Библиотека Берзина

Буддийская библиотека д-ра Александра Берзина

Перейти к текстовой версии страницы. Перейти к разделу навигации.

Главная > Медитации высокого уровня > Махамудра > Махамудра и четыре благородные истины > 1. Четыре благородные истины с точки зрения умственной деятельности

Махамудра и четыре благородные истины

Александр Берзин
Сиэтл, Вашингтон, 16 апреля 2003 года

1. Четыре благородные истины с точки зрения умственной деятельности

Определение ума как умственной деятельности

Меня попросили рассказать сегодня о махамудре и об обусловленной природе ума. Трудно говорить только об обусловленной природе ума, не касаясь при этом его глубочайшей природы, так как эти два аспекта нераздельно связаны. В махаяне, когда мы говорим об обусловленной и глубочайшей природе ума или о двух истинах, речь идёт о двух разных фактах, которые верны в отношении всего. Обусловленная, или относительная, или видимая, природа – это то, чем вещь является; а глубочайшая природа – то, как она существует. 

Если мы зададимся вопросом, какова в самых общих понятиях обусловленная природа ума, – что такое ум, – то обнаружим, что ум – это личная, субъективная умственная деятельность, познающая явления. Мы не говорим об инструменте или о вещи в нашей голове, которую мы называем «ум». Мы говорим о деятельности, об умственной деятельности. С буддийской точки зрения она всегда индивидуальна и субъективна. Какова ее функция, чем занимается умственная деятельность? В наиболее общих терминах, умственная деятельность познаёт явления. У неё всегда есть объект, содержание.

Каким образом существует умственная деятельность? Она лишена всех невозможных способов существования. Её способ существования – пустотность, отсутствие всех невозможных способов существования. Различные философские школы махаяны определяют эти невозможные способы существования по-разному. Медитацию махамудры практикуют в соответствии с объяснением пустотности мадхьямакой.

Определение махамудры

Махамудра – это система медитации, которая работает с двумя аспектами природы умственной деятельности: с тем, чем она является, и с тем, как она существует. Слово «махамудра» означает «великая печать». «Маха» означает «великое и обширное»: ум, умственная деятельность, охватывает все явления как объекты. В этом смысле она всеохватывающая.

В буддизме «все явления» определяются как «то, что может быть познано». Существующее может быть достоверно познано. То, что не существует, может быть познано недостоверно. Таким образом, любое явление может быть определено как объект умственной деятельности. «Маха» выражает эту идею обширности.

Слово «мудра» означает «печать», которая подтверждает подлинность. В древние времена, когда важная персона подписывала письмо, она скрепляла его печатью, которая удостоверяла, что письмо подлинное. В данном случае эти две природы, обусловленная и глубочайшая, опечатывают все моменты умственной деятельности всех существ. Они удостоверяют, что это умственная деятельность, ум. Это одно из объяснений термина махамудра; есть и другие.

Эти две природы – не предметы, которые присущи какому-либо явлению и которые сами по себе, в самом этом явлении, независимо от всего остального, делают его «умственной деятельностью». Ум не похож на чистую дискету, отформатированной двумя природами, которые сами по себе делают его работающей «умственной деятельностью». Это невозможный способ существования этого явления в качестве «умственной деятельности». Скорее, две природы – это просто то, чем умственная деятельность является и как она существует.

Уровни умственной деятельности

Практику и медитацию махамудры можно найти во многих школах тибетского буддизма. Она есть в традициях кагью и сакья. Также её можно найти в гелуг, где она называется махамудрой традиции гелуг-кагью, потому что в ней используется смешанный подход. Этот подход совмещает несколько типичных для кагью методов шаматхи, применяющихся для достижения сосредоточения на обусловленной природе ума, с типичными для гелуг методами випашьяны, благодаря которым происходит осознавание пустотности – глубочайшей природы ума. В этих учениях упоминаются предшествующие учителя кагью и приводятся их цитаты.

Прежде чем обсуждать различия между этими традициями махамудры, нужно поговорить о разных уровнях умственной деятельности. У всех нас есть несколько уровней умственной деятельности. Самый грубый уровень – чувственное осознавание явлений. Мы видим, слышим, обоняем, чувствуем вкус и воспринимаем физические ощущения – всё это самые грубые уровни умственной деятельности. Они неконцептуальны, то есть познание происходит без посредничества представлений, слов и концепций.

