Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Главная > Знакомство с буддизмом > Межрелигиозный диалог и гармония > Как жить и работать в обществе с религиозным многообразием > Как жить и работать в обществе с религиозным многообразием

Как жить и работать в обществе с религиозным многообразием

Александр Берзин
Элиста, Калмыкия, Россия, апрель 2011
русский перевод: Евгений Бузятов

расшифровка аудио
Слушать аудиоверсию этой страницы (1:30)
Thank you very much for this very kind introduction and invitation.

Спасибо большое за это доброе вступление и за то, что вы меня пригласили.

I’m very delighted to be here in Kalmykia,

Я очень рад быть здесь, в Калмыкии,

the homeland of the great Kalmyk Geshe Wangyal, who inspired and helped me on my path toward Tibetan Buddhism.

на родине великого калмыцкого геше, геше Вангьяла, который вдохновил меня и очень помог мне на моём буддийском пути.

And the way that Buddhism has flourished and spread, and practiced in the various Mongol cultures, like here, Kalmykia, and his work in helping to establish it in the United States.

И он внёс очень большой вклад в то, чтобы буддизм расцвёл в различных монгольских республиках, например здесь, в Калмыкии, и также в Соединённых Штатах Америки.

He he worked tirelessly in a multireligious environment,

Он без устали работал именно ради создания многорелигиозного окружения.

and it’s very important that we continue with his efforts.

И очень важно, чтобы мы продолжили его усилия.

Общечеловеческие ценности

I’ve been asked to speak about living and working in harmony in a religiously diverse society,

Меня попросили рассказать о том, как жить и работать в гармонии в рамках многорелигиозного общества.

and there are many different aspects that this topic covers.

И эта тема включает много различных аспектов.

As our distinguished host mentioned, one is what His Holiness the Dalai Lama always emphasizes,

Как подчёркивает всё время Его Святейшество Далай-лама,

which is human values and secular ethics.

большое значение имеют человеческие ценности и светская этика.

That despite what differences we might have in beliefs among all of us who live in a particular society,

Что, в независимости от того, какие у нас могут быть верования в том или ином обществе,

ethics does not need to rely solely on a specific set of religious beliefs,

этика необязательно должна быть основана на определённом наборе религиозных верований.

but there’s a certain set of ethics based on basic human values which is accepted in common by all religions and by non-believers as well.

Поскольку есть также и общечеловеческие ценности, общие для всех религиозных традиций и точно так же для людей, которые не следуют ни одной традиции.

These values are based on the recognition that we are all equal:

И эти ценности основаны на понимании того, что все мы равны.

Everybody wants to be happy; nobody wants to be unhappy. In that respect, we are all the same.

Все хотят быть счастливыми и никто не хочет страдать, и в этом смысле между нами нет никакой разницы.

We all have feelings. Everybody wants to be liked and accepted. Nobody wants to be rejected or persecuted.

У каждого есть чувства, все хотят нравиться другим и никто не хочет, чтобы другие не любили или презирали его.

Everybody wants to be respected and wants to have the consideration of others.

Каждый человек хочет уважения – чтобы другие принимали его в расчёт.

The basis, then, for this general approach to secular ethics is one which, as His Holiness the Dalai Lama always emphasizes, is based on compassion,

Поэтому общий подход к светской этике, как постоянно подчёркивает Его Святейшество Далай-лама, основан на сострадании,

which is defined as the wish for others to be free of suffering and problems and their causes.

определение которого – это желание, чтобы другие были свободны от страданий и их причин.

Now, what are these sources of problems and unhappiness?

А каковы источники страдания?

There are many of them.

Есть много.

We live in a time in which, of course, there are economic problems,

Мы живём в те времена, когда особо сильны экономические проблемы,

problems of various types of conflict around the world.

проблемы, связанные с различными конфликтами по всему миру.

And we are all interconnected, so what happens in one part of the world affects everyone; it’s no longer the case that we can live in an isolated manner.

Все мы взаимосвязаны, и то, что происходит в одном уголке мира, влияет на весь мир. Мы больше уже не изолированы друг от друга.

And so when we look at various religious beliefs,

И поэтому, если мы посмотрим на различные религиозные убеждения,

it’s very important, of course, that the differences in these belief systems don’t contribute to even more problems.

очень важно, чтобы разница между этими убеждениями не создала новой проблемы.

And so the question, of course, is: How can we avoid disputes, conflicts, misunderstandings that might arise because of different belief systems?

И возникает вопрос: как избежать споров, непониманий, конфликтов, которые могут возникнуть из-за разницы между разными религиями?

It is really not satisfactory to say, “Well, all religions are the same. All non-religions as well, secular beliefs – that’s all the same. We all believe in the basic work of trying to make this world a better place.”

Недостаточно просто сказать, что все религии одинаковы и если люди не верят ни в одну религию и придерживаются светской этики, то они тоже ничем не отличаются, в том смысле, что все мы работаем над тем, чтобы сделать наш мир лучше.

That’s not sufficient.

Этого недостаточно.

Even though it might be true that we all share the same value and aspiration and goal, still there are differences; and it’s not fair to the various religions to say that there are no differences.

Хотя у нас, действительно, есть одно устремление и одна цель, тем не менее, было бы несправедливо говорить, что все религии одинаковы, потому что между религиями есть разница.

But what causes disharmony very often is based on our ignorance of each other’s beliefs.

Очень часто дисгармония возникает из-за незнания веры других религий.

That’s compounded and made worse by, often, our lack of any deep knowledge about our own tradition.

Часто это усугубляется ещё и тем, что у нас недостаточно знаний о своей собственной традиции.

So rather than based on any knowledge and understanding, our attitudes about our own background and the background of others can easily degenerate into what can be called a “football team” mentality.

Даже знание о своей религии и о религии других может легко деградировать в то, что можно назвать «мышлением футбольной команды»,

Football mentality means, “This is my football team and this is the best, and we have to win, and we have to compete and beat every other football team.”

когда мы думаем: «Это моя футбольная команда, и она самая лучшая, и мне нужно победить все остальные, чужие футбольные команды».

It’s the belief that my religious system is the best simply because it’s mine and my family’s tradition.

То есть вера в то, что моя религия лучше, чем религия других людей просто потому, что она моя, или потому, что это религия моей семьи.

«Лучшая религия»

Once, His Holiness the Dalai Lama was asked, “What is the best religion?”

Один раз у Его Святейшества Далай-ламы спросили, какая религия самая лучшая.

And His Holiness replied, “The best religion is the religion that helps you to become a kinder person.”

И Его Святейшество ответил: лучшая религия – та, которая помогает вам стать более добрым человеком.

And so, obviously, for each person, one religion or another might be the most helpful for making them a kinder person.

И конечно, разным людям могут подходить разные религии в достижении этой цели – стать более добрым человеком.

This, I think, is a very, very helpful way of approaching religious diversity.

Я думаю, именно с этой точки зрения полезнее всего подходить к вопросу о религиозном многообразии.

We need to recognize and acknowledge that each religion is trying to help to offer its believers to become kinder and better persons.

