-следственной связи

and the basic understanding of reality and how our projections distort reality.

и нашего основного способа воспринимать реальность – того, как наши проекции искажают реальность.

So that whole sphere of Buddhist philosophy is something that is not necessarily limited to Buddhists. This is again something that everybody can benefit from.

И эти разделы необязательно относятся только к буддизму: они могут принести пользу любому человеку.

And then the third division is Buddhist religion.

И третье подразделение – это религия.

This is the actual sphere of Buddhist practice,

И это область именно буддийской практики:

having to do with things like karma and rebirth,

там мы имеем дело с такими темами, как карма или перерождение,

ritual practices (like mantra recitation, visualization, etc.).

различные ритуалы, практики мантр, визуализации и тому подобное.

So that’s the actual sphere of Buddhist religion and what is specific for people who follow the Buddhist path.

И это относится непосредственно к буддийской религии и полезно для тех людей, которые движутся по буддийскому пути.

If we think in terms of this threefold division – Buddhist science, philosophy, and religion – we can examine how our topic, these three trainings, fit into that context.

И если мы рассматриваем буддизм в этих трёх подразделах, то есть буддизм как наука, как философия и как религия, нам нужно выяснить, каким образом наша сегодняшняя тема относится, как мы можем её рассматривать в этом разрезе.

Три тренировки

So what are these three trainings?

Что это за три тренировки?

The first one is in ethical self-discipline (tshul-khrims).

Первая – это этическая самодисциплина.

This means refraining from destructive behavior –

И тут имеется в виду умение воздерживаться от разрушительного поведения.

so the discipline to actually get us to do that, to stop acting in destructive ways (basically self-destructive ways) –

И дисциплина необходима для того, чтобы мы прекратили, у нас были силы для того, чтобы не действовать подобным разрушительным, скорее даже, саморазрушительным способом;

engaging in constructive behavior,

и чтобы вовлекаться в созидательное поведение;

and having the discipline to help others.

также это дисциплина помогать другим.

This is the first training, discipline,

И это первая тренировка, тренировка в дисциплине.

but it’s ethical discipline and ethical self-discipline. It’s not that we are trying to discipline others. It’s not like we’re training our dog.

И тут речь идёт о дисциплине, а конкретно об этической дисциплине, то есть не имеется в виду, что мы пытаемся дисциплинировать кого-то другого, например натренировать собаку.

The second training is in concentration (ting-nge-’dzin),

Вторая тренировка – это тренировка в концентрации.

and this is to get our mind focused

И это необходимо для того, чтобы наш ум мог сконцентрироваться,

so that we don’t constantly have mental wandering with all sorts of extraneous thoughts.

для того чтобы избежать постоянного блуждания ума и посторонних мыслей,

And so our mind is not dull; it’s sharp and focused.

и у нас отсутствует это притуплённое состояние, ум постоянно ясен и остёр.

Also what’s necessary for concentration is that we have emotional stability as well so that we’re not upset emotionally by anger or attachment or jealousy or anything like that.

И для концентрации также совершенно необходимо спокойное состояние ума. Это значит, что наш ум не расстроен негативными эмоциями, такими как гнев, привязанность или, например, зависть.

So we need mental stability and emotional stability.

Нам нужна определённая умственная стабильность и эмоциональная стабильность.

Then the third training is in discriminating awareness (shes-rab).

И третья тренировка – это различающее осознавание.

Discriminating awareness – we need to understand what that’s talking about. It sounds like a technical term, doesn’t it?

И для того чтобы понять, что такое различающее осознавание, нам нужно понимать, о чём идёт речь, потому что может показаться, что это какой-то технический термин.

But it’s the ability to discriminate or differentiate between what is to be accepted and adopted and what’s to be rejected.

Но тут идёт речь о том, что мы умеем различать, какому, например, поведению, или что мы можем применять, чему можем следовать и от чего следует отказаться.

It’s like for instance when you go shopping and there’s a whole section of vegetables that you’re buying. You discriminate: “Well, this one doesn’t look very good. That one looks very good.” So you discriminate between them – what’s to be accepted, what’s to be rejected.

Например, когда вы идёте в продуктовый магазин и вы выбираете овощи, вы начинаете различать, какие из них хорошего качества, какие не очень, и вы как раз-таки пользуетесь этим различением.

But that discriminating awareness can be on a much more profound level than just shopping for vegetables.

Но, конечно, различающее осознавание мы можем применить на более глубоком уровне, чем просто выбирать овощи в магазине.

We have this discriminating awareness:
  • In terms of our behavior – what is appropriate behavior, what’s inappropriate behavior –

Мы можем использовать различающую мудрость в отношении своего поведения: что является достойным, или уместным, поведением и неуместным поведением,

depending on what the circumstances are, the people that we’re with, etc.

основываясь на том, в каких условиях, в каких обстоятельствах мы находимся и какие люди вокруг нас.

  • And, much deeper, to discriminate between reality and what are our projections of fantasy.

И гораздо более глубокий уровень – это различение между тем, что является реальным, а что является всего лишь нашей собственной проекцией.

So these are our three trainings in ethical self-discipline, concentration, and discriminating awareness.

Итак, это три тренировки: в этической самодисциплине, в концентрации и в различающем осознавании.

Now, these three can be presented simply in terms of Buddhist science and philosophy, which then can be applicable and appropriate for anybody,

Мы можем представить эти три тренировки с точки зрения буддийской науки, которая будет доступна совершенно любому человеку,

or they can be presented in terms of both that and Buddhist religion.

или же мы можем представить эти три тренировки в контексте буддийской науки, философии, а также буддийской религии.

That corresponds to a division scheme that I myself like to use between what’s called Dharma-lite and the “Real Thing” Dharma (like Coca-Cola Light/Lite and the Real Thing Coca-Cola).

И это имеет отношение к разделению, которое мне очень нравится, на облегчённую версию буддизма, Дхармы и настоящую версию Дхармы – мы можем вспомнить разницу между кока-колой лайт, без сахара, и настоящей кока-колой.

Dharma-lite is practicing the methods from Buddhist science and philosophy just for the sake of improving this lifetime,

И дхарма-лайт, то есть облегчённый вариант учения – мы используем буддийскую науку для того, чтобы улучшить нашу теперешнюю жизнь.

and the “Real Thing” Dharma is adopting these three for the sake of the three Buddhist goals – a better rebirth, liberation from rebirth, and enlightenment.

А настоящая серьёзная Дхарма – когда мы используем эти три тренировки для трёх высших целей, которые я напомню: это лучшее перерождение в будущем, освобождение из сансары или просветление.

When we speak of Dharma-lite, I usually speak of that in terms of a preparation for the “Real Thing” Dharma, sort of the preliminary step. You need to recognize “I need to work on just improving my ordinary life” in order to then think of further spiritual goals.

И когда я постоянно говорю, что Дхарму-лайт, то есть облегчённую версию буддийского учения, мы можем использовать как подготовительный этап. Мы вначале пробуем разобраться с проблемами в текущей жизни, а потом уже намереваемся разбираться с настоящей Дхармой.

But if we think just in terms of Buddhist science and philosophy, it doesn’t have to be a preliminary to Buddhist religion; it can be for absolutely anybody.

Но если мы говорим о буддийской науке и буддийской философии, тут не идёт речь о том, что это будет необходимым подготовительным этапом к буддийской религии: это может быть полезно совершенно для любого человека.

So that’s the level at which I’d like to discuss the topic in just general, basic guidelines and advice of how we can use these three trainings to improve our life, whether we think in terms of a preliminary to a Buddhist path or we think of it just in general, for anybody.

И я бы хотел как раз рассмотреть эти тренировки с этой точки зрения, когда они могут быть полезны и доступны любому человеку – не только тому, кто следует буддийской религии.

Четыре благородные истины

Now, in the sphere of Buddhist philosophy (I suppose we would call this), we have a general presentation of the way in which Buddhist thinking works.

И в буддизме существует определённый традиционный способ показать, каким образом работает эта буддийская практика.

It’s usually called the four noble truths, but you can think of it just in terms of four facts of life:

И речь идёт о четырёх благородных истинах или, проще говоря, о четырёх фактах касательно нашей жизни:

1. Looking at suffering and problems that we all face. That’s the first.

Вначале мы рассматриваем те проблемы и сложности, с которыми мы сталкиваемся по жизни – это первое, первый факт.

So that’s a fact. Everybody faces problems. Life is difficult.

И это факт: у нас у всех бывают проблемы, жизнь вообще не простая, а сложная штука.

The second fact is that these problems come from causes.

И второй факт в том, что у этих проблем есть причины.

  1. The third fact is that there is such a thing as a stopping, a getting rid of the problems.

Третий факт состоит в том, что мы можем остановить и избавиться от этих проблем.

It’s not that we are condemned to always experience them and we have to just shut up and accept it.

И речь идёт не о том, что мы проклятые и должны вечно испытывать эти проблемы, надо просто заткнуться и принять это.

  1. And the fourth fact is that the way we get rid of the problems is to get rid of the causes of the problems,

И четвёртый факт состоит в том, что для того, чтобы избавиться от этих проблем, нам необходимо избавиться от причин этих проблем.

and that is by means of following some sort of… it’s usually called a path, but it’s referring to a way of understanding, a way of acting, a way of speaking, and so on.

И речь идёт о том, что мы пробуем следовать по определённому пути, по определённому пути действия, по определённому пути мышления и, например, разговора, то есть речи.

