Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Главная > Медитации высокого уровня > Тантрические учения > Вдохновение («благословение»), его связь с мантрами и устной передачей

Вдохновение («благословение»),
его связь с мантрами и устной передачей

Александр Берзин, декабрь 2008 г.
Ответы на вопросы Теодора Уилана

Вопрос о вдохновении в гуру-йоге

Тео: Мне кажется, большинство западных людей, которые изучают тибетский буддизм, продолжают пользоваться исключительно неоднозначным термином «благословение». У меня, а возможно, и у многих из них, нет сомнений, что у этого термина теистический подтекст. Он звучит так, как будто всемогущее существо с безграничными способностями может ниспослать постижение тому, чья вера сильна, вне зависимости от систем положительной и отрицательной силы этого человека.

Термин «вдохновение», в том числе в смысле «подъём», вписывается в мою буддийскую систему взглядов, потому как у него нет теистической коннотации. Тем не менее, я по-прежнему стараюсь понять всю полноту его значений.

Один человек, который придерживается термина «благословение», в недавнем разговоре сказал, что «вдохновение» звучит так, как будто этот термин применяется в случае, когда кто-либо представляет для нас созидательный, воодушевляющий пример. Когда мы думаем о нём, мы чувствуем «вдохновение», то есть просто устремляемся следовать по его стопам. И хотя желание следовать за кем-либо может привести к смене жизненного ориентира на глубоком уровне, термин «вдохновение», судя по всему, не включает в себя другие возможные смыслы тибетского «джинлаб» (byin-rlabs, санскр. адхиштана). В любом случае, это замечание, как и другие сведения, которые я бессистемно получал со времени первой встречи с Дхармой, повлияло на моё понимание совокупности значений термина «джинлаб». Цель моих вопросов – лучше понять различные возможные смыслы этого слова.

Мой первый вопрос о практиках, в которых мы представляем своего учителя (например, Его Святейшество Далай-ламу) в своей обычной форме или в форме исторической фигуры и сосредоточиваемся на нём с искренним уважением, и сосредоточиваемся именно на этом или совмещаем это с такими практиками, как простирания и надёжное направление (прибежище), где мы представляем обширное поле положительной силы, или с практикой Ваджрасаттвы, или гуру-йоги. В этих практиках происходит только то, что имеется в виду под вдохновением, как я это сейчас описал? Другими словами, мы просто получаем более сильное воодушевление следовать созидательному примеру, потому что сосредоточиваемся на нём и на его качествах сильнее, чем обычно? Или помимо этого «воодушевления», даже если учитель в Индии, за тысячи километров от нас, наш ум на подсознательном уровне объединяется с умом учителя и его вдохновляющая энергия подсознательно взаимодействует с нашим умом, и затем это становится обстоятельством для созревания нашей положительной кармической силы от совершённых нами в прошлом созидательных действий, которая в обратном случае могла бы не созреть?

Ответ

Определение и коннотация подходящих терминов при переводе

Алекс: Чтобы ответить на ваш вопрос, давайте сначала рассмотрим значение исходного санскритского термина «адхиштхана» и как его традиционно переводили на китайский и тибетский.

  • «Адхиштхана» на санскрите означает – дословно и в самом общем смысле – «положение, приближённое к кому-либо», обычно к правителю, и подразумевает властные полномочия. То есть, в некотором смысле, это положение или высокое звание, которое правитель дарует кому-либо. Получая этот статус, человек приближается по своим качествам к правителю.

  • Китайский перевод «шешоу» превратил термин в отглагольное существительное – «дарование положения, которое человек принимает, или сохраняет».

  • Тибетский перевод – byin-gyis-brlabs, который часто сокращают до byin-rlabs (произносится «джинлаб» или «чинлаб»), указывает на процесс присвоения этого положения. Первый слог, byin, часто объясняют как «прояснение», а иногда как «возможность», «способность». Rlabs означает «власть», и brlabs, образованное от глагола rlob-pa, означает «преобразовывать», в первую очередь в лучшую сторону. Таким образом, тибетскому byin-gyi-rlabs часто дают определение «преобразование с помощью прояснения до состояния, наделённого силой и возможностями» или процесс этого преобразования. Хотя на тибетском слово rlabs также означает «волны», традиционные объяснения этого значения не упоминают.

  • Поэтому в некоторых случаях я переводил этот термин как «подъём» или «облагораживание». Перевод «вдохновение», который я использовал чаще, подразумевает силу, которая вызывает это преобразование, или подъём.

Итак, исходный санскритский термин и приведённые варианты перевода означают положение с более высокими возможностями и силой, переданное кем-либо или чем-либо, сходное с положением человека или вещи, которым или которой оно передаётся. Также подразумевается преобразование как процесс, благодаря которому человек получает это положение (то есть подъём), действие, вызывающее это преобразование (передача положения), сила, которая производит преобразование (вдохновение), и то, каким образом происходит преобразование (с помощью «прояснения»).

Роль положительной силы, факторов природы будды и склонностей к положительным факторам ума

Далее, ваш вопрос затрагивает тему, как происходит это повышающее преобразование. Это не очень простой вопрос, потому что термин «джинлаб» используется во множестве контекстов и может относиться к обширному разнообразию процессов и явлений. Давайте сначала рассмотрим вдохновение в рамках гуру-йоги, как в вашем вопросе.

Вы лишь частично правы, предполагая, что усиление положительных качеств ученика происходит вследствие созревания положительной силы (bsod-nams, санскр. пунья, «заслуга») в его потоке ума, которая приводится в действие благодаря вдохновению со стороны духовного учителя. Здесь причинами также выступают многие другие факторы в потоке ума ученика, которые также активируются вдохновением, полученным от духовного учителя.