Далее, тонкий уровень умственной деятельности – это наша обычная умственная деятельность, которую можно противопоставить чувственной активности. Здесь есть как концептуальный, так и неконцептуальный аспекты. Говоря в общем, концептуальный аспект – это мышление. Когда мы видим объект – это грубый уровень умственной деятельности, а размышление о нём – тонкий уровень.

У нашего ума также есть периоды неконцептуального познания. К ним, например, относятся сновидения, в которых, как нам кажется, мы познаём очень тонкие чувственные объекты. Нам кажется, что мы видим зрительные образы, слышим голоса, обоняем запахи, чувствуем вкусы и физические ощущения. Это неконцептуальные формы умственного познания. Однако не все сновидения неконцептуальны: иногда мы можем мыслить концептуально. Но то, что в сновидениях кажется нам чувственным восприятием, является неконцептуальным познанием. Другой пример – экстрасенсорное восприятие. Это тонкий уровень. Есть много уровней концептуального познания, и это можно рассматривать подробнее, но давайте пока остановимся.

Далее следует тончайший уровень. Тончайший уровень умственной деятельности также известен как уровень ясного света. В традиции сакья он называется причинным вечным потоком всеохватывающей основы. Этот уровень просто обеспечивает непрерывность потока ума от момента к моменту. Он продолжается и во время смерти, когда другие, более грубые уровни познания отсутствуют или растворяются, – а также в просветлённом состоянии.

У будды есть только этот уровень – тончайший уровень умственной деятельности, ум ясного света. У будды нет более грубых уровней умственной деятельности, потому что у будды нет обычных совокупностей с ограниченным телом и ограниченным умом. Будда не является ограниченным («живым») существом. Сам уровень ясного света не ограничен, в том смысле, что он не создаёт видимостей истинного существования. Он также не цепляется за истинное существование, хотя привычки, связанные с истинным существованием, ещё могут в нём сохраняться.

Интересно, что ригпа (чистое осознавание), о котором говорится в традиции дзогчена, является уровнем умственной деятельности ясного света, на котором она совершенно не загрязнена, лишена привычек цепляться за истинное существование. Когда мы говорим об уме ясного света в целом, эти привычки могут присутствовать в нём либо отсутствовать. Между этими двумя случаями есть различие. В традиции махамудры карма-кагью «сам ум», или обычное осознавание, – это незагрязнённый аспект умственной деятельности ясного света, а не умственная деятельность ясного света вообще.

Чтобы было проще понять, что понимается под уровнем ясного света, я часто привожу пример с радио. Уровень ясного света – это состояние радио, когда оно включено. Более грубые уровни подобны радиостанциям и громкости. Вне зависимости от того, какая радиостанция включена (в какой форме жизни мы переродились), какая транслируется передача (кем именно мы родились) и какова громкость (что мы переживаем в этом перерождении), – в любом случае за всем этим стоит тот уровень, на котором радио просто включено, и именно он обеспечивает непрерывность процесса.

Традиции махамудры

Если мы посмотрим на природу умственной деятельности, на её обусловленную и глубочайшую природу – на то, чем она является и как она существует, – мы увидим, что обе природы истинны. Это не зависит от того, какой уровень умственной деятельности мы исследуем. Обусловленная и глубочайшая природа умственной деятельности одинакова на всех уровнях, будь то зрение, мышление или ясный свет. Вот почему есть две традиции махамудры – сутры и тантры.

Практикуя махамудру на уровне сутры, мы упражняемся распознавать, делать центром внимания и понимать две природы двух более грубых уровней умственной деятельности – зрения и мышления. Практикуя махамудру на уровне ануттарайога-тантры, мы работаем с двумя природами умственной деятельности ясного света. Тантрический уровень махамудры относится исключительно к ануттарайога-тантре. Среди учений Будды только в этом высшем классе тантры говорится об уме ясного света и предлагаются методы для его достижения.

В традициях кагью и гелуг есть махамудра обоих уровней – сутры и тантры. В традиции сакья говорится только об уровне тантры, махамудра уровня сутры там не упоминается. Это следствие того, что, в соответствии с традицией сакья, когда мы познаём пустотность неконцептуально, так как объектом познания является пустотность, это происходит на уровне умственной деятельности ясного света. Это утверждение встречается только в сакья.

В карма-кагью говорится о третьей традиции махамудры – сущностной махамудре. В этой практике махамудры, которая может быть как на уровне сутры, так и на уровне тантры, практикующий подводится к узнаванию двух природ умственной деятельности посредством особого вдохновения от духовного учителя. С помощью этого метода, который подходит только очень небольшому числу особых практикующих, можно достичь прогресса невероятно быстро. В махамудре традиций сакья и гелуг-кагью этот тип практики отсутствует.