So if our faulty way of acting and speaking, communicating, and thinking is causing our problems, we have to change that.

Если некий неправильный образ поведения, речи или размышления приводит к проблемам, нам необходимо от него отказаться.

These three trainings, then, are part of what we need to do to get rid of the causes of our problems.

И эти три тренировки как раз говорят о том, что нам необходимо сделать, чтобы избавиться от причин наших проблем.

So this is a very helpful way of understanding these three because it indicates why we would train in them.

Это прекрасно отражает смысл этих тренировок, показывает нам, зачем нам вообще этим заниматься.

If we’re having difficulties in life, then we see:
  • Well, is there a problem in my ethical discipline with how I act?
  • Is there a problem in my concentration – I’m just all over the place, an emotional mess?
  • Is there a problem especially in my way of differentiating between realty and my crazy projections?

Если мы сталкиваемся с какими-то проблемами в жизни, мы просто начинаем задаваться вопросом:

  • может быть, моё этическое поведение не такое уж этическое;
  • возможно, у меня проблемы с концентрацией;
  • или, возможно, я плохо различаю, что является реальностью, а что является всего лишь моей собственной проекцией?
And this can apply to just our ordinary life in this lifetime, or it can be in terms of the problems that we might encounter in future lives, with rebirth in general, with our limitations in helping others (so the more spiritual goals).

И мы можем думать в контексте нашей текущей жизни и можем думать с более духовной точки зрения, размышляя о тех последствиях, к которым приведёт наше поведение в будущих жизнях, и насколько мы будем способны помогать другим.

But I think that on a beginning level, we need to really consider these trainings just in terms of our everyday life: How can they help us?

Но, я думаю, вначале необходимо рассматривать эти тренировки в контексте нашей текущей жизни, размышляя над тем, как они нам могут помочь.

What are we doing that’s causing our problems? And what can we do to alleviate that – what changes can we make? Okay.

Что приводит к появлению наших проблем, что является их причиной? И что сможет избавить нас от этих причин проблем?

Причина страданий

In general, from a Buddhist point of view – Buddhist philosophy again – we would say that the cause of suffering is our unawareness. So we’re unaware. We just don’t know two things, or we’re confused about two things.

Обычно мы говорим, что основной причиной наших проблем является неосознавание двух качеств, двух вещей.

The first thing that we are unaware of is basically cause and effect, cause and effect in terms of our behavior.

И первое, что мы не осознаём, – это закон причин и следствий относительно нашего собственного поведения.

This is saying that if we have disturbing emotions – we’re under the influence of anger or greed or attachment, pride, jealousy, etc. –

К примеру, если у нас есть беспокоящие эмоции, например привязанность, гнев, зависть и так далее,

then we act destructively.

значит, мы действуем разрушительно.

We yell at people because we are angry, we do things that hurt them,

Мы кричим на людей, делаем им больно

or we cling onto them, and this causes problems.

или мы зацепляемся за них, и это приводит к разнообразным проблемам.

And all of this, as a result, brings us unhappiness, doesn’t it?

И всё это в результате делает нас несчастными, не так ли?

So this is the first problem. The problem is unhappiness. And where does our unhappiness come from? It comes from acting destructively because of these disturbing emotions – speaking, acting, or behaving in a way that is completely stupid.

И это первая проблема. Мы чувствуем себя несчастными, и происходит это из-за того, что мы действуем, ведомые разрушительными эмоциями, такими как гнев, привязанность или зависть. И мы начинаем действовать без этого осознавания с помощью речи, тела и ума.

Right? It’s self-destructive, basically.

И в основном это саморазрушительно.

It’s very helpful to look at the definition of a disturbing emotion.

И очень полезно рассмотреть определение беспокоящей эмоции.

It’s a state of mind which, when it arises, we lose our peace of mind and we lose self-control.

И определение состоит в том, что это состояние, которое, когда оно появляется, то мы теряем покой ума и теряем самообладание.

We yell at somebody out of anger, and it may upset them or it may not upset them (they may not hear what we say; they may just laugh and think we’re stupid).

Мы можем в гневе накричать на кого-то, но это вовсе не значит, что человек расстроится: это может его расстроить, может не расстроить, он может просто нас не услышать, а может посмеяться над нами, подумать, что мы дурак.

But we have no peace of mind – we’re really emotionally upset (our energy is upset) – and that lasts after we stop yelling,

Мы теряем покой ума, и даже после того, как мы прекратили кричать на кого-то, мы всё равно чувствуем, что это обеспокоенное состояние продолжается.

and that’s an unpleasant experience.

Это совершенно неприятный опыт.

And we lose self-control because we say things that later we might regret.

И мы теряем самообладание, самоконтроль, и мы совершаем те действия, о которых в будущем можем пожалеть.

So we act in that way because:
  • We really don’t understand cause and effect. If we act in this type of way under the influence of these types of disturbing emotions, it’s going to make us unhappy.

И мы поступаем подобным образом, потому что 1) мы не осознаём закона причины и следствия, мы не понимаем, к каким последствиям приведёт наше действие.

  • Or we’re confused about it; we understand it in the opposite way. We think “Well, if I yell at this person, it’ll make me feel better,” which of course it never does.

2) Или мы просто путаем причины и следствия: нам кажется, например, что если мы накричим на кого-то, то это сделает наше самоощущение лучше, мы будем чувствовать себя лучше.

Or because of attachment, you yell at somebody – “Why don’t you call more often? Why don’t you come and see me more often?” – and of course that just chases them away, doesn’t it? It doesn’t accomplish what we want. So we’re confused about cause and effect.

Например, из-за привязанности мы начинаем кричать на кого-то: «Почему ты мне не позвонил, почему ты не звонил так часто?» И естественно, это приводит к тому, что мы отпугиваем человека, он не хочет больше с нами общаться.

The second type of unawareness, the second topic that we are confused about or just don’t know, is about reality.

И вторая часть неосознавания касается реальности.

Because of confusion about reality, we get disturbing attitudes.

И из-за этого неосознавания реальности у нас появляется разрушительное отношение.

An example of that would be self-preoccupation.

Например, один из хороших примеров – это чрезмерная озабоченность собой.

We’re always thinking of me, me, me and myself, and how I should be. It can be very judgmental.

Мы постоянно думаем о себе, мы говорим себе: «Я, я, я», – и мы очень сильно себя судим.

And then you get a whole syndrome of “I have to be perfect,” and you get perfectionism, for example.

И у нас может появиться, например, идея, что «я должен быть всегда совершенен», и появляется идея перфекционизма.

Even if we act in a constructive type of way trying to be perfect and get everything in order, and so on, then it’s very compulsive, isn’t it?

И даже если мы пробуем вести себя конструктивно, действовать конструктивно, делать всё правильно, тем не менее, наши действия очень импульсивны.

Although we might temporarily be happy, it changes very, very quickly to unhappiness and dissatisfaction.

И хотя временно мы можем ощущать счастье, тем не менее, это быстро меняется и мы начинаем чувствовать неудовлетворение и несчастье.

We still think “But I’m not good enough,” and then you have to try more and more and push yourself.

Мы начинаем говорить себе: «Я недостаточно хорош». Мы начинаем заставлять себя делать ещё, ещё и ещё.

An easy example is somebody who’s a perfectionist in terms of cleaning their house.

Например, перфекционисты с точки зрения уборки дома:

They’re under the misconception that they could somehow control everything and keep everything in order and clean. Well, that’s impossible, isn’t it?

у нас есть идея, что мы можем бесконечно сохранять абсолютную чистоту, всё контролировать. Но это же невозможно, не так ли?

So you get everything clean, you try to make it perfect, and you feel very good, and then the children come home and they mess it up, and then you’re dissatisfied and you have to clean it again. It’s compulsive, isn’t it?

И мы пытаемся всё почистить, чтобы всё было совершенно, и тут заходят дети и всё полностью меняется. Мы становимся несчастны, и происходит это потому, что мы действуем импульсивно.

And every time you finally feel a little bit of happiness – “Ahh, now it’s in order” – it goes very quickly, doesn’t it? There’s always a spot that you missed.

И как только мы чувствуем, что всё совершенно, и мы начинаем чувствовать счастье, это тут же улетучивается. Мы, например, видим какое-нибудь пятно на столе и опять начинаем переживать.

And then by repeating these states of mind, whether it’s this disturbing emotion or a disturbing attitude, and repeating this type of compulsive behavior, you get what we call the all-pervasive suffering.

И привыкая к подобному поведению, приучая свой ум к подобной реакции, мы получаем то, что называется «всепроникающее страдание».

All-pervasive suffering is talking about how we build up the habits of all of this so that we perpetuate our problems – they just repeat over and over again – because we’ve made it such a habit of constantly cleaning or constantly losing our temper.

И речь идёт о том, что, чем больше мы вовлекаемся в подобные действия, у нас вырабатываются определённые привычки, которые длятся и повторяются вновь и вновь. И тогда у нас появляется это всепроникающее страдание: мы пытаемся постоянно всё вычистить, например, – импульсивно.

And it affects our bodies as well.

И, конечно, это влияет даже на наши тела.

We’re always angry and so on, and so then we have high blood pressure, and you get an ulcer from worrying, and this type of thing.

И мы постоянно злимся, у нас возникают из-за этого проблемы с кровяным давлением или даже язва.

Or you’re a perfectionist – everything has to be clean and in order – so you’re always tense, aren’t you? You’re never relaxed, because “Oh, I have to be on guard in case dirt comes in.”