Важно осознать и признать, что, действительно, каждая религия помогает своим последователям стать хорошим, более добрым человеком.

In order to recognize and acknowledge that, we need to have knowledge; we need to have education about our own religion, about others’ religions.

А для того чтобы распознать и признать это, отнестись к этому с уважением, важно обладать знанием о своей традиции и о традиции других.

This can be done in a very scientific type of manner in education systems

И это можно сделать в научном ключе, в рамках образовательной системы,

without trying to convert anybody and without any type of judgmental attitude,

не пытаясь никого заставить перейти в нашу религию и избегая осуждающего подхода,

just general knowledge;

когда мы имеем дело просто со знанием в целом.

that’s very, very helpful and important.

Это очень полезно и важно.

Встречи религиозных лидеров

Very often there are various meetings that are held between different religious leaders.

Очень часто между лидерами различных религий проходят встречи.

His Holiness the Dalai Lama likes to participate in such interfaith meetings very much. He finds them very helpful.

Его Святейшество Далай-лама любит участвовать в подобных встречах: он считает их очень полезными.

I am reminded of several meetings that I myself personally took part in.

Я помню несколько встреч, на которых присутствовал я сам.

One was an advance meeting with Patriarch Bartholomew, the Orthodox Christian Patriarch in Istanbul.

Одна из встреч была встречей на высшем уровне с патриархом Варфоломеем. Это патриарх Восточной православной церкви в Стамбуле.

I met him very soon after he took this office,

Эта встреча состоялась вскоре после того, как он занял это положение.

and he was about to leave for Japan, at which he was going to, for the first time, meet a Buddhist leader.

Он собирался ехать в Японию, где впервые ему предстояла встреча с буддийским лидером.

And he said to me that he was very grateful to some of the writings of His Holiness the Dalai Lama about Buddhism,

И он сказал мне, что он очень рад, что доступны некоторые тексты Далай-ламы о буддизме.

because previously he didn’t really know very much about Buddhism and these books helped him very, very much to be able to meet and dialogue in a meaningful way with the Buddhist leaders in Japan.

Потому что он до этого не знал многого о буддизме и именно эти книги помогли ему продуктивно встретиться с буддийскими лидерами в Японии.

So we find this type of open attitude that acknowledges that the basis for understanding and cooperation among religions is education, knowledge. We find this among leaders of various religions.

Лидеры многих религий часто говорят о том, что это сотрудничество между религиями и взаимопонимание может быть основано на знании друг о друге.

I have been particularly involved with the Buddhist-Muslim dialogue.

Также я участвовал в буддийско-исламском диалоге.

I was originally drawn to this area in the middle of the 1990s

Я начал участвовать в нём в середине 90-х годов прошлого века

because of the situation in Tibet in which a lot of Chinese Muslims were settling in Tibet, particularly the northeastern area.

из-за ситуации в Тибете, когда в Тибет переехало много китайских мусульман, в частности в северо-восточный Тибет.

Traditionally, there were Muslims living in central Tibet. They were mostly Muslim traders coming from Ladakh and Kashmir.

В центральном Тибете традиционно жили мусульмане: это были мусульманские торговцы, которые происходили из Ладака и Кашмира.

This was at the time of the Fifth Dalai Lama, in the seventeenth century.

Это было во времена V Далай-ламы в XVII веке.

He established various laws which gave the Muslims all the rights that they wanted in terms of building a mosque, having their own cemeteries,

А именно, мусульманам были предоставлены равные права и возможность строить мечети и кладбища.

and being exempt from the various Buddhist rituals or procedures or things that happened during certain holidays of the year.

Им необязательно было участвовать в буддийских мероприятиях, различных праздниках, которые происходили в течение года.

So traditionally in Tibet there wasn’t a clash between these two religions.

Поэтому традиционно в Тибете не было конфликта между этими двумя религиями.

But in more recent times there’s been a lot of economic competition with the influx of Chinese immigrants, and among them – into Tibet – a lot of Muslims have been moving in.

Но уже в недавние времена появилась проблема экономической конкуренции, связанная как раз с миграцией в Тибет китайских торговцев, среди которых были и мусульмане.

Межрелигиозный диалог

So, thinking on a larger scale of Central Asia and the history of the interaction of the Buddhist and Muslim and Christian societies, I felt that it was very important to start to have a dialogue and more understanding among these groups, particularly the Buddhist and Muslim.

Наблюдая за взаимодействием по всей Центральной Азии между этими тремя религиями – исламом, буддизмом и христианством, – я пришёл к выводу, что было бы очень конструктивно наладить межрелигиозный диалог, в первую очередь между буддизмом и исламом.

This would help for the development of the whole region.

Это бы очень сильно помогло для развития всего этого региона.

One of the things that I set out to do was to write a more objective history of the interaction of the two cultures,

И одно из моих действий в этом направлении – это написание книги, которая в более объективном ключе описала бы взаимодействие между буддийской и исламской культурами.

and this gave me the perfect opportunity to travel to Islamic countries in the Middle East and to consult with scholars there.

Это дало мне отличную возможность путешествовать по исламским странам на Среднем Востоке и встречаться с местными учёными, чтобы спросить их мнение.

Because I was seeking knowledge, then there was tremendous openness among the Muslim scholars

Поскольку меня действительно интересовали знания, я обнаружил, что среди исламских учёных очень большая открытость.

to help dispel the misunderstanding that has abounded about the interaction of these two cultures.

Они с большой готовностью согласились помочь опровергнуть различные слухи или недопонимание по поводу взаимодействия этих двух культур.

Many accounts just portray the interaction as: “The Muslim invaders came into India and so on, and just destroyed everything Buddhist.”

Поскольку во многих исторических описаниях просто говорится, что мусульманские захватчики пришли в Индию и просто-напросто уничтожили там весь буддизм.

And although there was certainly some destruction, that is not a fair representation of what actually happened and what the long history is.

Но эти описания не совсем честно отражают то, что происходило на протяжении всей истории, даже несмотря на то что, действительно, определённые повреждения буддизму нанесены были.

But as long as Buddhists would regard Muslims as the ones who destroyed the monasteries in India, or the Muslims think of the Christians as the ones who led the Crusades against them, as long as that is the main memory of the interaction, that just perpetuates more problems between the two, more conflicts.

Поскольку, если буддисты будут воспринимать мусульман как людей, которые некогда пришли в Индию и уничтожили там буддизм, или если мусульмане будут воспринимать христиан как людей, которые во времена крестовых походов нанесли им большие разрушения, это будет лишь усиливать, продолжать конфликт.

So I travelled around in places like Egypt and Jordan, Turkey, etc.,

Я путешествовал в разные страны – в Египет, Иорданию, Турцию и другие,

and met with professors and theological leaders of Islam.

встречаясь с профессорами и с духовными лидерами ислама.

Actually, I was paid a very high compliment by the rector of the Theological University in Cairo [Al-Azhar University].

Надо сказать, что я заслужил определённое признание со стороны ректора Теологического института Каира [Университета Аль-Азхар].