Также есть разница в подходе к узнаванию обусловленной природы умственной деятельности в сутре и тантре и сосредоточению на ней. В традиции кагью мы в основном достигаем успокоения. Если мы достигаем достаточно глубокой умиротворённости, то получаем доступ к двум природам нашей умственной деятельности и узнаём их. В традициях сакья и гелуг-кагью это более активный процесс: сначала мы изучаем терминологию, а потом стараемся распознавать и сосредоточиваться, опираясь на изученные определения, а не просто успокаиваемся и обнаруживаем две природы. Однако, изучив определения, в гелуг-кагью мы применяем многие из кагьюпинских методов успокоения, чтобы узнать две природы в своей умственной деятельности.

В каждой традиции также собственный подход к медитации на пустотность – на глубочайшую природу умственной деятельности. Это соответствует тому, как они подразделяют мадхьямаку и какие определения дают различным постулатам её разделов.

Здесь мы поговорим о махамудре в целом, а касаясь темы пустотности, будем следовать подходу гелуг-кагью, который опирается на положения мадхьямаки-прасангики как их разъяснил Цонкапа. Было бы слишком трудно охватить подходы всех традиций махамудры к пустотности.

Первая благородная истина: истинные страдания

Когда мы пытаемся разобраться в любой буддийской теме, мне кажется полезным рассматривать её с точки зрения четырёх благородных истин. В конце концов, это основная структура, с которой Будда начал свои учения, и остальные темы могут быть рассмотрены в этом контексте. «Благородные истины» – это факты о жизни, верность которых видят арьи (благородные). Арья – это тот, кто познал пустотность неконцептуально, то есть существо с высоким постижением. Арья видит истинность этих четырёх положений, в то время как другие могут этого не понимать.

Первая благородная истина – истина о страдании, или о проблемах. Речь идёт о пяти совокупностях нашего познания: на их примере можно понять, что именно проблематично. Совокупностям свойственны подъёмы и падения, особенно совокупности чувств.

Мы всегда переживаем тот или иной уровень счастья или несчастья (удовольствия или боли). Несчастье, или боль, которое мы время от времени переживаем, называется страданием страдания. Обычное счастье, которое мы иногда испытываем, называется страданием перемены. В этом случае проблема в том, что обычное счастье никогда не продолжается долго. Оно не устраняет все наши проблемы и трудности, и мы не можем точно знать, что будем чувствовать в следующее мгновение – счастье или несчастье. Такова ужасающая особенность сансарного счастья. Пока ощущение счастья продолжается, оно приятно, но оно проблематично, не идеально.

Также существует всепроникающее страдание – сам факт, что у нас есть эти совокупности, находящиеся под влиянием кармы (непреодолимых импульсов). Поэтому наше переживание совокупностей по своей природе всегда означает взлёты и падения. Это сансара – подневольный круговорот бытия.

К этим подъёмам и падениям – природе сансары – очень важно относится серьёзно, потому что они сильно влияют и на медитативный опыт, и на переживания на протяжении пути. Когда мы медитируем и продвигаемся по пути, наши переживания никогда не бывают линейными. Не бывает так, что всё становится лучше и лучше. Скорее, мы переживаем подъёмы и падения. Это будет продолжаться до тех пор, пока мы не достигнем освобождения от сансары и не станем архатами. А это большое достижение. На протяжении всего этого пути будут периоды, когда нам не хочется медитировать, и периоды, когда такое желание возникает. Иногда наши беспокоящие эмоции будут усиливаться, а иногда – ослабевать. Все эти неизбежные подъёмы и падения – природа сансары. Не думайте, что под взлётами и падениями в сансаре имеются в виду только перерождения. Взлёты и падения происходят в сансаре в каждый момент времени. Наиболее ясно это можно увидеть на примере совокупности чувств – счастья, несчастья, удовольствия, боли и нейтральных переживаний. Такова первая благородная истина – истина о страданиях.

Вторая благородная истина: истинные причины страданий

Вторая благородная истина – истинные причины. Причиной страданий в сансаре, где постоянно происходят подъёмы и падения, является карма. Говоря о карме, мы имеем в виду непреодолимые импульсы, которые вызревают из наследия наших прошлых действий. Это очень сложная тема, включающая карму, действия, разные типы кармических последствий и так далее. Поэтому давайте будем использовать здесь только самые общие понятия и употреблять слово «карма» для обозначения всего, что относится к этой теме.