Положительная сила – причина достижения более высокого уровня того или иного положительного качества или постижения. Но вдохновение от учителя также задействует и усиливает склонности к различным умственным факторам, таким как любовь и сострадание, которые составляют эти положительные качества, а также склонности к распознаванию, благодаря которым достигается постижение.

Следует добавить, что вдохновение, полученное от учителя, также задействует различные факторы природы будды. Они включают врождённую способностью всех существ познавать, общаться и действовать, а также ещё один фактор природы будды – способность потока ума воспринимать вдохновение и подъём к более высокому состоянию. На самом деле система положительной силы в потоке ума каждого существа – это тоже фактор природы будды.

Пустотность процесса вдохновения

Повышающее преобразование происходит в зависимости от множества причин и условий. Поэтому, чтобы понять процесс вдохновения, необходимо очень ясно понимать пустотность трёх кругов: (1) того, кто передаёт вдохновение, (2) того, кто его получает, и (3) самого вдохновения. Ничто из этого не может обоснованно существовать само по себе, со своей собственной стороны, независимо. Другими словами, получение вдохновения не может обоснованно существовать без того, кто его передаёт, без того, кто может получить его и получает, и без того, что передаётся и получается, то есть вдохновения. То есть существование каждого из трёх кругов может быть доказано только в зависимости от других.

Более того, существование каждого из трёх кругов может быть доказано только в зависимости от того, что он является объектом, обозначаемым словами и концепциями. Что такое «вдохновение»? Только то, к чему относится слово «вдохновение» и что происходит благодаря тому, что кто-то передаёт его, кто-то получает и что-то передаётся, причём последние три могут быть установлены только во взаимосвязи друг с другом и со словами и концепциями, которыми они обозначаются.

То есть вдохновение – это не вещь, которую один человек передаёт другому, подобно футбольному мячу, и потом он забивает гол (положительную силу или склонность к положительному качеству) и получает за это очко. Нам нужно избегать воспринимать этот процесс вдохновения как подключение ума духовного учителя, в котором есть положительные силы, положительные склонности и факторы природы будды, к потоку ума ученика с помощью канала, по которому что-то передаётся, как если бы два ума, канал и передаваемое вдохновение были обнаружимыми «вещами», существующими самостоятельно, независимо, как бы в пластиковой упаковке. Тем не менее, на обусловленном уровне мы можем описать вдохновение как процесс, когда ученик получает вдохновение от учителя, и оно пробуждает, или стимулирует, различные факторы в потоке ума ученика. Благодаря этому ученик переходит в более развитое состояние, которое сходно с состоянием учителя.

В случае с гуру-йогой духовный учитель не передаёт возвышающее преобразование сознательно. Вдохновение, которое получает ученик, зависит не только от самой практики гуру-йоги, но и от:

  • сострадания и любви учителя, его намерения принести всем ограниченным существам счастье и облегчить их страдание, а также его или её молитв-устремлений и посвящения положительной силы тому, чтобы суметь достичь этого;

  • подлинных положительных качеств тела, речи и ума учителя;

  • твёрдой убеждённости (mos-pa) ученика в том, что духовный учитель действительно обладает этими положительными качествами, и его благодарности (gus-pa) за доброту учителя;

  • положительной силы, факторов природы будды и склонностей к положительным умственным факторам в потоке ума ученика;

  • фактора природы будды, благодаря которому поток ума ученика можно привести в более высокое состояние.

Далее, вдохновению может способствовать повторение именной мантры духовного учителя, а также основателя или выдающегося держателя линии передачи, к которой принадлежит учитель. Это помогает ученику лучше сосредоточиться. Также можно способствовать получению вдохновения, представляя его в форме цветных лучей и нектаров, которые исходят от учителя к ученику и наполняют его или её тело. Это помогает вызывать настоящее чувство, что мы получаем вдохновение.

Но опять же, следует подчеркнуть, что ни одна составляющая всего этого процесса не может обоснованно существовать независимо, самодостаточно, как обнаружимая «вещь», которая соответствует обозначающим её словам и концепциям. Тем не менее, если все причины и факторы присутствуют, вдохновение произойдёт.

Сила и способность вдохновлять как свойство обладателя положительных качеств

Нужно разъяснить ещё кое-что. Хотя существование положительных качеств тела, речи и ума учителя не может быть установлено благодаря чему бы то ни было в самих качествах или в потоке ума учителя, тем не менее, у положительных качеств на обусловленном уровне есть свойства, или характерные черты. Однако эти характерные черты не могут быть обнаружены даже с точки зрения обусловленной истины о положительных качествах и они не доказывают даже обусловленное существование положительных качеств. Как и сами положительные качества, эти характерные черты могут быть установлены только благодаря словам и концепциям, относящимся к ним.

Кава Пелцег (sKa-ba dPal-brtsegs), тибетский переводчик конца VIII века, приводит эти свойства в определении термина «джинлаб», который мы переводим как «вдохновение». Он писал: «Вдохновение – сила, которая существует, пребывая во всех различных аспектах Дхармы на путях арьи» (прим. пер.: под «путями» здесь имеются в виду состояния ума, которые ведут к достижению духовных целей, таким образом выступая как путь).

«Арья» – это существо с высоким постижением, с неконцептуальным познанием четырёх благородных истин, а в контексте арья-бодхисаттв – и с неконцептуальным познанием пустотности. «Аспекты Дхармы» – это постижения и достижения, которые существуют как аспекты истинных путей в потоке ума арьи, – те, которые относятся к Дхарме. Другими словами, одно из свойств положительных качеств арьи – то, что они вдохновляют: у них есть способность и сила вдохновлять других.