He said that I was a real fighter for truth, the real meaning of mujahedin.

Он назвал меня подлинным борцом за истину – то, что они называют мухаджедином [моджахедом в истинном смысле этого слова],

So I was trying to bring truth to what really had happened.

поскольку я действительно старался внести ясность, пролить свет истины на то, что произошло тогда.

So I was trying to bring truth to what really had happened. I found that not only the professors and religious leaders that I met, but the students as well, were extremely interested. 300 students came to a voluntary lecture at Cairo University that I gave about basic Buddhism.

Я обнаружил, что не только профессоры, не только религиозные лидеры заинтересованы в этом вопросе, но и студенты, потому что на открытую лекцию, которую я проводил в Каирском университете, пришло около трёхсот человек.

Anyway, if you’re interested in reading what I wrote, you can find it in the Russian section, translated into Russian, on my website berzinarchives.com.

Как бы то ни было, если вам интересны подробности, то вы можете найти эту книгу на моем сайте http://www.berzinrchives.com. Она переведена в том числе и на русский язык.

«Миссия невыполнима»

 

Once, His Holiness the Dalai Lama asked me to do something for him.

Однажды Его Святейшество Далай-лама попросил кое-что для него сделать.

(Every now and then he would give me what I would call a mission impossible.)

Он дал мне задание, которое я бы назвал «миссия невыполнима».

He said, “I want you to find me and bring me a black African Muslim Sufi leader.”

Он сказал: «Я хотел бы, чтобы ты нашёл и познакомил меня с африканским чернокожим суфийским исламским лидером».

What does one reply to a request like that, except “thank you very much”?

Что ещё я мог ответить на подобную просьбу, кроме «спасибо большое»?

His Holiness has this amazing ability to know the karmic connections that people have,

У Его Святейшества есть уникальная способность знать кармические связи или склонности людей.

and whenever he’s asked me to do these seemingly impossible things for him, it has been extremely easy to do – everything just automatically falls in place.

И хотя он просил меня выполнять подобные невероятные задания, оказалось, что сделать это значительно проще и всё как бы само оказывалось на своих местах.

Soon afterwards, I travelled to Europe – I used to do a lot of lecturing around the world

Вскоре после этого я путешествовал по Европе – в то время я очень много давал лекций по всему миру, –

– and I met a German man with whom I got to speaking, and he was actually a diplomat in Africa,

я познакомился с одним немцем, который оказался дипломатом в Африке.

and so I told him about the Dalai Lama’s request, and he said, “Oh. I just happen to know a good friend of mine who is the Sufi religious leader of the country of Guinea.”

Когда я сказал о том задании, которое мне дал Его Святейшество, он сказал: «Да, правда? А ведь я как раз только что встречался со своим другом, он один из лидеров суфизма в Гвинее».

Guinea’s in West Africa, and I forgot to mention His Holiness also specified that the leader be from West Africa.

Гвинея находится в Западной Африке, и я также забыл отметить, что Его Святейшество сказал, что этот суфийский лидер должен быть именно из Западной Африки.

This leader was in Europe,

В это время этот лидер находился в Европе.

and he was going to India for some ayurvedic medical treatment.

Он собирался в Индию, чтобы там пройти аюрведическое лечение.

And it just happened that he would be in Delhi exactly when I was scheduled to be back in Delhi,

Вот так как бы случайно получилось, что он поехал в Дели именно тогда, когда я там был.

and it just happened that he had a few extra days before he had to leave India,

И просто так случайно получилось, что у него было несколько свободных дней перед тем, как ему нужно было уезжать из Индии.

and he would be very willing to meet me and to have me accompany him up to Dharamsala

Он был готов со мной встретиться и составить мне компанию на пути в Дхарамсалу,

to meet the Dalai Lama.

чтобы встретиться с Далай-ламой.

So absolutely no effort was required to arrange this.

Таким образом, с моей стороны не понадобилось никаких усилий, чтобы это организовать.

So I met this Sufi leader. He was magnificent looking. Very big, like an African tribal chief, and very, very dignified.

Я встретился с этим суфийским лидером. Он был действительно очень внушительной внешности, похожий на [вождя] африканских племен.

We went up to Dharamsala, and I accompanied him on his meeting with the Dalai Lama.

Мы отправились вместе в Дхарамсалу, я сопровождал его на встрече с Далай-ламой.

He was dressed in these very elegant white robes.

Он был одет в элегантные белые одежды.

And when the two of them met it was such an emotional, warm meeting between the two, like two old friends meeting each other,

Когда они встретились, это была очень тёплая, эмоциональная встреча, подобная встрече двух старых друзей.

and the Sufi leader actually started to weep.

Суфийский лидер даже начал плакать.

And the Dalai Lama jumped up and went over to his anteroom – t he room right outside, where he meets visitors – and personally brought back a tissue for the Sufi leader to wipe his tears,

Его Святейшество быстро встал с места, вышел из гостиной, принёс платок, для того чтобы суфийский лидер вытер слёзы.

which is something that I had never seen the Dalai Lama do before. He always had an assistant or attendant to do things, to get things for him; he wouldn’t get up and get them himself.

Я никогда не видел, чтобы Далай-лама действительно делал что-то подобное, потому что у него всегда есть помощники, которых он просит сделать то или иное.

And they had a very warm discussion about the basis for compassion in Buddhism and in Sufism.

У них была очень тёплая беседа об основе для сострадания в буддизме и суфизме.

After that, over several years, they had further meetings.

После этого, через несколько лет, у них были ещё встречи.

So the Dalai Lama himself has been greatly interested in this dialogue, not only with the Muslims, but with leaders of other religions around the world.

Таким образом, сам Далай-лама был очень заинтересован в диалоге с представителями других религий, и не только с мусульманскими лидерами, но и с лидерами других традиций по всему миру.

And he has encouraged me to have large parts of my website translated into the Islamic languages

Также он вдохновил меня перевести некоторые части моего сайта на исламские языки.

to make available more knowledge to the Islamic world about Buddhism, about Tibet, about his own writings and speeches about religious harmony and secular ethics.

Для того чтобы исламский мир мог узнать больше о Тибете, о буддизме, о его собственных (Далай-ламы) текстах и лекциях о межрелигиозной гармонии и этике.

So another impossible mission.

И это была ещё одна невыполнимая миссия.

But amazingly we have been able to put, already, large portions of the website into Arabic and Urdu. (Urdu is the language of Pakistan and the Muslims of North India.)

Но, тем не менее, мы уже смогли перевести значительную часть сайта на арабский и язык урду – это язык, на котором говорят в Пакистане, и также мусульмане севера Индии говорят на нём.

And in the last weeks, again without looking for it, without seeking them, a team has appeared that is interested in translating our website into Indonesian. Indonesia has the largest Muslim population in the world.

И недавно, тоже без всяких усилий с нашей стороны, появилась команда, которая готова перевести сайт на индонезийский язык, а Индонезия – это страна, где проживает наибольшее число мусульман на сегодня.

