Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Главная > Медитации высокого уровня > Махамудра > Махамудра и четыре благородные истины > 2. Очищение умственной деятельности

Махамудра и четыре благородные истины

Александр Берзин
Сиэтл, Вашингтон, 16 апреля 2003 года

2. Очищение умственной деятельности

Стадии истинных прекращений

В нашем обсуждении махамудры важно, что природа нечистой и чистой умственной деятельности одна и та же. Обусловленная природа нечистой и чистой умственной деятельности – это всегда «просто ясность и осознавание». Глубочайшая природа нечистой и чистой умственной деятельности – это всегда пустотность.

Когда мы достигаем истинного прекращения нечистого аспекта, это истинное прекращение первых двух благородных истин. Это истинное прекращение создания видимостей совокупностей нашего познания как истинно существующих (первая благородная истина) и цепляния за них как за истинно существующие (вторая благородная истина). На самом деле, в первую очередь мы избавляемся от цепляния, а потом – от создания видимостей. Когда мы освобождаем нашу умственную деятельность от этих двух аспектов так, что они больше никогда не возникнут, мы достигаем их истинного прекращения.

Мы не достигаем истинного прекращения всех истинных причин и истинных страданий во время первого неконцептуального познания пустотности, когда становимся арьями. В традициях карма-кагью и ньингма считается, что их полное истинное прекращение иногда может произойти мгновенно, но лишь у некоторых особенных практикующих. Их называют «теми, у кого всё случается сразу». Однако в школах гелуг и сакья этот тип практикующих не описывается. Там говорится только о «тех, кто развивается постепенно», и, согласно карма-кагью и ньингма, это также относится к большинству практикующих.

У тех, кто развивается постепенно, первое неконцептуальное познание пустотности очищает только часть истинных страданий и истинных причин. Размер этой части зависит от того, практикуем ли мы методы ануттарайога-тантры или сутры. Другими словами, это зависит от уровня умственной деятельности, который мы задействуем при неконцептуальном познании пустотности, и от сопровождающей мотивации.

Давайте будем говорить только о бодхисаттвах, то есть о тех, чья мотивация – бодхичитта. Если для неконцептуального познания пустотности мы используем тонкую умственную деятельность, как в сутре, то, впервые став арьями, мы освободимся только от доктринального цепляния за истинное существование и от доктринальных беспокоящих эмоций и состояний ума. Но спонтанные нечистые аспекты по-прежнему сохранятся, равно как и появление видимостей истинного существования. Используя для неконцептуального познания пустотности деятельность ума ясного света, как в ануттарайога-тантре, мы освобождаемся и от доктринальных, и от спонтанных беспокоящих эмоций и состояний ума и цепляния за истинное существование – от всего сразу. Однако у нас по-прежнему появляются видимости истинного существования.

Доктринальное цепляние за истинное существования возникает из-за того, что мы обучались воззрению об истинном существовании, например, в рамках одной из небуддийских индийских философских школ. Из-за этого цепляния возникают доктринальные беспокоящие эмоции, например привязанность к подобному философскому воззрению и ненависть к тем, кто с ним не согласен.

Спонтанное цепляние за истинное существование и спонтанные беспокоящие эмоции есть у всех. Например, если мы падаем, то страх появляется автоматически; это есть и у животных.

Важно, что во время полной неконцептуальной поглощённости пустотностью как в случае йогического непосредственного познания на уровне сознания ума, так и в случае умственной деятельности ясного света не возникает ни цепляния за истинное существование, ни беспокоящих эмоций и состояний ума, ни создания видимостей истинного существования. Однако их отсутствие не длится бесконечно. Только их часть прекращается навсегда, в то время как остальные возобновляются на стадии последующего достижения. Мы достигаем истинного прекращения только части первой и второй благородных истин.

Такие практикующие составляют арья-сангху (благородную сангху). Из Трёх Драгоценностей прибежища они являются Драгоценностью Сангхи, потому что они достигли третьей и четвертой благородных истин лишь частично, навсегда очистившись только от части первой и второй благородных истин. Только будда полностью достиг третьей и четвертой благородных истин и полностью избавился от первой и второй. Другими словами, чем больше мы пребываем в неконцептуальном познании пустотности, тем меньше активируем нечистую сторону умственной деятельности. В конечном счёте мы способны достичь истинного очищения всего нечистого аспекта.