Это, без сомнений, связано с четырьмя видами вдохновения (byin-gyis brlabs-pa bzhi), или с четырьмя видами вдохновения арьи (‘phags-pa byin-gyi rlabs-pa bzhi). Хотя мне не удалось установить сутру, где они упоминаются, и найти объяснение, позвольте мне просто перечислить их и привести возможные толкования.

  • Вдохновение истины (bden-pa’i byin-gyis rlabs-pa), вероятно, относится к подлинности постижений и достижений истинного пути арьи.

  • Вдохновение щедрости (gtong-ba’i byin-gyis rlabs-pa) – просто предположение – скорее всего, здесь имеется в виду далеко ведущая щедрость (парамита щедрости), которая является одним из качеств истинных путей бодхисаттвы и достигается одновременно с первым уровнем ума (бхуми).

  • Вдохновение успокоения (nye-bar-zhi-ba’i byin-gyis rlabs-pa), вероятно, относится к истинному прекращению эмоциональных омрачений или как к эмоциональному омрачению, так и к омрачению познания, что достигается с помощью истинных путей.

  • Вдохновение распознавания (shes-rab-gyi byin-gyis rlabs-pa), видимо, относится к распознаванию не только пустотности, но и шестнадцати аспектов четырёх благородных истин, которые представляют собой основное свойство истинных путей.

Вдохновение без усилий благодаря просветляющему влиянию

По поводу этих видов вдохновения арьи также следует отметить, что вдохновение происходит с помощью процесса просветляющего влияния (‘phrin-las). Это относится и к гуру-йоге. Иногда «просветляющее влияние» переводят как «деятельность будды», но это не деятельность в обычном смысле – «делать что-либо». Просветляющее влияние происходит спонтанно, без сознательного усилия или намерения.

Майтрейя описывает просветляющую активность в «Наивысшем вечном потоке» (rGyud bla-ma, санскр. Уттаратантра), уподобляя её солнечному свету. Положительные качества будды, как он объясняет, оказывают просветляющее влияние на других, без сознательных усилий и предвзятости, подобно тому как светит солнце. Тем не менее, чтобы почувствовать тепло солнечного света, ограниченным существам нужно выйти на солнце. Точно так же, ученику необходима открытость к спонтанно и непредвзято сияющему вдохновению, источник которого – положительные качества его духовного учителя, оказывающего просветляющее влияние на других. В этом тексте Майтрейя использует для «сознательных усилий и предвзятости» термин «концептуальное мышление», имея в виду «предубеждение».

Вопрос о вдохновении от исторической фигуры в духовной линии преемственности

Тео: Далее, если мы объединяем на подсознательном уровне свой ум с умом учителя и взаимодействуем с его умом, происходит ли то же самое между нашим умом и умом исторической личности – той, в чьей форме мы представляем своего учителя? Верно ли это и в случае любой другой фигуры, которую мы представляем, к которой мы обращаемся и которой мы открыты, вне зависимости от того, представляем ли мы, что это наш учитель в этой форме? Другими словами, можем ли мы непосредственно направить свой ум к объединению и взаимодействию с умом какого-либо будды или исторической личности, без участия своего учителя в роли проводника?

Ответ

Алекс: Процесс вдохновения, который я описал выше, совершенно одинаков и в случае духовного учителя, и в случае основателя линии передачи или одиночной фигуры, и в случае всей духовной линии преемственности от самого Будды Шакьямуни до нашего духовного учителя. Помните, нет обнаружимо существующего вдохновения, которое передаётся от человека к человеку, подобно футбольному мячу, – напрямую от Будды к нам, или от нашего учителя, или по линии преемственности учителей, которая идёт от Будды. Поэтому расстояние или разница во времени между ними и нами не имеет значения. Вдохновение просто случается, в зависимости от всех значимых причин и условий. Нет обнаружимо существующей «связи» между нашим умом и умом этих учителей или фигур.

Как упоминалось выше, важнейшие причины вдохновения – любовь, сострадание и молитвы того, кто вдохновляет, будь то наш духовный учитель, мастер линии преемственности или Будда Шакьямуни. Речь идёт о молитвах принести пользу всем ограниченным существам в десяти направлениях и трёх временах – прошлом, настоящем и будущем. Так как намерение в практике махаяны обширно, если мы согласны, что молитвы помогли этим учителям развить положительные качества, мы также должны принять и то, что просветляющее влияние их молитв по-прежнему обладает силой и способностью принести пользу и сейчас, нам, в виде вдохновения.

Шантидева в тексте «Начиная практику поведения бодхисаттвы» (sPyod-‘jug, санскр. Бодхисаттва-чарья-аватара) (IX 35 – 37) ясно указывает на это:

Как драгоценность и древо, исполняющие желания,
Осуществляют все чаяния,
Так, благодаря ведомым ученикам и молитвам
Возникает просветляющая форма Победоносного. 

Например, когда умирает лекарь-гарудика,
Изготовленный им деревянный лечебный столб
По-прежнему может останавливать действие ядов и подобного,
Даже многие годы после его смерти. 

Точно так же, когда бодхисаттва уходит в нирвану,
Возведённый его поведением
Лечебный столб [тело] Победоносного
По-прежнему вершит всё необходимое. 