Из-за того что мы перфекционисты и хотим, чтобы всё было чистым, мы постоянно напряжены и постоянно стоим на стрёме этой чистоты.

So what we need are these three trainings:

И что же нам нужно? Нам нужны как раз эти три тренировки:

  • We need discriminating awareness to get rid of this unawareness, this confusion.

Нам необходимо различающее осознавание, для того чтобы понимать это – что мы запутаны, что мы не видим реальность.

Like for instance it’s impossible to control the orderliness and cleanliness of my house. That’s impossible. And so you need to differentiate, to discriminate, between this fantasy you have that somehow everything could be perfect and under control and “Me, I’m the one who could control it” – you have to see that this is absurd; it doesn’t refer to reality.

Нам необходимо осознавать, что наше желание, чтобы у нас вокруг был абсолютный порядок, абсолютная чистота – это наша собственная проекция, наша фантазия. Нам необходимо различать эту фантазию и реальность «это невозможно». Более того, мы думаем, что мы как раз тот самый человек, который сможет всё контролировать и постоянно сохранять в чистоте.

I mean, of course you try to keep your house clean, but you don’t feel as though “I have to get it so that it never gets dirty.” Of course it’s going to get dirty.

Конечно, нам нужно постоянно прибираться дома, но здесь речь идёт о том, чтобы у нас не было идеи, что мы можем добиться состояния, когда будет абсолютная чистота. Конечно, когда-нибудь появится грязь.

So you’re more relaxed.

И мы из-за этого более расслаблены.

So this discriminating awareness is between what’s reality – “Of course it’s going to get dirty. Nobody can control that” – and fantasy. The texts use the example of cutting down a tree. So this is like the sharp axe to cut through our confusion.

И когда у нас появляется это различение, когда мы понимаем, что, конечно же, когда-то квартира или дом станет грязным, и мы различаем реальность и нашу фантазию, то мы используем различающее осознавание как топор. В текстах традиционных используется метафора топора, который срубает дерево, то есть мы отделяем нашу фантазию от реальности.

  • But in order to cut down the tree with this axe, you need to always hit it in the same place, and so this is concentration.

Но для того, чтобы срубить дерево, нам необходимо бить топором постоянно в одно и то же место, и тут как раз вступает концентрация.

If our mind is wandering and distracted, and so on, then you lose that discriminating awareness.

Если наш ум постоянно блуждает, если мы постоянно отвлекаемся, то мы теряем это различающее осознавание.

Or if we’re emotionally upset, also you lose that discrimination.

Или, например, когда мы эмоционально расстроены, то мы теряем это различение.

So we need concentration to always hit the same place with the axe.

И для этого нам необходима концентрация, которая позволяет нам постоянно бить топором в одно и то же место.

  • But in order to use that axe, we need to have strength – if you don’t have the strength, you can’t even pick it up – and that strength comes from self-discipline, ethical self-discipline.

Но для того, чтобы рубить топором, нам необходима сила. И откуда эта сила берётся? Эта сила появляется из нашей дисциплины, в данном случае из этической самодисциплины.

Well, this is the way in which we can understand these three trainings in this context of what can we do to overcome the source of our problems.

Вот с этой точки зрения мы можем рассматривать три тренировки, каким образом они помогут нам справиться с проблемами и с их источником.

And as I said, we can then apply this in a Buddhist science/philosophy type of way to our ordinary lives.

И, конечно, мы тогда сможем адаптировать эти методы с точки зрения буддийской науки и философии к нашей повседневной жизни.

Okay? So let’s take a moment to just digest that before we go on:

Давайте некоторое время, несколько секунд попробуем усвоить:

  • We want to use this discriminating awareness between reality and fantasy so that we understand clearly cause and effect in terms of my behavior and reality.

Мы используем этот топор различающего осознавания для того, чтобы разделить – на уровне нашего поведения, понимая, какими причинами и какими следствиями вызвано наше поведение, – между реальностью и нашей проекцией.

Because when I’m confused about this or I don’t realize that this is the cause of my problems, by my behavior and my attitude I create either being unhappy or having the type of happiness that never satisfies and I get dissatisfied.

И если мы неправильно понимаем подобное устройство реальности и если мы, например, путаем ровно наоборот, мы не понимаем, какие причины у счастья и несчастья, то мы или просто несчастны, или же у нас появляется так называемое загрязнённое счастье, когда мы счастливы на короткий момент, а потом оно исчезает и мы опять не удовлетворены.

As in the example of, on the one hand, always losing my temper or always nagging somebody – “Why don’t you call me? Why don’t you come more often?” –

Например, с одной стороны, мы можем постоянно ворчать и злиться, что кто-то нам не позвонил, например.

and on the other side, being a perfectionist.

А с другой стороны, мы можем быть перфекционистами.

You need the discrimination to understand that acting under this confusion just causes problems.

Нам необходимо это различение – понимать, что под действием этого замешательства мы делаем эти действия, которые приносят нам самим проблемы.

  • But to understand that and to apply that, I need to stay focused on this, so I need concentration.

Но для того, чтобы применить это различение, мне необходима концентрация.

  • And in order to concentrate, I need discipline so that when my mind wanders away, I bring it back.

Но для концентрации мне необходима дисциплина, и как только мой ум начинает блуждать, я возвращаю его обратно.

  • And I want to apply all of these trainings and develop myself in these basically in order to get rid of my problems and be happy, to improve the quality of my life.

Я хочу использовать эти три тренировки для того, чтобы моя жизнь была лучше, чтобы я был счастлив.

Okay? So digest that for a moment.

Попробуйте подумать об этом, поразмышлять некоторое время.

I think the key insight that we need to gain in all of this is that the unhappiness and dissatisfaction that we have in life is basically coming from our confusion.

Я думаю, что основной ключ, основное ключевое прозрение, которое нам необходимо осознать, – это что мои проблемы, моё несчастье происходит в первую очередь из-за некоторой запутанности и непонимания.

Rather than blaming all our problems on others and on circumstances, society, or economics, or whatever,

Вместо того чтобы винить тех людей, кто вокруг, экономику или политику или что-то ещё.

focus on a deeper level. We may have economic problems, financial problems, and difficult situations with family and sickness, and so on. That’s one thing.

Но нам необходимо смотреть глубже: конечно, в стране могут быть экономические проблемы, у нас могут быть финансовые трудности, наш ребёнок, например, может заболеть – конечно, такие проблемы могут случиться.

But here we’re talking on a deeper level, which is our state of mind in dealing with these situations. We may have a lot of difficult situations, but here we’re talking about feeling unhappy in general or feeling a type of happiness that never lasts and is never satisfying, and we want something better than that, a type of happiness that is with peace of mind and more lasting.

Но мы пытаемся посмотреть глубже, мы пытаемся рассмотреть наше состояние ума. Конечно, разные сложности будут случаться, но какое состояние ума у нас при этом сохраняется? То состояние, когда у нас есть неудовлетворённость, мы чувствуем себя несчастными или же мы ощущаем счастье, но оно не длится, [ – мы стремимся к лучшему состоянию, к более долгосрочному счастью, происходящему из спокойствия ума].

We could face a difficult situation with depression and being absolutely miserable. Or we can face it with more peace of mind because we see more clearly what’s happening, what’s involved, what are the ways to deal with it, not just feel sorry for ourselves.

Мы можем воспринимать сложные ситуации, встречая их депрессией, или мы можем встречать их ясным и спокойным состоянием ума, различая, что является их причиной и что можно с этим сделать.

Or you know how sometimes when you have a child and the child goes out at night, you’re really worried about “Are they going to get home safely?” and this sort of thing. And so again it’s this attitude that “Somehow I can be in control of the safety of my child,” which is of course a fantasy.

Например, у нас есть ребёнок, он идёт гулять вечером и мы переживаем о том, как же он вернётся домой. У нас возникает это заблуждение о том, что мы каким-то образом своим волнением можем проконтролировать его, что случится с ним.

And they come home safely and you feel happy, you feel relieved, but the next time they go out, again you worry. So that type of feeling at ease doesn’t last, does it?

Но ребёнок, тем не менее, возвращается домой, тогда мы чувствуем себя счастливыми, всё замечательно, но в следующий раз, когда ребёнок уходит, мы опять начинаем чувствовать и переживать. И наше состояние покоя не длится, оно постоянно прерывается.

And then we’re always worried, so it perpetuates – we’ve made it into such a habit that we worry about everything – and it affects our health, and that’s a very unpleasant state.

И чем чаще мы это делаем, тем скорее это становится нашей привычкой. Мы начинаем постоянно по привычке нервничать по любому поводу. И естественно, это совершенно неприятное состояние ума, которое влияет на нас и, естественно, влияет на наше тело, влияет на наше здоровье.

So the real key is to understand that the cause of all of this is my confusion.

И ключ в том, чтобы понимать, что причиной этого является моё собственное заблуждение.

I think that acting in a certain way is going to make me happy. Or I think that my attitude about reality – that I can be in control – is correct, but it’s not.

Нам кажется, что наше понимание того, к каким результатам приведут наши действия, или наше отношение к реальности правильное, но это не так.

So we have to cut through this – “This is absurd” –

Нам необходимо срубить это, отрезать это, это абсурд.

and stay with that, stay focused on that, and have the strength to always stay focused.

И нам необходимо постоянно концентрироваться на этом.

Okay, so this is a general idea of the three trainings.