[См.: Определение объектов надёжного направления (прибежища)]

Почему это важно в нашем обсуждении махамудры? С точки зрения природы нашей умственной деятельности нет различия, достигли ли мы истинного прекращения лишь части первой и второй благородных истин, полного истинного прекращения или вообще его не достигли. Природа умственной деятельности, независимо от степени истинного прекращения, остаётся той же самой. По-прежнему присутствует создание видимостей и их познание при отсутствии истинно существующего «я» или истинно существующего ума, который бы их создавал. Это не зависит от того, является умственная деятельность чистой или нечистой. Находимся ли мы в состоянии первых двух или в состоянии последних двух благородных истин, эта природа одна и та же.

Чистая умственная деятельность может замещать нечистую

Теперь возникает вопрос: если чистая и нечистая умственная деятельность обладают одной природой, какая из них устойчивее – создание видимостей истинного существования и цепляние за истинное существование или создание видимостей отсутствия истинного существования и неконцептуальное познание пустотности? Создание видимостей истинного существования и цепляние за истинное существование или создание видимостей зависимого возникновения и познание зависимого возникновения? В любом случае, эти два варианта исключают друг друга. В один момент умственной деятельности не может происходить и то и другое. Итак, что же более устойчиво?

Следует признать, что нечистый аспект менее устойчивый, потому что его можно прекратить с помощью чистого аспекта. Проще говоря, заблуждение можно преодолеть с помощью правильного понимания.

Не следует упрощать это утверждение: точно так же можно сказать, что правильное понимание может быть заменено заблуждением. Если правильное понимание и заблуждение исключают друг друга, то во время первого не происходит второго, и наоборот. Даже после неконцептуального познания пустотности у нас по-прежнему остаётся часть заблуждения. Почему?

Давайте вернёмся к примеру с появлением видимости, что водитель следующей за мной машины – настоящий дурак, и верой в то, что это действительно так, потому что с ним самим что-то не в порядке и это делает его настоящим дураком. Чем больше мы будем исследовать нечистую деятельность ума, тем яснее будем видеть, что её можно остановить с помощью понимания того, что этот способ существования невозможен. Если бы он был настоящим дураком сам по себе, то все считали бы его дураком во всех ситуациях, начиная с момента его рождения. Потому что с ним самим было бы что-то не в порядке, и это делало бы его дураком. Чем больше мы будем исследовать появление этой нечистой видимости и её нечистое познание (нашу веру в то, что эта видимость отражает реальность), тем яснее будем понимать, что она не выдерживает анализа.

Что касается чистой умственной деятельности в отношении этого человека, чем больше мы будем исследовать объект познания чистой умственной деятельности, тем яснее будем осознавать, что оно истинно. Мы поймём, что с обусловленной точки зрения этот человек, возможно, ведёт себя как дурак, и его поведение в этот момент можно достоверно назвать идиотским. Однако невозможно, чтобы он был дураком сам по себе. То, что он ведёт себя как дурак, зависит от множества факторов, в первую очередь – от нашей концепции и умственного обозначения «дурак», а также от других явлений. Например, от того, что были изобретены машины, что люди строят машины и дороги, что появились правила дорожного движения и от множества других факторов, включая даже эволюцию от амёбы до человека. То, что он ведёт себя как дурак, возникает в силу взаимосвязи всех явлений.

Вот почему только будда может познать это. Когда мы говорим о создании видимости зависимого возникновения, речь идёт о взаимосвязи всех вещей, о причинах и следствиях в целом, обо всех причинах всех явлений. Мы говорим о бесчисленном множестве причин и обо всех результатах, которые последуют за всем, что случается в каждый момент. Только будда может познавать это полностью.

Не следует думать, что видимость зависимого происхождения – это просто. Это за пределами нашего ограниченного ума. У нас нет органа или инструмента, с помощью которого мы могли бы это познать. Я часто использую для описания нашего познания пример с перископом. Каждый как будто находится в подводной лодке. Наше познание, наша умственная деятельность подобна перископу: она очень ограничена. Мы можем видеть только то, что перед нашим носом. Мы не видим то, что находится сзади; мы не можем видеть все причины того, что мы воспринимаем. Возможно, мы увидим одну или две причины. И, разумеется, мы не видим все следствия. То, что мы познаём, ограничено, и то, что возникает благодаря нашей умственной деятельности, кажется независимым от всего остального. Мы окончательно избавимся от перископа только когда освободимся от совокупностей (ограниченных тела и ума). Тогда мы сможем познать всё сразу, со всеми взаимосвязями. Мы можем выделять различные части этой целостности – «стол», «дурак», «машина» – т олько с помощью слов и концепций. Но они не существуют независимо, сами по себе. Всё взаимосвязано и составляет гигантскую систему причин и следствий.