Вопрос о том, какие положительные силы стимулируются к созреванию благодаря вдохновению

Тео: Если мы подсознательно взаимодействуем с умом учителя или какого-либо будды, объединяя с ним свой ум, и это становится обстоятельством для созревания нашей положительной силы в постижения и тому подобное, происходит ли это постижение или то, что созревает, в определённом внутреннем порядке в каждом уме, естественным образом? Или это происходит случайно и созревает нечто из несметного количества кармических наследий? Или будда полностью властен над тем, что созреет в первую очередь, в зависимости от того, что будет больше всего способствовать нашему духовному росту.

Ответ

Алекс: Прежде всего, нужно провести различие между разными видами положительной силы. Если положительная сила от созидательных действий не посвящена освобождению или просветлению, это положительная сила, создающая сансару. Если она посвящена нашему освобождению, это положительная сила, создающая освобождение. И если она посвящена тому, чтобы мы достигли просветления, это положительная сила, создающая просветление. Из них только положительная сила, создающая сансару, – кармическая сила. Остальные два вида положительной силы – это так называемые «создатели чистого», это не сансарные кармические явления.

Далее, положительная сила созревает разными способами: в переживание счастья; в переживание пяти совокупностей в состоянии перерождения; в склонность действовать так же, как мы действовали раньше, совершая положительные действия, благодаря которым была создана эта сила; в переживание того, что другие поступают с нами так же, как раньше поступали мы; в переживание определённой окружающей среды и так далее. Кроме того, есть положительная сила, созревающая в достижение (thob-pa) постижения (rtogs-pa, реализация). Давайте на время оставим в стороне этот последний вид созревания положительной силы и рассмотрим остальные.

Когда мы говорим о том, что вдохновение служит причиной активации и усиления склонности к положительному качеству, которое функционирует время от времени, например к состраданию, я не думаю, что в этом непосредственно участвуют три упомянутых вида положительной силы – создающие сансару, освобождение и просветление. Однако эти три вида положительной силы задействованы в случае положительной силы, которая созревает в побуждение помочь кому-либо из сострадания. Можно действовать из сострадания, преследуя сансарную цель, например, когда мы помогаем другому человеку, но нашим созидательным поступком в первую очередь движет желание нравиться ему. Или мы действуем из сострадания, стремясь к освобождению или просветлению, – когда наши созидательные действия мотивированы отречением или бодхичиттой.

Как и в случае с вдохновением, созревание склонности к умственному фактору, который составляет какое-либо положительное качество, и созревание положительной силы – это также взаимозависимые явления. Другими словами, какая склонность к какому положительному качеству и какая кармическая сила, побуждающая к какому виду действия, созреют – зависит от очень разнообразных причин и условий. Этим никто не управляет: ни мы, ни наш учитель, ни сам Будда Шакьямуни.

В случае со склонностью к положительному качеству вдохновение просто служит причиной того, что какая-либо время от времени созревающая склонность к одному из этих качеств созревает так, что это качество развивается, или усиливается. Это положительное качество, которое развивается, или усиливается, в потоке нашего ума, будет соответствовать вдохновляющему положительному качеству того, кто нас вдохновляет.

Но в нашем потоке ума присутствуют бесчисленные склонности к положительным умственным факторам и факторам природы будды, которые позволят нам развивать положительные качества, сходные с качествами духовных учителей и будд. Также есть бесчисленные положительные силы, или потенциалы к действиям, сходным с нашими предыдущими созидательными поступками. Более того, каждая из этих склонностей, каждый фактор и потенциал может созреть в целый спектр различных результатов, в зависимости от разных факторов, которые влияют на их силу. Что именно созреет, когда, какой будет сила того, что созреет, форма созревания, как долго созревший элемент будет проявлен в нашем потоке ума, как он будет меняться от мгновения к мгновению и так далее – всё это зависит от различных дополнительных умственных факторов, сопровождающих наше познание в каждый момент. Также это зависит от внешних обстоятельств, в которых мы в тот или иной момент находимся. Существование ни одного из этих факторов не может быть установлено на основе чего-либо обнаружимого в нём самом. Созревание происходит просто в зависимости от взаимодействия всех этих элементов, и, определённо, не зависит только от одного из них, например от намерения Будды.

Что касается положительной силы, которая может созреть в достижение или постижение, вдохновение может стать причиной того, что время от времени созревающая склонность к распознаванию, созрев, усилит этот умственный фактор, таким образом вызвав постижение. Анализ этого вида созревания такой же, как и в случае с состраданием, который мы уже рассмотрели. Однако положительная сила также может созреть и усилиться благодаря вдохновению, что вызовет само достижение. Опять же, какое постижение будет достигнуто и так далее точно так же возникает в зависимости от множества других факторов, что также сходно с вышеприведённым анализом. Какой из трёх видов положительной силы будет задействован точно так же зависит от мотивирующих факторов, которые сопровождают нашу медитацию или любую другую практику, ускоряющую достижение нами этого постижения.

В случае с постижениями, которые являются лишь глубоким пониманием какого-либо учения, или прозрением в него, – например, это может быть непостоянство, недостатки сансары и так далее – не существует их внутреннего последовательного порядка. Различные изложения этих тем, такие как последовательные этапы пути ламрима, предлагают несколько полезных последовательностей, но практикующие могут обрести прозрения в порядке, отличном от них. В случае с пятью путями – создания (накопления), применения (подготовки), видения, привыкания (медитации) и прекращения тренировки (неучения) – внутренняя последовательность существует. Каждый из пяти путей может быть достигнут только на основе предшествующего. Это верно и для стадии зарождения (bskyed-rim) и завершённой стадии (rdzogs-rim) в практике ануттарайога-тантры.