И это общая, основная идея трёх тренировок.

Вопросы и ответы

Are there any questions about that before we go into what are the three trainings and how do you train in them?

Есть ли у вас какие-то вопросы по поводу трёх тренировок, прежде чем мы приступим к обсуждению каждой из них в отдельности?

Участник: Имеет ли значение последовательность или не имеет значения, в какой последовательности тренировать эти три действия?

Participant: Can you say something about the sequence of adopting this training? Is there a sequence, or do we do them all at the same time?
Alex: There are several sequences in which this is presented.

Алекс: Существует несколько способов подачи этой последовательности.

I’ll discuss that.

И мы это обязательно обсудим.

But the basic training that you start with is the discipline, and then you can apply that. If you can discipline your way of acting and speaking, then that gives you the strength to be able to discipline your mind with concentration. Then when you’re able to use concentration, you can develop this discriminating awareness.

Но обычно вначале тренируются в дисциплине, то есть в этической дисциплине. Когда мы способны контролировать своё поведение, у нас появляется энергия, силы для того, чтобы концентрироваться. И когда мы способны концентрироваться, уже после этого мы можем применять различающее осознавание.

But then there’s another presentation, which says that if you can develop this discrimination, then you will act and speak, and so on, in a proper way. So you get the discipline following from that. And then that leads to concentration. And with concentration, you can get back into the discriminating awareness.

Но есть другой способ подать эти три тренировки. Там говорится о том, что вначале мы развиваем различающее осознавание. Исходя из этого понимания, мы начинаем действовать: мы избегаем деструктивных, разрушительных способов действия, действуем созидательно. И когда мы смогли действовать созидательно, это даёт нам силу для того, чтобы концентрироваться, а после этого мы обратно возвращаемся к различающему осознаванию, усиливая его.

However, when we have trained sufficiently in these three, we combine them and apply all of them at the same time together.

Но когда мы достигли успеха в тренировке этих трёх, мы соединяем их все вместе и тренируем все их одновременно.

Участник: У меня вопрос. Перфекционизм как требовательность к себе и другим очень сильно граничит с эффективностью. И как сохранять ум спокойным, если твоя требовательность к другим работникам, сотрудникам… если ты будешь очень спокоен, не будешь от них требовать результатов, тогда они не будут работать эффективно соответственно? То есть это очень вовлекает тебя в процесс.

Participant: My question is about the difference between perfectionism and efficiency. There is a very thin line, a very subtle line, which differentiates them. For example, if you are a manager and you have some people around you who are working, if you’re not a perfectionist you might not care about what they’re doing and so you’ll be less effective. How do we deal with that? How do we find this balance of effectiveness and perfectionism?
Alex: The difference I think between being efficient and trying to be a perfectionist has to do with this self-preoccupation.

Алекс: Разница между перфекционизмом и эффективностью состоит в постоянной сконцентрированности на самом себе.

Perfectionism has this whole idea that “I have to be perfect” – it’s a focus on me – “I have to be able to control everything so that it is perfect.”

А перфекционизм – имеется в виду, что «я должен контролировать всё, я должен быть совершенным, быть в ответе за всё».

And because it is based on this fantasy that it’s possible for you to control everything independently of all the other causes and circumstances and situations, you’re always tense.

И из-за того, что эта идея основана на иллюзии того, что мы способны всегда контролировать ситуацию, несмотря на все бесконечные обстоятельства и условия, которые могут возникнуть, из-за этого мы постоянно чувствуем напряжение.

It’s a disturbing attitude, so – back to the definition – you don’t have peace of mind when you’re a perfectionist, because you’re always tense that something might go wrong, and then “I have to correct it. And if it goes wrong, it’s my fault.”

Это беспокоящее отношение. Попробуйте вернуться к определению: если вы теряете покой ума, это говорит о том, что вы под действием этой силы, вам кажется, что это ваша вина, что всё зациклено на вас.

And being a perfectionist, you tend to lose self-control so that you yell at your workers if they’re late or if they’re not doing something correctly.

И когда вы перфекционист, то вы теряете самообладание, вы начинаете кричать на подчинённых, говорить, что они делают что-то не так.

Being efficient doesn’t have to do with an ego trip of “Me, I have to be perfect.” Efficient is just seeing what works, what doesn’t work, and just doing things in the way that is optimal.

А эффективность не имеет ничего общего с этим эго-трипом зацикленности на себе: мы просто понимаем, что необходимо сделать для достижения цели, и просто делаем это, чтобы был оптимальный результат.

But to actually be efficient, you need to be realistic.

Но для того, чтобы быть эффективным, необходимо быть реалистом.

And being realistic means that you know that sometimes your workers get sick, sometimes the machinery breaks, and you’re not tense that “Oh, I have to be in control of it.” You deal with whatever happens: This one is sick, so you substitute. The machine breaks – “Okay, so today we’re not going to be as productive as the other days,” and you get it fixed. So you’re much more relaxed.

И быть реалистом – это значит понимать, что люди, бывает, болеют, приборы, бывает, ломаются. И в случае, если что-то подобное происходит, мы реалистично к этому относимся. Мы не думаем, что мы способны контролировать абсолютно всё. Сломался какой-то прибор – мы понимаем, что мы сегодня не будем его использовать, пытаемся сделать что-то. А если кто-то заболел, мы понимаем, что сегодня день будет не настолько продуктивен, как обычно, но что мы можем с этим сделать.

This works in terms of business, it works in terms of your family, it works in terms of your personal life, and so on.

И это можно использовать в отношении бизнеса, личной жизни, семьи и так далее.

Someone in the back had a question.

Сзади был вопрос.

Участник: Я хотел спросить по поводу этики. В некоторых книгах и буддийских текстах упоминаются учителя, которые вели себя не очень этично.

Participant: My question is about ethics. In some books and texts, I’ve seen descriptions of great teachers who didn’t behave themselves ethically.

И если взять, например, некоторое объяснение учения, которое предполагает двойное определение каким-то вещам, то как бы для одного человека это может быть этическим, а для другого оно может быть неэтическим. То есть, например, если бы мы жили в какой-нибудь Греции, то жить с мальчиком – это было бы этично, а в нашей стране это может восприниматься неэтично, но вопрос не про мальчиков. Вопрос про то, не является ли этика просто ещё одним разделением на какую-то условность?

And different countries have different customs. For example, in ancient Greece it was normal to live with a young boy, but my question is not about this. My idea is that maybe ethics is just a way of devising these different categories and that different cultures have different conventions. Is that so?
Alex: Well, you’ve asked two questions here. First in terms of reading about various teachers who act in an unethical type of way: you have to make a differentiation between those who are acting improperly because they’re really not qualified teachers, and so they’re abusive teachers – and there are certainly many examples of that – and those that are acting in a strong way for a specific purpose and it’s going to be of benefit. For instance, my own teacher (Serkong Rinpoche) always used to scold me and call me an idiot – that was practically the only name that he used for me – because I came to him from a strong Harvard background, where I excelled, and I was very arrogant.

Алекс: Вообще, вы задали два вопроса. Один касался опытных учителей, и если мы будем говорить в контексте этого вопроса, то нам необходимо разделять: или речь идёт о неквалифицированном учителе, который ведёт себя разрушительным образом, или же мы говорим об учителе, который использует очень мощные методы, которые в будущем принесут пользу. Например, мой собственный учитель Ценшаб Серконг Ринпоче постоянно называл меня идиотом. В общем-то, он постоянно меня оскорблял, и, в общем-то, это было единственное имя, которым он меня называл. Но почему он так делал? Это произошло потому, что я приехал в Индию, закончив Гарвардский институт, и я был невероятно горделив.

So his scolding me was very, very helpful actually, because it pointed out to me that I really was an idiot and I wasn’t so smart, and it helped me very much to develop humility. So it was very, very helpful.

И его оскорбления оказались очень полезными, потому что он действительно показал мне на то, что я не настолько умён, как думаю, что я действительно в некотором роде идиот. И это помогло мне развить скромность, смирение.

He was acting in this scolding manner, which could be destructive in certain contexts, but he was acting like that out of a motivation to try to help me. He wasn’t acting like that out of a motivation of being angry with me or wanting to hurt me. So that’s the difference.

И он вёл себя таким оскорбительным образом конкретно со мной, но его основная мотивация была помочь мне. В его мотивации не было проявить гнев, или гордость, или что-то подобное. И это основная разница.

Now, in terms of cultural aspects of ethics, there are certain acts that are said to just be naturally destructive – for instance, killing.

А когда мы говорим о культурном контексте, то существуют определённые действия, которые считаются естественно разрушительными, например убийство.

So, for instance, if you have a culture that says that if you kill somebody in my family, I have to kill somebody in your family out of revenge. And according to their system of ethics this is correct and that if I don’t kill somebody in revenge, then that’s wrong – well, just from a natural point of view, that’s still destructive. Their ethics is a bit distorted about that point.

Например, в некоторых культурах считается, что если кто-то убил вашего родственника, то вы обязаны убить человека в другой семье. И считается неправильным, если вы не убьёте человека в другой семье. И пусть с их культурной точки зрения это считается правильным, этическим поведением, тем не менее, с естественной точки зрения это является разрушительным действием и это, по сути, искажённая этика.

Whereas if you have a cultural ethic that says that women must always wear a scarf over their head – well, that wearing of a scarf isn’t in itself destructive (it’s a neutral act), and so that’s culturally specific.