So as I say, the basis for religious harmony is education, knowledge about each other’s beliefs. Then one sees that there’s nothing to be afraid of.

Итак, основой для межрелигиозной гармонии является знание, понимание религий друг друга, когда люди видят, что бояться в других религиях нечего.

And while acknowledging the differences that we have, emphasizing what we share in harmony.

И при этом важно подчёркивать то, что у нас общее, при этом осознавая, что между разными религиями есть и различия.

Многорелигиозное общество Калмыкии

Now the question becomes: How do we actually live and work in such a multireligious society as you have here in Kalmykia?

Возникает вопрос, как же на самом деле жить и работать в межрелигиозном обществе, как, например, здесь в Калмыкии.

And in particular, since this is an engineering college, I was thinking about what considerations might be relevant for you as students of this faculty.

Также я подумал, поскольку это технологический колледж, о том, что может быть полезным для вас, студентов этого колледжа.

In other words, when you’re building something, designing something, what considerations can we take in order to accommodate these different religious beliefs and practices?

Если мы разрабатываем что-то, что-либо строим, то какие соображения у нас могут быть для того, чтобы то, что мы делаем, было полезно для людей всех религиозных традиций?

And on a larger scale, how do we structure a society, a government, local government, etc., if we have some ability to help to structure it?

Если подойти с более широкой перспективы, то как мы можем структурировать власть так, чтобы людям разных верований жить здесь было проще?

The first thought that came to me was that there are certain religions that ask their believers to pray at certain times of the day – like a Muslim, five times a day.

Первое, что мне пришло на ум, – то, что в некоторых религиях предписывается их последователям совершать определённые религиозные ритуалы, например молиться пять раз в день, как это принято в исламе.

So if you are supervising a building site in which some of the workers might be Muslim,

Если, например, вы занимаетесь организацией строительства здания и рабочие могут быть мусульманами,

or if you’re building a public building, a school or whatever, in which they would have Muslim students or faculty,

или если вы строите, например, школу или какое-то другое публичное здание для посещения большого количества людей, вы можете заметить, что среди тех, кто будет там учиться или работать, также могут быть люди других религий, например мусульмане.

it can be very helpful for creating a harmonious atmosphere if there is a prayer room, if it is perfectly okay for those who would like to pray during the day to be able to follow their beliefs and customs.

Сооружая такое здание, было бы очень полезно построить там молитвенную комнату, для того чтобы люди, которые там будут учиться или работать, могли заниматься там своей практикой.

Similarly, if there are customs of other religions that one could accommodate, in terms of designing a building, this is wonderful to do.

Точно так же, работая над планом здания, если мы учитываем предпочтения представителей разных религий, это очень полезно.

In other words, take into consideration what are the distinguishing characteristics of a belief system that would make people feel welcome and comfortable.

Другими словами, мы можем учитывать отличительные черты людей разных религий, для того чтобы они чувствовали себя удобно.

Преданность

You see, there’s always an issue involved with loyalty.

Потому что всегда возникает вопрос, связанный с преданностью, с верностью своей религии.

Loyalty is a very important concept in terms of the emotional well-being of people.

Для эмоционального равновесия людей очень важна эта концепция преданности,

We want very much to be loyal to our family,

поскольку мы очень хотим быть преданными своей семье,

loyal to our ethnic background and religion.

своей религии или национальному происхождению,

And then there’s loyalty to the state, to the country.

есть верность и преданность своему государству, своей стране.

And what often causes difficulty is when people are not allowed to show loyalty to all of these in a harmonious way,

И часто возникают проблемы, когда у людей нет возможности выражать свою верность, свою преданность гармоничными способами.

where they are forced to be disloyal, let’s say, to their religious background in order to be loyal to the customs of the society at large.

Когда, например, они вынуждены отказываться от верности своей религии для того, чтобы быть верными тому обществу, соответствовать тому обществу, в котором они живут.

I’m thinking of examples of religious dress.

Например, мне приходит на ум пример с религиозной одеждой.

In Muslim societies, the women cover their heads,

В исламском обществе женщины ходят с покрытой головой,

and sometimes their whole face, with a veil, and there’s been a lot of controversy about that being banned in France, recently.

иногда даже они закрывают лицо. И вот недавно как раз был конфликт во Франции, связанный с запретом этого.

Sikhs – that’s a religion in India – never cut their hair; the men never cut their hair, and they always wear a turban. Well, some places say that they’re not allowed to do that in the workplace; so in the army, if they join the army.

Сикхи – одна из религий в Индии – носят длинные волосы, никогда не стригутся и носят тюрбаны на голове, и в некоторых обществах [им не разрешают этого делать на работе или в армии].

Or Buddhist monks being discouraged from wearing their robes if they’re working in an office or a school.

Или если буддийские монахи носят монашескую одежду, и это вызывает неодобрение на работе, в офисе или школе.

And in some places even wearing a cross, if you are a Christian, is seen as a little bit too aggressive about your religion.

В некоторых местах даже считается, что если христианин носит на шее крест, так, чтобы всем было видно, то он ведёт себя агрессивно.

And again, I think that it’s very important to allow people, in a sense, to still be loyal to their tradition if it doesn’t cause a major problem in the society.

Я думаю, что очень важно позволять людям выражать преданность своей традиции, если, конечно, это не принесёт вреда для общества.

What’s the harm if you wear a turban and you don’t cut your hair if you are in a school or in the army or whatever? Is there any problem? Well, not really. You can still do your job quite well.

Например, если человек не стрижёт волосы или носит тюрбан, действительно ли это создаст какие-то проблемы для общества – на работе или в армии? На самом деле, не совсем, потому что он может продолжать работать.

What’s the problem if, as a Buddhist, you say a prayer and make an offering before you eat? What’s the problem?

Или если буддист перед едой читает молитву или делает подношение, разве в этом есть какая-то проблема?

If you are wearing a veil that covers your face completely – well, that might be a problem driving a car, for example; your vision is limited.

Если женщина носит паранджу, которая полностью закрывает её лицо, то это может создать проблемы, например, если она за рулём и ей из-за этого плохо видно.

So okay, you could say, “Well, you can’t wear a veil over your entire face if you’re going to be driving a car.” But in other circumstances what’s the harm?

Тогда, конечно, можно сказать, что женщинам нельзя носить вуаль, которая будет закрывать всё лицо тогда, когда они за рулём, но нет никакого вреда в том, чтобы они могли носить паранджу в другое время.

Or if you’re a woman, what is the harm in insisting that if you go to a hospital that you be treated by a woman doctor, women nurses? There are many people even who are non-religious who would prefer that as a woman.

Или, например, если женщина в больнице просит, чтобы её врач или сестра также была женщиной, – не только религиозные женщины зачастую предпочитают, чтобы было так.

So I think that in designing a building, for example, you might take into consideration things like men’s section, women’s section, if you’re in a society in which there’s a considerable number of people that would really appreciate that as part of their customs.