Но, опять же, мы должны понимать, что не существует определённого порядка, установленного благодаря чему-либо в самих постижениях, или в их достижении, или в потоке ума, у которого есть способность их достичь. Таким образом, очевидно, что нам нужно понимать взаимозависимое возникновение и пустотность причин и следствий, чтобы начать понимать, как вдохновение помогает созреванию кармической силы.

Другое употребление термина «джинлаб»

Хотя в случае вдохновения от духовного учителя, мастера линии преемственности и Будды этот процесс случается без сознательного усилия как со стороны источника, так и со стороны получателя вдохновения, термин «джинлаб» используется и в других случаях – для обозначения сознательного процесса «повышающего преобразования». Это происходит в контексте практики тантры, где для процесса такого преобразования может использоваться термин «облагораживание». Некоторые переводчики в этом контексте переводят «джинлаб» как «освящать», но коннотация этого слова – «делать святым», что, видимо, придаёт термину небуддийский оттенок, сбивая с толку.

Один из видов «облагораживания» – усиление положительных качеств. Например, в практике Гухьясамаджи, когда мы «облагораживаем» свои тело, речь и ум посредством развёрнутых визуализаций призывания медитативных образов будд, обращения к ним с просьбами и последующего их растворения в других образах будд, которые мы визуализируем внутри себя, и они символизируют наши тело, речь и ум.

Другой способ «облагораживания» можно встретить во всех практиках ануттарайога-тантры, где мы «облагораживаем» свои половые органы, визуализируя внутри них ритуальные инструменты и семенные слоги. Точно так же, например, в практике Ваджрабхайравы мы «облагораживаем» свои познающие раздражители (светочувствительные клетки глаз, чувствительные к звукам клетки ушей и так далее), визуализируя в них семенные слоги или медитативные образы будд. В этих случаях мы не преобразуем соответствующие элементы нашего тела, которое мы уже представили в виде образа будды, в то, чем они до этого не были. Скорее, как объясняется в учениях сакья о нераздельных сансаре и нирване, у каждого из этих аспектов наших тел есть два уровня видимостей: обыденная, так называемая «нечистая» видимость, и «чистая» видимость. С помощью облагораживания мы просто раскрываем уровень чистых видимостей, который всегда присутствовал.

Практика тантры включает «облагораживание» не только частей нашего тела, но и различных внешних предметов – в частности, различных видов подношений и, в ануттарайога-тантре, ваджры и колокольчика, которыми мы пользуемся во время ритуалов. Здесь мы сознательно совершаем повышающее преобразование. Например, в случае с внешними подношениями (nang-mchod), которые делают в ануттарайога-тантре, повышающее преобразование включает четыре шага:

  • Изгнание (bsang-ba) препятствий из физической чаши с подношениями, расположенной перед нами. Мы делаем это, представляя, как мощные («гневные») образы будд выгоняют из неё мешающих духов.

  • Очищение (sbyang-ba) нечистых видимостей чаши и её содержимого, то есть её видимости как обычной чаши с чаем, у которых есть истинно установленное существование. Мы делаем это, растворяя нечистую видимость, сосредоточиваясь на её пустотности от невозможных способов существования.

  • Зарождение (bskyed-pa) видимости чаши и её содержимого в виде различных видов мяса и телесных субстанций, символизирующих совокупности и элементы нашего обыденного тела.

  • Облагораживание (byin-gyi-rlabs) мяса и телесных субстанций с помощью визуализаций, соответствующих их очищению, постижению и расширению (sbyang-rtogs-sbar-gsum). «Очищение» относится к их цвету, запаху, вкусу и потенциалу. «Постижение» означает, что мы осознаём их как нектар, дарующий избавление от всех болезней и бессмертие, и, соответственно, предполагает, что мы визуализируем, как они превращаются в нектар. «Расширение» – преумножение нектара, так что он становится неисчерпаемым.

В случае с внешними подношениями (phyi-mchod) воды, цветов, благовоний и тому подобного визуализации для четырёх шагов «облагораживания» намного проще.

Последний пример для облагораживания внешнего предмета, не связанного с телом, – особые пилюли, также называемые «джинлаб», что, вероятно, в данном случае переводится как «облагороженные пилюли». Это очень маленькие пилюли, изготовленные из сухих цветов, трав и других веществ, рядом с которыми духовный мастер, обычно вместе с монашеским собранием, повторяет тысячи мантр, сосредоточиваясь на особых визуализациях с блаженным осознаванием их пустотности. Повторив определённое количество мантр, духовный мастер дует на пилюли, тем самым «облагораживая» их. Когда человек, твёрдо уверенный в облагораживающей способности этих пилюль, проглатывает одну из них, он чувствует, что они оказывают на него повышающее и облагораживающее воздействие. Некоторые разновидности этих облагораживающих пилюль помогают тому, кто их употребляет, преодолеть препятствия. Другие помогают вылечиться от некоторых болезней. Опять же, необходимо подчеркнуть, как важно понимание природы пустотности и взаимозависимого возникновения у всех элементов этого процесса, чтобы правильно понять, чем эти облагораживающие пилюли, джинлаб, могут быть полезны.

Вопрос о мантрах с точки зрения придания формы тонким энергиям-ветрам

Тео: Есть ещё один источник информации, который вызывает моё крайнее недоумение. Что касается принципа действия мантры, я понимаю теорию о том, что она придаёт форму тонким энергиям-ветрам и это приводит к возникновению определённых состояний ума, а также то, как благодаря мантре тонкие энергии-ветры входят в центральный канал и растворяются в нём, что даёт доступ к тончайшей энергии-ветру и уму ясного света.