И например, в некоторых культурах считается, что женщина должна носить ткань на голове. Но само по себе это действие не является разрушительным: оно по сути нейтрально.

So in terms of ethics, we need to differentiate certain things that are naturally destructive and certain things that are considered improper or destructive just within a certain framework and not a general framework.

И нам необходимо разделять эти типы этики – что есть культурно обусловленная этика и есть естественная этика. Культурно обусловленная этика условна, и она работает в определённых обстоятельствах.

Anything else?

Какие-то ещё вопросы есть?

Good. Then let’s continue.

Тогда продолжим.

Тренировка в этической дисциплине

When we train in these three trainings, one way or one presentation of how it’s done is with what’s called the eightfold path.

Когда мы говорим о трёх тренировках, есть один способ представлять их, и он называется восьмеричный путь.

These are eight types of practices or things that we train in that are going to develop these three aspects – ethical self-discipline, concentration, and discriminating awareness.

И по сути это восемь определённых, конкретных практик, занимаясь которыми, мы сможем развить эти три, то есть этическую самодисциплину, концентрацию и различающее осознавание.

And each of these eight has an incorrect way of applying it (which we want to rid ourselves of) and a correct or right form that we want to adopt.

И у каждой из этих тренировок есть правильный способ применения и неправильный способ применения.

So let’s start with ethical discipline.

Давайте начнём с этической самодисциплины.

We have three aspects here,

Тут у нас есть три аспекта,

three practices:

три практики:

  • What’s called right speech (yan-dag-pa’i ngag), so a way of speaking, communicating.

Правильная речь, способ коммуницировать.

  • Right boundary of – the technical term is the right boundary of our actions (yan-dag-pa’i las-kyi mtha’). In other words, how are we going to act? What is the boundary that we don’t go beyond in terms of our physical behavior?

Так называемые «границы наших действий», то есть те рамки, за которые мы не собираемся уходить в повседневности [на уровне тела].

  • And then right livelihood (yan-dag-pa’i ‘tsho-ba), how we make a living.

И правильный способ зарабатывать на жизнь, то есть каким образом мы зарабатываем на жизнь.

So they entail refraining from a destructive way of speaking, a destructive way of acting, a destructive way of making a living, and engaging in a constructive way of each of these that will benefit others.

Речь идёт о том, каким образом нам избавиться от разрушительных способов речи, поведения и зарабатывания на жизнь и каким образом действовать конструктивно, то есть конструктивно использовать речь, наше собственное тело и способ заработка.

Неправильная речь

Let’s look at what would be considered wrong speech, the type of speech that would cause unhappiness and problems:

Давайте рассмотрим ложную, или неправильную, речь, то есть ту речь, которая приводит к нашему собственному несчастью и к проблемам.

  • The first one is lying, saying what’s not true.

Первое – это ложь, то есть говорить то, что не является правдой.

So this is basically deceiving others.

То есть, в общем-то, обманывать.

And what’s the problem with that?

А в чём проблема?

Well, the problem with that is that if we are known to be somebody who lies and somebody who cheats and deceives others in terms of what we say, then nobody’s going to believe us; nobody’s going to trust us.

В чём же заключается проблема? Если мы постоянно обманываем всех, то люди просто перестают нам доверять, никто нам не верит.

So this is an unhappy, unsatisfactory situation then.

Но это достаточно несчастная, неприятная ситуация, те так ли?

  • The second destructive way of speaking is speaking in a divisive type of way, which means to say bad things to people about their friends or their partners.

И второй тип разрушительной речи – это говорить с целью поссорить людей, когда мы, например, говорим кому-то про негативные качества его друзей, то есть наша основная цель – это разъединить людей.

And what happens as a result of that?

И что же является результатом подобного?

When I’m with you and I say something – “Oh, your friend (your partner, your husband, or your wife) is such a terrible person,” and so on –

Например, когда я нахожусь с вами, то я говорю о том, что ваш друг, или ваша жена, или муж – это такой ужасный человек.

then what are you going to think? You’re going to think “Well, what does he say behind my back about me?”

И тогда человек, который нас слушает, думает: «А что же этот человек говорит обо мне у меня за спиной?»

So if we’re always saying bad things about others, again our relationships will break. People will leave us because they’ll think that we’re going to do the same thing and say bad things about them.

И если мы таким образом говорим о других, то люди просто не захотят с нами общаться: они будут думать, что мы то же самое будем говорить и про них за спиной.

Here the motivation, of course, is that we want them to break up.

И тут, конечно, очень важна мотивация, то есть наша мотивация заставить их расстаться, разделить их.

  • The third one is speaking in a harsh and cruel manner.

Третий вид разрушительной речи – это говорить в грубой, разрушительной манере.

If we’re always yelling at others and swearing at them and speaking in this very abusive type of way, others will start speaking to us in that way as well.

Если мы постоянно кричим на людей, если мы постоянно раздражены, то естественно другие люди будут говорить о нас точно так же.

And unless they’re a masochist, nobody wants to be with somebody that’s constantly yelling at them.

Только в том случае, если [они] не мазохисты, то никто не захочет тогда общаться.

  • And then the fourth one is idle chatter.

И четвёртый тип разрушительной речи – это бесполезная болтовня.

If we’re just talking all the time – “Blah, blah, blah, blah, blah” – and interrupting people and speaking about just absolutely nothing, nonsense,

Это когда мы постоянно разговариваем на абсолютно неважные темы, прерываем других людей и от нас доносится только нонсенс.

then what’s the result?

И каков же результат?

No one takes us seriously.

Никто не хочет относиться к нам серьёзно.

People think that we’re just a pain to be with – we’re just constantly talking –

Люди просто думают, что [с нами трудно находиться]: мы постоянно разговариваем

and we waste all our time, and we waste other people’s time as well.

и мы тратим на это всё наше время и тратим время других людей.

So these are the four improper ways of speaking:

И это четыре неправильных способа речи:

  • Lying.

это ложь;

  • Saying bad things about others so that we can get them to part.

говорить гадости про других людей, чтобы они каким-то образом расстались;

  • Speaking harsh and cruel words, words that can hurt somebody.

говорить то, что может причинить другому боль;

  • And idle chatter – “Blah, blah, blah, blah, blah” – about just complete nonsense.

и бесполезная болтовня;

Or it can also be gossiping,

или это могут быть сплетни –

this type of thing – telling all sorts of things about other people which is really none of their business

это когда мы рассказываем про всякие мелочи, про других людей,

and none of your business either.

это совершенно ни кого не касается – того, кому мы рассказываем, и, естественно, нас не касается.

Правильная речь

So what would be right speech that we would want to apply discipline with?

А что же тогда будет правильной речью, к которой мы собираемся применять дисциплину?

Constructive speech is the speech that refrains from these four. Right?

Правильная речь – это та, которая уводит нас от этих неправильных способов.

So the first level of discipline that we develop is that when we feel like saying something that is untrue, or we feel like yelling at someone, or we feel like just chattering away – to recognize that this is destructive, this this will cause unhappiness, and not do it.

Первый уровень применения дисциплины – это когда, перед тем как мы начинаем говорить, мы пытаемся понять, является ли этот способ нашей речи, ведения беседы разрушительным. Если это так, то мы просто этого не делаем.

That’s not so easy,

И это не так просто.

because you have to catch yourself at the moment where you feel like doing it and before you just compulsively do it.

И это не просто, потому что нам необходимо подловить себя в тот момент, когда у нас уже есть, нам вроде бы кажется, что мы сейчас уже это будем делать, нам уже хочется это сделать, но мы этого не делаем.

It’s like for instance you feel like having another piece of cake. So before you just compulsively go to the fridge or whatever to take it, realize that “Even though I feel like this, so what? I don’t have to act it out. And if I do act it out, I’ll just become more and more fat. So I don’t want that.” And then you don’t go to the refrigerator.

И тут хорошо привести пример с куском пирога. Когда нам кажется, что нам необходимо съесть кусок пирога, мы импульсивно уже идём к холодильнику, мы готовы открыть его и съесть, но мы понимаем, что этого не следует делать, что последствия этого будут негативные; и мы воздерживаемся от подобного действия.

I mean, sometimes we do have the opportunity to do that. I remember the other day I felt like having a piece of cake – that’s why I’m using the example – and I didn’t have any in the house. So I was on my way home, and I started to go to my favorite place where they have the type of cake that I like very much. But as I was walking (so I had a space to think about it), I said, “Hey, I’m trying to lose some weight. And I don’t really need the piece of cake,” so then I – ethical discipline – so then I turned back and just went home. That’s what we’re talking about in terms of discipline.

И, например, у меня как раз был случай, когда я хотел пирог, – именно поэтому я постоянно использую пример с пирогом – потому что у меня бывают подобные случаи. Я шёл домой, и мне очень захотелось съесть тот пирог, который мне нравится. И я пошёл уже в направлении заведения, где есть те пироги, которые я люблю. Но по пути туда я подловил себя и сказал себе: «Хей, я же, вроде, пытаюсь сбросить вес. Принесёт ли это какую-то пользу?» Я не стал покупать пирог, пошёл домой. Это как раз пример использования этической самодисциплины.

Shantideva, a great Indian Buddhist master, uses the example of when you feel like doing these things, just remain like a block of wood. So I feel like yelling at you or saying something nasty to you, and I realize that’s just going to make me upset, make you upset, and then I just don’t say it.