Понимание этого подрывает и, таким образом, может заместить заблуждение. Чем больше мы исследуем ситуации с точки зрения здравого смысла и логики – как в случае с человеком, который пытается нас обогнать и кажется нам полным идиотом, – тем яснее понимаем, что наш анализ зависимого возникновения верен. Обманчивые видимости, которые создаёт наша умственная деятельность, ошибочны. Они не соответствуют действительности и не выдерживают анализа.

То, что чистый аспект умственной деятельности сильнее нечистого и может заместить его, подтверждается не только этим логическим заключением, но и нашем опытом. Чем больше мы сосредоточиваемся на нечистой умственной деятельности, тем сильнее наш гнев и несчастье. Чем больше мы сосредоточиваемся на чистой умственной деятельности, тем слабее эти состояния ума и, даже если мы не становимся счастливее, во всяком случае наш ум спокоен.

На более продвинутом этапе практики, на более глубоком уровне, когда мы пребываем в неконцептуальном сосредоточении на пустотности, не происходит ни появления видимостей истинного существования, ни цепляния за истинное существование. Без видимостей истинного существования и цепляния за него не приводится в действие механизм кармы, потому что карму активируют именно эти два фактора. В это время мы не только не активируем старую карму, но и не создаём новую.

Стадии очищения кармы

Чем дольше мы можем пребывать в неконцептуальном сосредоточении на пустотности, тем слабее будет создание видимостей истинного существования и цепляние за него, когда мы выйдем из состояния медитативной поглощённости. Цепляние будет становиться всё слабее до тех пор, пока полностью не прекратится. Затем начнёт прекращаться создание видимостей истинного существования. Это объяснение прасангики традиций гелуг и карма-кагью. Есть небольшие отличия в объяснениях других тибетских традиций и других философских систем индийской махаяны. В некоторых из них утверждается, что цепляние и создание видимостей становятся слабее одновременно.

В любом случае, чем больше мы пребываем в неконцептуальном сосредоточении на пустотности, тем слабее становятся эти два фактора. Во время неконцептуальной полной поглощённости пустотностью мы не приводим в действие старую карму и не создаём новую. Когда мы выходим из поглощённости, часть нашей кармы оказывается ослабленной или истощённой. В учениях Калачакры это объясняется более подробно, с точки зрения так называемых «кармических ветров». Это довольно трудно для понимания, и, наверно, сейчас не время углубляться в эту тему.

Даже если мы добились ослабления или истощения части нашей старой кармы, мы по-прежнему создаём новую во время периодов последующего достижения и между сессиями медитации. Потому что, если мы следуем пути сутры, во время этих периодов у нас по-прежнему происходит спонтанное цепляние за истинное существование – до тех пор, пока мы не достигнем восьмого уровня бодхисаттвы. Мы можем создавать новую карму, даже находясь на уровне арьи, хотя это не будет сильная карма, известная как забрасывающая карма, которая может «забросить» нас в другое сансарное перерождение.

На этом уровне мы пытаемся увеличивать продолжительность пребывания в неконцептуальной сосредоточенности на пустотности, и проходим бхуми – уровни ума арья-бодхисаттв. Также мы работаем над тем, чтобы всё чаще чередовать полную поглощённость пустотностью и последующее достижение, когда мы осознаём, что видимости истинного существования подобны иллюзии. У нас также есть периоды между медитацией, когда мы готовим пищу, едим, спим и как можно больше помогаем другим. В это время мы тоже стараемся осознавать, что все видимости истинного существования – то есть всё, что мы познаём, – подобны иллюзии. Мы стараемся чередовать это с неконцептуальным познанием пустотности, в которое мы упражняемся входить всё быстрее и всё чаще. В конце концов мы сможем пребывать в этом состоянии всегда. Тогда мы станем буддами, и весь нечистый аспект умственной деятельности будет навсегда прекращён. Он никогда уже не возникнет вновь, потому что наша непрекращающаяся чистая умственная деятельность исключает создание видимостей истинного существования и цепляние за него. Они не могут возникать в одно и то же время.