Хотя подобные теории о практике мантр существуют, по каким-то крайне странным причинам в некоторых местах, как в Индии и Непале, так и на Западе, эти учения дают редко. Хотя некоторые геше и кхенпо во всех четырёх тибетских традициях получили образование в уважаемых монастырских университетах, по некоторым странным причинам они зачастую объясняют только другую теорию работы мантры – что она работает с помощью «благословения» (или это слово использует переводчик). Они говорят, что, читая мантру, мы получаем благословение, потому что мантра наделена силой просветлённой речи будд.

Я действительно сбит с толку. Есть ли причина, почему теорию придания формы энергиям-ветрам объясняют реже, чем теорию «благословения»?

Ответ

Алекс: Объяснение, что мантры придают форму энергиям-ветрам, чтобы благодаря этому они вошли в центральный энергетический канал, находились и растворились в нём, – основано на учениях о ваджрной рецитации (rdo-rje bzlas-pa). Это очень продвинутая практика, которой занимаются на стадии уединения речи (ngag-bden) завершённой стадии (rdzogs-rim) практики ануттарайога-тантры. Полное объяснение уединения речи и ваджрной рецитации приводится в таких текстах, как «Светоч, проясняющий “Пять стадий”» (Rim-lnga gsal-sgron) – комментарий Цонкапы на текст Нагарджуны «Пять стадий» (Rim-lnga, санскр. Панчакрама) о пяти этапах практики завершённой стадии «Тантры Гухьясамаджи». Так как это исключительно продвинутая тема, её мало кто изучает и преподаёт. Тем не менее, поскольку основной принцип этой практики может помочь западным людям лучше понять смысл повторения мантры, я упоминаю его, объясняя теорию мантр.

Вопрос о возвышающем преобразовании с помощью мантр

Тео: Раз эта теория «благословения» может быть верна, я стараюсь понять, как она работает. Это просто догадка – насколько она верна?

Например, повторяя «ом мани падме хум», объединяем ли мы автоматически свой ум на подсознательном уровне с умами непрерывной линии преемственности мастеров, начиная с Будды Шакьямуни или другого будды? Повышающая энергия от всей непрерывной линии взаимодействует с нашим умом, так что это становится обстоятельством для созревания нашей положительной кармической силы, и в результате в нашем уме возникает сострадание? И то же самое происходит со всеми остальными мантрами, и их повторение также приводит к определённым результатам?

Если это процесс такого подсознательного объединения и взаимодействия, достаточно просто повторять мантру? Или, чтобы этот процесс работал и мы получили эту вдохновляющую энергию, к совокупности причин нужно добавить что-либо ещё? Например, сработает ли это с любым человеком, у которого нет связи с непрерывной линией преемственности, если он просто наткнётся на мантру в книге по Дхарме и начнёт повторять её? Или мантра должна быть непосредственно получена от подлинного «звена» в цепи непрерывной линии преемственности мастеров, начиная от Будды?

Если, чтобы этот процесс происходил, мантра должна исходить от непрерывной линии передачи, должны ли мастера были получить результаты от практики этой мантры, и только тогда вдохновляющая энергия от мантры будет передаваться по этой непрерывной линии? Например, если ученик получил устную передачу мантры от учителя, который достиг результатов её практики, но сам никогда не практиковал эту мантру и тем более не достиг результатов, – может ли он потом передавать её другим, при этом сохраняя линию благословений непрерывной, так что получатели смогут на неё полагаться?

Всё дело просто в том, что по непрерывной цепочке линии преемственности до нас доходит вдохновляющая энергия будды, то есть непрерывная линия подобна каналу связи, по которому проходит эта энергия, а каждый из мастеров линии подобен участку этого канала? Или эта вдохновляющая энергия состоит как из вдохновляющей энергии всех существ, так и из энергии будды, передаваемой по непрерывной линии?

Ответ

Алекс: Объяснение того, как повышающее преобразование работает с помощью повторения мантры, то же самое, что и для гуру-йоги. Но в этом случае нужно ещё добавить то, что я объяснил по поводу облагораживания предметов, которые не являются частями нашего тела, – в данном случае в отношении звуков мантр.

Мантры – пример просветляющей речи будды, они были произнесены Буддой, который появлялся в тантрах в виде различных медитативных образов будд. Представляя собой просветляющую речь, звук мантр был «облагорожен» состраданием, любовью, бодхичиттой, молитвами и постижением пустотности Будды. Таким образом, мантры – это вдохновляющие звуки и, как их определил Кава Пелцег, их характерная черта – обладание определённой силой и способностью, которые зависят от бесчисленных других причин и условий.

Если мантру повторяет человек, уверенный в силе мантр, это задействует и усиливает склонности к различным положительным качествам, например состраданию и распознаванию. Эта активация и усиление значительно облегчается, если перед повторением мантры или одновременно с ним мы также занимаемся соответствующей медитацией, например визуализацией, анализом и так далее. Более того, в зависимости от мотивации, сопровождающей повторение мантры, – это может быть сансарная мотивация, отречение или бодхичитта, – укрепляется соответствующая положительная сила для достижения того или иного постижения.

Если вы спросите, может ли повторение мантры принести положительные результаты, если мы не верим в силу мантр, – я в этом сомневаюсь. Если повторение сопровождается нерешительным колебанием, но оно ближе к уверенности в их силе, она принесёт меньший результат, чем когда ему сопутствует полная уверенность.

Все ли участники линии устной передачи этой мантры должны были достичь результатов от её повторения? Нет. Способность мантры вдохновлять возникает в зависимости лишь от того, что они изначально были произнесены Буддой. Конечно, любые постижения мастеров линии устной передачи усилят способность мантры вдохновлять, но это усиление не обязательно. Учителям линии преемственности достаточно лишь точно передать слова и слоги мантры, ничего не добавляя и не опуская.