Из-за кармы у нас возникает ощущение, что нам хочется сделать определённое действие, или не хочется. Вследствие этого возникают непреодолимые импульсы сделать или не делать. Затем, под влиянием этих импульсов, мы действуем. Чувствуем мы себя счастливыми или несчастными, также зависит от кармы. Мы не властны над созреванием кармы. Все переживания подъёмов и падений в сансаре также созревают из-за кармы.

Тревожащие эмоции, такие как страстное желание и гнев, – также истинные причины нашего страдания. Но главная причина – цепляние за реальное и самостоятельное существование. Нам нужно рассмотреть это чуть более подробно.

На самом деле, существует двухступенчатый процесс приведения кармы в действие, когда вызревает её результат. Во-первых, наша умственная деятельность в каждое мгновение создаёт видимости истинного и самостоятельного существования. Наша умственная деятельность, наш ум, всё время представляет явления так, будто они обладают истинным и самостоятельным существованием, как если бы в самих объектах существовало бы нечто, что делает их такими, какие они есть. Вторая фаза процесса – вера, что эта видимость соответствует реальности. Это называется цеплянием за истинное и самостоятельное существование.

К примеру, я еду на автомобиле, а человек, который едет следом за мной, яростно нажимает на гудок и пытается меня обогнать. Мне начинает казаться, что этот человек дурак. Возникает видимость, наша умственная деятельность создаёт видимость дурака. Но не только того, что он дурак (хотя, конечно, на обусловленном уровне этот человек может быть дураком); наша умственная деятельность не просто создаёт видимость того, что он дурак: создаётся впечатление, что он сам по себе существует как дурак. Другими словами, нам кажется, что с этим человеком что-то не так, что в нём самом есть нечто, делающее его дураком, который плохо водит и мешает другим. Таким он нам кажется, так мы чувствуем. Это создание видимости истинного существования.

Затем происходит цепляние за истинное существование – вера в то, что эта обманчивая видимость истинна. Технически, цепляние за истинное существования – это познание видимости истинного существования, когда эта видимость ошибочно принимается за объект. Мы принимаем видимость истинного существования, которая нам только кажется, за само истинное существование. Проще говоря, мы верим, что видимость отражает действительность.

В нашем примере с человеком, который едет на автомобиле следом за мной, я верю, что он на самом деле дурак, который пытается меня обогнать. Именно это включает механизм кармы. Если мы хотим понять, как избавиться от кармы, важно разобраться с этим. Мы избавляемся от кармы, устраняя то, что приводит её в действие. Если то, что активирует карму, преодолено, если достигнуто истинное прекращение этого, так что оно никогда не появится, значит, мы избавились от кармы. Когда нет ничего, что бы запускало карму, она закончена. Так мы очищаем карму – благодаря пониманию пустотности.

В каждый момент наша обычная умственная деятельность создаёт видимости истинного существования и цепляние за него. Различные учебники традиции гелуг по-разному объясняют, как цепляние за истинное существование работает во время неконцептуального чувственного познания, когда оно не проявляется, но сейчас нам не обязательно вдаваться в подробности, мы поговорим на общем уровне. Это сочетание создания видимостей истинного существования и цепляния за истинное существование задействует карму в каждый момент нашей умственной деятельности. Из-за этого от момента к моменту активируется карма, которая вызревает либо в переживание счастья (неудовлетворительного счастья), либо в переживание несчастья. Разные аспекты кармы созревают по-разному, но этот вид созревания происходит непрерывно.

На самом деле, довольно трудно понять, что из чего созревает. В соответствии с законом определённости кармы, переживание счастья вызревает из положительной кармы, а несчастья – из отрицательной. Однако карму, как положительную, так и отрицательную, приводят в действие создание видимостей истинного существования и цепляние за них. Создание видимостей является основой для активации, а цепляние активирует карму. Мы не можем цепляться за истинное существование, если не создаются видимости истинного существования. Они взаимозависимы. Такова истинная причина наших проблем.

Третья благородная истина: истинные прекращения

Истинное прекращение истинных страданий и их истинных причин – это третья благородная истина. Это прекращение всеобъемлющей проблемы, то есть постоянных взлётов и падений наших совокупностей: взлётов, которые являются страданием перемены, и падений – страдания страдания. Истинное прекращение страданий достигается только когда мы добиваемся истинного прекращения их причин. Мы по-настоящему остановим карму, если остановим то, что приводит её в действие, то есть наше цепляние за истинное существование. Если мы хотим достичь истинного прекращения, так чтобы страдания и их причины никогда больше не появлялись, нам нужно неконцептуальное постижение пустотности.