И в обществе, где частью традиций является разделение между мужчинами и женщинами – то есть, например, их принимают в разных местах, в разных кабинетах, – то тогда, при разработке таких зданий, важно учитывать и произвести такое разделение, где будет женская часть, где мужская.

And if you are working with a society, to see what steps we can take that will allow people, as I say, to be loyal to their tradition in situations in which it doesn’t cause a problem within the functioning of society.

В определённых общественных мероприятиях мы предусматриваем, как люди могут выражать преданность своей традиции. Если это не вредит общественному порядку, то мы можем предусмотреть это.

In short, as the Dalai Lama always says, His Holiness, that it’s wonderful that there are many different religions – and not only religions, but secular beliefs as well – in the world

Как говорит Его Святейшество Далай-лама, это хорошо, что в мире есть столько религиозных традиций, и не только религиозные традиции, но и светская этика.

because, like the example of food, if there were only one food available to eat for everybody, that would be pretty boring

Потому что, как и в случае с пищей, если бы у нас был только один вид пищи, то конечно, это всем бы не нравилось, это было бы неинтересно.

and it wouldn’t suit everybody.

Разным людям это бы не подошло.

So similarly with belief systems:

И то же самое с системами верований:

what suits one person might not suit another person at all.

то, что подходит одному человеку, может совсем не подойти другому.

There are many, many belief systems that can help us to be a kinder person, a more considerate person, more loving,

Есть разные религиозные системы, которые могут помочь нам стать более добрым, более заботливым, более любящим человеком,

which can teach us methods for living in harmony with others.

которые могут научить нас, как жить в гармонии с другими.

And as His Holiness says, the best religion is that one which works for you in helping you to be a kinder person.

Как говорит Его Святейшество, лучшая религия – та, которая больше всего подходит вам, чтобы вы стали более добрым человеком.

So it’s like: “Just because I like chocolate ice cream, doesn’t mean that you have to like chocolate ice cream.”

Точно так же как, мы ведь не говорим, что, если я более всего люблю шоколадное мороженое, значит, и вам тоже должно больше всего нравиться шоколадное мороженое.

So, thank you, those are my thoughts. And we have time for questions or discussion.

Спасибо, вот какие у меня мысли. У нас есть время также на вопросы или на обсуждение.

Вопросы и обсуждение

Host: Thank you very much, dear professor.

Принимающая сторона: Уважаемый профессор, спасибо вам большое.

If possible we will ask you some questions.

Если вы позволите, то мы вам зададим ряд вопросов.

Alex: Yes. I would welcome them.

Алекс: Да конечно, с большим удовольствием на них отвечу.

Принимающая сторона: Но пока думает аудитория, я позволю себе с карьера задать вам, профессор, следующий вопрос.

Host: And while people are thinking, I will allow myself to ask a question.

Я разделяю ваше мнение, что все отношения должны быть гармоничными,

I share your opinion that all relationships should be harmonious,

но я бы конкретно хотел вас спросить: вы какой смысл вкладываете в понятие гармонии.

but I would like to ask you specifically: What do you think when you say harmony?

Это первый вопрос. Ответите – я вам следующий задам.

This is my first question and then I will have a second one.
Alex: “Harmony” means to live together in peace, without conflict.

Алекс: Гармония – значит жить в мире друг с другом, без конфликтов.

But it’s not merely the absence of conflict. It has a positive aspect of respect for each other,

Но здесь мы говорим не только об отсутствии конфликтов, но и о положительном аспекте, то есть о взаимоуважении,

so that the various elements within a society work together in a way that is mutually beneficial to the society as a whole.

когда различные общественные группы работают друг с другом так, что это приносит пользу обществу в целом.

Host: Спасибо, в принципе, я с вами согласен.

Thank you very much. Actually I agree with you,

Хотя жить без конфликтов – это ещё не значит жить в гармонии.

Although living without conflicts is not necessarily living in a harmony.

И у меня к вам ещё другой вопрос, просто для разъяснения.

And I have one more question that maybe is connected also with the first one and will elaborate it:

C самого начала вы абсолютно правильно определили, что должно быть одинаковое отношение ко всем религиям.

From the beginning, you specified that there should be equal attitude towards all religions,

Но затем в своём выступлении, на основе вашей практики вы сделали вывод,

but then in your following speech, on the basis of your own practice, you made the conclusion

что в первую очередь нужно уделить внимание исламу в плане взаимоотношений.

that now we should be more interested in Islam.

Просто я хотел у уважаемого профессора уточнить: это вы специально выделяете, что в первую очередь… Это действительно так или это просто случайно вы сказали, что он у нас в первую очередь?

And I want to ask you if it is really like that, that you think that Islam should be on the first place, or was it just in that context, or you really think that now Islam is of the most importance?

Спасибо.

Thank you very much.
Alex: In general, I don’t think that any religion is more important than another, in terms of our focus and consideration.

Алекс: В целом, я не думаю, что одна религия важнее другой в том смысле, на чём нужно сосредоточиться или больше уважать.

But in our present world there is a lot of difficulty and misunderstanding and conflict which unfortunately revolves around a lot of members of the Islamic faith.

Но в современном мире сейчас очень много непонимания и конфликтов, которые возникают именно вокруг людей исламской веры.

The Dalai Lama points out that there are mischief-makers (that’s the term that he uses) in all religious groups and that it is unfair to characterize a whole religion and all the people who follow it by just the small troublemakers.

Во всех религиях, как говорит Далай-лама, есть люди, которые приносят проблемы, и было бы неправильно отождествлять всю религию только с этими радикально настроенными группами.

So there are troublemakers in Buddhism as well,

В буддизме точно так же есть группировки, которые создают проблемы.

but the small number of troublemakers from the Islamic world have been getting a great deal of world attention.

Но сейчас внимание всего мира приковано именно к тем небольшим группировкам в исламском мире, которые создают разные проблемы.

And the trend that we see is that, in places like the United States and so on, that Muslims are getting demonized and are the object of suspicion and paranoia as a people in general.

Мы можем видеть, что в разных странах, например в Соединённых Штатах Америки, мусульмане становятся объектом паранойи и подозрений, причём именно обычные люди.

So at this particular moment in history, I think it is very important to work to try to minimize this feeling of threat and: “We against them, them against us.”

Поэтому сейчас, в нашей современной ситуации, я думаю, очень важно работать над тем, чтобы уменьшить этот страх: у нас по отношению к ним и у них – по отношению к нам.

If there is an attack in the news, it’s called an Islamic terrorist attack. You would never say a Christian terrorist attack or a Buddhist terrorist attack, if the person who perpetrated it were Christian or Buddhist. But they would say Islamic, just like before they used to say, if it was an African, they would say it was a black terrorist; they would never say white terrorist, but they would always specify a black one. This is clearly prejudiced.

Если в новостях говорится о террористическом акте, который совершили мусульмане, то обязательно говорится о мусульманском террористическом акте, а если теракт совершают христиане или буддисты, то никогда не будет заголовка «христианский террористический акт» или «буддийский террористический акт». Очевидно, что это предубеждение, точно так же как и в Америке когда-то было такое понятие, как «чёрный теракт», но не было никогда понятия «белый теракт».