Это относится и к устной передаче слов записанных учений будд и последующих духовных учителей. В конце концов, ничто из сказанного Буддой не было записано при его жизни. Записи слов Будды появились лишь столетия спустя. Таким образом, каждое последующее поколение учеников могло убедиться в точности этих просветляющих слов лишь услышав, как их повторяет представитель предыдущего поколения, который запомнил их, точно так же услышав от старшего поколения. И чтобы это правильно работало, цепочка мастеров, передававших просветляющие слова мантры или записанного учения, должна быть непрерывной вплоть до их источника – Будды. Например, с разрешения Его Святейшества Далай-ламы XIV я дал устную передачу особой линии Серконга Дорджечанга «Сущности превосходного объяснения подлежащего толкованию и безусловного смыслов» (Drang-nges legs-bshad snying-po) Цонкапы Второму Серконгу Ринпоче. Я сделал это исключительно на основании того, что получал эту устную передачу от своего учителя Первого Серконга Ринпоче. Я никогда по-настоящему не изучал этот текст, не говоря уже о постижении его смысла.

Что можно сказать о повторении мантры без получения устной передачи на неё или если мы получили устную передачу от того, кто на самом деле не получал подлинной устной передачи? Я думаю, в этом случае мантра может в некоторой степени вдохновлять, но её действие будет слабее, чем если бы мы получили её по непрерывной линии устной передачи. Например, Шантидева в тексте «Начиная практику поведения бодхисаттвы» (VIII 118) писал: «…из великого сострадания Защитник Авалокитешвара наделил даже своё имя [силой] рассеивать страхи скитальцев [например, робость] перед слушателями». «Наделить» здесь – это термин «джинлаб». Но, опять же, нам не нужно думать, что сила мантры может быть установлена на основе чего-либо обнаружимого в самом её звуке.

Что если мы получили устную передачу на мантру, но она была неправильно произнесена, или если мы выговариваем её неправильно? Я думаю, в этих случаях неправильное повторение не повлияет на силу и способности мантры. В конце концов, тибетцы не произносят определённые слова мантр так же, как индусы. Например, они произносят санскритское слово «ваджра» как «бендза», а монголы произносят его как «очир». Тем не менее, нельзя сказать, что тибетцы и монголы, повторяя мантры и говоря «бендза» и «очир» вместо «ваджра», ничего не достигли или что в достижениях они уступают индусам, которые произносят «ваджра» как «ваджра». Вдохновляющая способность, которой Будда наделил звуки мантр, по-прежнему передаётся, несмотря на искажение их произношения, потому что линия передачи мантры, тем не менее, непрерывна. В конце концов, линия устной передачи текстов, изначально написанных на санскрите, считается непрерывной, даже после того как эти тексты начали читать в переводе, например на тибетский или китайский. Линия передачи подобна личному потоку ума: каждый последующий момент не является ни таким же, ни совершенно другим по сравнению с предыдущим. Каждый момент возникает на основе от предыдущего, образуя непрерывный поток, и нет ничего обнаружимого, что передавалось бы от момента к моменту и могло бы доказать существование этого потока.

Что если мы или другой человек придумаем мантру и будем повторять её, одновременно с этим развивая сострадание? Это может помочь нам сохранять сосредоточенность на сострадании, но, если мы знаем, что эта мантра не произошла от Будды, повторяя её, мы, определённо, не получим вдохновения Будды. Вот почему, хотя можно визуализировать себя христианской Девой Марией, чтобы лучше сосредоточиваться на любви и сострадании, называть это буддийской тантрической практикой совершенно неуместно. Более того, это было бы крайне неуважительным по отношению к христианству, потому что христианские духовные лидеры не одобрили бы подобную практику и, скорее всего, сочли бы её ересью. В буддийских тантрах встречаются фигуры, которые есть и в индуистских тантрах, например Сарасвати, но это не то же самое, потому что использование этого образа в буддийских тантрах идёт от Будды и индуизм признаёт Будду воплощением Вишну. Поэтому индуисты не считают это неуважительным.

А если мы уверены, что какая-либо вымышленная мантра исходит от Будды, и повторяем эту неподлинную мантру? Это напоминает случай с одним тибетским монахом. Когда он отправлялся в паломничество в Индию, мать попросила его привезти зуб Будды. Монах забыл о просьбе матери, но всё же вспомнил о ней, когда уже почти был дома. Боясь расстроить мать, он нашёл собачий зуб, взял его, очистил, обернул в красивую ткань и подарил маме, сказав, что это зуб Будды. Мать была уверена, что это на самом деле зуб Будды, и, получая от него вдохновение, обрела многие духовные достижения.

В этом примере мать получила вдохновение от Будды лишь благодаря своей уверенности: это вдохновение не передавалось через собачий зуб. Я думаю, если мы уверены в том, что какая-либо мантра исходит от Будды, – хотя на самом деле это не так, – мы точно так же получим вдохновение благодаря твёрдой вере в Будду. Это касается и получения устной передачи на подлинную мантру, когда мы думаем, что линия передачи была непрерывной, хотя на самом деле она прерывалась.

Вопрос о неосознанном взаимодействии будд с нашим умом

Тео: Могут ли учителя с высоким постижением или будды объединять свой ум с нашим умом и взаимодействовать с ним, проникая в цепочки наших мыслей, так что мы не будем осознавать это? Например, когда мы во время формальной сессии практики следуем по цепочке рассуждений, направленной на концептуальное постижение пустотности, могут ли они взаимодействовать с нашим умом, то здесь то там направляя последовательность наших мыслей так, чтобы рассуждение проходило в правильной канве – насколько это возможно, – чтобы в конечном итоге мы стали ближе к концептуальному познанию пустотности?