Взаимосвязь с умственной деятельностью

Если мы подробнее рассмотрим, что понимается под истинными прекращениями и как это связано с обусловленной и глубочайшей природой умственной деятельности, то увидим следующее. Мы обнаружим, что первые две благородные истины называют преходящими загрязнениями. Это загрязнения умственной деятельности, и они временны. То есть они не являются природой умственной деятельности. Их можно устранить.

Если преходящие загрязнения не являются природой умственной деятельности, то что это такое? Совокупности (скандхи), которые содержат в себе страдание и его причины, будучи преходящими загрязнениями, являются содержанием умственной деятельности. Они не являются ни самой умственной деятельностью, ни её определяющими характеристиками, ни способом её существования. Это разновидности нашей умственной деятельности (зрение, мышление, гнев, счастье) и объекты умственной деятельности. Я использую слово «содержимое» для обозначения как объекта умственной деятельности, так и типа умственной деятельности, потому что у нас нет подходящего слова для обозначения этих двух понятий одновременно.

Эти омрачения преходящи, и именно их прекращения мы пытаемся достичь. Мы не стремимся к прекращению обусловленной или глубочайшей природы умственной деятельности. Наша цель – прекращение определённого типа содержимого умственной деятельности – истинных страданий и их истинных причин.

Обусловленная природа умственной деятельности

Что мы подразумеваем под обусловленной природой умственной деятельности? Мы не говорим об уме как об объекте в нашей голове или как об инструменте, который производит умственную деятельность. Мы говорим о самой умственной деятельности. Она индивидуальна: с точки зрения буддизма нет общей, вселенской умственной деятельности, космического сознания, коллективного сознания или коллективного бессознательного. У каждого человека умственная деятельность своя, и она представляет собой непрерывность моментов, которые также индивидуальны: то, что вижу я, нельзя превратить в то, что видите вы. Более того, наша индивидуальная умственная деятельность субъективна. Если я ем, то я и чувствую сытость, а не вы.

Умственная деятельность – это переживание, или опыт. Слово «переживание» немного неудобное, потому что здесь не имеется в виду проживание заново или вспоминание; а под словом «опыт» здесь не имеется в виду накопление опыта. Скорее, это просто познание вещей, умственная деятельность познаёт своё содержимое.

Можно дать определение обусловленной природы умственной деятельности в трёх словах. В русском языке их последовательность будет такой: «просто ясность и осознавание». Этот перевод может сбить с толку, и важно понять, что мы имеем в виду под этими терминами. В обратном случае мы можем понять медитацию махамудры неправильно. Давайте рассмотрим эти три слова в том порядке, в котором они приводятся на тибетском: «ясность», «осознавание» и затем «просто».

Ясность

Под ясностью здесь понимается не качество, как подразумевает русское слово «ясность». Используя слово «ясность», мы имеем в виду деятельность ума, которая делает что-либо ясным. Слово «ясный» тоже не очень хорошее, потому что речь не идёт, например, о том, что мы чётко фокусируемся на объекте. Оно также не означает «светлый», «яркий». И мы, конечно, не говорим о лампе в нашей голове, которая освещает вещи – и всё становится ясно видно. Скорее, речь идёт о способности создавать познаваемую видимость объекта, то есть, говоря кратко, о создании видимостей. Это деятельность создания познаваемых видимостей. Эти видимости – не обязательно зрительные образы, это также могут быть познаваемые видимости звуков, запахов, вкусов, физических ощущений, мыслей или эмоций.

Что это значит? Давайте возьмём в качестве примера видение чашки. С западной точки зрения, когда мы видим чашку, происходят всевозможные нейроэлектрические и нейрохимические процессы в палочках, колбочках и нейронах. В буддизме это не рассматривается подробно: там не уделяется много внимания исследованию грубых физических аспектов чувственного восприятия, которые участвуют в познании, – например, зрения. Вместо этого в буддизме в основном говорится о тонких энергетических аспектах познания с точки зрения энергетических ветров (лунг) и энергетических каналов. Давайте пока оставим это за рамками обсуждения.

Когда мы видим внешний объект, например чашку, то существует сам этот внешний объект, который не связан с нашим потоком ума. Ясность – это умственная деятельность создания познавательного аспекта, соответствующего этой чашке, который затем используется для узнавания, познания, восприятия этого объекта. Он напоминает голограмму, которая находится внутри нас.