And so one more thing, one more point, is that people tend to think that the problem is a conflict of religious beliefs, but when one looks more deeply, that really is not the problem. There are economic problems, social problems, historical problems, etc., that are behind all the troubles that are going on that we have mentioned, and to just blame it on religion is extremely naive.

Также я хотел бы отметить, что очень часто во всём обвиняют религию, но если мы на самом деле исследуем этот вопрос, то эти конфликты не религиозные и за ними в первую очередь стоят социальные, экономические и исторические проблемы. Поэтому обвинять именно религию в этом было бы наивно.

So I involved myself in this Buddhist-Muslim dialogue primarily because I saw that not very many other people were willing to do that

Я начал этот исламо-буддийский диалог именно потому, что увидел, что не так много людей хотят этим заниматься.

and it needed to be done. There are plenty of other people dealing with Buddhism and Christianity, etc.

Но это то, что нам необходимо сделать. Уже есть много людей, которые занимаются такими темами, как «буддизм и христианство» и другими.

Принимающая сторона: Спасибо вам за развёрнутый ответ.

Host: Thank you very much for this elaborate answer.

Сейчас вопросы из аудитории. Пожалуйста, проходите, представляйтесь и задавайте вопрос.

Вопрос: Здравствуйте, я студентка четвёртого курса, я хотела у вас поинтересоваться: как вы пришли к буддизму и чем привлекла вас данная религия?

Question: I’m a student of the fourth grade [year] and my question is: Why did you get attracted to Buddhism? Why did you get interested in that?
Alex: It’s very hard to give a specific answer for that because I was just instinctively drawn to it from a very early age.

Алекс: Очень сложно дать определённый ответ на этот вопрос, потому что на самом деле меня влекло к буддизму с очень ранних лет.

I started doing yoga when I was 13. I read whatever was available about Buddhism at that time.

Я начал заниматься йогой, когда мне было 13, и в то время я читал всё, что было доступно о буддизме.

I studied the Asian Buddhist languages at University. It was always very clear to me what I was interested in.

Я изучал восточные буддийские языки в институтах, где я учился, и мне всегда было понятно, очевидно, что меня это интересует.

It had nothing to do with my family.

Это никак не связано с моей семьёй.

And based on that instinctive interest, then as I read and learned more, I saw that the Buddhist teachings made sense to me.

Когда меня привлёк буддизм и начал изучать больше, я увидел, что буддийские учения для меня кажутся очень осмысленными.

There are certain things that we call the “of course!” test of truth. In other words, you read this or you hear about it and you say, “Well, of course that’s true.”

Мы можем назвать это проверкой на подлинность. Мы слышим об этом, мы читаем об этом, и мы видим: да, это так и есть.

Like our problems are all really caused by our attitude, by our way in which we approach life – of course that’s true. So I saw this in the Buddhist teachings, and this made it even more attractive.

Например, в буддизме говорится о том, что источник проблем – это наше собственное отношение к жизни, наше собственное состояние ума, и, когда я узнал об этом, я безусловно понял, что я с этим согласен.

And what was the most convincing was that Buddhism was a living tradition and that they had methods that actually worked for helping us to overcome anger, attachment, insecurity, etc. So this is great. All you had to do was put it into practice.

Меня больше всего привлекло то, что буддизм – это живая традиция, где действительно есть методы, которые могут позволить нам работать с нашим гневом, привязанностью, неуверенностью. И всё, что нам остаётся сделать, – это просто применить эти методы на практике.

It wasn’t an ancient wisdom that was dead. And this living aspect of it, of living masters, like your Geshe Wangyal, made all the difference.

Это не просто древняя мудрость, которая уже мертва: это действительно живая традиция, и это подтверждают превосходные учителя, мастера, такие как геше Вангьял.

Вопрос: Здравствуйте, я студентка четвёртого курса Анжелика Абаева. Мой вопрос следующий: какие у вас впечатления от посещения Калмыкии?

Question: My name is Angelika Abaeva. I am a student of the fourth grade [year]. And my question is about your experience in visiting Kalmykia. What do you think in general about it?
Alex: I have been to Kalmykia, now, a number of times, and what encourages me and pleases me the most is to see the progress that has been made here in terms of revival of your traditional culture

Алекс: Я был в Калмыкии уже несколько раз, и в первую очередь меня впечатляет, какой прогресс был достигнут в деле восстановления традиционной калмыцкой культуры,

in harmony with general modern development –

и то, что это находится в гармонии с современным развитием.

so the building of the hurul [temple], for example, and the activities that are centered there.

Например, строительство хурула и то, что там происходит.

For, again, some what we would call karmic reason in Buddhism, not only was I first… The first live Buddhist that I met was Geshe Wangyal, a Kalmyk, but also I was involved with the first group of Kalmyk young boys who came to India to become monks and study in South India.

И по кармической, как мы говорим, причине, я не только впервые встретился с живым учителем буддийским, который был калмыком, но и мне удалось встретиться с первой группой калмыцких мальчиков, которые приехали в Индию, чтобы стать там монахами.

The first group, I think there were about 15 of them – I don’t remember the exact number, something like 15 or 20 –

Я не помню точно, сколько их было, группа из 15 – 20 человек.

they were all young teenagers;

Все они были подростками.

they’d never been away from home.

Никогда до этого они не уезжали так далеко из дома.

And they came to India, to Dharamsala, to study in the south, and there were bureaucratic problems in getting the permission for them to go to Mundgod, in the south, and they were stuck in Dharamsala for about six months.

Они приехали в Индию, в Дхарамсалу, они собирались ехать учиться на юг Индии, в Мундгод, но по каким-то бюрократическим проблемам их туда не впускали и они находились в Дхарамсале примерно шесть месяцев.

And because I had been to Russia and Kalmykia before, then I was asked to look after them –

И поскольку я уже был в России и в Калмыкии, то меня попросили присмотреть за ними.

in the sense of they would come to my small, little cottage that I lived in, very small, and we all stuffed into my room.

Они приходили в небольшую хижину, в которой я жил, и все они буквально набивались в мою комнату.

And there was one Russian who was studying there who was the translator,

[Один русский, который учился в Дхарамсале], был переводчиком.

and I taught them – I forget if it was every day or a few times a week (it was quite long ago) – about basic Buddhism, about how to deal with life in India, the food, the living conditions, just in general trying to be a little bit of a father to them.

Я рассказывал им, как справляться с трудностями, связанными с жизнью в Индии: с погодными условиями, по поводу пищи и так далее – со всеми возможными трудностями, c которыми они, возможно, столкнутся; и я в некотором смысле был для них отцом.

So I’m very, very happy to see that some of them, obviously not all of them, have completed their education. They’re working here. More and more students are studying at the monasteries in India, getting training, and that this is growing and being very successful. So I’m very, very delighted to see all of this progress here in Kalmykia.

Я очень счастлив видеть сейчас их здесь, в Калмыкии. Многие из них полностью закончили образование и вернулись, и сейчас уже новые люди учатся в Индии. Я очень рад, меня действительно трогает этот прогресс.