У великого буддийского мастера Шантидевы есть прекрасное описание подобного, когда он говорит, что, когда нам кажется, что мы хотим совершить какое-то деструктивное, разрушительное действие, и мы осознаём, что мы собираемся это сделать, нам необходимо замереть словно бревно. И тогда, например, если я хочу накричать на кого-то, то я замираю как бревно: я понимаю, что это не сделает меня счастливым, это не сделает другого человека счастливым, я воздерживаюсь от этого действия.

Remain like a block of wood.

То есть оставаться словно бревно.

I feel like telling some stupid joke or making a stupid comment, and I realize that this is just idle chatter, and I don’t say it. This type of thing. Okay?

Например, я хочу сказать какую-то глупую шутку или что-то бесполезно откомментировать. Я понимаю, что это совершенно не принесёт никакой пользы, это просто форма пустой болтовни, и я просто замираю словно бревно.

That’s the first level of ethical discipline that’s involved here, which is when you feel like speaking in one of these four destructive ways, remember that this will only cause unhappiness and problems, and don’t say it; don’t say anything.

И это первый уровень использования этической самодисциплины – это осознавать, когда мы хотим сделать что-то разрушительное и не делать это разрушительное действие.

But then the second level is the discipline to actually do what is constructive – so to speak in a constructive way –

А второй уровень – это когда мы уже начинаем действовать созидательно.

again from realizing that this will bring more happiness, make a more harmonious situation. So what are we doing here? We’re thinking in terms of cause and effect.

И мы думаем тогда, что наше действие может привести к положительным результатам. И каким образом мы думаем? По сути, мы используем как раз закон причины и следствия.

Cultivating right speech requires a very conscious effort and a strong resolution to speak truthfully,

Итак, правильная речь включает в себя полную уверенность постоянно говорить правду,

gently,

говорить мягко,

kindly,

с добротой,

at the appropriate time

в необходимое, уместное время,

and in the appropriate measure, and only what’s meaningful:

в определённом объёме и только тогда, когда это имеет какую-то ценность, какой-то смысл.

  • So you don’t constantly interrupt people with constantly calling them or constantly SMSing them, messaging them, and so on, about what you just had for breakfast or “Oh, I don’t like what this person said,” and so on. I mean, it’s meaningless chatter, and it interrupts others.

Вы не пытаетесь постоянно прерывать или отвлекать других людей, постоянно звоня им или набирая им СМС, например, сообщая, что вы съели на завтрак или как вас раздражает какой-то человек. Эта совершенно бесполезная пустая болтовня отвлекает.

  • Or speaking in the appropriate measure.

Или говорить чрезмерно много.

I find that I have a problem with getting impatient with people.

Я думаю, что у меня есть такая проблема – выходить из себя с такими людьми.

Somebody tries to convince me of something to do with my website or with whatever, and they explain it once, and I say “Fine, I’ll do that,” and then they continue to try to convince me, and they go on and on, but I’ve already said yes to this. So this is in the proper measure – when the person agrees, end of conversation; go on to something else.

И у меня такое происходит: я выхожу из себя, когда, например, кто-то предлагает мне как-то исправить или ввести нововведение на моём сайте. Человек излагает свои доводы, он убеждает меня, я говорю: «Хорошо, давай так и сделаем», – а человек продолжает меня дальше убеждать. И я начинаю раздражаться, потому что, естественно, совершенно в этом нет никакой необходимости: если другой оппонент уже согласился, надо просто остановиться и разговаривать дальше на другую тему.

So we try to be helpful in the way that we speak and in a way that creates harmony rather than creating division.

Мы пытаемся быть полезны в том, что мы говорим, чтобы это создавало гармонию, а не наоборот, не разделяло людей.

Now, of course you have to use discrimination (I mean, all these three trainings fit together). So speak truthfully – well, if somebody is wearing an ugly shirt or an ugly dress and you know it’s really going to hurt them, you don’t just say “Well, that really is ugly” or “You look terrible.”

И когда мы говорим о том, чтобы говорить правду, тут уже как раз-таки включается различающее осознавание, то есть эти три тренировки действуют одновременно. Нам необходимо различать, что следует говорить, а что нет. Например, если мы видим человека в какой-то мерзкой футболке, некрасивом платье, нам совершенно не нужно говорить ему что «ты урод и выглядишь отвратительно».

So sometimes you have to be skillful,

Нам необходимо быть умелыми,

and again it depends on the person.

и, конечно, это зависит от человека.

My sister was just visiting me in Berlin.

Ко мне только что приезжала погостить сестра в Берлин.

We were going out somewhere, and she put on a blouse, and it was a little bit stretched and so on. Well, it’s my sister. I can say to my sister that “That really looks terrible. You should put on another blouse.” But if it was somebody else, you couldn’t say that. So, I mean, again you use your discrimination. What you can say to your sister is quite different from what you can say to others.

И мы пошли с моей сестрой прогуляться, и у неё была блузка чуть растянута. И, естественно, это моя сестра, и я мог сказать ей о том, что, возможно, тебе надо одеть что-то другое. Но если бы это был другой человек, то, естественно, было бы неуместно об этом говорить. И как раз в тот момент, когда мы различаем, что уместно и что неуместно, мы используем различающее осознавание.

You wouldn’t say that to your new girlfriend – “That’s an ugly blouse you’re wearing. Put on something else” – when you’re going out on a date with them, even though it would be the truth.

Мы никогда не скажем своей подружке новой о том, что у неё отвратительное платье и надо надеть что-то другое, когда мы идём на свидание. Даже если это будет правда.

And harsh language – you might need to say something strong. Let’s say if your child is playing with matches, a fire, a cigarette lighter, something like that, you have to speak strongly. But it’s not harsh. Your motivation is not anger. And your motivation for not telling the truth in terms of “That looks terrible” is not that you want to deceive the person. So motivation is really important.

И теперь, если мы говорим о грубых выражениях, тогда, конечно, иногда есть случаи, когда необходимо говорить в определённом жёстком тоне. Например, когда наш ребёнок играет на автостраде, естественно, мы ругаем его, но наша мотивация состоит в том, чтобы ему помочь. И опять же, возвращаясь к правде и неправде, естественно, мы не говорим человеку, что у него, предположим, некрасивая футболка или платье, вовсе не для того, чтобы его обмануть, а потому, что, исходя из нашей мотивации, мы не хотим его обидеть, поэтому очень важна мотивация.

So we have the discipline, ethical discipline, self-discipline, to refrain from destructive ways of speaking and the discipline to engage in constructive ways.

И нам необходима дисциплина для того, чтобы воздерживаться от разрушительных способов речи и, наоборот, пытаться действовать созидательно в плане речи.

Другие примеры неправильной речи

Now, there’s the classic presentation of these destructive ways of speaking,

Есть классический способ показать этот разрушительный способ речи.

but in a program that I developed called sensitivity training,

Он выражен в программе, которую я когда-то разработал, эта программа называется «Развитие чувствительности».

I extended the analysis of these destructive ways of speaking to include not only directing destructive speech toward others but also directing it toward ourselves when we’re dealing with ourselves.

И там я постарался расширить применение разрушительной речи, то есть я расширил её в том плане, что показал, что мы можем применять её не только по отношению к другим, но также по отношению к самим себе.

So we need to think, I think, in a much broader way about these destructive ways, improper ways, of speaking.

Поэтому нам необходимо думать в более широких рамках о недостойных способах говорить.

Lying can also include lying to others about our feelings or our intentions

Итак, ложь. Ложь может включать ложь, когда мы говорим обманчиво другим о собственном отношении или чувствах.

or deceiving myself about what my feelings are toward you or what my actual intention is toward you.

Но также мы можем обманывать, общаясь с самим собой: мы можем обманывать себя в отношении тех чувств, которые мы испытываем к человеку, или нашей собственной мотивации.

We might be very nice with somebody and speak nicely, and so on – saying “I love you” etc. – and we might even fool ourselves into thinking about that, but actually what we want is their money or something else. We are, in a sense, lying about it, deceiving.

Мы можем, например, говорить человеку, что мы его любим, и при этом мы можем обманывать и сами себя. Но на самом деле где-то в глубине мы знаем, что мы на самом деле хотим от этого человека получить что-то другое, например, его деньги или что-то ещё. Это как раз пример обмана.

That doesn’t mean that we tell the person, “Well, actually I don’t love you. I just want your money.” That’s a bit inappropriate. But the thing is to examine in ourselves have we been truthful about what we actually feel about somebody, what our intentions are with this person, and correct it if it is on the basis of a disturbing emotion – greed for their money, and so on.

И тут, конечно, речь не идёт о том, что мы должны сказать человеку: «Я не люблю тебя, мы общаемся только потому, что мне нужны твои деньги». Здесь речь идёт, скорее, о том, что мы должны быть честны по отношению к самим себе, мы должны понимать, что мы по-настоящему чувствуем. И если мы понимаем, что мы действуем или говорим неправду, то нам необходимо применять усилия, чтобы действовать конструктивно, то есть говорить правду.

And divisive speech:

Теперь, речь, которая разделяет, разъединяет людей –

it’s not only saying things that will part someone from their friends,

это не только та речь, которая заставляет людей разойтись со своими друзьями.

but it can also be speaking so obnoxiously that it causes our friends to become disgusted with us and leave us. So it’s not only that we’re trying to make your friends leave you, but the way that we speak is so horrible – like for instance always complaining – that it drives everybody else away from us.