В соответствии с объяснениями традиций сакья, кагью и ньингма, в любой момент времени мы на самом деле видим только один момент коллажа, состоящего из разноцветных форм. В традиции гелуг говорится, что мы также видим чашку, потому что не можем видеть качества объекта, если не видим основы этих качеств. Для наших целей я предлагаю использовать первое объяснение, так как оно более ясно иллюстрирует это свойство обусловленной природы умственной деятельности.

Наша умственная деятельность производит познаваемые видимости, которые относятся не только к одному моменту коллажа цветных форм. Она также создаёт познаваемую видимость чашки как общепринятого объекта, который продолжается во времени. Эта видимость подобна умственной голограмме чашки. Этот общепринятый объект является «местоположением» не только зрительного образа чашки, но и физических ощущений чашки, и не только в один момент каждого способа познания, а на протяжении последовательности моментов. Я могу просто держать чашку в руке, не глядя на неё. На основании познавательной видимости одного момента физического ощущения, моя умственная деятельность также может создать продолжающуюся во времени умственную голограмму, отражающую общепринятый объект «чашка». Таким образом, создание умственной голограммы, то есть познаваемой видимости, – это ясный аспект умственной деятельности.

Осознавание

Осознавание – второй аспект умственной деятельности. Когда мы называем его вторым аспектом, нужно быть осторожными со словами «первый» и «второй». Осознавание – просто второе слово в определении ума. Смысл не в том, что эти два аспекта, ясность и осознавание, работают поочерёдно. Они функционируют одновременно. Более того, они описывают одно и то же явление – умственную деятельность, просто с двух разных точек зрения.

Второй аспект умственной деятельности обычно переводят как «осознавание». Ясность описывала умственную деятельность с той точки зрения, что она производит видимости, то есть создаёт познаваемую видимость объекта (ментальную голограмму), вне зависимости от того, находится ли эта видимость в фокусе или размыта. Говоря об осознавании, мы рассматриваем умственную деятельность с другой точки зрения: как вовлечение ума, или познание. Это та умственная деятельность, которая делает что-либо объектом познания, который мы осознаём.

Под познанием понимается любой вид познания. Это может быть видение, слышание, размышление, ощущение запаха и так далее. У нас есть первичное сознание, которое познаёт только сущностную природу объекта, то есть к какому типу познаваемого объекта относится видимость: зрительный образ, звук, мысль и так далее. Первичное сознание сопровождается разными видами сопутствующего осознавания, которые обычно называют умственными факторами: объект нам может нравиться или не нравиться, мы можем знать, что это, понимать или не понимать его и так далее. У слова «осознавать» есть недостаток: оно может подразумевать, что мы знаем, что это за объект, что мы сознательны. В данном случае это не подразумевается.

Создание умственной голограммы объекта и вовлечение в его познание происходит в один и тот же момент умственной деятельности: это просто описания с двух разных точек зрения. Создание видимости и её познание – это два способа описания одного и того же умственного события. Другими словами, создание умственной голограммы объекта – и есть познание этого объекта, а познание – и есть создание умственной голограммы.

Если взять для примера мышление, то дело не в том, что сначала возникает мысль, а затем, после того как она возникла, мы её думаем. Это два описания одного и того же явления. Возникновение мысли и размышление над ней – это одно и то же событие. Появление умственного зрительного образа и его видение – одно и то же. Не то чтобы сначала появлялась умственная голограмма, а потом мы её видели – или можем отказаться её видеть. Это не так. Мы говорим об одной и той же деятельности с разных точек зрения.

«Просто»

Далее следует слово «просто». Оно означает, что больше умственная деятельность ничего не включает. Нет истинного, самосущего «я», благодаря которому этот процесс происходит, которое им управляет или которое существует отдельно и наблюдает его. Нет самосущего ума, который производит эту умственную деятельность или благодаря которому она происходит. Конечно, у этой деятельности есть физическая основа. Но это просто другой способ её описания. Это объяснение присутствует в высшем классе тантры, где говорится о тончайшей энергии.

Тончайшая энергия – это самый тонкий уровень умственной деятельности, описывающий её с точки зрения энергии. Также есть более грубые уровни энергии, которые участвуют в концептуальном мышлении, появлении беспокоящих эмоций, чувственном восприятии и так далее. Энергия – лишь ещё один способ описания того же самого явления – умственной деятельности. Энергия и умственная деятельность имеют одну и ту же сущностную природу, что обычно переводят как «одна природа». Это означает, что они представляют собой два разных описания одного и того же явления с разных точек зрения. Это подобно тому, как две истины имеют одну и ту же сущностную природу. Две истины говорят об одном и том же явлении (это относится к любому явлению) с двух точек зрения: чем оно является и как оно существует.