In the whole process of modernization this issue of loyalty is, again, very important. It’s important as you progress economically or socially, or whatever, in the modern world, that you can feel proud of your background and maintain a loyalty to that. That gives you a sense of self-worth and value, which is very important for success.

И когда мы говорим о модернизации, здесь опять же очень важную роль играет чувство верности своей традиции. Чего бы мы ни добились с экономической и социальной точек зрения, если мы сохраняем верность, преданность своей традиции, своей культуре, то благодаря этому мы можем чувствовать собственную ценность.

Участник: В современных некоторых профессиях, в том числе в моей будущей профессии юриста, необходимо будет проявлять такие черты характера, как бескомпромиссность и, я бы даже сказала, жёсткость характера. Скажите, как при этом сохранить в себе гармонию, или гармоничную личность развивать и сохранять?

In some professions – for instance, I’m going to be working in the legal profession – and sometimes we have to be strong, and the question is how not to lose our sense of harmony when we have to be strong or strict.
Alex: Are you speaking in terms of being strict in terms of enforcement of the law?

Алекс: То есть когда мы занимаемся правом, мы должны быть на сто процентов жёстко, строго уверены, что люди будут ему следовать – в этом смысле, да? То есть мы должны быть жестки в применении правовых норм?

Участник: Да.

Participant: Yes, that is the question.
Alex: One needs to examine the motivation and the state of mind behind enforcing the laws.

Алекс: Важно, какова мотивация у нас, когда мы стараемся претворять в силу закон.

The point of law, at least in theory, is to allow the society to function harmoniously in a way that will bring about the mutual benefit of everybody.

Смысл права, во всяком случае в теории, в том, чтобы привнести в общество гармонию, чтобы оно могло эффективно работать на благо каждого.

If one has to arrest somebody, or put them in jail, or something like that, then rather than seeing it as a punishment for somebody being bad and so on – doing this with anger and hostility toward them

Поэтому, если нам нужно арестовать или заключить в тюрьму какого-то человека, важно делать это не как наказание, не из враждебности по отношению к этому человеку.

– one needs to also look at the criminal as a part of society: They’re a human being, as well.

Важно смотреть на преступников как на точно такую же часть общества, понимать, что они тоже люди.

And that by preventing them from committing more crime – by putting them in jail, for instance – is actually benefitting them. It’s not punishing them; actually it’s benefitting them.

И если мы не даём им совершать преступления, сажая их в тюрьму, то на самом деле это не наказание: мы таким образом помогаем им, приносим им пользу.

The wish, then, is for them to be helped to overcome whatever hostility, anger, unhappiness, problems – whatever it is that drove them to commit a crime.

Нам важно стремиться помочь им преодолеть враждебность, гнев – любые беспокоящие эмоции, из-за которых они пошли на это преступление.

In other words, in short, your attitude as a lawyer or judge, or part of the police force, needs to be that of compassion, wishing to alleviate the suffering of society, rather than: “I am the powerful one and I’m going to go around and punish everyone.” It’s a state of mind that makes all the difference.

И поэтому если мы работаем адвокатом, или судьёй, или в полиции, то нам важно делать это, исходя из мотивации принести пользу другим, а не из того, что у нас есть сила и поэтому мы можем наказывать других. То есть самое главное – это наша мотивация.

Принимающая сторона: Всё правильно. Понятно: неотвратимость закона – на первом месте.

Host: In the first place, we have the impossibility to avoid the law.

А вот как девушке сохранить женственность?

But the question is, for a female, how not to lose your feminine qualities.
Alex: Now, this gets into a very delicate topic.

Алекс: Это очень деликатная тема.

I find that in terms of female equality, of women being able to do whatever jobs men do, that it is sad when women feel that they have to dress like men and be like men in order to do the type of work that men traditionally have done.

Алекс: Этот вопрос женственности очень сложный. Я думаю, что неправильно заставлять женщин носить мужскую одежду и чувствовать себя, как будто они мужчины, если они выполняют ту работу, которую традиционно раньше выполняли мужчины. Я думаю, что это было бы неправильно.

Of course, you don’t have to look sexy on purpose and wear clothing that would be regarded as sexually provocative; nevertheless, you don’t have to dress like a man, either.

Конечно, если женщина выходит на работу, ей не нужно одевать сексуально привлекательную одежду и быть в этом смысле провокатором. Но, конечно, другой крайностью было бы заставлять женщину одеваться как мужчина.

I think the example that can be helpful is that, within the family, the mother disciplines the child just as much as the father does. And the mother isn’t less female when she’s doing that, is she?

Я думаю, что это как в семье с воспитанием ребенка: и мать, и отец в равной степени могут воспитывать ребенка, и нельзя сказать, что, когда мать воспитывает ребёнка, она теряет при этом женственность.

So I think using the model of being like a mother and wanting to discipline the naughty child is perhaps a helpful model for women in the legal area.

Я думаю, что это очень полезный образец – мать, которая воспитывает своего ребёнка, – для тех женщин, которые работают в правовой сфере.

Вопрос: Я хотел как слушатель ещё раз поблагодарить вас в очередной раз за содержательную лекцию. И, соответственно, задать вопрос именно по этой лекции. Что касается Франции, там, мне кажется, всё-таки, скорее, протест в отношении одежды, состоит в своего рода защите, то есть попытке сохранить свою идентичность в обществе. Ну и, наконец, можно сказать более точно, это защита от, как они считают, негативных влияний со стороны Западной цивилизации. А что касается процессов, допустим, в самих исламских странах, в частности в Ираке, то там, например, наоборот, идёт процесс такой, чтобы было больше демократизации и как бы женщины чтобы носили... Вопрос состоит в том, что сегодня происходят определённые изменения в этом обществе. Как, на ваш взгляд, в процессе сегодняшних революций, тех изменений, которые происходят в исламских обществах, изменится исламский образ жизни или нет?

Question:First, I want to thank you very much for your lecture. And the first question is about what you said about France. So I guess that what is going on there in terms of cultural dressing – probably local people from Islamic culture who are living there in France, they show loyalty, and they also at the same time protest against Western civilization that is a little bit aggressive. This is the first of my considerations. And the second consideration is that now, on the other hand, we have the other trend in Muslim countries where we have revolutions. Maybe it is possible to say that now we have a democratization process in these countries. And so, in terms of these last events, what can you say? Maybe the Islamic world very soon will change a great deal.
Alex: In terms of the customs within society – for instance, of the women covering their face or not covering the face – as I said, one can look at it from one point of view, that the authorities are afraid that some sort of terrorist might dress up as a woman, covering their face with a veil, and cause problems. So one can understand their concern.

C одной стороны, можно то, что я говорил по поводу ношения традиционной одежды, рассматривать как своеобразную защиту местного сообщества, местной власти: что если люди будут одевать традиционную одежду, например женщины будут ходить в парандже, то [террористы смогут легко маскироваться, одеваясь в женскую одежду и закрывая лицо].