Ответ

Алекс: Тексты всегда подчёркивают важность обращения к буддам и нашим духовным учителям за вдохновением. Это очень действенный способ выразить свою восприимчивость и желание получить вдохновение. Это подразумевает, что, если мы не просим о вдохновении, мы не слишком к нему открыты. Поэтому я не думаю, что можно получить вдохновение от будд или учителей, не осознавая этого. Даже когда мы получаем вдохновение, это не значит, что некая обнаружимая «вещь» – вдохновение – приникает в наш ум и защищает от ошибок.

Вопрос о вдохновении, которое мы получаем, воспринимая своего духовного учителя как будду

Тео: Когда в некоторых текстах говорится, что нужно воспринимать все видимости как дхармакайю гуру, даже если гуру на самом деле не будда, а лишь подобен будде, – объединяемся и взаимодействуем ли мы вообще подсознательно с повышающей энергией будды?

Ответ

Алекс: Я думаю, что да. Если, благодаря твёрдой вере, что собачий зуб принадлежал Будде, можно получить вдохновение Будды, насколько большее вдохновение будды мы получим благодаря твёрдой вере в то, что наш духовный учитель – будда? В случае с духовным учителем мы сосредоточиваемся на его или её подлинных положительных качествах, распознавая в них качества будды. Сосредоточиваясь на просветляющих качествах, мы получаем вдохновение будды. Есть тибетская поговорка: «Если мы воспринимаем своего духовного учителя как обычного человека, мы получим вдохновение обычного человека. Сосредоточившись на нём как на будде, мы получим вдохновение будды».

Вопрос о встрече лицом к лицу с ригпа, чистым осознаванием, благодаря вдохновению от мастера дзогчена

Тео: В литературе по дзогчену говорится, что учитель дзогчена может непосредственно познакомить ученика с ригпа – чистым осознаванием. Один из способов, как это может случиться, – через вдохновение. Когда это происходит, наш ум на подсознательном уровне объединяется и взаимодействует с повышающей энергией мастера дзогчена, так что в нём одновременно созревает огромное множество положительных сил? Должны ли у мастера дзогчена быть какие-либо особые качества, чтобы это произошло? Или ум учителя, с которым у нас есть глубокая кармическая связь, выступает в роли канала, через который проходит повышающая энергия будды, и именно она взаимодействует с нашим умом?

Ответ

Алекс: Прежде всего, важно понимать технический термин, который здесь используется, – ngo-sprod. Вы привели его распространённый перевод «знакомить». На самом деле этот термин означает «встречать лицом к лицу». Вдохновение от учителя дзогчена может стать одной из причин того, что положительная сила, создающая просветление, в потоке нашего ума созреет в достижение постижения ригпа, глубокого осознавания. Это чистое осознавание, изначально незапятнанное, лежит в основе каждого момента нашего познания с безначальных времён. Постижение этого чистого осознавания – это встреча с ним лицом к лицу, так что оно «познаёт своё собственное лицо». Это означает, что теперь мы полностью осознаём её подлинную пребывающую природу.

Встреча с ригпа лицом к лицу может быть приближена, если наш учитель дзогчена расскажет о ригпа на словах, – или в рамках ритуала, или в другом контексте, – или даже если он или она сделает определённый жест, без слов. Но так как эти слова или жесты можно воспринять, не пережив в результате встречу лицом к лицу с ригпа, наша встреча с ригпа зависит от множества дополнительных факторов, включая вдохновения от мастера дзогчена.

Самый важный дополнительный фактор – то, что нам нужно создать огромное количество положительной силы, на которой основано просветление, успешно завершив в предыдущих и (или) в этой жизни общие и особые предварительные практики (нгондро) и достигнув по меньшей мере продвинутого уровня сосредоточения, цели бодхичитты и правильного концептуального понимания пустотности. Кроме того, нам нужно получить тантрические посвящения, принять соответствующие обеты и достичь определённого успеха в практике визуализации и повторения мантр на стадии зарождения (bskyed-rim) и в практиках с энергиями-ветрами и энергиями-каналами (rtsa-rlung) завершённой стадии. Таким образом, благодаря созданию невероятного количества положительной силы и глубокого осознавания, на которых основано просветление, а также практике различных шагов медитации дзогчена, мы можем без каких-либо дальнейших усилий встретиться лицом к лицу с ригпа, опираясь на силу вдохновения мастера дзогчена. Однако эта встреча должна проходить через обычные стадии медитации дзогчена: сначала – доступ к алайе привычек (bag-chags-kyi kun gzhi) и её узнавание, затем – доступ к лучезарному ригпа (rtsal-gyi rig-pa) и его узнавание, и наконец – доступ к сущностному ригпа (ngo-boi rig-pa) и его узнавание.

Процесс, когда вдохновение вызывает повышающее преобразование и это позволяет нам встретиться лицом к лицу с ригпа, – точно такой же, как мы уже описали с другими примерами силы вдохновения. В этом случае личные достижение мастера дзогчена само по себе вдохновляет и кроме того мастер играет роль проводника, благодаря которому вдохновение всей линии преемственности, начиная от Будды, воздействует на нас. Но, конечно, это происходит без какого-либо обнаружимого «вдохновения» или «постижения», существование которого может быть доказано само по себе, которое передаётся от Будды к тем или иным мастерам и достигает нас.