И, например, когда мы говорим о разделяющей речи, речь не только о том, что мы говорим какие-то фразы, которые заставляют других людей разъединиться, но также о том, что мы насколько отвратительно разговариваем, что другие люди сами начинают отъединяться от нас, они не хотят с нами иметь никаких дел. Например, мы постоянно жалуемся и совершенно никто не хочет с нами общаться.

People who are constantly negative – always complaining, always saying how bad everything is, and so on – we don’t want to be with them. So, likewise, if we’re always like that, who wants to be with us?

Например, есть люди, которые постоянно негативны в своём отношении: они жалуются на жизнь и говорят, как у них всё плохо и отвратительно, и никто не хочет с ними общаться. С какой же стати кто-то будет хотеть общаться с нами, если мы себя ведём подобным образом?

Or speaking nonstop so that you don’t even give the other person a chance to say anything. That also drives people away. I mean, I know people who speak like that, and I don’t want to be with them particularly. So if I speak like that, nobody would want to be with me.

И, например, когда мы занимаемся пустой болтовнёй. Есть такие люди, которые говорят без остановки, даже не давая шанса другому человеку что-то сказать. И, естественно, никто не хочет с ними общаться. Если я буду таким образом себя вести, с какой радости кто-то будет хотеть общаться со мной?

So it’s very important to say nice things about others – not just bad things and complain about them – say nice things about others and to be positive, not negative all the time.

И очень важно говорить хорошие вещи о других людях и оставаться позитивным в своём отношении, не негативным.

Then harsh language.

Итак, грубый язык, грубые выражения.

We want to stop not only verbally abusing others but stop verbally abusing ourselves.

Итак, грубые выражения – это когда мы не только хотим прекратить наши оскорбления и грубости по отношению к другим, но также грубости и оскорбления по отношению к самим себе.

There are a lot of people who say terrible things to themselves: “Oh, you’re such an idiot,” “You’re so stupid,” “You’re so horrible,” “How could anybody like you?” and so on. You say very nasty things. And if you said that to somebody else, that would be very cruel. But it’s very cruel directed toward us. It certainly doesn’t make you any happier, does it?

Есть многие люди, которые говорят сами себе отвратительные вещи: они постоянно себя ругают, называют себя идиотами, придурками. И, естественно, если мы будем говорить подобные гадости другим людям, то, естественно, они не будут с нами общаться.

So what’s very important is our attitude toward ourselves and how we treat ourselves and how we speak to ourselves in our minds.

И поэтому очень важно наше собственное отношение, каким образом мы сами с собой разговариваем.

Idle chatter.

И бесполезная болтовня.

It’s not only wasting others’ time and our own time by interrupting them with SMSs and Facebook posting and tweets about trivial things all the time. It’s not only that –

И пустая болтовня – это не только когда мы постоянно шлём СМС, делаем какие-то посты в Фейсбуке, постоянно отвлекаем других людей твитами и прочей мелочью – не только это.

that’s really idle chatter (it wastes their time; it wastes my time) –

Это, конечно, абсолютно форма пустой болтовни: это тратит время других людей и моё собственное время.

but also in this category of gossip, which is another type of idle chatter,

Но также сюда входит категория сплетен, что тоже, по сути, является пустой болтовнёй.

don’t betray the confidence of others by revealing their private matters to other people.

Не подрывайте доверие других людей, рассказывая другим [об их личных делах].

Somebody tells you in confidence that whatever – that they’re gay or that they have cancer or whatever it might be – but keep it to yourself. “I needed to tell somebody, but don’t tell others” – and then you immediately tell everybody else. This is certainly idle chatter. It’s betraying their confidence.

Например, кто-то в тайне хочет нам сообщить какую-то информацию, например о своей сексуальной ориентации или о том, что у него рак, и просит никому больше об этом не рассказывать, а мы первым делом идём, рассказываем это кому-то.

But now we look at it in terms of ourselves. Don’t speak indiscriminately about our own private matters to others –

Но тут также идёт речь о том, чтобы не рассказывать другим о наших личных делах, то есть не сплетничать о самих себе.

our doubts, our worries, and so on. You don’t need to share that, for instance, with your children.

Наши сомнения, беспокойства – нам, к примеру, незачем делиться этим с нашими детьми.

You’re a parent, you have a young child, and you say, “Oh, but I’m so worried. How am I going to get enough to feed us? How am I going to pay the rent?” I mean, you don’t have to share that with your child. Or “Oh, I’m having difficulty with my girlfriend (or my boyfriend).” There are certain people that you don’t share that with. So we have to refrain from speaking indiscriminately to certain people about our own things that are none of anybody else’s business or that are inappropriate.

Например, если у нас есть маленькие дети, совершенно незачем рассказывать им о том, что у нас какие-то, например, финансовые проблемы, и не надо говорить перед ними и причитать: «Что же мы будем есть?» И не нужно им рассказывать и делиться с ними нашими проблемами с нашими бойфрендами, гёлфрендами, нашими подругами, друзьями. Это совершенно неуместно, и необходимо понимать, что подобное сплетничество по поводу самих себя неуместно в некоторых обстоятельствах, мы должны уметь держать это при себе.

So this is the first aspect here. Right speech, it’s called – proper speech.

Итак, это был первый аспект, и это была правильная речь.

So think about that for a moment, and then perhaps you have some questions.

Подумайте об этом некоторое время, а потом, возможно, у вас возникнут вопросы.

When you think about it, by the way, what you need to do is to review in your mind: How do I actually speak with others? How do I speak to myself?

Когда мы об этом думаем, необходимо как бы обновить в уме вот эти воспоминания: «Как я разговариваю с другими людьми? Как я разговариваю сам с собой?»

Okay. I think we can extend this even further to the whole topic of speaking in an appropriate way to appropriate people in situations. There are certain situations (and certain people) in which you need to speak in a very polite way and other situations in which you would speak in a very informal way. So to speak informally in company where you need to speak politely – that’s inappropriate, isn’t it? It makes everybody uncomfortable.

И мы можем также расширить эту тему, например, касаясь того, что часто мы говорим неуместные вещи не тем людям. Например, бывают определённые обстоятельства, в которых необходимо говорить вежливо, и мы можем в таких обстоятельствах говорить невежливо и неформально. Существуют другие обстоятельства, в которых мы можем говорить неформально, и если мы там сохраняем излишнюю вежливость, это опять же неуместно, – если мы сохраняем излишнюю формальность.

Or when you try to explain something to a child, you have to explain in a way that the child can understand. You don’t explain the same way you would explain it to a professor at a university.

Если мы что-то объясняем ребёнку, вовсе необязательно объяснять таким же способом, каким мы объясняли бы что-то профессору в институте.

Вопросы и ответы
What questions do you have about the way we communicate

Итак, есть ли у вас какие-то вопросу по поводу того, как мы взаимодействуем?

and the discipline that would be involved in refraining from speaking in destructive or inappropriate ways, the discipline involved with speaking in constructive ways, and the discipline involved in speaking in a way that’s going to be helpful to others?

Возможно, у вас есть вопросы по поводу того, как мы применяем недостойные способы речи, разрушительные способы, и того, как нам нужно пользоваться этической самодисциплиной для того, чтобы воздерживаться от такого поведения и действовать в более конструктивном ключе.

Участник: Мой вопрос касается непосредственно дисциплины. Когда мы говорим о дисциплине речи или о любой другой дисциплине, то это должно предполагать наличие ошибок, мы не можем быть идеальными в своей практике. Как было бы правильно реагировать на эти ошибки, излишне не обвиняя себя, но также излишне и не оправдывать себя?

Participant: My question is generally about discipline itself. When we’re trying to train in discipline, we will have some errors while doing it, so my question is about how to react to these errors in a healthy way without blaming ourselves.
Alex: Well, discipline is involved with setting boundaries, that “I’m going to not go beyond that boundary.” So if we do go beyond the boundary, which inevitably we will – so I deceive you or I yell at you, or whatever – then the first thing is that we need to acknowledge that we made a mistake.

Алекс: Итак, если мы переступаем определённые рамки… Соответственно, если мы тренируемся в этической самодисциплине, мы устанавливаем какие-то рамки и будет неизбежно, что мы периодически будем их нарушать. Если мы уже это совершили, нам необходимо в первую очередь распознать, что мы это сделали.

  • So, first, you need to acknowledge that.

Итак, сначала распознать.

So it is being honest with yourself.

То есть быть честным по отношению к самому себе.

I mean, there’s a set of opponents that are used here.
  • Then regret. Regret is very different from guilt. Regret is that “I wish I hadn’t said that, but it doesn’t mean I’m a bad person.” Guilt is identifying with “I’m a bad person,” holding on to “What I said was so bad,” and not letting go.

Существует разница, существует несколько противоядий против подобных ситуаций, и следующая из них – это почувствовать сожаление. Тут важно не перепутать сожаление и чувство вины, потому что сожаление – это ощущение, когда вы понимаете, что этого не следовало делать, а чувство вины – когда вы начинаете себя винить.

  • Then you resolve to try not to repeat it.

И потом необходимо воспитать твёрдое решение не повторять этого действия.

  • And you reaffirm what direction you’re going in – so your motivation – that “I want to avoid going beyond that boundary, because it just makes me unhappy; it causes problems.” You reaffirm that.

Затем следует заново напомнить себе о том направлении, которое мы приняли: что мы хотим избавиться от подобных способов поведения. Нам необходимо напомнить себе об этом и вновь утвердиться в нём.