Физическая основа умственной деятельности не существует независимо от умственной деятельности и не производит её. Точно так же нет отдельной, истинно существующей вещи, называемой «ум», как инструмента, который независимое, истинно существующее «я» использует, чтобы думать. Как бы то ни было, мы можем думать: «Я воспользуюсь своим умом и попытаюсь это выяснить». Нам так кажется. «Я применю мой ум, – или: – Я был не в своём уме». Эти выражения обманчивы. Нам кажется, что есть отдельное «я» и отдельный «ум», но на самом деле явления не существуют таким образом.

Итак, обусловленная природа умственной деятельности (ума) – просто ясность и осознавание. Это одновременное создание видимостей и их познание, и это происходит без истинного, самосущего «я» и истинного, самосущего ума, который это делает.

Нечистая и чистая умственная деятельность

У каждого из этих трёх аспектов определения умственной деятельности, его определяющих характеристик, есть нечистая и чистая стороны. Это зависит от содержания умственной деятельности: какие она создаёт видимости и как она их познаёт. Это содержание может быть чистым или нечистым. Очень важно понять, что различие между чистой и нечистой умственной деятельностью не имеет отношения к обусловленной природе ума.

Нечистая сторона создания видимостей – это создание видимостей истинного существования, а нечистая сторона познания – цепляние за истинное существование. Нечистая сторона аспекта «просто» – это появление истинно существующего «я», которое осуществляет умственную деятельность и которое отлично от умственной деятельности, благодаря которому она происходит. Такого «я» не существует даже на обусловленном уровне. Однако создание видимостей истинного существования и цепляние за него существуют, происходят. Всё это – содержимое, которое не влияет на подлинную природу того, чем является умственная деятельность и как она существует, на подлинную природу происходящего.

Пожалуйста, отметьте, что нечистое создание видимостей – это обычное создание видимостей совокупностей нашего познания, наших пяти совокупностей, смешанных с заблуждением («загрязнённых» совокупностей). Они кажутся истинно существующими, и мы верим, что они существуют таким образом. Помните: это первые две благородные истины.

Чистая сторона умственной деятельности – это создание видимости полного отсутствия истинного существования (пустотности) и создание видимостей, которые называются «чистыми». Чистые видимости – это видимости явлений, не обладающих истинным бытием, то есть явлений, существующих благодаря зависимому возникновению. Давайте называть их видимостями зависимо возникающих явлений. В прасангике гелуг зависимое возникновение означает возникновение, зависящее лишь от умственного обозначения. Чистое познание – это неконцептуальное познание пустотности, которое противопоставляется цеплянию за истинное существование. Это неконцептуальное познание полного отсутствия истинного самобытия, познание того, что нет такой вещи, как истинное самобытие, что это невозможный способ существования.

Четвертая благородная истина: истинные пути

Чистое создание видимостей пустотности и чистое неконцептуальное познание пустотности – это четвёртая благородная истина, то есть истинные пути ума, ведущие к истинному прекращению. Другими словами, это истинные пути.

Если мы говорим о познании индивида с точки зрения сутры, то до того, как человек становится буддой, неконцептуальное познание пустотности происходит на грубом уровне ума. Это умственное познание – тонкий уровень умственной деятельности, средний уровень. В это время из чистого аспекта умственной деятельности мы способны переживать только создание видимости отсутствия истинного существования при познании пустотности. Это происходит при понимании того, что не существует самосущего «я» или самосущего ума, выполняющего умственную деятельность.

Если мы останавливаемся на уровне сутры, то до достижения состояния будды у нас может быть единственное переживание чистого создания видимостей – создание видимости пустотности, то есть видимости отсутствия истинного существования. Это обусловлено тем, что, когда тонкий и грубый уровни умственной деятельности создают видимость обусловленной истины объекта, например зрительного образа вазы, они могут создать только её видимость как истинно существующей. Так как умственная деятельность не может производить видимость истинного существования и видимость полного отсутствия истинного существования одновременно, то наша умственная деятельность до достижения состояния будды не может производить чистые видимости обусловленных истин. Она может порождать только чистую видимость глубочайших истин – видимостей пустотности.

Только умственная деятельность всеведения будды может порождать чистые видимости обусловленных истин – видимости обусловленных истин как зависимо возникающих явлений, полностью лишённых истинного существования. Так как всеведущая умственная деятельность может производить эти видимости, она может одновременно с ними производить видимости пустотности – полного отсутствия истинного существования. Таким образом, только всеведущая умственная деятельность будды может производить видимости двух истин одновременно и одновременно их познавать. Такое объяснение приводится в сутре и, в частности, в объяснении сутры традицией гелуг.