Чем дольше мы пребываем в сосредоточении на пустотности и чем чаще нам это удаётся, тем больше мы ослабляем карму, потому что в эти периоды мы ничего не активируем. Также мы не создаём ничего нового. Этот процесс связан с четвёртой благородной истиной – истинными путями ума. Хотя чистый и нечистый аспекты умственной деятельности являются её содержимым и обладают одной и той же природой умственной деятельности (просто возникновением видимостей и их познанием), умственная деятельность с чистым содержимым может замещать умственную деятельность с нечистым содержимым. Другими словами, чистая умственная деятельность может навсегда остановить нечистую и заменить её. На протяжении всего этого процесса наша умственная деятельность остаётся индивидуальной и субъективной. Именно я переживаю это, а не кто-нибудь другой.

Как происходит очищение кармы

Вопрос: Когда арья пребывает в состоянии полной неконцептуальной поглощённости пустотностью, он не активирует старую карму и не создаёт новую. Что же происходит с его старой кармой? Что в действительности имеют в виду, говоря об её очищении?

Алекс: Здесь нужен более комплексный анализ. В этот момент у нас есть кармическое наследие (иногда этот термин переводят как «кармические семена») и кармические привычки. И то и другое относят к изменчивым явлениям, которые не являются ни формами физических явлений, ни способами осознавания. Они обозначаются техническим термином «несоответствующие воздействующие переменные». Говоря простым языком, в стиле гелуг (это нельзя будет использовать в объяснениях других традиций) мы можем назвать их изменчивыми обобщениями.

Иногда термины «кармическое наследие» и «кармические привычки» используют как равнозначные. Однако если мы различаем их, кармическое наследие порождает чередующиеся явления: иногда мы делаем одно, иногда – другое, иногда мы чувствуем счастье, иногда – нет. Кармическая привычка порождает продолжительные явления. И то и другое – обобщения.

Что такое обобщение? Оно подобно обозначению. Есть последовательность похожих событий, на основании которой мы говорим, что это наследие или привычка. Простой пример: мы выпили одну чашку кофе вчера, одну позавчера, одну сегодня утром, одну – днём и так далее. На основании этой последовательности похожих событий мы говорим о привычке пить кофе. Наследие каждого такого действия – то, что мы, вероятно, захотим попить его снова, но не в каждое мгновение нашей жизни, а лишь иногда.

Наследие существует до тех пор, пока сохраняется вероятность продолжения этой последовательности в будущем, вне зависимости от того, сколько пройдёт времени до следующего события. Мы можем сказать, что у нас по-прежнему есть наследие или привычка только в том случае, если существует вероятность последующих моментов того, что из неё созревает. Если такие моменты в будущем никогда не возникнут, мы не можем сказать, что это наследие или привычка ещё сохраняется. Их больше не существует. Вот как мы очищаем карму. Понимание пустотности очищает карму, потому что оно уничтожает всё, что её активирует, а именно цепляние за истинное существование, основанное на появлении видимостей истинного существования.

Если рассматривать это подробнее, привычка цепляться за истинное существование вызревает не только в цепляние за истинное существование, которое происходит в каждый момент времени, но и в появление видимостей истинного существования в каждый момент. Кармические привычки созревают не только в виде созревания кармы, например определённых истинных страданий в каждый момент времени, но и в наше ежемоментное переживание ограниченного осознавания. Когда мы освобождаем нашу умственную деятельность от цепляния за истинное существования, мы останавливаем как вызревание старой кармы, так и создание новой. Это уничтожает аспект привычки цепляться за истинное существование, который созревает в цепляние за истинное существование, и аспект кармических привычек, который созревает в виде кармического созревания истинных страданий.

Тогда у нас остаются только аспект привычки цепляться за истинное существование, который порождает видимости истинного существования, и аспект кармических привычек, который создаёт ограниченное осознавание. Когда мы можем всё время пребывать в полной неконцептуальной поглощённости пустотностью, мы больше не переживаем появление видимостей истинного существования, а также ограниченное осознавание, которое тождественно ему. Таким образом, мы больше не можем сказать, что у нас остались привычки цепляться за истинное существование или кармические привычки. Таким образом мы очищаем карму.