  • And then you apply an opponent. So, for instance, if you yell at somebody, you apologize: say “I’m sorry. I was really in a bad mood. I regret that. I hope that I won’t repeat it.” So you try to counteract it.

После этого мы используем определённое противодействие совершённому негативному действию. В случае, если мы на кого-то накричали, то мы, естественно, пробуем искренне извиниться, сказать, что мы сожалеем и постараемся этого не повторять снова.

So what’s very, very helpful as a guideline is when you call somebody… I mean, people are SMSing all the time and interrupting everybody, which is a terrible idle-chatter type of thing of always interrupting people. But if you call somebody, the first thing to say is “Are you busy? Do you have a moment? Is this a good time?” Check to see. Maybe they are busy. Maybe this isn’t a good time. Don’t just insist that what you have to say is so important that they have to drop everything and listen to you.

И в случае, если, например, мы кому-то звоним по телефону – это, наверно, не относится к тем СМС сообщениям, которые люди постоянно пишут друг другу, и сообщениям в социальных сетях, – итак, если мы кому-то звоним, то необходимо узнать вначале, не занят ли человек, есть ли у него время поговорить с нами, а не просто начинать сразу же с ним говорить, как будто у нас самое важное сообщение на свете.

This SMS habit – you get very angry if people don’t answer it immediately. So it’s the same type of thing: we assume that what we are asking or saying demands that they stop everything, read it, and answer it. This certainly makes for very bad concentration – they’re not able to concentrate – so it’s destructive to the other person and destructive to yourself (because you think “I’m so important”).

И когда мы, например, пишем кому-то СМС, то многие люди обижаются, если на их сообщение не отвечают сиюминутно. То есть у нас возникает это ощущение, что человек обязан отвлечься от всех своих дел и скорее нам ответить. Это, конечно, говорит о том, что у нас отсутствует определённая дисциплина. И мы не способны сконцентрироваться, это ведёт к понижению концентрации.

So again you would apologize to the other person for sending them completely meaningless, unimportant SMSes and say “I’ll only SMS you when it’s really important. And please only answer if you have time.”

И если мы отсылаем какие-то бесполезные СМС, тогда мы извиняемся перед человеком, а если отсылаем важные, тогда мы просто понимаем, что человек сможет ответить тогда, когда у него будет время.

Участник: Такой вопрос, касается относительно мотивации быть полезным и разделяющей речи, … чтобы это было бы полезным. Тому пример, допустим, нам для того, чтобы быть полезным, мотивация у нас как бы позитивная, необходимо всё-таки или сказать, или что-то сделать по отношению к кому-то, но не очень позитивно получается. Вот в этой ситуации лучше оставить всё так, как есть, и просто не говорить этого или всё-таки попытаться сделать вот разделяющую речь?

Participant: My question is about uniting our positive motivation to help someone and our way of speaking. For example, if our motivation is to bring benefit to the other person but we need to speak in some not very gentle way, would it be better for us just to keep silent? Or should we say that thing which would be not so gentle but say it with a positive motivation?
Alex: Oh, definitely you need to say things in very strong ways in certain situations – like for instance if your child is playing with a cigarette lighter.

Участник: Нет, то есть это касается другого человека, если бы это касалось именно двух людей, тогда всё понятно…

Participant: My example is not about the person who I’m talking to but it’s about a third person who is not here. So if we’re speaking about some third person who might be of bad character, should we talk about him in this way?
Alex: That’s a very delicate subject. For instance, your teenage child is hanging around with friends who are into drugs or into stealing or whatever, and then it’s very difficult (if you say bad things about their friends to a teenager, usually they’ll rebel and do the exact opposite).

Алекс: Это очень деликатный вопрос. Потому что, к примеру, если у нас есть ребёнок-тинэйджер, который общается с компанией, в которой люди, предположим, употребляют наркотики, и мы говорим в его присутствии что-то плохое о его друзьях, чаще всего тинэйджеры делают ровно наоборот относительно того, что говорят им родители. И поэтому это очень деликатно.

So your motivation to divide them from their friends is that you want to benefit your child; it’s not that you want those friends for yourself, you’re jealous.

И тут, конечно, основная мотивация – это помочь ребёнку. Вы делаете это вовсе не с мотивацией зависти – что вы сами хотите себе таких друзей.

But then you need to be skillful, because for them to leave their friends – you basically have to get them motivated, motivated by seeing that “Well, how is this affecting you?”

И нам необходимо проявить умелые методы, каким-то образом показать ребёнку, каким образом это повлияет на него.

So this is not so easy. I think actually one needs to not so much focus on dividing them from the friends but dividing them from the bad habits.

Я думаю, это очень сложно. И тут важно сконцентрироваться не на том, чтобы разделить, например, в такой ситуации ребёнка от его друзей, а в том, чтобы разделить его и его негативные привычки.

The Dalai Lama always points this out, that you need to differentiate the person from their behavior. You have to differentiate their friends as persons from the behavior of their friends.

И тут есть важный аспект, о котором постоянно напоминает Далай-лама: что нам необходимо различать человека и его поведение. Если мы говорим о людях, то есть о друзьях нашего ребёнка, необходимо различать их как людей и способ их поведения.

In that way, if they can see that always being into drugs or getting drunk all the time, and so on, is having a negative effect on them, then either they will stop hanging out with these people or, even when being with them, they won’t drink or take the drug. This is very difficult with teenagers,

И если человек осознаёт, к каким последствиям приведёт употребление каких-то веществ на него, то или он перестаёт общаться с такими людьми, или он просто перестаёт употреблять, там, пить или употреблять наркотики в их присутствии, или вообще в смысле.

but more relevant things are people who are with misleading teachers or people who are with… I’m thinking of an example of somebody who was a financial advisor. And a financial advisor basically just wants to make money off of you (“Well, if you buy this stock or if you buy this policy…” and the advisor will make five percent). So to warn somebody and say, “Hey, they’ll just try to sell you anything so that they can make a profit.” So then again your motivation is to help this person not to be taken advantage of.

И тут встаёт серьёзный процесс мотивации. Например, в случае, если мы говорим о финансовом консультанте, основная задача которого, по идее, – заработать деньги, заставив вас купить те или иные акции, после чего он получит определённый процент, – если мы говорим о негативных качествах этого человека, то наша основная мотивация – это не оскорбить финансового консультанта, а помочь человеку, с которым мы разговариваем, с которым мы общаемся.

So rather than say “This person is a bad person and just wants to make money off of you and cheat you,” what’s more skillful is to say just the reality: “Whatever they sell you, this person is going to make five percent profit on it, so it is to his benefit to sell you something. It is to your benefit to try to do an investigation and find out, figure out, if what they’re recommending is appropriate or not.” So you’re not actually saying something bad about the person; you’re just saying the reality, that their main thing is to make a profit and they’re trained to be friendly to you so that you’ll trust them.

И когда мы пытаемся поговорить, мы не пытаемся рассказать, что этот человек плохой, а наша основная задача – мы пробуем показать нашему собеседнику реальность, показав, что человек, то есть финансовый консультант, всё равно получит свои пять процентов от сделки, его основная мотивация – это заработать деньги. И мы пытаемся показать, заставить человека, попросить его исследовать данную ситуацию, чтобы он смог выяснить, что по-настоящему является основной мотивацией финансового консультанта. То есть наша задача – не оскорбить самого консультанта, а показать мотивацию, его собственную мотивацию.

It’s like somebody trying to sell you a used car. You never trust them. They’re just interested in selling the used car. They’re not going to tell you what’s wrong with it. They’re going to just try to convince you – by being friendly and so on – to buy it. It’s up to you to really test it out. So this is what you would say: test it out.

И, например, незачем слепо доверять человеку, который собирается продать вам пользованную машину. Естественно, он никогда не будет говорить вам о том, какие у неё есть проблемы. Его основная мотивация – это продать машину, и в таком случае нам нужно не полагаться на его слова, а самостоятельно выяснить, проверить, какое у неё состояние.

One last question.

Участник: Как понять, что является нашей настоящей мотивацией? То есть, мы, например, можем полагать, что делаем что-то хорошее, а где-то в глубине хотим на самом деле сделать что-то очень плохое. Например, обвинить человека, который хороший, в том, что он плохой, например, за то, что мы на него обиделись?

Participant: How do we understand what our real motivation is? Sometimes, in some cases, on the surface it may seem that we have a positive motivation to help someone, but deep inside our motivation is destructive. So how do we differentiate between them?
Alex: Be honest with yourself and analyze – look more and more deeply.

Алекс: Будьте с собой честны, постоянно анализируйте всё глубже и глубже.

And the thing that is very, very helpful is to look at the definition of a disturbing emotion: it makes you lose your peace of mind. In examining how you’ve been acting or speaking or dealing with a situation, is your energy calm or is it upset? So try to quiet down to be sensitive enough to your energy to see “Well, am I uneasy or not?”

И очень полезно постоянно помнить об определении, в данном случае об определении беспокоящей эмоции: это то состояние, которое лишает вас покоя ума. И в случае, если вы действуете, говорите каким-то образом и после этого вы чувствуете неспокойное состояние, это явный индикатор того, что ваши действия, их основная мотивация деструктивна.

Okay, so let’s end here for today, and we’ll continue working through the so-called eightfold path tomorrow.

И, пожалуй, на сегодня мы закончим, а завтра мы продолжим рассмотрение трёх тренировок в призме восьмеричного пути.

Thank you.

Всем спасибо.