On the other hand, it’s highly offensive to women of that culture to not wear a veil.

Но с другой стороны, если заставлять этих женщин не носить паранджу, для них это будет оскорбительно.

So it seems as though some compromise is necessary on both sides.

И поэтому, судя по всему, здесь необходим компромисс.

In terms of these uprisings in the various North African and Middle Eastern countries,

Что же касается революций в африканских и среднеазиатских странах,

these are very complex and each country is quite individual,

то это очень сложный вопрос, и там в разных странах происходят разные события.

but the difficulty is that most of these societies traditionally are tribal societies. In other words, they are not unified societies; you have different tribes living there.

И большая трудность там в том, что это традиционно племенные сообщества. Там нет централизованного общества: это просто разные племена, обособленные, которые там живут.

The only thing that seems to have worked in making a centralized state out of all these different tribal factions and religious factions is a very strong authoritarian figure. Well, that’s unfortunate because many of them are rather corrupt.

До настоящего времени там работало только то, что к власти приходили диктаторы, которые сильной централизованной властью могли создать единое светское государство из этих разобщённых племенных групп. Но проблема в том, что эти диктаторы стали очень коррумпированы.

So you get rid of a corrupt dictator and you might be left with various fighting factions within a society, like in Iraq. So it’s not an easy situation, and we shouldn’t expect that Western-style democracy is going to solve it.

Да, конечно, можно попробовать убрать этих диктаторов и оставить там это противоборство различных племён, как это происходило в Ираке, но действительно ли из этого можно сделать настоящую демократию – это большой вопрос.

Вопрос: Недавно была беседа, и как раз вопрос об индуизме и буддизме стоял. Как вы отметили в докладе, что есть адаптация и есть также диалог, понятийный в том числе. Вопрос в следующем: допустим, некоторые исследователи считают, что если то же индийское понятие «атман», индуистское, назвать, скажем, чистым сознанием, то тогда многие вопросы между индуистами и буддистами, споры, отпадут сами собой. Как вы считаете?

Question: Recently we spoke about dialogue between Hindu tradition and Buddhist tradition, and we can speak not only about dialogue but also about adaptation, one tradition into another, or in terms of other traditions. And when we were discussing this, we thought maybe if we call atman, the Hindu term, we call it pure awareness – what we call “pure awareness” in Buddhism – maybe then all the contradictions between Hindu and Buddhism will be gone.
Alex: One has to be a little bit careful in comparative work between two religions to say that one thing in one religion is really just what we’re talking about in our religion, but just with a different name.

Алекс: Важно быть очень осторожным, когда мы во время межрелигиозного диалога приравниваем один термин или одно понятие в чужой религии к какому-то другому в своей религии, говоря, что это на самом деле одно и то же, просто разное слово.

In religious studies this is known as inclusivism, in which you say that your religion is really just our religion, or part of our religion, but with different words.

И в религиоведении это называется инклюзивизмом, когда мы говорим, что другая религия – это на самом деле часть нашей религии, просто там всё объясняется другими словами.

And actually it can be taken as being disrespectful.

В некоторых случаях это может быть довольно неуважительно.

I think more productive is that, in terms of this issue of atman, is that… The term “atman” is used in Buddhism.

Я думаю, более продуктивно в случае с этим термином «атман» было бы сказать, что он используется в буддизме.

The atman is the self.

Атман – это личность.

The question really concerns the qualities of the self,

Весь вопрос в том, какими качествами обладает личность.

and each religion has certain assertions as to what the qualities of the self are and what are not the qualities of the self. So they’re talking about the same issue, but just defining the qualities differently.

Разные религии по-разному определяют, какими качествами обладает личность и какими качествами она не обладает. То есть мы можем сказать о том, что разные религии говорят об одном и том же, но они описывают это одно и то же по-разному, приписывают разные качества.

But pure awareness, what’s called “rigpa” in Tibetan, is really quite different from what either Buddhism or Hinduism are talking about when they talk about the self, or atman.

Когда в буддизме говорится о чистом осознавании, или ригпа, этот термин довольно сильно отличается как от того, что в индуизме имеется в виду под атманом, или личностью, так и от того, что в буддизме называется личностью.

Принимающая сторона: Спасибо. Я думаю, будем завершить. Есть возражения, нет? Host: So I think here we can finish if nobody has objections.

Хочу вам ещё раз выразить большую благодарность

One more time I would like to express my appreciation

от студентов и преподавательского коллектива.

and deep gratitude on behalf of the teachers and students.

Итак, подозреваю, что у многих ещё было достаточно много вопросов.

I guess many people have a lot of questions,

И то, что мы вам задали немало вопросов, говорит о том, что ваше выступление вызвало у нас живой интерес.

and the fact that we have such a lot of questions means that we are really sincerely interested in that.

Всегда интересно вести диалог, разговаривать с умным человеком, знающим такие сложные проблемы.

It is always a pleasure to be in a dialogue with an intelligent person who is an expert in such complicated issues.

И если сегодня предоставляется возможность:

And so today we have the opportunity

через океаны Соединённые Штаты Америки и Республика Калмыкия как субъект Российской Федерации, налаживает диалог.

to set a dialogue between America and Kalmykia as part of the Russian Federation, so through the ocean.

Я уверен, что это ­ – пусть небольшая капля, но капля, которая продолжает тенденцию на гармонизацию наших отношений, отношений между народами.

And even if it is just a small drop, nevertheless we are going towards achieving harmony in our relationships.

Большое вам спасибо ещё раз, и по традиции мы хотели бы вам, уважаемый коллега наш, небольшой подарок преподнести, если вы не возражаете.

And so this is the end of our talk, and according to our tradition we would like to give you some present if you have no objections.

Берите, пожалуйста.

Please take it.

Я думаю, вам понятно, что это.

I think you understand what this is.
Alex: Very beautiful.

Алекс: Очень красиво.

Thank you.

Спасибо!

Принимающая сторона: Молодому человеку, который вас сопровождает, –

Host: And to the young man who is accompanying you,

книга о чайной церемонии Калмыкии.

this is a book about tea ceremony, Kalmyk tea ceremony.

Мы надеемся, он сам-то любит калмыцкий чай, пьёт, он же молодой.

We hope that he likes Kalmyk tea, because he is young;

Если вы не пьёте, мы вас научим.

and if you don’t, then we will teach you.

Мы хотели бы, чтобы вы нам ещё немного времени уделили.

And we would like you to give us a little bit more of your precious time.

Мы действительно искренне рады вашему приходу.

We’re really sincerely glad to see you here.

И чтобы у вас появилось желание в следующий раз сразу же прийти сюда к нам, в наше здание, встретиться с нашими коллективами,

And so in order for you next time to come directly here and meet our collective,

студенты сейчас покажут вам несколько номеров художественной самодеятельности.

students will show you some small art performance.
Alex: Oh, wonderful.

Принимающая сторона: Не возражаете?

Host: If you have no objections.
Alex: Not at all. This is wonderful.

Алекс: Вовсе нет.

Принимающая сторона: Спасибо всем.