С точки зрения ануттарайога-тантры до достижения состояния будды деятельность ума ясного света может порождать видимости на уровне двух истин одновременно. До состояния будды деятельность ума ясного света по-прежнему содержит привычки цепляться за истинное существование, которые могут быть обозначены на её основе, но эти привычки не порождают видимостей истинного существования, пока происходит деятельность ума ясного света. Деятельность ума ясного света до просветления возникает только в момент смерти или в медитации.

Самые значительные преимущества достижения умственной деятельности ясного света в том, что деятельность ума ясного света не производит видимостей истинного существования и является более тонкой по сравнению с уровнями умственной деятельности, которые цепляются за истинное существование. Практикуя ануттарайога-тантру, мы можем познать две истины одновременно уже на уровне арьи. Деятельность ума ясного света арьи во время неконцептуальной полной поглощённостью (медитативного равновесия) пустотностью в практие ануттарайога-тантры может одновременно порождать чистые видимости неистинно существующих, возникающих зависимо обусловленных истин. В состоянии будды наша умственная деятельность является исключительно умственной деятельностью ясного света.

Разъяснение по поводу умственной деятельности ясного света

Вопрос: Когда у нас происходит одновременное познание пустотности и зависимо возникающих явлений, может ли в это же самое время происходить концептуальное мышление?

Алекс: Нет. Умственная деятельность ясного света более тонкая по сравнению с тем уровнем умственной деятельности, на котором появляются концептуальные мысли. Концептуальное познание сопутствует только тонкому уровню умственного сознания, и никогда – умственной деятельности ясного света. В соответствии с объяснением Кедруба Норзанга Гьяцо, учителя Второго Далай-ламы, умственная деятельность ясного света автоматически порождает видимость отсутствия истинного существования, например, во время переживания ясного света умирания. Однако это не всегда предполагает понимание этой видимости отсутствия, которую она порождает. Кроме того, хотя умственная деятельность ясного света производит видимость пустотности, она не всегда в это же время производит видимость зависимо возникающих явлений: может производит, а может и не производить. Например, когда мы проявляем умственную деятельность ясного света посредством медитации ануттарайога-тантры, на первой фазе этой деятельности видимости зависимо возникающих явлений появляться не будут. Они появляются только на более продвинутых уровнях практики.

Более того, умственная деятельность ясного света не может производить чистые видимости зависимо возникающих явлений без одновременного порождения видимости отсутствия истинного существования (видимости пустотности). Потому что видимость зависимого возникающих явлений – и есть видимость неистинно существующих явлений.

Также, когда проявляется умственная деятельность ясного света, она никогда не познаёт концептуально. В соответствии с традицей гелуг, концептуальная и сенсорная умственная деятельность всегда производят видимости истинного существования. Умственная деятельность ясного света производит видимости отсутствия истинного существования. Два типа создания видимостей и два типа видимостей (нечистые и чистые) взаимно исключают друг друга. Они не могут появляться одновременно.

Более того, во время медитации, когда мы переживаем неконцептуальную полную поглощённость пустотностью, наша умственная деятельность производит видимость отсутствия истинного существования. Это верно и для сутры, и для ануттарайога-тантры. Во время последующего достижения (постмедитации), которое может возникать как во время медитации, так и после неё, наша умственная деятельность снова производит видимости истинного существования. И в практике сутры, и в практике ануттарайога-тантры, это происходит вплоть до достижения состояния будды.

В случае с ануттарайога-тантрой наша умственная деятельность ясного света проявляется только в состоянии полнойённости арьи, а не во время периодов последующего достижения. Во время последующего достижения, когда наша умственная деятельность снова начинает производить видимости истинного существования, мы осознаём, что они подобны иллюзии: они не существуют так, как нам кажется. Мы не обманываемся этими нечистыми видимостями.

В сутре этот момент также освещается, но в терминах йогического непосредственного познания (обнажённого восприятия йогина), а не познания ясного света. Йогическое непосредственное познание – это неконцептуальное познание пустотности сознанием ума. Оно также не создаёт видимостей истинного существования и не цепляется за истинное существование. Оно тоже проявляется только во время полногоия пустотностью у арьи. Во время последующего достижения, когда наше обычное неконцептуальное и концептуальное познание снова создаёт видимости истинного существования, мы также осознаём, что они подобны иллюзиям.