Преходящие загрязнения

Теперь мы можем лучше понять, что означает слово «преходящие» в словосочетании «преходящие загрязнения». У заблуждающегося, нечистого аспекта нашей умственной деятельности нет начала. Личное, субъективное создание видимостей истинного существования и личное, субъективное цепляние за истинное существование, которые есть у каждого существа, также безначальны. Они всегда составляют часть нашей умственной деятельности, смотрим ли мы, слушаем, думаем и так далее, и они непрерывны. Но можно достичь их истинного прекращения, так что они никогда не появятся снова. Вот что означает слово «преходящие», когда мы говорим о преходящих загрязнениях. «Преходящее» означает, что мы можем достичь истинного прекращения, так чтобы оно больше не возникало. Это относится и к той умственной деятельности, которая безначальна и непрерывна, например к созданию видимостей истинного существования и цеплянию за него.

С другой стороны, если мы рассмотрим чистый аспект умственной деятельности – правильное понимание и особенно неконцептуальное познание пустотности, – то увидим, что у него есть начало – момент, когда мы испытали это впервые. Вначале оно прерывается: происходит только иногда, а не всё время. Но оно бесконечно. У него нет конца, потому что его нельзя устранить. В конечном счёте мы сможем испытывать его постоянно. Нельзя сказать, что правильное понимание – временное пятно на умственной деятельности. Это аспект природы будды, в том смысле, что оно может быть преобразовано в дхармакаю будды.

Природа Будды

Термин «природа будды» относится к тем факторам, которые могут быть преобразованы в различные тела будды, то есть к факторам, благодаря которым этих тел можно достичь. Есть много споров по поводу того, относится термин «природа будды» к этим факторам только когда они ещё сопровождаются созданием видимостей истинного существования и цеплянием за него, или он также относится к их полностью очищенному состоянию после просветления.

Вне зависимости от того, какую точку зрения мы разделяем, есть два вида природы умственной деятельности: обусловленная и глубочайшая. Это две истины об умственной деятельности: чем она является и как она существует. Глубочайшая природа умственной деятельности, её пустотность, – один из аспектов природы будды. Это естественно неизменный фактор природы будды, потому что благодаря ему достигается свабхавикакая – тело природы, пустотность всеведущего осознавания будды. Как неподверженное влиянию явление пустотность ограниченной умственной деятельности не преобразуется в пустотность всеведущей умственной деятельности. Пустотность умственной деятельности остаётся той же самой.

Обусловленная природа умственной деятельности – это тоже фактор природы будды. Ведутся споры по поводу того, к какому типу факторов она относится – к естественно неизменным или к развивающимся. Большинство учёных других школ, кроме гелуг, говорят, что это естественно неизменный фактор природы будды. Хотя все они согласны с утверждением гелуг о том, что обусловленная умственная деятельность в каждый момент времени меняет объект, некоторые считают её подверженным влиянию (изменчивым) явлением и обусловленной истиной, как в гелуг, а некоторые – неподверженным влиянию явлением и абсолютной истиной. Она не подвержена влиянию в том смысле, что не создаётся заново под влиянием причин и условий.

Большинство учёных других традиций, отличных от гелуг, относят обусловленную природу к естественно неизменным факторам природы будды вне зависимости от того, каким явлением они её считают: подверженным или неподверженным влиянию. Она остаётся той же самой и когда она совершенно не очищена, и когда очищена частично, как в случая арьи, и когда очищена полностью, как в случае будды. В традиции гелуг утверждается, что это развивающийся фактор природы будды, который преобразуется в джняна-дхармакаю (дхармакаю глубокого осознавания), всеведущее осознавание будды. Однако все соглашаются с тем, что правильное понимание, составляющее систему глубокого осознавания (накопление мудрости), также относится к развивающимся факторам природы будды, потому что оно тоже становится джняна-дхармакаей будды. Дискуссия о природе будды очень сложная.

Основная мысль в том, что можно достичь истинного прекращения преходящих загрязнений и, хотя правильное понимание может прерываться, у него нет истинного прекращения, оно не заканчивается. Правильное понимание, как и два вида природы умственной деятельности, обусловленная и глубочайшая, относится к факторам природы будды и присутствует во всеведущей умственной деятельности будды. Во всеведущем осознавании преходящие загрязнения не присутствуют, они навсегда удалены.

Итак, нам нужно быть осторожными: слово «преходящие» не нужно понимать как «периодические». За исключением периодов, когда мы пребываем в полной неконцептуальной поглощённости пустотностью, цепляние за истинное существование и неосознавание (неведение) присутствуют постоянно, пока мы не освободимся от них навсегда. Это относится и к созданию видимостей истинного существования.